Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Игумен Кирилл (Сахаров). О Сербии с любовью. [воспоминания]


Продолжение воспоминаний,  часть 12

Предыдущие главы см. здесь: Часть 1 - Часть 2 - Часть 3 - Часть 4 - Часть 5  - Часть 6 - Часть 7 - Часть 8 - Часть 9 - Часть 10 - Часть 11

Давно мечтал посетить Сербию. И вот такая возможность представилась. Пришло приглашение от Института экономики Сербии, приглашение лично мне - приехать для участия в Международной конференции, посвященной годовщине бомбардировки Сербии. Как известно, это началось 23 марта 1999 г.

Часто такие приглашения застигают врасплох. Были некоторые колебания, ехать — не ехать: самочувствие, Великий пост, занятость... Решил написать Патриарху прошение с такой формулировкой: "Если сочтёте целесообразной поездку, готов поехать, полагая, что это послужит укреплению связей". Нет, так, нет. Пришел такой лаконичный ответ — резолюция на моем прошении — "Благословляю".

Встал вопрос: с кем ехать? Есть такая необходимость, чтобы был человек, который мог бы помогать в технических вопросах, касающихся приобретения билетов, устройства быта, налаживания связей, контактов, телефонные звонки. Выбор пал на нашего старосту Владимира Никаноровича, который энергично взялся за подготовку этой поездки. Начались телефонные звонки в Сербию известным нам людям. К сожалению, не удалось выйти на митрополита Черногорского Амфилохия, нашего давнего знакомого, так как его не было в Сербии, он был в Париже. По инициативе Владимира Никаноровича, мы взяли с собой Крест из подарочного фонда нашего храма, чтобы подарить его Троицкой русской церкви. В Сербии было несколько русских церквей. Начиная с 20-х годов, они были построены эмигрантами. Самый большой поток эмиграции после революции был именно в Сербию, где сложилась большая русская колония. Было много военных, много духовенства. Именно в Сербии, в городе Сремски -Карловцы состоялся учредительный Собор Русской Зарубежной Церкви во главе с митрополитом Антонием (Храповицким). Мы были на его могиле. Русские эмигранты, когда узнали, что Иверская часовня разрушена в Москве, решили построить ее копию в Белграде на кладбище. Именно там был погребен впоследствии митрополит Антоний, скончавшийся в 1936 году. К сожалению, русские храмы были закрыты в послевоенный период, когда было ухудшение отношений между Югославией и Советским Союзом в период правления Тито и Сталина. И только Троицкий храм в Белграде сохранился. Основателем храма был протоиерей Петр Белоликов, погребенный у Иверской часовни, а затем служили в нем представители династии Тарасьевых. Я застал о. Василия - такой это был колоритный, темпераментный священник, прослуживший в храме несколько десятилетий. До этого служил его отец протоиерей Виталий, а сейчас его сын Виталий является настоятелем храма. К сожалению, паства этого храма преимущественно сербская, поскольку русские не очень активно посещают храм. Живет их в Белграде около двух тысяч, но посещают храм единицы. Тем не менее,  русский храм заметно отличается от храмов сербских. Есть даже такое выражение у сербов: долго служит священник, стало быть это русский (поскольку у сербов служба существенно сокращается). Они говорят, что были пятьсот лет под турками и отучились часто ходить в храм. Народ южный, темпераментный, долго молиться не привык. Это нам говорил о.Лука, диакон Лука Новакович, с которым я заканчивал духовную академию в 1987году (ныне он настоятель собора св. Саввы в Белграде).

В русском храме всенощное бдение совершается два часа с лишним, до трех часов в праздники. У сербов — час, час пятнадцать. В русском храме, скажем, вычитывается шестопсалмие полностью. А у сербов зачастую читается только первый псалом и последний. Однажды приехали русские паломники, были на службе в патриаршем соборе, предложили свои услуги почитать. Один вызвался на шестопсалмие, ему сказали: "Читать не надо, мы сегодня пропоем". Он был в изумлении, вот подвижники — даже поют шестопсалмие. Пропели: "Слава Вышних Богу...", "Господи устне..." и все. На этом шестопсалмие закончилось… В русском храме еще более -менее сохраняется структура богослужения, но также есть сокращения. Вот такой, например, момент: после непорочных "Благословен еси Господи..."-"Паки и паки..."- малая ектенья, а затем читается ипакои и поются степенны. Там же сразу после малой ектеньи батюшка с клироса мне показывает, мол, прокимен говорить надо перед Евангелием.

Конференция проходила в лучшей гостинице Белграда "Интерконтиненталь", построенной в 60-е годы. Был такой у сербов период, когда они себя ощущали малой империей. Действительно, в составе Югославии было шесть республик - малая копия Советского Союза. Югославия несколько особняком держалась от так называемого международного рабочего и коммунистического движения. Она была сторонницей третьей линии. Было такое движение — неприсоединения, это Китай, Индия, ряд развивающихся стран. Югославия претендовала на лидерство в этом движении. Построили они эту престижную гостиницу, "Савва-Центр", для различных конференций, симпозиумов. Масса там магазинчиков, кафе и т.д. То есть целый комплекс. Там и проходила конференция, участниками которой было несколько десятков человек буквально со всех концов мира. Сербы были заинтересованы в том, чтобы собрать виднейших специалистов, о которых они знали, что они занимали сочувственную позицию в период бомбардировок, санкций, блокады Югославии. Блокада остается, она существенно отражается на экономике страны, хотя они привыкли как-то выживать. Блокада в основном распространяется на стратегические и военные товары. В этих условиях Россия все-таки поставляет им газ.

Название "Савва-Центр" - во имя наиболее почитаемого в Сербии святого Саввы, жившего в XIII столетии. Для сербов он как для нас преподобный Сергий Родонежский. В честь св. Саввы построен храм в центре Белграда, самый большой на Балканах, вмещает порядка десяти тысяч человек. К сожалению, собор не достроен, хотя начали строить его еще в 30-е годы. Именно там проходило богослужение, когда приезжал Патриарх Алексий. При большом храме есть еще маленький храм св. Саввы, где также совершаются богослужения.

Условия в гостинице были великолепные. Если сказать сколько стоил один номер, то можно упасть в обморок, умопомрачительная цифра в долларах за один день. Почетному гостю предоставили особые условия. Блок из 2-х комнат, одна из которой приемная, а другая — личные аппартаменты. Два телевизора, бар с напитками и т.д. Я понимаю желание сербов оказать нам внимание, но когда видишь в каких они находятся условиях и потом повод для приезда - беда, агрессия — то становится не по себе. Погибло около двух тысяч человек, разрушено несколько мостов, телецентр. Бомбу туда сбросили - это около русской церкви, в церковном дворе были разбросаны останки человеческих тел.

Что касается конференции. Не скажу, что она много дала, представляла большой интерес. Выступало много иностранцев, были представители из Англии, Мексики, Индии, Китая. Тогда, кстати, шел процесс завоза китайцев в Югославию. 50 тысяч их там уже было, и есть беспокойство, как у нас по поводу кавказцев, так и у них по поводу массового подселения китайцев.

Из русских участников были Михаил Кузнецов — известный юрист, который возглавлял. Международный трибунал по преступлениям против сербов. В Гааге существует трибунал, занявший одностороннюю антисербскую позицию, а это общественный трибунал в пику тому трибуналу. Здесь совершенно иной подход - просербский.

В конференции также принимали участие директор Института стран СНГ Константин Затулин, известный специалист по Сербии Гуськова Елена Юрьевна. Она пользуется очень большим уважением у сербов, прекрасно владеет сербским языком. Была Наталия Нарочницкая, которая тоже в Сербии пользуется большим авторитетом. На конференции она прекрасно выступала, под духовным углом зрения анализировала ситуацию в Сербии. Были еще некоторые участники из России, например, А. Сенин, главный редактор "Русского Вестника", известный писатель О. Платонов.

Конференция проводилась на государственном уровне, Сербская Церковь практически в ней не участвовала, и мы были гостями не Церкви, а именно этой конференции. Был еще отец Всеволод Чаплин, который в ОВЦС курирует связь с общественными организациями.

Когда мы прибыли в Белград, в Русском Доме в центре Белграда состоялась большая пресс-конференция. Раньше здесь раполагалась русская гимназия, а при ней домовая Троицкая церковь. Неподалеку было Российское посольство, которое, как говорят, крытым подземным ходом соединялось с Королевским Дворцом. Король в сложных ситуациях всегда советовался с российским консулом. На пресс-конференции каждый из участников кратко выступил, в том числе и я. Я отметил, в частности, что мы знаем о бедах в Сербии. Я имел в виду православную общественность, Союз православных братств. Мы знаем, что Косово, Метохия — это сердце Сербии, Святая Земля. Там около трех тысяч храмов, разрушено 84 храма и монастыря (на сегодня более 130). Храмы там очень древние -XII, XIII, XIV столетий, и каждое разрушение — это рана в нашем сердце, это все равно, что разрушить допустили Успенский Собор во Владимире или прекрасный храм Пророка Илии в Ярославле. Так мы это воспринимаем. Отвечая на вопрос из зала о добровольцах в период военных действий, я припомнил, что когда у нас выступал владыка Амфилохий, то он рассказывал, что русские добровольцы говорили ему, что мы здесь для того, чтобы не пришлось нам на Волге врага встречать. Потому что сценарий, который сейчас разворачивается в Сербии, ожидает и Россию. Пока врагов еще сдерживают остатки нашего ядерного оружия, а когда им удастся выдернуть ядерное жало у России, тогда нас ждет балканский вариант. В принципе можно провести параллель между Косово и Москвой. Сейчас в Москве много заселилось выходцев с Кавказа. Одних азербайджанцев около миллиона, и это все как бы мина замедленного действия.

Нужно сказать, что у сербов очень остро стоит демографическая проблема. Их чуть более 10 миллионов. Очень много делается абортов. В марте, буквально перед нашим приездом, Синод Сербской Церкви вынес такое постановление: те врачи-гинекологи, которые причастны к убийству детей, отлучаются от Церкви. Во многом то, что в Косово произошло, связано с эти вопросом, потому что у албанцев колосальный прирост населения. Аллаху нужно подарить пять сыновей — вот такая установка у них.

Наши участники наиболее ярко выступали, мы все-таки более близки к сербам, чем другие. У меня было такое искушение. Каким-то образом исчезли тезисы моего доклада. Я просмотрел "Вестники Союза Православных Братств" за прошедшие 10 лет. В начале своего выступления заметил: тех, кто занимается Сербией, помогает ей, особая радость с одной стороны посещает, а с другой стороны искушений возникает много, и вот, последнее искушение - исчезали тезисы моего доклада. Только ли рассеянность причина? Чувствую, что явное духовное искушение имело место.

В своем выступлении я рассказал обо всем, что нами делалось. Вспомнил Обращение СПБ 1992 года, в котором говорилось о ритуальном убийстве сорока младенцев в городе Вуковаре. Во многом мы были сориентированы в той ситуации Меморандумом Сербской Церкви 1992 года. Говорил о том, что первопричиной бед Сербии является ненависть к Православию со стороны его недругов. Сербы являются передовым бастионом Православия. Это вызывает к ним ненависть западного мира. В этом причина трагических событий прежде всего, наряду с другими, конечно — военными, стратегическими и т.д. Рассказал о том, что владыка Амфилохий был в нашем храме, и вместе с ним мы служил панихиду о погибших сербах. И о молебне о победе сербского оружия над супостатами, о мощном крестном ходе в марте, который пришел к нам, когда начались бомбардировки. И о том, что мы ценим, что сербы почитают царя Николая еще с довоенного времени. Они очень признательны ему за помощь в Первой мировой войне. Мы знаем, что сербы приютили нашу большую эмиграцию в 20-е-30-е годы. Мы и сейчас нуждаемся, и в дальнейшем в их духовной помощи — по проблеме кодов и ИНН, например. Нам было горько слышать в разгар этих бомбардировок, как с оттенком иронии сербы говорили при проверке на таможне: "А, что это у вас там, не С-300?"(противоракетный комплекс). Или говорили: "Русские, не бойтесь, сербы с вами". Конечно, они разочарованы тем, что Россия так себя повела, хотя, в общем-то, Россия, русские с любовью к ним относятся. Одно дело - власть, другое дело — народ.

Практически везде был праздник общения, масса встреч, масса контактов. Они очень близки нам, чисто даже генетически. Люди такие крепкие, высокие, симпатичные, народ очень привлекательный. Интересно, что только у сербов нет христианских имен, дней ангелов. У них есть понятие "покровитель рода", "местная слава". Когда бывает праздник святого, то это праздник всего рода. Имена очень оригинальные: Любодар, например, по -русский — любимый, дорогой.

На конференции выступали два англиканских священника. Один рассказал, что в том, что начались бомбардировки, большую роль сыграла жена Клинтона - Хиллари. Она оказала на Клинтона большое давление, чтобы он принял такое решение, а тот колебался. Урон от бомбардировок: 100 миллиардов долларов, около 2000 погибших. Сербы смогли сбить 60 самолетов, хотя техника у них на уровне 70-х годов, а натовцы поднимали самолеты на высоту 15 километров и производили точечные удары. Сербов просто расстреливали, как у нас Белый Дом в 93-ом году, тем не менее, они смогли сбить 60 самолетов. Были бы комплексы С-300, не было бы бомбардировок. Запомнился рассказ о двух эпизодах в ходе конфликта. Сербский летчик вклинился в летящую стаю натовских самолетов, замаскировался между ними, вошел строй и поразил несколько самолетов, потом уже его сбили. Не принято по неписаному кодексу чести расстреливать летчиков, когда они катапультируются, то его все-таки расстреляли. Второй был случай, когда сербы залетели на аэродром вражеской на территории Албании и уничтожили несколько самолетов.

С о. Всеволодом я сослужил Патриарху Павлу в воскресенье в храме Архангела Гавриила. О Патриархе Павле мы много слышали. Ему тогда было 86 лет, он такой сухонький, маленький, пол-яйца утром и пол-яйца вечером съедает. 34 года был епископом Косова. Когда умер Патриарх Герман, его предшественник, то стали выбирать преемника. Было несколько кандидатов, епископ Павел набрал наименьший процент голосов. Потом была жребий, один к одному как было с избранием Патриарха Тихона. Выбрали его: он, конечно, в шоке, отказывался от избрания, но в общем-то, его уломали - и он стал во главе Церкви. Патриарх Павел совершенно далек от всякой бюрократии. Никаких торжественных встреч его в храме не бывает. Пришел Патриарх, настоятель его встретил. Приложился он к иконе праздника, сам себя помазал священным елеем, вошел в алтарь, одел епитрахиль и стал вынимать частицы у жертвенника. Иподиакон один, бородатый Мирослав, он ему немного помогал облачаться. Сразу "Благословенно Царство" без часов. Без двадцати девять началась литургия. Диакон красиво служил. У сербов в последнее десятилетие произошел переход на сербский язык. Патриарх — сторонник того, чтобы был переход на сербский язык, хотя в разных епархиях по-разному складывается, здесь нет такой централизации, как в России. Епископ - полноправный хозяин своей епархии. Патриарх не может приехать в епархию без его согласия. Епископа не могут перевести на другую кафедру, т.е. там по существу автономные епархии.

После мирной ектеньи хор запел "Благослови душе моя, Господа, Благословен Еси Господи". "Паки и паки". Опять "Слава Отцу и Сыну и Святому Духу и ныне...", "Единородный Сыне". 2-й антифон выпал. "Блаженны" пели основательно. Тропари на "Блаженных" и потом тропари, кондаки. Апостол красиво прочитали. Прокимен только один и стих на Аллилуйя тоже один. Евангелие. Сугубая ектенья с особыми прошениями (как мы поняли - в связи с бедами, которые постигли сербский народ). Сохраняется ектенья об оглашенных. Великий вход. Когда у нас совершается архирейская служба , то не бывает так, как у сербов на литургии. Сербские священники выходят и поминают: "Страну нашу богохранимую и крестоносный наш народ", а потом уже Патриарх говорит. У нас же Патриарх сразу поминает Предстоятелей Православных Церквей. Интересно, что у сербов сохраняются детали, имеющие дониконовское происхождение, например, Исус — с одним "и", в тексте Символа веры - "рожденна, а не сотворенна". Язык у них интересный, много в нем архаизмов. Символ Веры и Отче Наш в основном читаются — как раньше было и у нас. Патриарх Алексий I ввел практику петь, т.к. многие забыли за 20-30-е годы главные молитвы.

В храме много женщин в брюках и без платков. На службе прихожане ведут себя очень тихо. Я дважды на литургии раздавал анафару (т. е. антидор). Первый раз - для причастников, а потом, когда давал крест. В процессе службы патриарх несколько раз присаживался. Мирослав подавал ему грелочку, у него видно холодели руки, он их согревал. Храмы у них не отапливаются. Это наша русская доля — в течении года несколько месяцев отапливать помещения, а на Балканах, вообще на юге, в Греции, на Кипре, в Сербии, эта проблема не стоит. Патриарх произнес проповедь, потом совершался молебен (по гречески "параклисис") Божией Матери на сербском языке. На 9-й песне канона Патриарх зашел в алтарь, сам разоблачился, сложил облачение в саквояж, и — юрк в боковую дверь. А мы после службы пошли в приходской дом, где был небольшой прием. Настоятель храма оказался ученым мужем, специалистом по церковному праву, автором учебника по этому предмету, преподавателем в университете. Мы с ним плотно общались, были у него дома.

Посетили патриарший храм во имя Архангела Михаила. Храм XVIII века в барочном стиле, явно западное влияние. В храме находятся мощи двух сербских святых. Мы пришли к 8-и часам на службу в будний день, а ее начали в 7.30 и в 8.10 уже закончили. 40 минут, это была сокращенная великопостная утреня. Патриарх был на службе, народ стал у дорожки, выходящей из храма. Патриарх прошел, благословляя на ходу.

Здание Патриархии впечатляет. Построено оно в 30-е годы патриархом Варнавой. В нем 365 комнат по числу дней в году. Огромное здание, мы его детально рассматривали. Библиотека, зал собраний Синода, домовая церковь произвели на нас большое впечатление. Внутри храма немцы устроили в годы войны бар. Иконы были перевернуты лицом к стене, многие из них сохранились. Прекрасный музей, где много древностей XIII — XIV веков, иконы, книги, посуда и т.д., хотя масштаб, конечно, поменьше, чем у нас в Академии.

Совершили поездку по монастырям. Проделали около 600 километров — это была сложная дорога в гористой местности.

Женский монастырь Жиче. Этот монастырь был духовным центром типа нашей Лавры. Так как он находится на равнине, то его часто разрушали. Здесь погребены родители св.Саввы. Осмотрели иконописную мастерскую при монастыре. Подошли к епископу под благословение, он говорит: "А, из России, русский". Дело в том, что священники из России с крестами ходят, а у сербов крест считается наградой. Епископ говорил, что мать Россия — это для нас все. Это был епископ Стефан, благообразный, сухонький, напоминавший патриарха. Пригласил нас на трапезу. Владыка подчеркнул, что устав сейчас строгий, пища без масла, но вино для гостей можно. К посту у них более мягкое отношение.

Второй монастырь — Студеница. Прекрасные места, чистейший воздух. В монастыре три храма, небольшой музей. Везде был нам оказан хороший прием. Закончили мы эту поездку в Лазарице поздно вечером. Небольшой храм Пресвятой Богородицы, - именно в этом храме причащались сербские воины, идя на Косовскую битву. Встретил нас настоятель, он долго ждал нас. Здесь недавно были два русских епископа — ректоры Академий: Московской — Евгений и Питерской — Константин.

Богословский факультет. Это большое здание с храмом св.Иоанна Богослова внутри этого факультета. Общались со студентами. Библиотекарем здесь работает диакон Григорий из России. Он женился на сербке и остался здесь. О. Григорий оказался сыном епископа Камчатского Нестора. Владыка не так давно умер. Много от о. дьякона мы узнали про сербские церковные и гражданские проблемы. В частности, большая проблема у сербов еще с 60-х годов — свой раскол, как у нас на Украине. Церковь Македонии самочинно отделилась, провозгласив автокефалию. Раскол имеет место, и они считают, что эти раскольники безблагодатны, хотя таинства, ими совершенные, не повторяют. Познакомились с епископом Иринеем. Это третье или четвертое лицо в Сербской Церкви. Владыка возглавляет внешнее направление церковной деятельности, как у нас владыка Кирилл. Центр его епархии — город Новый Сад. Там мы были два раза, видели разрушенные мосты. Епископ Ириней пригласил нас приехать к нему в монастырь, где он собирался служить параклисис Божией Матери. Мы немножко не сориентировались и приехали не в монастырь, а в его кафедральный собор, где уже закончилась служба. Этот храм построен в барочном стиле, здесь нас приятно удивило наличие нескольких больших купелей. Епископ Ириней - сторонник погружательного крещения. Он предписал своей епархии, чтобы было погружательное крещение. Также он возраждает византийское пение. Много лет владыка жил в Греции, на Афоне. Прохладно относится к тому, что некоторые сербские регенты увлекаются русскими церковными композиторами типа Бортнянского и т.д. Я, конечно, с ним согласен.

Когда приехали в монастырь, служба в нем уже заканчивалась. Епископ Ириней и его викарий епископ Порфирий тепло меня встретили. Монастырь мужской, много молодежи, человек 60 было на службе. Храмик такой аскетический, еще даже иконостаса в нем нет. Поют немного на распев (у нас это называется "погласица"). Почему-то не было чина прощения в конце повечерия. Они говорят, что это бывает у них только на первой неделе поста. Потом епископ представил меня, я стал говорить то, что на конференции говорил и закончил словами: "Мы надеемся и чувствуем уже приближение того переломного момента, когда мы сможем сказать твердо: "Сербы, не бойтесь, русские с вами!"

Было два приема в трапезной. Обязательно рюмка ракии — сербской водки. Был маленький духовный концерт.

Везде, где мы были, звучала песня Владимира Никаноровича "Братья славяне", Балканский марш. Он звучал в монастырях, в домах прихожан, в такси, в университете, где мы встречались с известным сербским композитором. Марш производил очень сильное впечатление, когда мы его пели и по-сербски, и по-русски.

Много общались мы с простым народом, скажем, с таксистами. Как относятся они к президенту Милошевичу? - спрашивали мы. Оказалось, что Милошевич здесь во многом фигура ненавистная, многие нам об этом говорили. Его считают диктатором, а мы думали иначе, что он, прежде всего, личность неугодная Западу. Отец у него был учителем Закона Божия, но кончил жизнь самоубийством. Сам Милошевич не церковный человек. Когда он был на Афоне, обратился к афонским монахам со словами: "Здравствуйте, товарищи монахи". Его обвиняют во многих преступлениях, считают, что лучше бы ему уйти , потому что его правление не благо для Сербии, судя по плодам.

Были на приеме у Патриарха Павла, вручили ему небольшой колокол. Наш подарок понравился. Еще интересная встреча была у о. Петра, настоятеля храма Малого Саввы около Большого Собора. Везде нас встречали со слезами, везде о России говорили, как о надежде, как об опоре.

Жили мы последние дни не в гостинице, а в доме российского посольства. Там у нас были хорошие условия. Рядом стояла крепость, где имелось два храма, один из них в честь Параскевы Пятницы, которая пользуется большим почитанием в Сербии. В храме находится частица мощей святой.

Пару слов об о. Драголюбе. С ним мы познакомились еще на конференции Союза Братств в 1993 году. Сейчас он заштатный священник, возглавляет общество "Добротвор" при Патриархии. Это общество оказывает людям медицинскую и юридическую помощь. О.Драголюб уделил нам много внимания. Раньше он был настоятелем Александро-Невского храма. Есть такой в Белграде, русские его строили. В храме много русских икон, особо чтится память Императора Николая II.

Я благодарен моему спутнику Владимиру Никаноровичу, который был моим помощником в этой поездке. Был единственный инцидент. Искушения можно было ожидать при такой поездке. Приехали мы поздно вечером на машине о.Луки в женский монастырь на окраину Белграда. Было у нас два варианта — либо мы побудем 15 минут и вернемся на этой машине, либо останемся, и тогда своим ходом придется возвращаться обратно. Нас очень тепло встретили . Одна послушница сказала, что отвезет на своей машине. Стали не спеша осматривать храм. Есть чтимые иконы, обновленная икона Николы Чудотворца, икона Божией Матери "Акафистная". Потом была трапеза, вкусное угощение, и тут Никанорыча немножко "занесло". Он почувствовал себя уютно, тепло, стал рассказывать, шутить, отвечать на вопросы. У меня нарастало ощущение, что мы уже задерживаемся, а он — широкая натура, в рубашке русской, с колокольчиком на шее (у сербов такой обычай), раздобревший, раскрасневшийся продолжает общаться. Я смотрю на монахинь, некоторые уже переглядываются, гости явно засиделись в женском монастыре, уже стемнело. Никанорыч стал рассказывать о старице Марии, которая к нам приезжала. И тут нам говорят, извиняясь: "Вы знаете, игуменья сказала, что надо завершать трапезу, что послушнице уже поздно везти, вот она дает вам деньги на дорогу". Я как ошпаренный, вскочил со стола. Лучше не досидеть, чем пересидеть! Прохаживаюсь по улице так нервно, несколько раз передаю Владимиру Никаноровичу, что я вышел, а он все затягивает прощание. Провожала нас группа послушниц и монахинь, они вызвали такси. Я сорвался на Никанорыча, когда уже ехали, высказал все, что думаю: поздний вечер, больная игуменья, нельзя злоупотреблять и т.д. Ну думаю: оставшееся время не буду с ним контактировать, будет у меня своя программа, не поеду с ним в другие монастыри. Был серьезный у меня на него накат. Но мы с ним отходчивы, все это прошло.

Должен сказать, что сербы очень симпатичный народ. Видно, что еще не очень воцерковленный — сказывается турецкое наследие и коммунистический период и потом все-таки это южная страна. Мужественный народ. Очень надеются на Россию. Сейчас они на передовой, против них ополчились все силы зла, мир к ним враждебно относится, все могущественные страны НАТО, Америка. Но, повторяю, везде, где мы появлялись, был праздник братской любви. Они не знали, куда нас посадить, какое внимание нам оказать. Несомненно, эта поездка явилась мощным импульсом для того, чтобы мы еще больше активизировали усилия по оказанию им помощи. Наш кругозор расширился, мы теперь лучше ориентируемся в ситуации, что там происходит, какой там расклад. Был на митинге, посвященном годовщине бомбардировки, увидели сплоченность нации — они, как один, встали против врага. Судя по телевизионным программам, по публикациям газет у них большой патриот ический подъем. Часто звучала такая фраза в СМИ: "Агрессия НАТО против нашей Земли", то есть Отечества. Они говорили нам — благодаря Вашей молитве, мы устояли. Главное - это молитва, не концерты на мостах при полупустых храмах. Сейчас, кстати, притока людей в храм больше. На 1-й неделе Великого поста храмы были полными.

Так что, слава Богу, что эта поездка состоялась. Она очень запомнится, контакты мы будем развивать.

Приложение

Игумен Кирилл (Сахаров): НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ОПУСКАТЬ РУКИ И НЕ СОГЛАШАТЬСЯ С ПОТЕРЕЙ КОСОВА

(Интервью Сербскому телевидению)

КОРР.: Отец Кирилл, Вы ведь бывали в Сербии - какие впечатления у Вас остались от этого посещения?.

О.К.: Да, действительно, в 2000 году по приглашению оргкомитета Международной конференции, посвященной годовщине натовских бомбардировок, я побывал в Сербии. Конференция проходила в Савва-центре. Я выступал в конце и эмоционально заверял собравшихся о готовности многих русских выступить на защиту сербов. Самое сильное впечатление - это очень теплое отношение к русским - везде, где приходилось побывать. Особенно запомнилось общение со Святейшим Патриархом Павлом в его резиденции и митрополитом Иринеем - в монастыре под Нови Садом.

КОРР.: А как у Вас реагировали на бомбардировки нашей страны?.

О.К.: На следующий день по Москве прошел огромный крестный ход, :который завершился молебном в ограде нашего храма. Вообще с начала 90-х годов мы, я имею в виду нашу общину и Союз Православных братств, который я тогда возглавлял, совершали молебны в защиту Сербии, принимали заявления в поддержку. Одно из самых энергичных заявлений было принято на III съезде Союза Православных братств в Санкт-Петербурге. В нем говорилось о 40 мучениках-младенцах, ритуально убиенных в Вуковаре.

КОРР.: А что Вы думаете о проблеме Косово?

О.К.: Я считаю, что Россия должна сказать твердое "нет" планам отторжения Косово и всемерно поддерживать ту модель урегулирования, которую предлагает Белград. Нужна систематическая работа по закреплению присутствия сербов в Косово. Но защищать свою землю должны прежде всего сами сербы - эту землю им дал Бог. А мы должны активно поддерживать.

КОРР.: У Вас ведь похожие процессы протекают - я имею ввиду активное заселение Ваших просторов выходцами с Кавказа, Средней Азии, Китая и т.д..

О.К.: Для меня показатель крайне тревожного положения в этом плане – это то, что практически в любом поселке, населенном пункте Российской Федерации, даже в самой маленькой деревне, скажем в Тверской области, можно столкнуться с той или иной формой присутствия южан. Неконтролируемая миграция таит в себе большую опасность. Но так было не всегда. Например, в Московской Руси, скажем в правление Иоанна Грозного или Михаила Федоровича, ко всем претендентам на переселение к нам был особый подход. Решение принималось на уровне царя. Помню читал – некто с Балкан просит разрешения переехать к нам. Резолюция царя - полгода пусть поживет в монастыре, испытать его "како верует", а то мало ли, столько лет живут под турками, латинское влияние и т.д. Как был крещен - погружением как положено по канонам, или на латинский манер - обливанием или окроплением. Вот как тщательно подходили. А сейчас мы без всяких запоров, двери нараспашку. Отменили визовый режим с Таджикистаном, а выходцы оттуда ввозят к нам более 90% наркотиков и совершают немало преступлений.

КОРР.: Я был несколько раз у Вас на службе - был поражен ее величественностью и глубиной. Бросаются в глаза некоторые отличия.

О.К.: Дело в том, что служба совершается по старому обряду, изначально принятому от Древней Византии. Для этого обряда характерна целостность, незамутненность позднейшими латинскими влияниями.

КОРР.: А каковы Ваши впечатления от богослужебной практики Сербской Церкви?

О.К.: Противоречивые. Отрадно было наблюдать глубокое благочестие патриарха - старца и простого народа. Там где больше греческое влияние - там более сокращены службы. Непривычно быть на литургии, за которой не читаются часы. К сожалению, преобладает обливательное крещение. Иногда сталкиваешься с казусами. Например, запели первые стихи шестопсалмия. Подумалось - вот это да, шестопсалмие собрались петь. Увы, это только первые стихи. Далее провозгласили Бог Господь....

КОРР.: А какие у Вас проблемы?

О.К.: Долго не созывается Поместный Собор, который являет собой полноту соборности. Да, за архиереями всегда был решающий голос, но они принимали решение в единении с духовенством и народом. На I-ом Вселенском соборе епископы составляли только 1/6 часть участников... Сохраняющееся членство нашей Церкви в т.н. Всемирном Совете Церквей объясняют необходимостью свидетельства о Православии.Думается, что для такого свидетельства достаточно статуса наблюдателя. Членство в любой организации ко многому обязывает - нужно участвовать в голосованиях, приходится идти на компромиссы (консенсусы). Помню выражение покойного митрополита Питирима на лекции по сравнительному богословию в семинарии, что прогресс в экуменизме - это "птичий шаг". А ведь сколько соблазна участие в нём порождает!

КОРР.: Какие пожелания Вы хотели передать нашему народу?

О.К.: Оставаться верными Святому Православию и поскорее возвращаться к нашему исконному благочестию. ни в коем случае не опускать руки и не соглашаться с потерей Косова.

Беседовал корреспондент телеканала ТВ "AПОЛО" Нови Сад Доброслав Вуйович.

16 апреля 2007 г.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования