Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

М.А. Новоселов. Письма друзьям. Письмо 20


31 декабря 1927 г.
После всенощной и новогоднего молебна

Со святыми днями Рождества Христова, Обрезания Господня и памятями святых Василия Великого и Препо­добного Серафима, Саровского чудотворца (2 января), поздравляю вас, друзья мои.

Святые дни дорогих нам воспоминаний совпадают ныне с особенно значительными событиями церковными. Не ошиблись те, кто год тому назад предсказывал, что 1927-й год будет чрезвычайно тяжек для Церкви Божией. Из множества ударов, нанесенных ей в этом году, доста­точно указать два, чтобы признать правильными эти предсказания: кощунственный разгром Сарова и жестокое опустошение Дивеева [1]. Нужно ли разъяснять, что потеря­ли православные русские люди с уничтожением этих оби­телей? Кто хоть однажды побывал там и в прилегавшей к ним, также опустошенной, обители Понетаевской, тот сер­дцем чувствует, какого источника религиозного воодушев­ления, духовной бодрости, особенно необходимых в наше тяжкое время, он лишился.

Насколько мне известно, лица, предрекавшие исклю­чительную бедственность для Церкви Христовой в 1927-м году, разумели бедствия именно подобные указанным. Но нас постигло в истекшем году испытание значительно, можно сказать — несравненно тягчайшее: накренился и повис над бездной весь церковный корабль [2]. Небывалое искушение подкралось к чадам Церкви Божией. Новые се­ти раскинул князь мира сего - и уже уловил множество душ человеческих. Я не буду распространяться об этих но­вых кознях вражиих, т. к. вы многократно и многообразно были предуведомлены относительно их. Я хочу предло­жить вам, мои родные, нечто иное. Года два-три тому на­зад я прочел одну замечательную статью анонимного ав­тора, помещенную в "Трудах Киевской Духовной Акаде­мии" за 1860 г. Я искал в книжках этого журнала другую статью и наткнулся на эту. Приписываю сие особой ми­лости Божией, т. к. не часто доводилось мне читать что-либо из писаний человеческих с таким интересом и, могу сказать, с такой пользой для ума и сердца, как названную статью. Конечно, я поспешил поделиться своей находкой с некоторыми лицами, интересующимися вопросами ве­ры и Церкви - и все они получили такое же удовлетворе­ние, как и я. Тщетно в течение двух лет я добивался узнать имя автора, чтобы молитвенным памятованием о нем воздать ему за доставленное им духовное утешение мне и присным моим. Наконец, в конце прошлого года я узнал, что статья принадлежит перу профессора Киевской Духов­ной Академии Никифора Ивановича Щеголева, родивше­гося 28 февраля 1821 г. и скончавшегося 26 января 1884 г. На могиле раба Божия Никифора начертаны слова (2 Тим. 4, 3-5): "Будет время, егда здраваго учения не послу­шают, но по своим похотех изберут себе учители, чешеми слухом: и от истины слух отвратят, и к баснем уклонятся. Ты же трезвися о всем, злопостражди, дело сотвори благовестника, служение твое известно сотвори".

Как эти слова идут к нашему времени. Каким глубо­ким и своевременным назиданием являются они для нас и, может быть, именно в настоящую минуту.

Предложить вам, мои дорогие, всю статью целиком, я, разумеется, не могу, т. к. в ней 180 страниц, но, по моему указанию, один близкий мне человек [3] составил краткий конспект ее, который я и предлагаю вам в качестве моего последнего (20-го) письма к вам. Конечно, такой конспект может дать лишь приблизительное представление о труде вдумчивого созерцателя судеб Церкви Божией на земле, но и в таком виде мысли Никифора Ивановича способны осветить путь Церкви Божией и исполнить сердца чтущих их утешением и упованием, столь потребными в пережи­ваемые нами дни скорбных испытаний. Если же кому из вас представится возможность прочесть статью полнос­тью, то не пропустите этой возможности. Надеюсь, и авто­ра, писавшего статью, и меня, рекомендовавшего вам ее, помяните добрым словом.

СУДЬБЫ ЦЕРКВИ БОЖИЕЙ НА ЗЕМЛЕ

Церковь и естественная жизнь человечества

Всякая конечная жизнь, как и жизнь целого человечества, не имеет сама в себе независимого начала своего, потому что она не сама от себя существует; это начало, естественно, должно заключаться в Виновнике конечной жизни, в Существе Самосущем, в Котором Одном неиссякаемый источник живота для всякой твари. Следовательно, человечество, чтобы жить разумною, Богоподобною жизнью, достойною существ бессмертных, должно находиться в непосредст­венном, непрерывном и живом общении с Богом, как Ис­точником жизни. Но человечество в самом начале своей жизни отпало от такого единения с Богом, следовательно, отпало и от Источника жизни своей. После этого оно не может уже жить тою жизнию. которая свойственна ему по существу и назначению его [4]. Поскольку человечество в падшем состоянии своем, отчужденное от жизни Божией (Еф. 4,18), не имеет в себе ни духа, ни силы Божест­венной жизни, то скудная и омертвевшая жизнь его сама по себе не может развиться в Богоподобных совершенст­вах, не может уже и по этому одному приближаться к Богу и достигать в соединении с Ним вечной и блаженной жизни [ 5]. Но когда человечество как бы висело над бездной погибели, готовое глубже и глубже удаляться от Источника жизни в область смерти, тогда бесконечная Любовь Божия останавливает его на пути дальнейшего падения чрезвы­чайным средством Своего милосердия, и Сама опять, так сказать, приблизила к нему Самосущий Источник жизни в Единородном Сыне Своем, благоволившем принять на Себя естество человеческое, умереть на земле за живот мира [6], и чрез то открыть в Себе орган соединения умираю­щего человечества с Источником жизни [7].

Поэтому, если мир остался жить и живет человечес­кою жизнию, то возможно это только потому, что животво­рящий Дух Божий, нисходящий в мир чрез Ходатая Бога и человеков [8], не перестал пребывать в человечестве и в та­инственном Своем присутствии животворить Божествен­ною жизнию оскудевшую жизнь человечества. Это Божест­венное Начало человеческой жизни, низводимое в самую жизнь человека благочестием и верою в Искупителя мира, сокровенное и содержащееся древле преимущественно в Церкви ветхозаветной, как хранительнице обетованного Сокровища жизни для всего мира, по планам Премудрос­ти Божией должно было сообщиться и раскрыться и дейс­твительно раскрывается в Церкви новозаветной, основан­ной на земле пришедшим во плоти Иисусом Христом, Ко­торая, как таинственное Тело Его, находится чрез Главу Свою в непосредственном и живом общении с Самосу­щим Источником Жизни. Таким образом, теперь Церковь Христова содержит в себе то Божественное Начало жизни, Которое лежит в основании существования всего мира и естественной жизни всего человечества: семя свято, то есть Христос со Своею Церковию, стояние его [9] (Ис. 6, 13); Господь наш Иисус Христос воцарися в мире со времени обетования падшему человеку благодати Искупления, и утверди вселенную, яже не подвижится (Пс. 92, 1) под тя­жестью своих беззаконий и проклятия Правды Божией. Поэтому человечество должно привить свою естественную жизнь к Господу Иисусу Христу, как иссыхающую ветвь к лозе (Ин. 15, 5) и, следовательно, должно войти в Церковь Его, чтобы, восполнив тут естественную жизнь благодат­ною, достигнуть конечной своей цели [10].

Церковь и история

Внутренний смысл всего хода событий в жизни человечества, все временные судьбы в истории царств и народов определяются и объясняются отношени­ем их к Церкви и судьбам Ее на земле, как самой высшей и последней цели их движений и перемен; здесь разреша­ется главный и конечный узел всех важных и великих со­бытий и в истории человечества вообще, и в судьбах част­ных народов [11]. Как поле для Царствия Божия, мир и воз­делывается непрерывно различными действиями Небес­ного Домовладыки для того же Царствия. Различными тайными и явными путями Бог располагает сердца част­ных людей к принятию и хранению веры Христовой; но чтобы естественная жизнь всего человечества и каждого царства и народа способна была принять в себя семя и творить плоды Царствия Божия, для этого Вседействующий Промысл Божий приготовляет ее преимущественно судьбами и путями ее истории. Судьбы и пути эти - бес­численны и разнообразны. Так, судьбами политической истории приготовлялась жизнь языческого мира в поле для насаждения Церкви Христовой — и подлинно, во вре­мя пришествия Спасителя она представляла широкое и доброе поле для сеяния и жатвы Христовых делателей (Ин. 4. 35-38). Когда обновленная жизнь греко-римских на­родов [12] испортилась и огрубела от усилившихся пороков, и вертоград Христов, обрекаемый на бесплодие на почве этой жизни, требовал почвы свежей и лучшей, тогда Мироправитель воздвигает одно за другим дикие племена Севера, приводит их во взаимное столкновение и направляет их на разрушение и смирение одряхлевшего, но все еще гордого Рима; чрез это Он, с одной стороны, истощает буйные силы и укрощает жестокие нравы самих диких племен, знакомит их с образом жизни благоустроенной, созидает из них царства сильные и великие, и на удобрен­ной почве благоустроенной жизни их насаждает Церковь Христову, — с другой стороны, оружием этих воинствующих племен удобряет и очищает и жизнь греко-римских народов от заростивших ее нравственных плевел и тер­ния: там и здесь после того светильник веры Христовой засиял с новой силой и светом; плоды благочестия там и здесь Церковь произращала обильно. В дальнейшей истории видим то же движущее начало и тот же конец истори­ческих движений и переворотов. Возвышается или падает какое государство, господствует или подчиняется, мятется внутри и бедствует, или наслаждается миром и благоденс­твием, все эти явления в судьбе современных государств, из которых слагается большая и главная часть истории их жизни, существенно вытекают и объясняются из отноше­ния самих государств к вере и Церкви Христовой [13].

Таким образом, вся политическая история царств и народов, со всеми ее переворотами, по преимуществу есть история тех путей Промысла Божия, которыми Он приво­дит людей к Церкви Христовой, удерживает и утверждает их в ней и наказывает за отступления от нее. Следователь­но, начало и конец, которыми существенным образом определяются сами временные судьбы в жизни человечес­тва, так же как и вечная судьба его, заключаются в Церкви и судьбах Ее на земле [14].

Церковь и государство

Жизнь человечества в государственных формах своих есть поле или поприще, где Церковь Божия, как вертоград, Богом насаждается, растет и приносит плоды для жизни вечной. Богом возделывает­ся и поле для вертограда Божия, Богом хранится и самый вертоград, так что и Церковь и государства существуют и ведут свою историю, не смешиваясь друг с другом, хотя су­ществуют во взаимной связи и внутреннем отношении между собою.

Церковь может находиться во внутреннем и тесном соединении с царствами человеческими, может не быть в соединении с последними, может даже находиться в сос­тоянии притеснения и гонения от них, в состоянии явной ли и открытой, или скрытой и внутренней борьбы с ними. Но во всех этих отношениях Церковь в существенных условиях своего существования не зависит ни от какого царства человеческого. И при внутреннем единении Церкви с государствами история первой отделяется от истории последних, несмотря на то, что первая раскрывается на лоне последних. Бедствия государств могут касаться внешнего спокойствия членов Церкви, нарушать видимое благоуст­ройство Ее, а всею тяжестию своею падать на благоденствие гражданское; Церковь в точном смысле, во внутрен­ней своей жизни и силе может остаться при этом чистою и светлою, крепкою и прочною, и произращать плоды ду­ховной жизни и спасения. Возможно и бывает и наоборот. И при внешнем спокойствии царств человеческих, царст­во Божие на пространстве их может находиться в самом худом состоянии; таким образом, Церковь и государство в одно и то же время могут испытывать сами по себе совершенно различные состояния, и состояние последнего не может определять собою состояния первой. Возможно и то, чтобы Церковь и государство совершенно отделялись друг от друга. Одно может продолжать свое существова­ние, тогда как существование другого прекращается. Цер­ковь существует и приносит плоды, под смотрением Вер­ховного Делателя, только до тех пор, пока жизнь народов не огрубеет и не сделается совершенно неспособною раст­ворять в себе семя и творить плоды Царствия Божия; в противном случае сокровище Царствия Божия отнимает­ся у недостойного народа и вверяется другому (Мф. 21,43), а прежнее место вертограда Божия может быть пустым, но целым, по разным намерениям Премудрости и Благости Божией. Иногда государство и после отделения от него Церкви сохраняется целым для нового возделывания и для новых плодов Царствия Божия [15]; иногда это допуска­ется по усмотрению Промысла для полного открытия гне­ва и суда Божия над народом, отвергшимся Царствия, так что целый народ за беззакония общественные испытыва­ет полный суд Божий здесь на земле. Поскольку жизнь на­рода исправляется и улучшается Богом в земную обитель Церкви нередко посредством других народов, то бывает и так, что царства человеческие вовсе теряют свою полити­ческую самостоятельность и самобытность под обладани­ем другого царства, а между тем Церковь, насажденная в них, остается и сохраняется в целости [16]. Церковь Христова не отвергает содействий человеческих и покровительства земных властей для внешнего своего спокойствия и благо­лепия, но продолжение Ее существования, Ее непоколеби­мость на земле существенно не обусловливаются силами человеческими. Церковь сама в себе заключает всю пол­ноту Божественных сил для непрерывного и непоколеби­мого своего существования (Еф. 5,11-13; 2 Пет. 1, 3) [17]. Судь­ба Церкви на земле не определяется силою и волею властей гражданских. Сам Бог располагает судьбою обоих во взаимном их отношении между собою и к миру. Можно сказать, что до тех пор удерживаются и хранятся Богом в мире престолы царей, пока они нужны для управления мира, а мир для Церкви, и что до тех пор зиждется и хра­нится в мире Церковь, пока нужна она для спасения мира; но в строгом смысле нельзя сказать, что до тех пор может существовать на земле Церковь, пока существуют на ней престолы и цари народов: ибо отъятие от мира последних не есть внутренняя причина отъятая от людей первой, а только явление, предваряющее собою последнюю судьбу Церкви на земле. Не Церковь живет от мира, а мир сущес­твует ради Церкви, и судьба первого решается в судьбе последней: жизнь всего человечества, тем более общественная жизнь отдельных народов, опирается на святом семени (Ис. 6, 13) и хранится только ради святого семени, прозябающего (Прорастающего (славян.) - прим. ред.) в Царстве Христовом [18].

Пределы и сроки пребывания Церкви на земле

Как должно судить о видимых пределах пространства, какие может занимать собою Церковь на лице земли? Долго ли Церковь Божия будет странствовать на земле? Если должен быть конец этого странствования, то можно спросить, чем определяется время его? [19]

По притче Иисуса Христа весь мир, весь человечес­кий род есть поле, где должно сеяться и расти, как семя вечной жизни, слово Царствия Божия [20]; то есть по назна­чению своему Церковь Христова должна объять собою не один какой-либо народ, подобно Церкви ветхозаветной, а все народы, весь род человеческий: потому что всему че­ловечеству и первоначально дарован завет Божий, все че­ловечество и по нарушении этого завета назначено в лице прародителей к искуплению чрез Ходатая нового завета [21], осуществленного теперь в Царстве Христовом на земле [22]. Род человеческий существует не единовременно, он преемственно является в различных народах, постоянно сме­няющих друг друга на чреде истории[23]. Церковь Христова, подобно ковчегу Ноеву, носившемуся по водам всемирно­го потопа, переносится Богом по всей земле от царства в царство, от народа к народу [24]. Церковь Христова в продол­жение всего времени существования своего в мире побы­вает преемственно во всех странах и народах земли и со­берет в человеческом роде, как с поля, все класы (Колосья (славян.) - прим. ред.), достой­ные храниться в небесной и вечной сокровищнице [25]. Пока в народе есть люди, покоряющиеся вере, способные воспользоваться средствами спасения, содержащимися в Церкви, до тех пор и Церковь существует и хранится там Богом; в противном случае, Правда Божия, не мечущая би­сера пред свиниями, отнимает у недостойного и неверного народа это сокровище и отдает его языку иному. Пока бу­дут на земле народы, способные стоять на чреде хранения Царства Божия, Бог будет воздвигать их одного за другим на это поприще по мере того, как будут сходить с него народы недостойные. Из притчи Спасителя знаем, что Цер­ковь, вначале малое и незаметное общество среди обшир­ных царств человеческих, подобно зерну горушичну, воз­растает в большое древо, делается обширнее всех царств земных (Мф. 13, 31). Эта предсказанная судьба Церкви оп­равдалась историей Ее. Знаем и то, по откровению Иоан­на Богослова, что пределы Церкви под конец мира сокра­тятся в малое число избранных: это — конечная судьба пространства Церкви [26].

Церковь Христова странствует по земле, собирая в че­ловеческом роде, во всех племенах и поколениях его, чле­нов своих, елицы учинены в жизнь вечную (Деян. 13, 48), по­добно тому, как жители собирают с поля жатвы зрелые сеяния. Как скоро в сумме племен и поколений не найдется ни одного народа, способного хранить сокровище Царст­вия Божия и творить плоды его, тогда Церковь со средст­вами спасения не нужна будет для погрязшего во зле и закосневшего в развращении человечества; на глас Божий, зовущий людей устами Церкви ко спасению, не будут бо­лее отзываться люди, и за это упорство великий дом чело­вечества, как дом Иерусалима, оставится пуст [27, 28].

Когда мир, таким образом, будет отживать последние дни своего беззакония, определяя собою конец существо­вания и Церкви, существующей в мире, среди совершаю­щихся судеб человечества, Церковь и сама в себе, в соот­ветствии им, совершит круг судеб своих, и в то же время сама из себя будет уже определять конец своего существо­вания на земле. Когда возлюбленная Христом Церковь, то есть число людей из всех племен и поколений человечест­ва, постепенно являющегося в пространстве места и вре­мени, по предведению Божию предуставленных ко спасе­нию (Рим. 8, 29), воспользуется благодатными средствами искупления, соединится в один таинственный союз Тела Христова и соделается чистым и святым: тогда цель Цер­кви будет достигнута, и состояние благодати, то есть состо­яние очищения и освящения Ее благодатными средства­ми, должно окончиться и преобразиться в состояние богоподобной славы и блаженства [29].

Итак, когда, с одной стороны, созреет в мире зло под влиянием духа злого и начальника всякого беззакония и, разрушив все условия жизни человеческой, не сможет до­лее ни само собою совмещаться с порядком обществен­ной и частной жизни, ни быть терпимым Правдою Божией; с другой - когда созреет добро в Церкви Христовой под влиянием благодатных сил Святаго Духа и под руко­водством Самого Иисуса Христа, так что не останется ни одной высшей степени совершенства, которую можно бы­ло бы достигнуть Церкви, при настоящих условиях Ее су­ществования: тогда, по слову Господа, наступит время жатвы и собирания плодов добра и зла, тогда приидет кончина века, то есть кончина настоящего состояния мира и Церкви (Мф. 13, 30-39) [30].

Церковь и природа

Церковь, достигнув своего назначения на этой земле, окончит нас­тоящее свое состояние и изменит его на состояние другое, на состояние славы и блаженства. Что же станется с землею, на которой решается вечная участь человечества и Церкви?

Судьба видимой природы, окружающей человека, дол­жна быть нераздельно и вечно связана с судьбою обитаю­щего на земле человечества или, что то же, с судьбою Цар­ства Божия на земле: из земли создано тело человеческое, и произведениями ее поддерживается жизнь его; на земле человек живет и действует, развивает свои телесные и ду­ховные силы, усовершает свою нравственность, поклоня­ется и служит Богу и достигает своего вечного назначения; на земле человек поставлен как царь и владыка для обла­дания и управления неразумными ее тварями (Быт. 1, 20) [31]. Высший смысл жизни чувственной твари осуществ­ляется только в человеке и через человека, когда послед­ний стоит в непосредственном и живом единении с Богом и тварию: как образ Божий, сын и наследник в великом дому Отца Небесного, человек, поставленный посредни­ком между Творцом и тварью, должен быть пророком, сло­вом и делом возвещающим ей волю Божию, священником, возносящим жертву хвалы [32] и благодарения Богу и чрез себя низводящим на землю благословения небесные, гла­вою и царем, сосредоточивающим в себе цели бытия всех видимых тварей и чрез себя соединяющим все с Богом и в Боге и, таким образом, всю цепь творений содержащим в стройном союзе и порядке [33].

Сила этой связи между судьбою мира и судьбою человека неразрывна: когда человек был невинен и безгре­шен - и земля была чиста и полна жизни, не знала ни тления, не разрушительной вражды стихий: все в ней бы­ло добро зело [34]; заразился человек грехом, подвергся прок­лятию Божию - заразилась смертью и тлением вся приро­да, окружающая человека; внутри природы появились су­щественное расстройство и беспорядок, болезни, страда­ние, разрушение, огрубение, тление и смерть [35]; на природе, по учению Божественного Откровения, тяготеет проклятие Божие, вследствие которого она работает суете и тлению: "суете бо тварь повинуся не волею, но за повинувшаго ю <владыку ея>", - говорит Апостол (Рим. 8, 19-22). Путь первоначального восхождения природы к совершенству и славе прерван в падении человека: к обновлению она дол­жна идти чрез человека же, в котором совершается обнов­ление жизни сверхъестественными силами благодати Божией, - и это новое начало жизни в человеке, конечно, не может не сообщаться и окружающей его природе [36].

Кроме того, Церковь содержит в себе особые молитвы и священнодействия для освящения всех стихий видимой природы [37]: зная, что грехом низведено на внешнюю при­роду проклятие Божие, произведено в ней оскудение жиз­ни и сил, и имея сыновнее дерзновение во Иисусе Христе к Богу Отцу, — Церковь молитвами к Нему испрашивает и низводит на природу небесное благословение и освящение для оживления и оплодотворения работающих суете и тлению сил ее [38].

Видимым и окончательным средством всемогущего Деятеля в этом воссоздании и обновлении мира, по Бо­жественному Откровению, будет служить огонь: нынешняя небеса и земля тем же словом <которым сотворены были изначала (Евр. 11, 3)> сокровена суть, огню блюдома день суда и погибели нечестивых человек <...> в оньже небеса убо с шумом мимо идут, стихии же сжигаемы разорятся, земля же и яже на ней дела сгорят. Разорение великого храма Царства Божия в природе не будет уничтожением творения посредством огня, а воссозиданием и устройст­вом того же храма в храм новый, несравненно лучший, нетленный. Тогда откроются новая земля и новое небо, только чаемые теперь тварию и человеком, по обетованию Божию, в них же будет жить, покоиться и блаженствовать одна правда (2 Пет. 3, 7-10, 13) будущей прославленной Церкви Христовой.

Таким образом, обновление и воссоздание природы совершится не ею самою постепенно, по каким-либо законам развития, не силою естественных усилий человечес­кого разума и искусства, но сверхъестественною силою благодати Божией [39].

Брань Церкви с диаволом

Находясь в состоянии странствования на земле, Церковь Христова в то же время находится в состоянии непрестанной брани со своими врагами: на кресте положено основание Ее; среди гонений распрос­транялась она в мире; среди козней вражиих продолжает­ся и всегдашнее Ее существование; под знамением креста совершится торжество и окончательной Ее победы. В этом отношении Царство Божие на земле называется Царст­вом воинствующим. Самому Царю этого царства подоба­ет царствовати невидимо на этой земле, дондеже поло­жит вся враги под ногама своими и тогда видимо предаст Царство Свое Богу и Отцу с торжеством победы для веч­ного торжества и славы на новой земле и под новым не­бом (1 Кор. 15, 24-25) [40].

Диавол с подчиненными ему злыми духами поставля­ется во главе других врагов Царства Божия — во главе ми­ра и страстей, как главный и особенный враг и вождь бра­ни против царства Христова: он князь мира (1 Ин. 12, 31), в котором находятся его рабы и поклонники, и потому миродержатель греховной тьмы века сего (Еф. 6, 12); он пер­вый виновник зла в естестве человека и первая действую­щая причина и всех прочих грехопадений человеческих (1 Ин. 3, 8). Он-то собственно и силится одолеть и разру­шить Царство Божие на земле и утвердить на ней свое царство зла; а мир и плоть, подвластные ему, суть только две области или, можно сказать, два главных орудия, кото­рыми он вооружается с разных сторон на Царство Божие. Против него, главным образом, и воинствует Церковь, раз­рушая владычество его в мире и истребляя зло, как плод его усиленной деятельности, в естестве самих членов сво­их: ап. Иоанн поставляет это целью явления на земле Са­мого Владыки благодатного Царства, когда говорит: сего ради явися Сын Божий, да разрушит дела диаволя [41]; и ап. Павел указывает на то же, когда говорит, что Господь Иисус Христос приискренне приобщися плоти и крови <че­ловеческой>, да смертию упразднит имущаго державу смерти, сиречь диавола [42]. Таким образом, брань Церкви с диаволом открывается и постоянно продолжается в двух главных видах: это, во-первых, брань Ее с миром или об­ществом людей, чуждых веры во Христа, не принадлежа­щих к Его Церкви и отвергающихся Ее, и, во-вторых, в то же время брань всех истинно верующих со злым семенем в самом естестве нашем, из которого (семени) возникают и возрастают греховные помыслы, желания, действия и страсти [43]. Церковь Божия держится и хранится в мире сре­ди борьбы с врагами своими силою Божественною. Цер­ковь есть таинственное живое Тело, у которого глава - Бо­гочеловек Иисус Христос; тело без головы ничего не может, остается без сил и жизни; главная сила и держава Церкви в Господе Иисусе Христе. Враг, вооружаясь на Церковь, вооружается против Главы ее, усиливаясь оттор­гнуть от нее тело, то есть прервать живой союз веры и любви христиан с Господом Иисусом Христом: враги Цер­кви - враги Его. Таким образом, Богочеловек Иисус Хрис­тос есть первоначальная сила, хранящая Церковь Свою, и вождь брани Ее. В разъединении с Господом Иисусом Христом и, следовательно, вне Церкви Его ни для кого не­возможна брань с диаволом и недейственно никакое ору­дие; там безусловное служение и рабство диаволу [44]. Церковь, среди всех усилий врага и при всех повременных и местных успехах его, в целости своей непобедима. Непобедимость Церкви следует уже из того, что непобедим Вла­дыка и Глава Ее, Господь Иисус Христос, как Всемогущий Бог, Который собственно и ведет брань с царством диавола. Об этой истине свидетельствует Сам Иисус Христос, Свидетель верный и истинный (Откр. 3, 14), когда говорит: созижду Церковь мою, и врата адова не одолеют ей (Мф. 16, 18). Как бы ни сокращалось число членов Церкви, как бы ни оскудевали в ней сила веры и дух благочестивой жизни, как бы чистота истины ни помрачалась заблуждениями среди непрерывной брани диавола, непобедимая Церковь Христова, во все время настоящего своего состоя­ния, всегда будет существовать как общество, со своими истинными членами; всегда будет сохранять в себе силы Божественной благодати и вследствие этого проявлять в себе дух и плоды благочестивой жизни христианской; всегда будет неизменно содержать в себе чистоту веры апостольской, с апостольским устройством и порядком иерархии и с чудодейственною силою спасительных таинств и священных обрядов; и, таким образом, всегда будет существовать в мире как видимое общество и осуществлять то назначение, для которого она основана на земле [45].

Но Церковь не только непобедима силами ада, но и победоносна в борьбе с царством диавола, при всех част­ных неблагоприятных переменах брани. Она боролась с иудейством и язычеством, и свет Евангелия восторжество­вал над тьмою суеверия и лжеверия, над завистию и зло­бою, над хитростию и силою; боролась с мудростию язы­ческою и с заблуждениями еретиков, и истина и чистота веры восторжествовали над лжемудрованием и неправове­рием; боролась и борется с соблазнами греха, и святость жизни христиан не преставала процветать и в пустынях и среди мира. Вообще все усилия врага, употребляемые для сокрушения Церкви, не достигают цели, и Церковь не престает разрушать царство диавола, приводя людей, - по естеству чад гнева Божия и, следовательно, членов этого царства, - ко Христу и руководя их в настоящей жизни к жизни вечной, приближаясь постепенно и сама к совершенному торжеству и полной славе своей [46]. Эта полная победа совершится тогда, когда враги, предводительствуе­мые антихристом, будут помышлять только о торжестве своем над Церковью, не думая совершенно о конце своих успехов (Мф. 24, 37-40), и совершится непосредственным, чрезвычайным действием Самого Владыки Благодатного Царства и Вождя брани, при видимом Его явлении в мире [47].

Таким образом, внутренняя победа добра, совершаю­щаяся при жизни и действии в мире сил зла, среди борь­бы с ними, завершится и внешним торжеством добра. На обновленной земле, чуждой всякого зла, физического и нравственного, под новым небом, благодатное Царство Христово явится уже в новом состоянии торжества, славы и вечного блаженства с Богом, каким описывает это состо­яние Церкви святой Тайнозритель под видом града Святого, Нового Иерусалима, сходящего с небесе, и скинии Божией (Откр. гл. 21-22) [48].

Заключение

Итак, Церковь на земле находится в состоянии постоянного странствования и борьбы. Но Церковь, несмотря на свое странствование среди человечества по лицу земли, сама в себе неподвижна на внутреннем основании Своем — на камне веры Христовой: везде и всегда Она — единое Царс­тво Христово. Странствующая Церковь изменяет внешнее свое место и положение в мире; но при всем том она слу­жит внутреннею глубочайшею основою бытия, жизни и всякого исторического движения для всего мира - и нравственного, и физического. Существует на земле Церковь — существуют ради Нее и все человечество и весь мир в настоящем его виде. Изменяются судьбы Церк­ви — движется и мятется человечество в своей политической жизни, сотрясается и видимая природа в своих силах. Совершит путь странствования своего в мире Цер­ковь — окончатся и судьбы мира. Подобно кораблю на мо­ре, Церковь переносится из страны в страну, от народа к народу, но ни для какого народа нет нигде прочной обите­ли временного благосостояния, кроме Церкви, и вне Ее вовсе нет надежды на достижение счастия вечного, как вне ковчега Ноева не было спасения от всеобщей погибели: кто вместе с Церковью и в недрах Ее считает себя стран­ником и пришельцем на земле, тот только и достигнет вместе с Нею благополучно страны блаженной вечности.

Церковь находится в состоянии непрерывной брани. Чудными и не всегда постижимыми путями ведет Цер­ковь к победе и торжеству Божественный Вождь и Влады­ка Ее! Среди непрерывной брани со врагами Она то в цар­ственном величии объемлет собою целые страны земли, то сокращается в тесные пределы немногих народов; то в великолепии и славе воздвигает храмы Свои и спокойно славословит в них Господа, то в нищете и гонении, под мечем и огнем исповедует Имя Христово; то побеждает и торжествует над врагами своими, то в поношении от них страдает и болезнует. Но, при всех переменах судьбы бра­ни своей, она в истинных членах своих непрестанно и не­уклонно идет к цели своей: и среди спокойствия и тиши­ны, и среди скорбей и бедствий, в Ней зиждется истинное, вечное счастие человека.

БЛАЖЕН ЧТЫЙ И СЛЫШАЩИЙ СЛОВЕСА ПРОРОЧЕСТВИЯ о будущих судьбах Церкви и СОБЛЮДАЮ­ЩИЙ ПИСАННАЯ В НЕМ, - восклицает святой созерца­тель великих и дивных судеб Ее (Откр. 1, 3)! Блажен, кто, внимая откровению Господа о судьбе Церкви Божией, не усумнится в истине торжества Ее над врагами или в окон­чательной, совершенной победе Основателя и верховного Владыки Ее над древним змием, человекоубийцею иско­ни, восставшим против Царства Божия и непрестающим вооружаться против Него всеми силами и средствами ада! Блажен, кто уповает на всемогущество кроткого Агнца, закланного для спасения мира, и кто не отступит от Него среди тяжких искушений, постигающих Церковь по ко­варству древнего врага Ее, и не выйдет из ряда добрых во­инов Христовых, воодушевляясь упованием на участие во всемирном торжестве Церкви Христовой, имеющем отк­рыться по скончании мира! [49]

Эти прекрасные, воодушевительные строки примите, как прощальное заключительное слово ко всем моим бе­седам, которые я приостанавливаю на неопределенное время...

Молитвенно памятуя вас, мои родные, я, в свою оче­редь, надеюсь, что и вы не забываете моих неоднократных просьб о молении за вашего брата о Господе и о Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви Христовой.

АМИНЬ.

[1] См., например: Монахиня Серафима (Булгакова). Разгон обители // Литературная учеба. 1991. № 1. С. 127-128. - 280

[2] Новоселов имеет в виду Декларацию о лояльности митр. Сергия и его серьезные уступки государственному безбожию. - 280

[3] О ком здесь говорит Новоселов - установить не удалось. - 281

[4] Судьбы Церкви Божией на земле // Труды Киевской Духовной Академии. 1860, книга 1, паг. 4. С. 16-17. - 282

[5] Там же. С. 20. - 282

[6] Ин. 6, 51. - 282

[7] Там же. С. 17-18. - 282

[8] Тим. 2,5. – 282

[9] "Стояние" по-славянски означает: "опора". - 282

[10] Там же. С. 19-20. - 283

[11] Там же. С. 31. -283

[12] У Щеголева: "Южных Европейских народов". - 283

[13] Там же. С. 31-34. - 284

[14] Там же. С. 34.-284

[15] В качестве примера такого государства Щеголев указывает на "земли Кавказские", где "светильник Церкви Божией, возженный еще в первые времена... после не мог гореть во многих из них и затмился, меж­ду тем как судьбу этих народов Бог хранил и устроил так, что теперь воз­жигается там опять светильник веры Христовой и от сохранившегося света Церкви Грузинской, И от нового светильника Церкви Российской" (Там же. С. 44). - 285

[16] Например, Русь в период татаро-монгольского ига. - 285

[17] Там же. С. 39-46; ссылка Еф. 5, 11-13 (у Щеголева) ошибочна, возможно, подразумевалось: Еф. 6, 11-13. - 285

[18] Гам же. С. 52-53. С. 46. - 286

[19] Там же, книга 1. С. 53; книга 2, паг. 2.C.3. - 286

[20] Мф. 13, 37-38. - 286

[21] Евр. 9, 15. - 286

[22] Там же, книга 1. С. 53-54. - 286

[23] Там же, книга 1. С. 57. - 286

[24] Там же, книга 1. С. 62. - 286

[25] Там же, книга 1. С. 60; Щеголев указывет, что эта мысль принадлежит блаж. Августину (Epist ad Hesychium. С. ХП, п. 48). - 286

[26] Там же, книга 1. С. 60-62. - 287

[27] Мф. 23, 38; Лк. 13, 35. - 287

[28] Там же, книга 2. С. 4. - 287

[29] Там же, книга 2. С. 11-13. - 288

[30] Там же, книга 2. С. 19. - 288

[31] Очевидная опечатка у Щеголева; по-видимому, имеется в виду Быт. 1, 26. - 288

[32] Милость мира, жертву хваления" - литургийная формула (ответ хора на возглашение диакона: "Станем добре, станем со страхом, вонмем святое возношение в мире приносити"), означающая, по объясне­нию Николая Кавасилы, что мы приносим "милосердие Тому, Кто ска­зал: милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13). Милость же есть плод чис­тейшего и крепчайшего мира, когда душу не возбуждают никакие страс­ти, и когда ничто не мешает, чтобы она наполнилась милости и жертвою хваления". Эта жертва со стороны Бога есть величайшее милосердие к нам и плод примирения с Богом, тогда как с нашей она является велича­нием всего домостроительства Божия" (Архим. Киприан (Керн). Евха­ристия. Париж, YMCA-PRESS, 1947. С. 210-211). - 288 .

[33] Там же, книга 2. С. 21-22. - 288

[34] Быт. 1,31. - 289

[35] Современным представлениям ближе воззрения тех отцов Церк­ви, которые учили, что и до грехопадения "вся видимая тварь получила в удел естество смертное, потому что Творец всяческих провидел преступление Адама и тот смертный приговор, который будет на него произнесен" (Блаж. Феодорит. Цит. по книге: Толковая Библия. Т. 10. СПб., 1912. С. 472). - 289

[36] Там же, книга 2. С. 24, 26-27. - 289

[37] Сюда в первую очередь относится чин освящения воды (великое и малое водосвятия) - этой первичной стихии, которая используется за­тем в других освящениях; далее следует упомянуть прошение о "благорастворении воздухов" из великой ектеньи; имеются соответствующие молитвы для освящения огня, земли и ее плодов, и даже таких "немате­риальных" стихий, как звука (в чине освящения колокола - см.: Флоренс­кий П. Из богословского наследия // Богословские труды. Сб. 17. М., 1977. С. 155-156) и запаха (молитва благословения кадила пред каждени­ем - там же. С. 211). В наиболее развернутой форме благословение природных стихий испрашивается в службе вечерни в Великую субботу, когда милость Господня призывается на солнце и луну, дождь и росу, огнь и вар, студь и зной, росы и иней, ночи и дни, молнии и облацы, горы и холми, моря и реки и др. (Триодь постная. Ч. 2. М., Издание Московс­кой Патриархии, 1992. Л. 500об.-501об.). Заметим также, что в упомянутой работе Флоренского основные христианские праздники соотносятся с освящением тех или иных природных стихий; Богоявление - стихии во­ды, Страстная и Пасхальная седмицы - земли, Пятидесятница - воз­душной стихии, Преображение - стихии огненно-световой (Там же. С. 246). - 289

[39] Там же, книга 2. С. 27-28. - 289

[39] Там же, книга 2. С. 33-34. - 290

[40] Там же, книга 2. С. 37. - 290

[41] 1 Ин. 3, 8. - 290

[42] Евр. 2, 14. - 290

[43] Там же, книга 2. С. 44. - 291

[44] Там же, книга 3, паг. 2. С. 26-27. – 291

[45] Там же, книга 3. С. 38, 46-47. – 291

[46] Там же, книга 3. С. 47. – 292

[47] Там же, книга 3. С. 66. – 292

[48] Там же, книга 3. С. 69. – 292

[49] Там же, книга 3. С. 70-72. - 293


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования