Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Борис Колымагин. Протопресв. Николай Афанасьев. Церковные соборы и их происхождение. М.: Свято-Филаретовский православно-христианский институт, 2003


Споры о том, как миряне и духовенство могут участвовать в принятии соборных решений вновь волнуют Русскую православную церковь. Архиерейский юбилейный собор 2000 г., фактически отменивший институт Поместного собора, сделал еще один шаг в сторону сословной замкнутости епископата и отрыва его от рядовых верующих. Заметим, что каноническая аргументация сторонников такого шага не выдерживает серьезной критики.

Их главный аргумент, как известно, сводится к тому, что участие в Поместном соборе священников и мирян является позднейшим нововведением, укрепившемся благодаря влиянию светского парламентаризма на церковную жизнь.

Однако Апостольский собор, по образцу которого строились все последующие соборы, состоял не только из апостолов: это было церковное собрание Иерусалимской церкви.

О значении этого собрания для нас, об истории формирования института соборов в I - III вв. говорится в ранее нигде не публиковавшейся работе протопр. Николая Афанасьева (1893 - 1966) "Церковные соборы и их происхождение", увидевшей свет в издательстве Свято-Филаретовского института.

В первой главе известный богослов останавливается на евхаристической природе Церкви. Соборное начало, по о. Николаю, неотделимо от евхаристического собрания, то есть такого собрания, которое живет тем, чтобы во главе его был Христос.

Церковь повинуется Христу. Само же главенство Христа совершенно лишено признаков внешней авторитетности.

Во второй главе автор останавливается на Апостольском соборе в контексте евхаристической экклезиологии. "Апостольское собрание в Иерусалиме, - пишет он, - было церковным собранием этой церкви для решения вопроса с открыто выявленной кафолической природой".

В третьей главе автор исследует саму кафоличность церкви. Древнейший образ единства, по Афанасьеву, - это любовный союз общин, не связанных административными узами, так как в Церкви ничего не может быть выше Церкви. Епископ всецело включен в евхаристическое собрание, более того, поставляется на служение самой Церковью (о чем свидетельствует, к примеру, более поздняя традиция Александрийской церкви, когда в епископской хиротонии принимали участие не только архиереи, но и пресвитеры).

В последующих главах, а их всего шесть, автор прослеживает процесс выделения пресвитера-епископа из церковного собрания, и изменение в связи с этим самого понятия

"соборность". Постепенно собор епископов заменяет собой собрание церкви. На место евхаристической экклезиологии приходит экклезиология универсальная, и отдельные общины как бы утрачивают полноту, оказываются в жестком правовом поле.

По мнению о. Николая, "когда произошло превращение собора в церковный институт, голос самой Церкви умолк, а вместо него остался голос ее высшего органа".

Так окончательно складывается порядок, подменяющий духовное качество церковной полноты формально-правовой полнотой представительства церковных общин в лице ее возглавителей - епископов.

И все-таки в древней церкви епископат представлял интересы клириков и мирян и учитывал их мнение. Участие членов общины в выборах своего епископа, выборность духовенства, наличие действенного церковного суда - все это "работало" на соборность.

Поместный собор 1917-18 гг., несмотря на то, что он в целом не вышел за рамки представительского понимания собственной функции в церковной жизни (что специально подчеркивает о. Николай), сделал реальные шаги в сторону восстановления самых очевидных форм соборности. Современные политтехнологи от православия хотели бы эти решения похоронить. И уже почти похоронили.

Но церковь жива, и это значит, что те тяжелейшие проблемы внутреннего устроения, которые мы, церковные люди, должны были решить, придется решать тем, кто придет после нас...

В заключении отметим, что "Церковные соборы..." отличаются особой филологической пунктуальностью и завершенностью - издание имеет подробную библиографию, примечания, указатель имен и обстоятельное предисловие, написанное зав. кафедрой богословских дисциплин и литургики Свято-Филаретовского института Давидом Гзгзяном.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования