Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

И.Данилевский. Потоп и Русская земля. К вопросу об исторических взглядах древнерусского летописца. [религия и культура]


Повесть временных лет, как известно, открывается кратким библейским введением, связанным с ранней истории славян. При этом непосредственной точкой отсчета для автора стало не Сотворение мира, а Потоп, точнее его последствия: "Се начнем повесть сию. По потопе трие сынове Ноеви разделиша землю, Сим, Хам, Афет"(1) (ср.: Быт. 10). В историографии и литературоведении довольно подробно рассмотрен вопрос об источниках рассказа о разделении земли между сыновьями Ноя. Проанализированы также связи между вводной частью Повести временных лет и статьями 6562 (1054) и 6581 (1073) гг. Вместе с тем, пока не нашло объяснения, почему свое повествование летописец ведет именно от Потопа, а не от Адама.

Возможно, один из возможных вариантов ответа подсказывает само название первой древнерусской летописи. По мнению А.А. Шахматова, Начальный свод 90-х гг. XI в. начинался со слов: "Временьник, иже нарицаеться Летописание Русьскых кънязь и земля Русьскыя, и како избьра Бог страну нашю на последьнее время, и града почаша бывати по местом, преже Новъгородьская волость и по томь Кыевьская, и о статии Кыева, како въименовася Кыев" (2). В начале XII в. это название было заменено более "нейтральным": "Се повести времяньных лет, откуду есть пошла Руская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуду Руская земля стала есть" (3).

Если рассматривать эту перемену не как радикальное изменение, а лишь как уточнение название труда летописца - а для этого есть достаточные основания (4), - придется признать, что богоизбранная "страна наша" Начального свода и "Руская земля" Повести временных лет должны совпадать по семантике. Русская земля, упоминаемая здесь, может быть соотнесена с "пределами обитания" народа, ищущего Бога: "От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога" (Деяния 17: 26-27). В Ветхом Завете они ассоциируются с "землею Господнею" (Осия 9: 3) или "святою землею" (Захар. 2: 12), как называют "землю Обетованную" (Евр. 11: 9), Палестину. В центре ее находится Иерусалим: "Так говорит Господь Бог: это Иерусалим! Я поставил его среди народов, и вокруг него - земли" (Иезек. 5: 5). Следовательно, в качестве рабочей гипотезы можно отождествить "Рускую землю" Повести временных лет с землей Обетованной.

Такое сопоставление подтверждается, видимо, последовательным упоминанием в Повести Киева как Нового Иерусалима. Захватив Киев, Олег заявляет: "Се буди мати городом русьским" (5). Обычно это высказывание истолковывается как определение Киева столицей нового государства. Так, по мнению Д.С. Лихачева, "слова Олега имеют вполне точный смысл: Олег объявляет Киев столицей Руси (ср. аналогичный термин в греческом: metropolis - мать городов, метрополия, столица). Именно с этим объявлением Киева столицей Русского государства и связана последующая фраза: "И беша у него варязи и словени и прочи (в Новгородской первой летописи - "и оттоле", т. е. с момента объявления Киева столицей Руси) прозвашася русью" (6).

Между тем, данный рассказ имеет ярко выраженную эсхатологическую окраску. Киев здесь явно отождествляется с Новым Иерусалимом. Об этом говорят текстологические параллели, которые мы находим как в Священном Писании (ср., напр.: "вышний Иерусалим... Матерь всем нам" - Гал. 4: 26), так и в древнерусских апокрифических памятниках. В частности, в одном из вариантов духовного стиха о Голубиной книге на вопрос "премудрому царю Давыду Евсеичу": "А который город городам мати...?" следует ответ: "Русалим (так! - И. Д.) город городам мати" (7). Аналогичное отождествление встречаем и в варианте самой "Голубиной книги" (8), и в так называемой "Иерусалимской беседе" (списки с XVII в.). В последней царь Давид загадывает загадки богатырю Волоту Волотовичу об устройстве Вселенной, о христианских древностях и символах. Здесь Иерусалим также называется матерью всех городов, а затем дается разгадка сна Болота: "Будет на Руси град Иерусалим начальный, и в том граде будет соборная и апостольская церковь Софии Премудрости Божия о семидесяти верхах, сиречь Святая Святых" (9). В этой "разгадке", очевидно, речь идет о Киеве.

Упоминается рассматриваемый фразеологизм и в Житии Василия Нового, которое, как известно, использовалось при составлении Повести временных лет (10). В Житии "мати градом" упомянута дважды - в одном и том же контексте. Первый фрагмент помещен в Видении Григория: "...Град сии есть град Царя великаго... Град же сии есть Господа нашего Исуса Христа, его же Сам по соверьшении Своем по оустроению таинства, ибо въстание Его тридневное и възнесшюся Емоу на небо ко Отцю и Богу, по четыридесятих же днии сего Сам Себе во имя Отца Своего оухитрова... Град той предивныи, град новый, град христианский, град вышний, мати град, Сион град, Новый Иерусалим: се имя граду...". И далее: "... И призре Господь Бог на град и оутвердися дивне на месте и вся благаа его посреде его и добрее града того не обреташеся, занеже сии град Божий вышний, мати градом Сион, Иерусалим" (11).

Приведенные параллели летописному упоминанию "матери городом русьским" позволяют думать, что Киев здесь не просто называется столицей Руси, но центром богоспасаемого мира. Недаром в тексте "Голубиной книги", изданном А.В. Оксеновым и восходящем к домонгольскому времени, об Иерусалиме - прообразе Киева говорится, что "тут у нас среда земли" (12). С последним утверждением невольно ассоциируется заявление князя Святослава Игоревича, мечтавшего перенести столицу из Киева в Переяславец на Дунае: "яко то есть середа земли моей" (13). Несмотря на, казалось бы, далекую параллель, такая ассоциация имеет право на существование. Дело в том, что свое желание Святослав объясняет так: "Ту вся благая сходятся: оть Грекъ злато, поволоки, вина и овощеве разноличныя, изъ Чехъ же, из Угорь сребро и комони, из Руси же скора и воскъ, медъ и челядь". Тирада князя может быть соотнесена с пророчеством Иезекииля: "вот, Я возьму сынов Израилевых из среды народов, между которыми они находятся, и соберу их отовсюду и приведу их в землю их. На этой земле, на горах Израиля Я сделаю их одним народом, и один Царь будет царем у всех их... И не будут уже осквернять себя идолами своими и мерзостями своими и всякими пороками своими, и освобожу их из всех мест жительства их, где они грешили, и очищу их, и будут Моим народом, и Я буду их Богом" (Иез. 37: 21-23).

Таким образом, создается впечатление, что начальный рассказ Повести временных лет повествует об истории человечества во вполне определенных хронологических рамках: между двумя концами мира. Первый из них, уже состоялся в прошлом: Потоп стал концом старого человечества. За ним последовало появление "новых людей" (Иларион. Слово о Законе и Благодати) - христиан (14). Их-то земля и призвана стать богоизбранной (15). Вся дальнейшая история, рассказанная летописцем, в принципе сводится к уточнению (в буквальном смысле этого слова) границ земли Обетованной. От земли, доставшейся в удел Иафету, повествование переходит к земле славян, просвещенной крещением. Центральным сюжетом в этой части Повести становится Сказание о переложении книг на славянский язык. Финал повествования должен быть определен известием о конце света (16).

В таком случае, начало изложения с Потопа представляется достаточно логичным, более того, - пожалуй, единственно возможным. Отправная точка рассказа связана с определением истоков, из которых "Руская земля стала есть", - именно так может быть истолковано выражение: "откуду есть пошла Руская земля". В ходе повествования летописец объясняет, как Царьград уже в начале IX в. теряет свое высокое предназначение центра обновленного мира (17).

Следующим претендентом на роль средоточия богоспасаемого человечества должна была стать Болгария, точнее, судя по словам, вложенным летописцем в уста Святослава, Переяславец-на-Дунае, чему, однако, не суждено было сбыться. Наконец, после крещения Руси ответственность за спасение возлагается на Киев: он становится "матерью городов русских" - столицей христианского мира (18). При этом пределы избранной земли, в которых обитают люди, подлежащие спасению на Страшном Суде, то сужаются, то несколько расширяются, прежде чем принять конфигурацию, которую летописец и именует Русской (вернее, Русьской) землей.

Примечания

1 Повесть временных лет. 2-е изд., испр. и доп. СПб., 1996. С.7 (далее: ПВЛ).

2 Шахматов А.А.Повесть временных лет. Пг.,1916. Т. 1: Вводная часть. Текст. Примечания. С. 359. Частично с этой точкой зрения согласен и Д.С. Лихачев; он, правда, полагает, что слова "прежде новгородьская власть и потом Киевьская" являются более поздней новгородской вставкой {Лихачев Д. С. Повесть временных лет": Историко-литературный очерк // Повесть временных лет. 2-е изд., испр. и доп. СПб., 1996. С. 97; ср.: Софийская 1 летопись // Полное собрание русских летописей. Л., 1925. Т. 5. Вып. 1. С. 8).

3 Повесть временных лет. С. 7.

4 Подробнее см.: Данилевский И.И.Замысел и название Повести временных лет // Отечественная история. 1995. № 5. С101-110.

5 ПВЛ. С. 14.

6 Лихачев Д.С. Комментарии // ПВЛ. С. 409.

7 Федотов Г. П. Стихи духовные: Русская народная вера по духовным стихам. М., 1991. С. 126-127.

8 Сион гора потому всем горам мати, / Что преображался на ней сам Исус Христос, / Животворящий крест. / То же повторяется и для Иордан-реки, для Иерусалима-града и, наконец, для кипарис-древа..." (Федотов Г.П. Стихи духовные... С. 37).

9 Повесть града Иерусалима (Иерусалимская беседа) Памятники старинной русской литературы / Изд. Г. Кушеле-вым-Безбородко. СПб., 1860. Вып. 2. С. 307-308.

10 Шахматов А. А."Повесть временых лет" и ее источники //Труды Отдела древнерусской литературы Института литературы. М.; Л., 1940. Т. 4. С. 69-72.

11 Вилинский С.Г.Житие св.Василия Нового в русской литературе.Ч. 2:Тексты//Записки Новороссийского университета: Историко-филологический факультет.Одесса, 1913. Вып. 7. С. 481, 506. Благодарю В.Н. Рудакова за то, что он любезно обратил мое внимание на эту параллель.

12 Оксенов А.В.Народная поэзия: Былины, песни, сказки, пословицы, духовные стихи, повести. С очерками главнейших отделов русской народной поэзии, объяснительным словарем и образцами напевов народных песен. 4-е изд., испр. и доп. СПб., 1908. С. 304-311.

13 ПВЛ.С. 32. Естественно, следует помнить, что в данном случае мы "слышим глазами" "голос" летописца-христианина, а не самого Святослава.

14 Ср.: "В самом общем плане можно сказать, что... конец мира считается уже состоявшимся... И действительно, мифы о космических катаклизмах очень распространены... Из них самые распространенные - это мифы о потопе... Очевидно, подобный конец мира не окончателен: он скорее оказывается концом одного человечества, за которым следует появление другого рода людского" (Элиаде М. Аспекты мифа. М., 1996. С. 62).

15 Ср.: "новии людье хрестьяньстии, избрании Богомь" (ПВЛ. С; видимо, перераб.: Ефес. 4: 24).

16 Подробнее см.: Данилевский И.Н.Замысел и название Повести временных лет.

17 Подробнее см.: Данилевский И.Н. "Русская земля": Заметки об истоках русской государственности // Рубежи. 1998. № 2 (в печати).

18 Подробнее см.: Данилевский И.Н. Мог ли Киев быть Новым Иерусалимом? // Одиссей: 1998. М., 1998 (в печати).

Из сб. статей "ОТ БЫТИЯ К ИСХОДУ. Отражение библейских сюжетов в славянской и еврейской народной культуре", Москва, 1998


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования