Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Антон Виноградский. Энциклопедия «Современная религиозная жизнь России. Опыт систематического описания». II том. Часть первая


Настоящая "Энциклопедия", подготовленная под руководством М. Бурдо и С.Б. Филатова, представляет собой практически первую попытку систематического описания существующих в России конфессий во всей совокупности граней, составляющих их современное положение.

В книге содержатся не только справочные данные о численности религиозных организаций, конфессиональных учебных заведениях, СМИ, благотворительных организациях, но также изложены основы вероучения, идейные позиции, мировоззренческая палитра приведенных деноменаций. В каждой статье обозначена "стратегическая позиция" церкви, зачастую совпадающая с официальной позицией ее руководства, и локальная – отражающая мнение отдельных лидеров организации или идейную установку какой-либо церкви, входящей в централизованную организацию на правах ассоциированного члена. Книга дает возможность увидеть многие российские тенденции в их преломлении через феномен протестантизма.

Девять десятых книги посвящено протестантским конфессиям. Кроме них, в книге даны аналитические справки о таких религиозных организациях, как Общество христианской науки, "Свидетели Иеговы", Церковь Иисуса Христа святых последных дней (мормоны), Церковь Христа (Бостонское движение), Этика поведения. В разделах, посвященных лютеранству, баптизму (Сс. 140-230) и пятидесятничеству (Сс. 241-387), помимо общей характеристики, приводится история этих конфессий в России, доктрина и современное положение в целом, подробная филиация.

В разделе "Лютеранство"  (Сс. 11-80) описаны: Евангелическо-Лютеранская Церковь (ЕЛЦ) в России, на Украине, в Казахстане и Средней Азии, Евангелическо-Лютеранская Церковь Ингрии (ЕЛЦИ), Лютеранская Церковь Миссури-Синод (ЛЦМС), Библейская лютеранская церковь (БЛЦ), Христианская евангелическо-лютеранская церковь Висконсин-Синод (ХЕЛЦВС).

Как показывают авторы, для российского лютеранства особо значимыми оказались этнические вопросы, с решением которых были связаны неоднократные попытки русификации и создания независимых церквей русских лютеран. Далеко не все они оказались удачны. Так, Единая евангелическо-дютеранская церковь России, созданная Йозефом Баронасом, не смогла просуществовать и 10 лет, несмотря на попытки адаптироваться к современной молодежной культуре. Часть этой Церкви влилась в структуры Евангелическо-лютеранской церкви (ЕЛЦ), поспособствовавшей распаду "самозванного" конкурента (С. 37-38).

Более удачным оказался почин выпускника Новосибирского института культуры Всеволода Лыткина, закончившийся созданием Библейской лютеранской церкви, сохраняющей, однако, связь с Миссури-Синодом (см. "Библейская лютеранская церковь" Сс. 67-72).

Исконно германским церквям (ЕЛЦ и ЕЛЦИ) также не удалось замкнуться на своем этносе. Церковь Ингрии (ЕЛЦИ) в российских условиях ввела службы на языках тех национальностей, представители которых присутствуют в храме (напр., коми, мордва). Тем самым, как отмечается в энциклопедии, ЕЛЦИ заложила основу русского лютеранства (С. 51). Определенное изменение этно-ориентации произошло и в ЕЛЦ (С. 36).

На примере конфликтных ситуаций в лютеранстве, описанных в Энциклопедии, можно увидеть в миниатюре проблемы, характерные и для РПЦ МП.

Интересным представляется феномен "консервативного соперничества", который показывает, что между более близкими в идейном плане церквями (например, ЕЛЦИ и БЛЦ) отношения порой оказываются более напряженными, чем между идейными антагонистами. Идейная схожесть ведет к необходимости постоянно доказывать свое принципиальное отличие от "родственной по духу" церкви.

В разделе "Методизм и церкви веслианской традиции" (Сс. 95-139) дается описание Российской объединенной методистской церкви и Веслианской церкви, а также "Церкви Назарянина" и "Армии спасения", в некоторой степени представляющей собой "консервативную ветвь" методизма. Отмечается, что "Методистская церковь в России находится в стадии становления, поэтому ее лицо к 2002 г. определяет миссионерская деятельность и активная связь с американскими методистами" (Сс. 100-101). А в качестве одной из причин быстрого распространения методизма названа гибкость его идеологических принципов, царящий в церкви "дух свободы" в богослужебной традиции и богословском поиске (С. 102).

Вследствие безразличия к догматическим вопросам, заложенного изначально основателем церкви Уэсли, часть методистов (представленная Объединенной методистской церковью) оказалась беззащитна перед либерализмом и секулярными веяниями. Но интересно то, что тот же громадный разброс идейных взглядов, мало возможный в какой-либо другой церкви, способствовал созданию "консервативного крыла" в методизме и формированию своеобразной методистской "теории ветвей".

В российском методизме не обошлось без попыток синтеза с православием. По сей день некоторые богослужебные гимны методистов заимствуются из православия (С. 103), практикуется обряд отпевания, "готовится проект включения части православных молитв в сборники гимнов" (С. 104). Совместно с РПЦ МП в разных городах России проводились благотворительные акции.

"Церковь Назарянина" поддерживает хорошие отношения с православной общиной московского храма святых Космы и Дамиана, хотя на высшем уровне никаких контактов между ЦН и РПЦ МП не установлено (С. 131).

Российская инкультурация методизма заключается в попытках найти свои "корни" в истории и культуре России – "образцом истинного христианина для методистов в России стал протопоп Аввакум, элементы своего учения методисты находят в сочинениях Хомякова, Бердяева и Соловьева".

В статье "Плимутские братья" (дарбисты, Сс. 231-240) акцент сделан на описании тех организационных особенностей, которые, применительно к дарбистам, непосредственно вытекают из их вероучительных принципов. Доктрина о всеобщем священстве здесь приводит к отрицанию всякой духовной иерархии, а неприятие организационных форм исповедания как таковых оказывается конститутивной чертой идеологии. Однако другой причиной "иерархического анархизма" дарбистов оказывается их внеисторичность, нежелание обращаться к предыдущей религиозной истории (С. 236). Главной бедой исторического христианства у "плимутских братьев" считается взаимная вражда и недоверие. Поэтому дарбисты принципиально дистанцируются от какого-либо институциализма, так как разделение на конфессии воспринимается ими как разрушение единства христиан.

Однако, как можно заключить из статьи, заявления дарбистов о том, что всякий верующий может нести Слово Божие, пророчествовать и совершать таинства, упираясь в соответствующую идеологическую установку, отчасти дезавуируется. Тот, кто принадлежит к какой-либо церковной организации, перестает быть "всяким верующим" – ведь, по учению дарбистов, "в церквях спастись нельзя" (С. 235).

Как полагают исследователи, определенная категория дарбистов ("закрытого направления") возникает исключительно путем личных религиозных поисков. Поэтому имеет место феномен независимого произрастания дарбистских групп. В качестве "миссионерского фактора", обусловившего появление этой конфессии в России оказывается литература о "Плимутских братьях". Это самопроизвольное возникновение "плимутских братьев" в России приводит к тому, что все общины "братьев" в России действуют как религиозные группы, без образования юридического лица (Сс. 237-238). "Открытых братьев" в России, однако, представляет миссия Уитнесса Ли с центром в Москве и небольшими общинами в Тюмени и Биробиджане.

"Баптизм и евангельское христианство" (Сс. 140-230) является одним из разделов, применительно к которым дается обобщенное описание истории, вероучения, характеризующего разные деноминации конфессии в совокупности, и подробная филиация. В нем описаны Российский союз евангельских христиан-баптистов (РСЕХБ), Совет церквей евангельских христиан-баптистов (СЦ ЕХБ, инициативники), Объединение братских церквей (ОБЦ), Ассоциация церквей евангельских христиан (АЦЕХ, включая Христианский Библейский центр "Слово Христово" (ХБЦ) и Евангельсую церковь "Слово Христово" (ЕЦСХ)), Российская ассоциация независимых церквей евангельских христиан-баптистов (РАНЦ ЕХБ), Союз церквей евангельских христиан (СЦЕХ, прохановцы), Евангельский христианский миссионерский союз (ЕХМС), Евангелическая русская (российская) церковь (ЕРЦ).

С. Филатов показывает процесс становления русского баптизма. На Украине он был сопряжен с деятельностью немецких колонистов, и "притеснениями со стороны некоторых православных священников". Как полагает исследователь, именно "общины украинских и немецких штундистов пришли" со временем "к основополагающим принципам вероучения современных евангельских христиан-баптистов" - таким, как "возрождение через обретение веры ("второе рождение") и покаяние, крещение по вере, крещение полным погружением" (С. 144).

Практически на протяжении всего описания баптизма в разных статьях показывается влияние на эту конфессию идей Ивана Проханова, (с. 148), реанимировавшего евангелическое движение и распространившего его на всю страну. Исследователь показывает, что, в спокойном отношении к догматическим истинам и социальном пафосе евангелизации, в одинаковой мере свойственных Проханову, коренится причина объединения евангелистов и баптистов. С тем же самым были сопряжены надежды баптистов "одухотворить Евангелием революционное преобразование страны" (приветствуя "социалистическое строительство и революционное преобразование жизни", Проханов даже предполагал  в 1926 году построить в Сибири г. Евангельск ("город Солнца")) (С. 152).

Однако особую роль в унитарных тенденциях баптизма и евангелизма в России сыграл государственный прессинг. А применительно к Российскому союзу евангельских христиан-баптистов (РСЕХБ) исследователи Сергей Филатов и Роман Лункин высказывают даже мысль, что стремление к сохранению легального положения в особой степени способствовало дальнейшему формированию объединительной идеологии, которая заведомо "должна была быть достаточно широкой и общей, так как во ВСЕХБ входили церкви со своими особенностями вероучения. Она формировалась на протяжении многих десятилетий – с 1944 г. до конца 80-х годов" (С. 163).

В этой связи интересно то, что начавшее складываться до революции 1917 г. особое русское благочестие евангельских христиан и баптистов окончательно оформилось именно в советский период и стало видоизменяться только с середины 90-х годов ХХ века.

Обобщая свой взгляд на "генеральное направление" российского баптизма и евангелизма, авторы констатируют, что в идеологии руководства РСЕХБ к концу 90‑х годов сложились следующие принципы. С одной стороны, это центральное место богослужения и квиетизм, порождающий особое благоговение, свойственное протестантам и в наибольшей степени именно русским баптистам. С другой стороны, большая роль пасторов в общине, иногда выходящая за рамки чисто баптистского понимания их служения, безразличие по отношению к догматическим вопросам, невыраженность социальной направленности и стремления к определению и пониманию роли церкви в обществе; ностальгия по 20-м годам как по "самому лучшему времени" для баптистов в России. Это, по мнению исследователей, влечет за собой "нежелание полностью переоценивать отношения ВСЕХБ с советским государством и отвергнуть ту авторитарную систему организации Союза ЕХБ, которую оно навязало" (Сс. 174-175). Среди баптистов сохраняется патриотизм по отношению к родине и государству, установка на сотрудничество и дружественные отношения с властью, стремление сохранить централизованную организацию Союза (РСЕХБ), следствием чего является авторитет старшего пресвитера. Тем не менее, вся лояльность к традиционной вере, патриотизм, "российскость" РСЕХБ не мешает ему быть чемпионом сотрудничества с западными миссионерскими организациями.

В рамках статьи о Совете церквей евангельских христиан-баптистов (СЦ ЕХБ, Сс. 185-194) изложены основные вехи истории, вероучение движения инициативников (однако, многие подробности излагаются в статьях, посвященных другим баптистско-евангелистским объединениям). По сути, инициативники дают пример действия центробежных тенденций в конкретном конфессиональном пространстве, а также определенного расклада сил, когда внутриконфессиональное разъединение становится уже невозможно остановить (Сс. 187-188) (несмотря на "обратный ход" "лояльных баптистов" в лице ВСЕХБ, фактическое покаяние и признание ошибочности подчинения напору властей в 1961 г., инициативники отказались сотрудничать со своими бывшими "соконфессниками"). В итоге за последние 25 лет советской власти инициативники, в противоположность "союзным баптистам", приобрели замкнутый характер.

Таким образом, по словам авторов данной статьи С. Филатова и Р. Лункина, отличительные черты инициативников: отношение ко всему светскому, мирскому как греховному, неприятие всей светской культуре в целом, низкий образовательный уровень, неприятие всяких контактов с государством и аполитичность, готовность к новым гонениям, вплоть до заявлений о том, что религиозные свободы для них ровным счетом ничего не значат (Сс. 190-191). Для инициативников также характерно резко отрицательное отношение к РПЦ МП "как к идолопоклоннику, одному из главных гонителей христианства". Отрицательно они относятся также к харизматам и пятидесятникам.

Российская ассоциация независимых церквей евагельских христиан-баптистов (РАНЦ ЕХБ, Сс. 206-212), по мнению автора статьи Р. Лункина, оказывается идеологически посередине между инициативниками и "союзными баптистами".

Особняком по отношению к инициативникам и союзным баптистам стоят такие объединения как Христианский библейский центр (ХБЦ), Евангельская церковь "Слово Христово" (ЕЦСХ) (Cc. 199-205). По словам автора статьи А. Прокофьева, они являются носителями мировоззрения американских евангеликов фундаменталистов и кальвинистов, проводят идеи миссионерской организации East-West Ministries International (EWM) – жесткий контроль за нравственностью своих членов, отрицательное отношение к курению, алкоголю, эвтаназии, гомосексуализму, абортам, феминизму, женскому священству, сексу до брака, разводу и т.п.

Те, кто наиболее внятно ощущают себя преемниками прохановских идей ("прохановцами"), ранжированы в Энциклопедии к Союзу церквей евангельских христиан (СЦЕХ, Сс. 212-217). Наследие Проханова для этой организации проявляется в определенной экуменической направленности (юридически "СЦЕХ-овцы" "приютили" у себя методистов, пресвитериан, пятидесятников, включая харизматов). Но компромиссы могут быть не во всем – дает о себе знать свойственная протестантам абсолютизация Священного Писания – поэтому напрочь отвергается экзегетический либерализм.

К идеям Проханова также тяготеет Евангельский христианский миссионерский союз (ЕХМС), созданный по инициативе пастора Семена Бородина (Сс. 217-224).

В конце раздела, посвященного баптизму, приведена статья о своеобразной Евангелической русской (российской) церкви (ЕРЦ), основанной Е.Н. Надзельским, замыслившим создать протестантскую церковь "с русским лицом". Результатом такой задумки, как отмечает автор статьи А. Струкова, стало "совмещение протестантской службы (с центральным значением проповеди), общинной жизни, характерной для протестантских церквей с традициями русской духовности и элементами православной литургии" (С. 224).

Но получается, что в силу богослужебной эклектики (в частности, отсутствия определенного богослужебного канона в ЕРЦ), эта церковь оказалась идеологически близкой к современным церквям харизматического направления в России (Сс. 224-225).

История ЕРЦ показала, что как евангелисты, так и пятидесятники не равнодушны к догматическим вопросам, как это может показаться на первый взгляд, и, более того, готовы апеллировать для доказательства своей правоты к Священному православному Преданию. Опровергая учение об Апокастасисе (которое проповедовал лидер ЕРЦ), его оппоненты апеллировали не только к вселенскому Афанасьевскому Символу веры, но и документам V Вселенского собора (С. 227).

(продолжение следует)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования