Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
10-02-2012 16:30
 
Христианский правозащитник, член экспертного совета при уполномоченном по правам человека в РФ ВАЛЕРИЙ БОРЩЕВ: «В основе нынешнего протестного движения лежит моральный момент — люди почувствовали себя обманутыми»

"Портал-Credo.Ru": Вы были участником митинга и шествия "За честные выборы" в минувшую субботу в Москве. Как Вы оцениваете все эти события с христианской точки зрения? Вы ведь были одним из основателей христианской партии…

Валерий Борщев: Я думаю, что очень важно видеть, что это протестное движение, обусловленное не столько материальными проблемами, проблемами власти, борьбы за власть, а в основе которого лежит моральный момент — люди почувствовали себя оскорбленными, униженными, обманутыми. Их давно обманывали на выборах, и они это знали, но теперь дошло до края, до точки. И люди не захотели терпеть. Люди выразили свой протест — они заявили о своем человеческом достоинстве.

Мне кажется, что этот моральный аспект этого протеста чрезвычайно важен. И, конечно же, в этой ситуации, когда моральный аспект явился основным, он объединил самых разных людей. Понятно, что это объединение обусловлено моментом и ситуацией.

- То есть оно тактическое?

- Нет, оно произошло естественно. Люди пришли, они возмущены, и они друг друга не отталкивают. Так бывает, что даже не близкие друг другу люди, оказавшись в одной ситуации, оказавшись в беде, могут объединиться и пытаться защищаться. Мне кажется, что это тот случай, когда все почувствовали себя униженными, почувствовали себя оскорбленными и заявили свой протест.

Конечно, на митинге были самые разные люди. Я вспоминаю митинги когда 80-х — начала 90-х годов. Там тоже, конечно, были разные люди, там тоже "вываривалось" новое общество, новый социальный порядок. Но на том этапе — когда боролись за отмену 6-й статьи конституции о руководящей роли КПСС, когда боролись за демократические принципы — люди были едины. В этом ничего странного нет.

Когда рядом с тобой люди, о которых ты знаешь, что они придерживаются взглядов, радикально отличающихся от твоих, то это, конечно, настораживает. Я имею в виду, прежде всего, националистов. Они представляют проблемы для демократических сил и даже для левых сил. Я говорил с одним из представителей левых сил, и их тоже, конечно, агрессия националистов настораживает. Пока они эту агрессию не проявляют и стараются держаться того настроя, который царит на митингах.

Есть точка зрения, что некоторых из них можно убедить, некоторых можно остановить, не дав совершить какие-то радикальные действия. Может быть, кого-то и можно. Но, я думаю, что там есть немало людей, которые заключили временный союз. Тут надо еще иметь в виду и такой момент — националистическая составляющая в нынешней России довольно сильна и популярна. Она опирается на серьезные массы. Просто так ее отвергать, с политической точки зрения, видимо, не очень разумно.

Возьмем феномен Алексея Навального. Я давно знаю его лично, отношусь к нему хорошо, и даже когда он сидел в спецприемнике, был у него в камере. Он человек умный, достойный. Почему-то он связан с этими людьми националистического толка, участвует в "Русских маршах", но, тем не менее, его позиция отнюдь не крайняя, отнюдь не агрессивная. Я, естественно, со многими положениями его национальной программы не согласен, но назвать его "радикальным агрессивным националистом" никак нельзя. И вокруг него группируются люди, близкие к нему.

Может быть, эти митинги, этот процесс и позволит отделить одних от других, собственно, такое отделение и происходит. И мы видим на митингах, что в этой националистической среде есть люди крайне агрессивные — выкриками и действиями — на проспекте Сахарова они даже устроили какую-то конфликтную ситуацию. А есть те, которые стараются держаться в рамках. Надо быть чрезвычайно внимательным.

Сейчас мы создаем такое гражданское движение, куда входят представители левых сил, представители общегражданских организаций, меня туда "Яблоко" делегировало. И там будут, конечно, и представители этих националистических организаций.

- Что за движение? Как оно называется?

- Оно так и называется "Гражданское движение" — пока у него такое название. Пока там все еще на уровне создания, формирования организации. Там есть разные точки зрения. Но мне кажется, что на данном этапе, сохраняя осторожность, сохраняя бдительность, от контактов не стоит отказываться, потому что, наверное, там есть сторонники Алексея Навального, а эти люди могут скорректировать свои действия, скорректировать свои лозунги.

Одно дело быть недовольным экономической политикой в отношении Кавказа, а другое дело устраивать погромы, избиения — это разные вещи. Но просто так на данном этапе отворачиваться от них было бы неразумно. К тому же, сам протестный митинг предполагает некий единый процесс. И то, что прошли четыре колонны — гражданская, либеральная, левая и националистическая — это тоже нормально. И надо сказать, что 4 февраля никаких конфликтов не возникло. Поэтому бдительность надо сохранять, быть внимательными, но пока переходить к каким-то резким оценкам, к отторжению, наверное, не стоит.

А дальше будем смотреть. Я думаю, что они тоже будут меняться, что это националистическое движение тоже будет раскалываться. И какие-то люди больше примкнут к Навальному, нежели к Белову и другим лидерам.

- Вы верите в просвещенный национализм?

- Национализм — это, конечно, духовная болезнь, с которой надо бороться, и помогать человеку, который ею поражен. За мою долгую жизнь мне приходилось видеть людей, которые эту болезнь преодолевали, во всяком случае, преодолевали ее крайние формы. Я исхожу из той позиции, что человек может меняться, что он может впасть в заблуждение, в греховное состояние, но он может из него и выйти. Я видел эти процессы, видел людей, страдающих этим грехом, но среди них было немало тех, которые его преодолели.

Сам по себе национализм, конечно, порочен. Это социальное зло, которое представляет серьезную опасность. Но, тем не менее, люди, которые могут приблизиться к этому движению, они же могут от него и отойти. И поскольку на данном этапе националисты себя агрессивно не проявляют, не стремятся к какому-то доминированию в этом протестном движении и ведут себя более или менее терпимо, то, наверное, эти совместные протестные митинги возможны, однако дальнейшее взаимодействие с ними должно быть чрезвычайно избирательным.

- Вы организуете новое движение. Во всех современных протестных акциях совершенно не уделяется внимание, с моей точки зрения, одному из главных вопросов — вопросу о свободе совести, с которой у нас сейчас довольно серьезные проблемы в стране. Ваше движение будет уделять внимание вопросам свободы совести?

- Я думаю, что да. Сейчас постепенно стали как-то подступать к этому вопросу, потому что действительно на долгое время отошли от этой сферы. И мало о ней говорят, думают, и как-то общество от этого дистанцировалось. А напрасно, потому что свобода совести, религиозное движение всегда в России являлось серьезным фактором и, конечно, игнорировать ее нельзя. Я думаю, что внимание к этой сфере будет привлечено, и, конечно же, будут реагировать.

Но ведь в религиозном движении тоже так. Там ведь тоже процессы неоднозначные. Помимо шокирующих заявлений некоторых официальных представителей Церкви, там есть и молодые священники, которые чувствуют время, связаны с обществом, с его процессами, и пытаются влиять на ситуацию в Церкви. Конечно, к религиозному движению надо быть чрезвычайно внимательным, равно как и вообще к проблемам свободы совести.

Беседовал Владимир Ойвин,
"Портал-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]