Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Феодор Зисис. О "православии" антихалкидонских монофизитов


Четвертый Вселенский собор. Фреска Дионисия из Ферапонтова монастыря

1. Православие и нехалкидонские исповедания. Общая оценка диалога

Как известно, в настоящее время Право­славная Кафолическая Церковь ведет богословский диалог с различными христиански­ми конфессиями. Среди этих конфессий при­сутствуют также и монофизиты, которых также называют еще и антихалкидонитами, или же прохалкидоиитами, или древними во­сточными церквами, или, совершенно вопреки Священному Писанию "православными востока". Специально для ведения этого диа­лога был создан так называемый Смешанный Богословский Комитет с участием представи­телей халкидонского и нехалкидонских испо­веданий. В результате деятельности этого ко­митета возникло соглашение, согласно кото­рому выходичто в области догматики и веры Православных ничего не разделяет с антихалкидонитами, и что расхождения, имевшиеся до сего времени, возникли исклю­чительно вследствие неправильного толкования богословской терминологии. Теперь же, дескать, она понимается как надо и, трудами и усилиями нынешних специалистов-богосло­вов, в полном согласии со Святыми Отцами. Да и сам разрыв антихалкидонитов с Право­славной Церковью имел-де причины полити­ческие, а не догматические.

Такое представление, которое, как уви­дим далее, не только не соответствует действительности, но и целиком возникло в ре­зультате сознательного стремления исказить ее, впервые появилось в среде участников первых четырех неофициальных встреч Православных и антихалкидонских церквей, причем встречи эти, что примечательно, состоялись по инициативе Всемирного Совета Церквей.

В таком же духе действовала и созданная вслед за тем официальная Межправославная Богословская Комиссия; в этом же духе про­исходили и все последующие встречи в рамках Смешанного Богословского Комитета.

Нашлись даже некоторые участники этих встреч и официальные представители различных Церквей, которые утверждали, что Пра­вославие антихалкидонитов находится вне всяких сомнений, и что, следовательно, спе­циальный богословский диалог не нужен, так как еще более запутает дела. Они также предлагали, чтобы Церкви, прекратив богословские прения, немедленно перешли бы к провозглашению единства, так как уже более пятнадцати веков потеряны на бессмыслен­ные распри. По мысли этих людей, Церковь все эти долгие века заблуждалась, а множе­ство поколений Святых и учителей Церкви, осуждая монофизитов, яковитов, акефалов, севериан и тому подобных, ошибались. Вы­ходит, что множество простых умом, но про­свещенных духом святых старцев, которые, как мы читаем в "Отечнике", даже не разго­варивали с антихалкидонитами, пока те не раскаются и не признают решений Четверто­го Вселенского Собора, также заблуждались.

Несомненно, ни Святые Отцы, ни бла­женные духом старцы не были скуднее современных богословов ни умом, ни любовью; напротив, исполненные всяческой пастырской заботы, они стремились наставить отпав­ших на путь истинной веры, без которой не будет спасения. Ибо действительно любящим можно назвать лишь того, кто говорит прав­ду, какая бы она ни была, но не того, кто почему-либо старательно скрывает ее и стре­мится обмануть, сообразуясь с временным и человеческим, а не с вечным и Божиим. В сознании Церкви на этот счет неясностей нет: бывает добрый мир и согласие, и есть плохой мир и дурное согласие. Плох тот мир и плохо то единство, которые пренебрегают различи­ем в вере, ибо только единство веры и "обще­ние Святого Духа", за установление которых Церковь постоянно молится, только они и могут быть прочным, неколебимым основани­ем настоящего мира и согласия, ибо только такое единство имеет глубочайшую, мисти­ческую основу. А когда такого мистического единства нет, тогда бывает дурное согласие и ложный мир, лишь внешне прикрывающие незаживающую язву разделения и распада; в таких случаях предпочтительнее "славная война, чем мир с отверженном Бога" [1].

1. Св. Григория Богослова. Слово 2, 82 (Апологе­тическое послание при бегстве в Понт), а так же Слово 6,11 (Слово о мире) "лучше прения о благоче­стии, чем ущербное единство".
А также св. Иоанна Златоуста, Слово на Еванге­лие от Матфея 35, 1. "Всякое ущербное согласие упразднится. Так случилось во времена вавилонской башни: раздором добрым плохое согласие упраздни­лось и установился добрый мир".
А так же св. Исидора Пелусиота Послание 4, 36 к Петру Монаху: "Ибо, о мудрейший, война здесь богоугодна, а мир тягостнее беспрерывного сраже­ния; как сказано:"позавидовал я безумным, видя благоденствие нечестивых" (Пс. 72, 3).

Идея, что можно провозгласить сначала тождество, а затем и единство Православныхи антихалкидонитов, впервые появляется на заре нашего века, еще даже до того, как началось движение за восстановление римс­ко-католической Унии и возникло Экуменическое движение с его протестантским духом релятивизма и синкретизма.

Не в последнюю очередь благодаря этому протестантскому релятивизму и синкретиз­му, идея о тождестве Православных и анти­халкидонитов получает широкое распростра­нение внутри экуменического движения. С этих пор монофизитов величают антихалкидонитами, прохалкидонитами, сторонниками древних восточных исповеданий и даже пра­вославными востока. Так были разрушены границы, положенные от Бога, как сказано: "не переноси границ, положенных от века отцами нашими". Так были созданы предпо­сылки к тому, чтобы в сознании Церкви монофизиты, всегда бывшие нераскаявшимися еретиками, без покаяния и обращения стали бы сонаследниками Православия. Требуют даже и от самих Православных, чтобы они признали антихалкидонитов Православны­ми.

Смешение и путаница превосходит здесь уже всякое разумение. Еще каких-нибудь де­сять лет назад при словах "Межправослав­ный комитет" или "Православные Церкви" всякий посчитал бы, что речь идет о помест­ных Церквях, образующих Православную Кафолическую Церковь, первенствующий по чести престол среди которых принадлежит Константинопольской Патриархии. Ныне же это не стало более очевидным, так как по инициативе экуменистов и по нашей же, то есть Православных, снисходительности, "Межправославный Комитет" может теперь включать и монофизитские церкви коптов, сирояковитов, армян, эфиопов и прочих. Первоучитель же религиозного синкретизма, еще ранее протестантов, есть римский папа, как это видим из того положения римско-католической унии, что иные исповедания, признав первенство папы, вольны сохранять свою веру и даже самые свои ереси.

Другим пагубным следствием этой пута­ницы является то, что многие православные богословы утратили религиозное самосозна­ние и потеряли чувствительность ума. Это относится, прежде всего, к тем, кто каким-либо образом связан с Всемирным Советом Церквей и одержим духом экуменизма. Это, происходящее, как сообщается, "вследствие объективных богословских изысканий" и прикрываемое громкими именами видных экуменистов отупение богословских умов уже коснулось и консервативных богословов. Так, например, те участники межконфессио­нального диалога, которые сначала были неколебимы во мнении, что общение и объеди­нение с антихалкидонитами возможно лишь при условии признания ими Четвертого и всех последующих Вселенских Соборов, ныне уж не столь непреклонны. После нео­фициальной встречи с антихалкидонитами в Женеве, убедившись, что признания поста­новлений Вселенских Соборов с их стороны ожидать бессмысленно, эти православные бо­гословы призывают дать новое толкование решений Четвертого Вселенского Собора с тем, чтобы антихалкидониты могли его при­нять.

В действительности речь заходит не столько о новом толковании Соборных постановлений, сколько о полном их пересмотре. Так, например, какое еще новое толкование можно дать следующему решению Седьмого Никейского Вселенского собора, где об анти-халкидонитах говорится буквально следую­щее:

"Исповедуем две природы ради нас Воплотившегося от пренепорочной Богороди­цы и Приснодевы Марии, признаем Его совершенным Богом и совершенным челове­ком, как и было прежде оглашено на соборе в Халкидоне, нечестивых же соблазнителей царского двора Евтихия и Диоскора и сотова­рищей их Севира, Петра, и прочее иже с ними нечестивое сборище предаем прокля­тию".

Для нас, православных, постановления Вселенских Соборов есть непреложная исти­на, ниспосланная Святым Духом и восприня­тая на все века сознанием нашей Церкви. Богословские умствования и софизмы лишь подрывают авторитет Соборных постановлений и преемственность церковной традиции. Следует ли Православным двадцатого столе­тия воспринимать антихалкидопитов иначе, чем все прочие поколения Православных на протяжении пятнадцати веков? Богословие — вещь не слишком удобная для манипули­рования ею в целях личных амбиций. Ибо если в этом здании разрушить что-то одно, то и рухнет и все здание целиком. Святые отцы прекрасно об этом знали, и поэтому един­ственным путем примирения с еретиками счи­тали покаяние и принятие Православия.

Так зачем же закрывать им этот путь, сразу признав их Православными, и помес­тив их в ограду Православной Церкви, отку­да справедливо и по вдохновению Божию были они некогда изгнаны Святыми Отцами?

2. Святой Иоанн Дамаскин и антихалкидониты

На протяжении истекших со времен Чет­вертого Вселенского Собора пятнадцати столетий не было православного учителя или святого, который учил бы, что православие есть одно с антихалкидонитами. Наоборот, многие учителя Православия всячески стре­мились изобличить антихалкидонскую ересь, причем тут мы можем назвать столь возвы­шенные умы и столь выдающиеся авторите­ты, что утверждение, что они-де не смогли понять антихалкидонской аргументации, ста­новится просто смешным. Довольно ли бу­дет, если назовем здесь святого Максима Исповедника, святого Иоанна Дамаскина и Фотия, Патриарха константинопольского? Довольно ли этих трех великих, неустанно сражавшихся с антихалкидонитами?

Горький опыт недавних межконфессио­нальных дискуссий оставляет впечатление, что членам православных делегаций не хвата­ло систематической богословской подготов­ки, знания творений Св. Отцев и Соборных постановлений. Наши представители выгля­дели так, словно не учились у православных наставников, а были воспитаны на экумени­ческой литературе. Нет никаких сомнений, что если бы наши делегаты были лучше под­готовлены в теоретическом отношении, то есть лучше бы знали творения Св. Отцев, по крайне мере хоть трех, о которых было упо­мянуто выше, то и результаты переговоров были бы иными. Ибо в творениях Св. Отцев внимательный читатель найдет описание все тех же ухищрений и маневров, которые антихалкидониты применяют и до сего дня. Все это, по мнению учителей Православия, есть только нечестность и неискренность, с целью избежать публичного исповедания двух природ Господа нашего Иисуса Христа и постановлений Четвертого Вселенского Собора.

Сторонники унии Православия и антихалкидонских исповеданий, полностью игнори­руя святоотеческоё наследие, пытаются про­ложить новые пути, проходящие на грани обновления традиционной религии. Для ар­гументации в свою пользу они, как правило, используют отдельные, произвольно извле­ченные из контекста, цитаты св. Иоанна Дамаскина, которые, вне связи с основным со­держанием его сочинений, могут создать иллюзию, что св. Иоанн признавал-таки акефалов и яковитов православными. Использование св. Иоанна Дамаскина не случайно в том отношении, что он обладает самым высоким авторитетом как систематизатор православ­ной догматики, устами которого как бы гово­рила сама Православная Церковь. Мнение такого авторитета, как Иоанн Дамаскин, в пользу унии с антихалкидонитами могло бы быть действительно очень существенным ар­гументом в ее пользу.

И как бы хотелось, чтобы к тому действи­тельно имелись объективные предпосылки, чтобы действительно имелось основание для такого примирения, и вся горькая история полутора тысячелетнего разделения оказа­лась лишь следствием заблуждений и политических интриг своего времени. По крайней мере, является несомненным то, что такой великий догматист и выразитель православ­ного духа, к тому же сам живший в Сирии и хорошо знавший местные условия, не мог ошибаться.

В творениях св, Иоанна Дамаскина мы находим, однако, не оправдание, а весьма нелицеприятную критику антихалкидонских ересей. Для объединения с антихалкидонитами он не видит другой возможности, кроме как если они покаются и примут халкидонское исповедание. Все это могло бы послужить ко вразумлению некоторых нетерпеливых сторонников унии, прежде всего, для Антиохийской Православной Церкви.

Рассмотрим обстоятельным образом, на­сколько только позволяет объем этой неболь­шой книжечки, что же именно говорится в творениях Святого. Известны три его основ­ных полемических трактата против монофизитов. Первый называется "О сложности природы, или против акефалов" [2]. Второй трактат, более пространный, написан по указанию Патриарха Антиохийского Петра, и называется "Изложение от лица Петра, свя­тейшего архиепископа Антиохийского, к яковитскому епископу города Дары" [З]. Третий же называется "Послание к Иоанну архиман­дриту о Трисвятом" [4], и рассматривает вопрос о пении Трисвятого гимна и о том, что монофизиты относят Трисвятое обычно толь­ко ко Христу, дабы оправдать добавление слов "распятый за нас".. Согласно св. Иоанну Дамаскину, тот, кто ограничивающий Трисвятой гимн лишь одним лицом Пресвятой Троицы, становится "сообщником нечестиво­го Гнафея, коий суть сборище и средоточие всякого нечестия". Здесь имеется в виду Патриарх Александрийский Петр Гнафей, который впервые ввел ограничение Трисвя­того [5]*.

2. [Migne PG.] 95, 112-125
3. [Migne PG.] 94, 1436-1501
4. [MignePG.] 95, 21-61
5. [MignePG.]
95, 24, 57
* Противомонофизитские произведения преп. Иоанна Дамаскина опубликованы в русском переводе Д.Е. Афиногенова в издании Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Т. 3. Христологические и полемические трактаты. Слова на богородичные праздники. М., "Мартис", 1997. Ред.

Еще в одном своем труде, на сей раз направленном против монофелитов, св. Иоанн полемизирует также и с монофизитами. Этот труд называется "О двух волях и двух энергиях Христа и о прочих Его свой­ствах изложение, а так же о двух природах и одной ипостаси" [б]. Кроме того, следует упомянуть еще сочинения "Краткое изложение о ересях, их началах и причине" [7], и "Точное изложение Православной веры" [8], которые вместе с трактатом "Философские главы" образуют капитальный труд "Источ­ник знания".

6. [Migne PG.] 95, 128-185
7. [Migne PG.] 94, 677-780
8. [Migne PG.] 94, 789-1228

Антихалкидониты извлекают из сочине­ния св. Иоанна Дамаскина "О ересях" из­любленную свою цитату, что монофизиты, "под предлогом постановленного в Халкидо-не отложившиеся от Православной Церкви, во всем остальном остались православными". Они приводят эту цитату обычно вне связи с остальным содержанием; мы же, чтобы вне­сти ясность, приведем всю главу целиком. Итак, мы читаем у св. Иоанна Дамаскина [9]:

83. "Египтяне, они же схизматики, они же монофизиты; под предлогом постановленного в Халкидоне отложившиеся от Православной Церкви. Называются же египтянами потому, что впервые эта ересь началась в Египте при царях Маркиане и Валентиниане, во всем же остальном остались православными. Выше­названные, через александрийца Диоскора, отлученного Собором в Халкидоне за попыт­ку отстоять учение Евтихия, многажды уко­ряли соборных Отцев. Здесь мы исследуем их учение и разберем его нечистоту и суесло­вие; вожди же их Феодосии Александриец, от которого феодосиане и Яков Сирский, от которого яковиты. Этих же вышеназванных споспешники и поборники Севир, растлитель антиохийцев, и лжеучитель Иоанн Трифеит, отрицатели тайны спасения всех. Они напи­сали многое против боговдохновенного уче­ния шестисот тридцати Отцев собора в Хал­кидоне, заманив в сети своей страшной ереси и тем погубив многих.

В рассуждениях о домостроительстве Божием они путают все. Описание же этого заблуждения и краткие комментарии к нему делаем, дабы опровергнуть эту безбожную и мерзостную ересь. Поборника же их Иоанна, коего они весьма превозносят, не учение, а вернее сказать пустословие, здесь описывать не станем".

9. [Migne PG.] 94, 741-744

Сразу следует отметить, что св. Иоанн Дамаскин однозначно относит антихалкидонитов к еретикам. Уже самый порядковый их номер в списке ересей свидетельствует, сколь они не близки к Православию. Кроме того, далее по тексту он ясно называет их монофизитами. "Египтяне, они же схизматики, они же монофизиты". В современной экуменичес­кой литературе говорится так много в пользу того, что они не монофизиты, что сам термин этот грозит уже выйти из употребления.

Теперь мы подошли к сакраментальной фразе: "под предлогом постановленного в Халкидоне отложились от Православной Церкви... во всем же остальном остались пра­вославными". Из первой части мы можем уразуметь, что речь идет о расколе, о схизма­тиках, не принадлежащих более к лону Пра­вославной Церкви, находящихся, несомнен­но, вне ее пределов. Причина же их разрыва с Православной Церковью заключается, вне всяких сомнений, в догматическом разногла­сии, а не в политических мотивах. Святые Отцы, не в пример нынешним богословам, словно бы хватающим по верху, видели суть всякого дела: "под предлогом постановленно­го в Халкидоне". Сознательно употребляя это выражение "под предлогом", св. Иоанн Дамаскин тем самым усугубляет тяжесть вины антихалкидонитов и, с другой стороны, увеличивает авторитет Четвертого Халкидонского Вселенского Собора. Иными словами халкидонская вера настолько кристально ясна и прозрачна, что не надобности давать еще какие-то толкования, что отказ от нее может рассматриваться только как предлог для уклонения в раскол и ересь.

Каков же смысл следующей части фразы: "во всем же остальном остались православными"? Св. Иоанн Дамаскин здесь делает ни что иное, как противопоставляет их величайшее богословское заблуждение, а именно, отвержение Халкидонских догматов, что сразу же их помещает вне пределов Православной Церкви, тому, что в отношении церковного культа, обрядов и обычаев они остались пра­вославными, то есть согласными с Право­славной Церковью.

Всем понятно, что единство церквей пред­полагает одну веру, один культ и одно начальство; в особенности же все, что касается веры, должно совпадать вплоть до самых незначительных мелочей. Ибо если обнару­жится хоть малейшее расхождение, тогда, как говорится, "если хоть один малый член страдает, то страдает и все тело". Естествен­но, что постановленное Халкидонским Собо­ром, что в лице Христа две различные приро­ды образовали одну ипостась, суть фундаментальная богословская истина. Отвергаю­щие ее немедленно становятся еретиками, пусть хоть и "во всем остальном остаются православными". Такова позиция св. Иоанна Дамаскина, и подтверждение тому находим также и в других положениях цитируемой главы. Прежде чем продолжить их рассмот­рение, в связи с вышесказанным заметим, что сказанное в отношении антихалкидонитов может быть применимо и для ариан и иконо­борцев, по аналогичной логике. То есть, ариане отложились "под предлогом решений Первого Никейского Вселенского Собора", а иконоборцы "под предлогом решений Седь­мого Никейского Вселенского Собора", "во всем же остальном остались православны­ми". Рассуждая таким образом и зная, что и почему отвергают еретики, станем ли прини­мать их как Православных, ломая границы, "от века положенные Отцами нашими"? Ста­нем ли тем заведомо вносить разрыв в живое тело Церкви нашей, тем более что видим всю неискренность их "раскаяния"?

Продолжив наше исследование далее, об­наружим много интересного. Антихалкидониты вообще очень чтут Диоскора, низложенного собором в Халкидоне за защиту учения Евтихия. За Диоскора они многажды упрека­ли Собор, однако упреки эти соборные Отцы отвергли, показав "их мерзость и пустосло­вие". Св. Иоанн Дамаскин приводит имена начальников ересей: Феодосия александрий­ца, от которого пошли феодосиане и Сирийца Якова, от которого пошли яковиты. Соратни­ки же их есть Севир, "растлитель антиохийцев", и Иоанн Филопон Трифеит, которые в учении своем отрицали тайну спасения; "от­рицатели тайны спасения всех". Они написа­ли много "против боговдохновенного учения шестисот тридцати соборных Отцев", завлек­ли множество душ "в свою страшную ересь" и тем погубили их. Краткое описание этого их нечестивого учения и комментарии по это­му поводу сделаны были с целью опроверже­ния этой "безбожной и мерзостной" ереси.

Если перевести все вышесказанное на со­временный богословский язык, то это будет означать следующее: св. Иоанн Дамаскин не сомневается в справедливости осуждения Диоскора, которого оправдывают и многие Православные, так как тот не сам отпал, а лишь защищал Евтихия. "Не за веру был осужден Диоскор", — сказал некогда патри­арх Анатолий, и это его слова стали такой же притчей межконфессионального диалога, как и упоминавшееся высказывание "во всем же остальном остались православными". Это оз­начает не то, что Диоскора признают право­славным, а то лишь, что, будучи призван на Собор, он не явился, и за это каноническое неповиновение, "а не за веру", и был отлу­чен. Церковный историк Леонтий по этому поводу замечает: "Если бы он и явился, то был бы отлучен за ересь, ибо и был ерети­ком" [10].

10. См. "Учение Св. Отцев о воплощении Сло­ва", 1981, 177-179.
Говорят, что не следует принимать собора в Халкидоне, ибо собравшиеся там были некрепки умом. Так, они низложили в Византии Евтихия; Диоскора, принятого в Эфесе и низложенного там Флавиана, в Халкидоне же первого низложили, а другого приняли. На это отвечаем, что делам человеческим не следует придавать значения. Ибо многим людям, и даже весьма известным, случалось совершать такое. Кроме того, даже если и нашлись такие, которые и переменили свое мнение, то не следует из-за этого отвергать решение шестисот соборных Отцев. Ведь не ради тех, кто заседал вместе с Диоскором, был этот собор отвергнут.
Еще говорят, что если по мнению Анатолия Кон­стантинопольского не за веру был отлучен Диоскор, то что же тогда не принимаете его? Отвечаем, что воистину, не за веру был он отлучен. Ибо специально не пришел на Собор, чтобы не было расследовано его дело; а если бы явился и случилось быть расследова­нию, то был бы осужден как еретик, ибо и был еретиком. Но, будучи до трех раз позван, не пришел и тем положил причину своего отлучения, а потому и сказал Анатолий, что не за веру он отлучен.
Еще говорят, что этот Собор принял еретиков и потому не следует принимать его, сказано же это о Феодорите и Иве, Говорим, что приняли их не рань­ше, чем они анафематствовали Нестория.
Опять недоумевают, зачем не заставили Феодорита анафематствовать собственные его сочинения против Кирилла? Отвечаем, что не ради этого, а ради святого Кирилла был он призван на Собор; и, ради общения с восточными областями не заставили его отречься от своих сочинений. Если бы Собор не делал того, что делал святой Кирилл, то не стоило бы созывать его. То, что святой Кирилл сделать не успел, то Собор завершил, потребовав анафематствовать Нестория. К тому же, хоть и считаем их еретика­ми, того ради Собор не отвергаем. Вот и Никейский собор, собравшийся на Ария и иных, ради них не отвергаем, и называем собором 318-и, а не 311-и. Также и Ювеналий Иерусалимский, бывший в Эфесе с Диоскором, сего ради не был отвергнут в Халкидоне.

Упреки антихалкидонитов по адресу собо­ра в Халкидоне немедленно отвергаются св. Иоанном Дамаскиным как беспочвенные. В процессе нынешнего межконфессионалыюго диалога Православные частично признав по­зицию антихалкидонитов, стремятся, исходя из такой позиции, оправдать Халкидонский собор. Так, особо примечательна ненависть антихалкидонитов к Папе римскому Льву, который якобы увлек Собор своими несторианствующими размышлениями и на котором-де и пребывает вся ответственность за раскол Восточной Церкви. Результатом прямой ненависти к святому Льву является стремление всячески подчеркнуть "кирилловское проис­хождение" положений Собора, при отрица­нии к ним причастности св. Льва. Так пыта­ются сделать решения Собора более приемле­мыми для антихалкидонитов.

Все вышеописанное представляет первый в истории случай, когда Православная Цер­ковь отвергает собственных учителей в угоду еретикам. Утверждение, что мнения св. Льва относятся к отношениям между антихалкидонитами и римо-католиками и не касаются Православных, беспочвенны потому, что св. Лев принадлежит к Православной Кафолической Церкви, какой она была до начала всех расколов.

Для св. Иоанна Дамаскина отрыв от Цер­кви означает, прежде всего, лишение возможности спасения. Антихалкидониты же в своем учении отрицают "тайну спасения всех". Бу­дучи затянутыми в эту ересь, они тем самым ущербляются и теряют спасение. Все мы при­знаем, что целью и смыслом учения Святых Отцев было обеспечить возможность спасе­ния, а не осуществление филологических и иных изысканий. Они боролись не за то, чтобы восторжествовало чье-то мнение, а что­бы люди смогли спастись. Экуменисты склонны думать, что в каждой отдельной церкви можно спасаться через эту церковь, а различие в вере есть не более как различие в богословской терминологии. Как сказано в протоколах Диалога, антихалкидониты пусть придерживаются своей традиционной кирил­ловской терминологии об одной природе воп­лотившегося Слова, а Православные пусть придерживаются своей терминологии о двух природах Его. По мнению экуменистов, все это не имеет никакого значения для тайны спасения: а св. Иоанн Дамаскин и другие Святые Отцы, видевшие в этом тяжкую ересь, заблуждались. Этот вывод однозначно записан в протоколе Диалога [11]: "Ныне совершенно понятно, что обе семьи христиан всегда сохраняли чистую православную хри-стологию и непрерывность апостольского предания, используя лишь христологическую терминологию различными способами" [12].

11. См. службу Святому от 18 февраля.

12. Протоколы заседаний Смешанного Богослов­ского Комитета, Женева, Сентябрь 1990.

Заключение

Мы исследовали тексты полемических творений св. Иоанна Дамаскина против моно-физитов, чтобы убедиться, что он вовсе не подтверждает их Православие. Все это мож­но достаточным образом уразуметь из его сочинения "Против ересей". Все изложенное во всех его сочинениях по этому поводу, можно, однако, уразуметь и из краткого от­рывка, где, несомненно, осуждается "безбож­ная и мерзостная ересь" монофизитов, соуча­ствующие в которой теряют спасение. Вслед­ствие всего этого становится ясно, насколько "Православными" являются так называемые "Православные Востока" и какие надежды следует питать на объединение их с Право­славной Церковью.

Феодор Зисис. О "православии" антихалкидонских монофизитов. Фессалоники. 1995


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования