Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Алексей Муравьев. Новый справочник по патрологии. Patrologia. Vol.V Dal Concilio di Calcedonia a Giovanni Damasceno


Patrologia. Vol.V Dal Concilio di Calcedonia (451) a Giovanni Damasceno (+ 750). I Padri orientali. Ed. a cura di Angelo Di Berardino. Casa Editrice Marietti (Genova, 2000); 719 pp. ISBN 88-211-6709-7


Людям, профессионально работающим со святоотеческими текстами, не надо объяснять, что такое "Квастен". Даже если они не знают об ученом Иоганне Квастене, составителе знаменитого указателя по ранней (до 5 в.) патристической литературе, то сам указатель давно стал "sine qua non" для любого человека, занимающегося или глубоко интесующегося патристикой. У знаменитого трехтомника Квастена на православный вкус был один существенный недостаток. Он кончался там, где патристика только всходит в свой апогей. Пятым веком ограничивалась вся святоотеческая литература. Спустя три десятилетия папский институт патристических исследований "Августинианум" предпринял важный шаг по продолжению дела И. Квастена. Проф. Анждело ди Бернардино издал том, посвященный западным Отцам Церкви, но опять же до V в. включительно.

И вот с выходом настоящей книги справочный аппарат расширился до границ той эпохи, которую в западной патрологической науке принято называть "патристической". Отметим про себя некоторую условность термина и, в принципе, несоответствие столь формальной дефиниции православной патрологической традиции, которая не ставит искусственного предела эпохе Отцов ни в 7, ни в 8 веке.

Том, вышедший под редакцией того же проф. А. ди Бернардино – коллективный труд, подготовленный учеными из разных научных и учебных центров (церковных и светских), что и понятно – времена "эрудитов и гелертеров былых времен", как говаривал знамениты болландист о. Поль Петерс, прошли и все подобные труды обречены на коллективность. Книга сохраняет в основном старый немецкий принцип, принятый еще у О. фон Барденхевера, то есть делит изложение на "Житие", "Творения" и "Учение", хотя последовательно этот принцип применяется только к крупным писателям. Впрочем, так было и у Квастена.

Как и Квастен авторы стараются охватить всю палитру христианских писателей описываемого времени – и в этом смысле "Патрология, т. 5" ближе к жанру истории христианской литературы, чем к популярному изложению "веры св. Отцов". Среди описываемых авторов можно найти как Отцов, так и просто их современников, а часто и противников, то есть еретиков.

Том начинается с небольшого введения, написанного известным церковным историком Манлио Симонетти и посвященного эпохе 5—8 вв. и религиозной обстановкена Востоке. Затем следует вторая глава ("литература Константинопольского региона и Малой Азии"), начинающаяся разделом об Аттике Константинопольском и заканчивающаяся Григорием Агригентским. Принцип геогрфически-школьного деления писателей был принят и у Квастена, репродуцируется он и в CPG, что дает несколько искусственное распределение, однако оно оправдано и исторически (теория "богословских школ", хотя и потеснилась, но все же сохраняет некоторую актуальность), и практически. Интересно, что авторы включили в эту главу частично тех писателей, которые по разным причинам "выпали" из изложения Квастена. В этой главе особенно подробно освящены Павел Силенциарий, император Юстиниан, Евстратий Константинопольский, Иоанн Схоластик, Иоанн Постник, Георгий Писидийский, преп. Максим Исповедник, Дионисиевский корпус, Иоанн Фессалоницкий, Евгений Селевкийский, Иоанн Карпафийскийи Григорий Монах.

Третья глава посвящена грекоязычной литературе сирийского региона. Авторы начинают с обзора и подробно описывают каждого автора, стремясь составить частую сетку патристических координат. Особенно удачными надо признать подробные очерки о Симеоне Столпнике, Севире Антиохийском, Анастасии Антиохийском, еп. Петре Каллиникском, очерк об Исааке Сирине, Иоанне Дамаскине и Леонтии Неапольском.

Четвертая глава соответственно переходит к писателям палестинского региона. Подробного рассмотрения сподобляются антиязыческий полемист Эней Газский, агиограф св. Петра Ивира и монофизитский пропагандист Иоанн Руф, Варсануфий и Иоанн, авва Дорофей Газский, Иоанн Лествичник, Кирилл Скифопольский, Иоанн Мосх, Софроний Иерусалимский и Анастасий Синаит. В пятой главе авторы помещают александрийских и египетских писателей. Здесь явными фаворитами стали знамениты монофизитский (собственно тритеитский) писатель и философ Иоанн Филопон и монофизитский патриарх Александрийский Дамиан.

Замечательной чертой рецензируемой книги является прибавление к традиционной "греческой патристике" восточных разделов, без которых сегодня вообще немыслимо заниматься святоотеческой литературой. Шестая глава, подготовленная сирологом Паоло Беттиоло, посвящена сирийской литературе вплоть до Феодора бар Кони (конец 8 в.). Особенно ценными являются разделы о несторианских мистических писателях Симеоне Благословенном, Иоанне Дальятском и др. Вслед за главой и сироязычной литературе помещена аналогичная статья проф. Тито Орланди о "патристических текстах на коптском языке". В эту категорию попадают как тексты пахомиевской традиции, так и гностические и манихейские тексты. Восьмой раздел, "Testipatristiciinarmeno", переработанный Севером Войку из его очерка в сборнике "Complimentiinterdisciplinaridipatrologia" (1986), содержит основные сведения об армянских переводах Библии, апокрифической литературы, агиографических текстов и литургической продукции. За справками о переводах собственно патристических текстов придется обращаться к вышеуказанному его очерку, ибо в этот том они не вошли.

К "восточному разделу" добавлены два аппендикса: № 9,"Греческие экзегетические катены" (К. Курти и М.А. Барбара) и № 10, "литургическая и каногническая литература" (А. ди Бернардино и М. Нин).

В целом, говоря о настоящем этапе европейской и даже шире международной научной патрологии, надо отметить все большее влияние светской науки, критериев "внепартийного и честного" исследования, постепенное избавление от конфессиональности в оценках, уход отплоских однозначных формулировок. Вместе с тем ясно, что такое важное и полезное дело делается ценой определенного "обмирщения" патрологии, перестающей сосредотачиваться на "богомыслии Святых Отец" и исследующий широкий контекст, где предмет патролоии – и монофизитство с его отцами, и несторианство с его, а также гностицизм и манихейство. Кого-то такая эволюция может и огорчить, но если задуматься, то патрология, избавившись от конфессионалтизма только выиграла в плане науки. А конфессиональное содержание каждый, кому это необходимо, может и сам вкладывать. Ведь оно у каждого – свое.

Замечательному научному труду остается пожелать только одного – продолжения. И не так важно как оно будет называться, "Патрология" ли, или "История христианской литературы" как у Барденхевера. Важно сохранить дух высокой честности и служения науке, который виден на каждой странице рецензируемой книги.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования