Портал-Credo.Ru Версия для печати
Опубликовано на сайте Портал-Credo.Ru
15-09-2003 20:17
 
Настоятель храма святых Жен-мироносиц в Пскове, автор книги "Догмат о Церкви в канонах и практике" протоиерей ПАВЕЛ АДЕЛЬГЕЙМ: "Верилось, что Церковь отторгнет безбожный суррогат церковного права. Этого не произошло..."

Портал-Credo.Ru: Ваши последние книги вызывали недовольство священноначалия и протесты консервативных мирян. Какова основная идея Вашей книги "Догмат о Церкви"?

Протоиерей Павел Адельгейм: Структура, образ жизни, правовое положение и взаимоотношения в церкви определяются Уставом РПЦ, принятом на Архиерейском соборе в 2000 году. Корни этого документа питают два источника права. Первый из них - Поместный Собор Российской Православной Церкви 1917-18 годов, возродивший древние нормы церковной жизни, основанные на её единстве, святости, соборности и апостольстве. Значение Поместного Собора и его реформ до сих пор не вполне осознано и оценено. Для достойной оценки требуется время и зрелость церковного сознания. Собор возродил дух древнего благочестия в Российской Церкви, благодаря которому она устояла в испытаниях. Он объединил лучшие и живые силы для обновления церковной жизни, восстановил основы её соборного устройства и провёл глубокую реформу церковного управления. Соборные реформы не внесли в церковную жизнь новшеств. Они очистили церковные традиции от застаревших заблуждений и издержек синодального периода и возвратили Церковь к её каноническим нормам.

Вторым источником церковного права служит Постановление ВЦИК и Совнаркома от 08.04.29 г. "О религиозных объединениях". Этот документ законодательно определил положение РПЦ в советском государстве. Приходская община поставлена вне пределов правового поля. Её права получила "двадцатка" случайно подобранных лиц. Епископы оказались "на послушании" Совета по делам религий при Совмине СССР. Поместный Собор подменили "религиозные съезды". Такая структура управления разобщила иерархию, клириков и мирян, разрушила церковную общину, подменив единство Церкви авторитарностью, а соборность - единогласием. 70 лет этот закон определял образ жизни Церкви. Верилось, что освобождённая от внешнего принуждения, Церковь распрямится подобно отпущенной пружине и отторгнет безбожный суррогат церковного права. Этого не случилось. Семьдесят лет лояльности деформировали правовое сознание Церкви. Искажения церковных традиций сформировали новый образ жизни и проникли в нормативные документы последних соборов. Частично приняв установки Поместного Собора 1917-18 годов, Устав РПЦ сохранил сущность Постановления ВЦИК и Совнаркома 1929 года. "Догмат о Церкви" объясняет механизм разрушения соборности, заложенный в Устав РПЦ стереотипами советского мышления, окостеневшими в нашем сознании.

Портал-Credo.Ru: Что же, нужно заняться восстановлением соборности?

Протоиерей Павел Адельгейм: Известный профессор богословия недавно с горечью сказал: "К чему рассуждать о соборности? Это слово пора вычеркнуть из Символа веры". Так он выразил тревогу за судьбу Церкви, теряющей своё третье свойство. Вычеркнуть нельзя. Можно игнорировать. Можно жить так, как будто этого слова нет в Символе. Всё останется по-прежнему. Будет выполняться богослужебный Устав и канонические правила, епископы будут благословлять и управлять, священники будут совершать Таинства, народ будет петь акафисты. Не будет только Православной Церкви. Будет "Другая церковь" - похожая, но без соборности.

Определённая четырьмя догматическими признаками, Церковь неповторима, как черты человеческого лица: разлёт бровей, крутизна лба, очерк губ, разрез и выражение глаз. Догматические свойства Церкви идентифицируют её как дактилоскопический узор. Другой рисунок пальцев принадлежит другому человеку. Выявляя догмат о Церкви, святые отцы словно провидели провал екклезиологического сознания, который в последние времена обнажает свою зияющую пустоту. Лишённая соборности, Церковь не будет апостольской, "утверждённой на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем" (Еф.2, 20). Это будет "Другая церковь", лишённая апостольских корней. Утрата соборности не есть "потеря качества". Это не "шах" и не "пат". Это "мат". Церковь должна вернуться к решениям Поместного Собора 1917-18 годов.

- То есть речь идет о церковной реформе?

- Реформа уже произошла и осталась незамеченной. Следует думать, как от этой реформы вернуться обратно к каноническим принципам, принятым Поместным Собором 1917-18 года: (1) восстановить регулярность Поместных Соборов; (2) вернуть им высшую власть в Церкви: законодательную, административную, судебную и, обязательно, контролирующую; (3) сохранить всенародное избрание патриарха; (4) позволить клиру и мирянам местных епархий избирать себе епископа; (5) избирать мирян в Епархиальный совет в качестве штатных членов, утверждённых Высшей церковной властью; (6) регистрировать всех прихожан прихода. На основе договора каждый прихожанин получает канонический статус полноправного члена приходской общины.

- Если регистрировать всех прихожан, то не окажется ли, что на многих приходах и учитывать-то будет некого?

- В Российской Федерации не больше 3 % православных. В Москве и Санкт-Петербурге – чуть больше. Деревни обезлюдели. За богослужением бывает по два-три человека в воскресенье. В псковском храме святых Жен Мироносиц на Пасху собралось много народа, а после крестного хода осталось человек 40.

- Но православие по-прежнему будет соотноситься с "государственной" религией?

- Некоторые об этом мечтают. В интервью газете "Стерх" 7 мая 2003 года архиепископ Евсевий выразил пожелание, чтобы "православная вера стала государственной", а "правительство материально помогало церкви". Государственная помощь сделает церковь зависимой от государства. Обе стороны только теряют. Церковь теряет нравственную свободу. Государство теряет духовно-нравственный ориентир, которым призвана быть церковь. Вещий язык не "правдив и свободен", когда его оплачивают.

- Но разве теперь "демократия" не служит синонимом "соборности"?

- Нет. Истина не определяется большинством голосов. Решение Апостольского Собора в 51 году опиралось на свидетельство Святого Духа: "изволися Духу Святому и нам". Соборным может быть свидетельство одного человека, если с ним вместе свидетельствует Святой Дух. В VII веке простой монах Максим Исповедник противостоял ереси монофелитов. Все патриархи были монофелитами. Они утверждали одну Божественную волю во Христе и не могли понять, как может одно Лицо иметь две воли. Преподобный Максим объяснял, что воля принадлежит не лицу, а природе. Христос воспринял две природы - Божественную и человеческую, соответственно, и две воли. Преподобному Максиму отрубили руку, чтобы он не мог писать. Ему вырвали язык, чтобы он не мог проповедовать, посадили в темницу, отправили в ссылку. Казалось бы, какое значение для иерархов имеет свидетельство простого монаха? Его спрашивали: "Как смеешь один противостоять всем епископам?" Он ответил: "Я не один. Со мной Святой Дух". И наоборот, представительный собор в Ефесе церковь назвала "разбойничьим": на нём были сотни епископов, но Святой Дух не был с ними. Разбойничьими были соборы, низлагавшие Иоанна Златоуста, иконоборческие и многие другие. Истина не имеет внешних критериев, но имеет внутреннюю силу убедительности. "Воплотившаяся в слове, истина пребывает в век" (2 Езд. 4,38). Каждый христианин призван свидетельствовать. Кто знает, через кого Дух Святой явит Свою волю?

- Не ощущаете ли Вы одиночества в своих убеждениях?

- Нет, многие священники выражают поддержку книге. Накануне епархиального собрания приходили ко мне и говорили: "Мы согласны с Вами, но не можем поддержать: у каждого семья, дети. Мы выскажемся против Вас и книги. Простите нашу человеческую слабость". Они правы: никого нельзя принуждать к мученичеству. На подвиг человек решается сам.

Беседовал Валерий Никольский, "Портал-Credo.Ru"


© Портал-Credo.Ru, 2002-2019. При полном или частичном использовании материалов ссылка на portal-credo.ru обязательна.
Пишите нам: [email protected]