Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

"Благодарю Бога, что привел мне родиться в старообрядческой семье". Письма публициста И.А.Кириллова. [древлеправославие]


Иван Акимович Кириллов — один из самых известных и читаемых старообрядческих публицистов. Свои основные работы, не потерявшие актуальности и поныне, он написал, будучи достаточно молодым человеком. Хотя ему не было и тридцати, удивляет их зрелость, широта проблематики, самостоятельность, глубина. Он активно печатался в журналах "Церковь", "Слово Церкви", "Старообрядческая мысль". В 1912 году сотрудничал в общестарообрядческом журнале "Старая Русь", выходившем в Риге. В 1913 году вышла книга Кириллова "Статистика старообрядчества", в следующем — "Третий Рим", в 1916-м — знаменитая "Правда старой веры". После революции на страницах журнала "Голос Церкви" появился цикл статей, посвященный проблемам старообрядческого воспитания — теме, которая всегда волновала Кириллова, а тогда, на сломе эпох — особенно. Эти работы актуальны и сегодня. Впоследствии Кириллов отошел от церковно-общественной жизни и старообрядческой тематики, целиком посвятив себя экономике, написав множество учебных пособий, научных трудов, отдельных исследований. Защитил докторскую диссертацию. Преподавал в Московском инженерно-экономическом институте. Работы Ивана Кириллова о старообрядчестве заслуживают пристального изучения, и данная публикация его писем Я.Л. Барскову призвана в какой-то мере поспособствовать этому.

*** 

Я.Л. Барскову*

1

Москва, XII - 24 дня 1917 г.

Многоуважаемый Яков Лазаревич!

Я получил Ваше любезное письмо чрез Вашего брата — Ивана Лазаревича, моего сослуживца по Моск<овской> гор<одской> упр-<аве>, которого я знаю несколько лет и с которым мы однокашники по Коммерческому училищу.

Моя "Правда" (1) в книжных магазинах Петрограда не была, все никак не собрался. Вместе с сим письмом я передал Вашему брату мои брошюры, в том числе и "Правду". Я искренно Вас благодарю за Ваше сочувственное отношение к моей первой, робкой попытке подойти к заветным дверям древлеправославной веры, и я очень, очень рад, что Вы работаете над прот<опопом> Аввакумом. Раз в Ваших жилах течет кровь старообрядцев — труд будет несомненно хорош, глубок и ценен. Я верю в это. Дай вам Бог полного успеха. Сожалею, что Вам приходится переживать "времена тяжелые", Бог даст — все пройдет и образуется. Передайте мой искренний привет Василию Григорьевичу (2) и пожелания плодотворных трудов. Нельзя ли купить у комиссии "Дело патр<иарха> Никона" (3) и "Переписку кн. Курбского" (4). Если это Вас не затруднит, вышлите наложенным платежом или так, сообщив, сколько стоит.

Всего Вам доброго!

Если будет что-либо новое в интересующей нас области, не откажитесь уведомить.

Искренне вас уважающий И. Кириллов.
Автограф: ОРРГБ. Ф. 16. Карт. 3. Ед. хр. 5. Л. 1-2.

Москва, 23 января 1918 года.
Землянка, Тетеринский пер. д. № 12, кв. № 23.

Глубокочтимый Яков Лазаревич!

Вчера мне Ваш брат, Иван Лазаревич, передал Ваше столь любезное и душевное письмо! Приношу Вам за него мою искреннейшую благодарность! Спаси Вас Христос! Ваше внимание и отзыв о моей работе "Правда ст<арой> веры" мне очень дороги, как отзыв, мнение человека много потрудившегося, много сделавшего в той области, в которой я пытаюсь делать первые шаги.

Дорогой Яков Лазаревич! Ваши вопросы, обращенные ко мне по поводу влияния св. Иоанна Зл<атоус>та на прот<опопа> Аввакума и о возможности для последнего воспользоваться теми или иными списками книг - показывают, что Вы, очевидно, переоцениваете мои познания и мой вообще удельный вес, почему я и считаю необходимым сказать о себе несколько пояснительных слов.

Мне 26 лет, я год тому назад кончил Моск<овский> коммерческий институт (средн<ее> образован<ие> получил в Моск<овском> ком<мерческом> учил<ище> на Остоженке), вопросами старообрядчества интересуюсь с 1909 года, писал в наших старообр<ядческих> журналах, и все мои печатные работы есть отдельные оттиски из этих журналов. Научной подготовки, специальной, у меня нет. Окончил я Коммер<ческий> институт по отделу местного хозяйства и служу в Моск<овской> гор<одской> управе по своей специальности — местные финансы. Имею печатные работы из этой области — "Городские ломбарды" (5) и "Счетоводство гор<одских> ломбардов" (6). Первая — издание Ком<мерческого> института. Имею намерение остаться при Коммерческом институте по тем же местным финансам. На эту свою работу смотрю как на необходимое жизненное послушание. Я женат, домосед и угрюм. Вот Вам мой портрет! Чтобы Вам не иметь дела с Х-ом.

Вопросами ст<арообрядчест>ва занимаюсь для души, благодарю Бога, что Он привел мне родиться в старообр<ядческой> семье; за все время моего жизненного роста и духовного я не испытал жизненных колебаний и сомнений; ходил к службам в наш старооб-р<ядческий> храм, как и родители. Больше всего люблю нашу "ста-рожитность". Но увы! — дух века сего мешает и заставляет нарушать кое-что - до сих пор бреюсь, но не курю и не пью. Но довольно о себе! Постараюсь ответить по возможности для себя на Ваши вопросы, но заранее говорю, что это будут ответы профана на вопросы специалиста.

I. По поводу влияния св. Иоанна Зл<атоус>та. Я читал пр. Аввакума почти всего, что напечатано, читал и св. Иоанна Зл<атоус>та но не всего, и думаю, что влияние, безусловно, есть. В пользу этого положения для меня говорят следующие соображения: а) наличность вообще огромного влияния Иоанна Зла<тоус>та в древней Руси, как и всей вообще святительской литературы, среди которой Иоанн 3<латоус>т в глазах древних русских выделяется как-то особенно (распространенный "Маргарит"), б) аналогичность жизненной роли св. Иоанна Зл<атоус>та и пр. Аввакума. И тот, и другой были носителями безусловной свободы; они оба были пророками, несли пророческое служение, как его понимает и Вл. С. Соловьев (т. VIII, стр. 509, "Оправдание о добре") (7). И эта идентичность жизненного пути сказалась в особой восприимчивости пр. Аввакума к творениям Иоанна Златоуста. Я понимаю Вашу оговорку, что Вы не стремитесь во что бы то ни стало доказать "заимствования"; пр. Аввакум был настолько сильной натурой, сильный духом человек, что все "златоустовское" в нем претворилось без кавычек в "аввакумовское" просто: и тот, и другой жили и <верили> так же, одинаково. Ф.Е. Мельников сейчас находится в Ново-Архангельском скиту в 115 верстах от гор. Томска; почта туда доходит в месяц раз, и я напишу ему Ваши вопросы, но ответ придется, как видите, подождать. Он хорошо знает святоотеческую литературу и Вам скажет по этому вопросу, конечно, больше, чем я.

II. По вопросу о пользовании тем или другим списками я попробую побеседовать с людьми от себя и, если что узнаю, сообщу Вам.

III. Относительно "образа" пр. Аввакума попробую обратиться к беспоповцам, у них было что-то, и, если удастся, тоже "отпишу" Вам.

IV. Относительно наших съездов и соборов достать можно, хотя, может быть, и не все. Я обращусь к наиболее крупным старообр<яд-ческим> согласиям: беглопоповцам, поморцам и федосеевцам; они <1 нрзб> и не дадут так (на что тоже можно надеяться), или же продадут они очень недорого. Относительно епархиальных съездов — я напишу чрез московского нашего архиепископа провинциальным владыкам — они охотно пришлют. Вообще этот материал можно подобрать без особого труда. Только вот "современная" почта; и потом как быть с материалами, беречь ли мне их у себя или же посылать их Вам? Скоро ли думаете быть в Москве? Хотя теперь такое время что знать ничего нельзя!

В настоящее время все попытки старообрядцев наладить свою жизнь — печать, просвещение — все это остановилось, и частью — развалилось благодаря войне и революции. Бог даст, это временно. Наша молодежь, из высшей школы — увы! — оправдывает то недоверие и подозрение к "ученым", которое и Вы сами подметили некогда! Но Вы подарили и продолжаете дарить своему духовному отечеству столь ценные плоды Вашего ума, знаний и духа, что старообрядцы, конечно, Вас признают "своим", нежели тех, кто сказали: "Пойду, Господи!" — и не <1 нрзб>. Да будет им стыдно! А их в одной Москве около 400 чел. Они просто неблагодарны!.. Старооб-р<ядческий> институт сейчас закрыт. Мы издаем лишь ежемесячник "Голос церкви" (8). Все замерло. Трудов и директора, и педагогов (кроме Ф.Е. Мельникова) нет, и вообще об этом вопросе я лучше поговорю с Вами лично. Для меня это больной вопрос.

Теперь, в свою очередь, позвольте обратиться к Вам с покорнейшей просьбой о Вашем мнении по поводу франкмасонов: что это? Верно ли их изображает Шмаков (9) как какое-то "жидовское" пугало? Меня этот вопрос занимает именно с этой конспиративно-политической стороны. Я знаю, Вы занимаетесь масонством, и мне так было бы ценно знать Ваш взгляд. И что мне, как совершенно незнакомому с этим движ<ением> человеку, надлежит прочитать?

Я писал В.Г. Дружинину о возможности для меня <1 нрзб> издания археографической к<омис>сии, особенно меня интересуют "Жития", "Дело п<атриарха> Никона", и <1 нрзб> кн. Курбского. Может быть, при случае Вы спросите или напишите В.Г. Я ему об этом послал заказное письмо.

С нетерпением жду Вашего труда о пр<отопопе> Аввакуме и издания сочинений пустозерских узников. Да, по-моему, Вы правы — этот отдаленный городок для старообрядчества явился своего рода Назаретом! И в то же время Голгофой!

Жить сейчас в Москве противно, холодно и голодно; впереди — все еще "углубление революции" и еще что-то, что один Бог знает! Вот уж поистине "зима хощет быти" (10)! Помните видение пр<отопо-па> Аввакума — царь Алекс<ей> Михайлович с язвами на животе и спине; живот-то был исцелен, а спина осталась "гноя многа" (11). Вот он и выходит теперь. Дурная кровь сходит. Не так ли?

Искренно вас уважающий И. Кириллов.

3

Москва, октября 4/17 дня 1918 г.

Глубокочтимый Яков Лазаревич!

Пользуюсь любезностью Вашей уважаемой супруги, посылаю настоящее письмо. Сейчас жду Вашего сына, который зайдет за письмом, и потому буду краток.

Во-первых, простите меня ради Бога, что я не писал Вам на последнее Ваше столь теплое и дорогое для меня письмо; хотя это уже стало шаблонно, но действительной тому причиной — переживаемое время, затем я все ждал Вашего посещения лично.

Мы много говорили весной о приглашении Вас для чтения истории старообр<ядческой> литературы (первого 30-летия), но дело шло всего о двухчасовой лекции и нам было неудобно беспокоить вас за 600 верст, и мы решили оставить до осени, когда надеялись открыть осенний семестр, но теперь, как видите, условия жизни таковы, что о старооб<рядческой> академии можно лишь мечтать.

Наш старообр<ядческий> москов<ский> институт (среднее учебн<ое> заведение) у нас советской властью превращен в педагогическую семинарию и взят на казенное иждивение. Мы, чтобы не разбивать совсем наш тесный кружок, решились покривить душой и остались на прежних местах. М<ожет> б<ыть>, Вы нас за это осудите, но что же делать? Мы оставили за собой право преподавать некоторые стар<ообрядческие> предметы "для желающих", в том числе и историю старообр<ядческой> литературы. Если бы Вы, как говорит Ваша супруга, перебрались бы в Москву и пожелали поработать в нашем учреждении, то встретили бы в нашем кружке самое теплое и дружеское отношение, о чем от имени нашего "исполкома" я уполномочен сегодня утром Вам заявить. Вы могли бы преподавать методику, историю и др. предметы, которые бы пожелали. Но, увы, Вам придется подать заявление на имя "Москов<ского> гу-бернск<ого> совета по народн<ому> образованию" о том, чтобы Вас записали в состав преподавателей "I Моск<овской> учит<ель-ской> семинарии". Пришлите это заявление на мое имя, и все остальное мы проделаем. Было бы особенно приятно видеть Вас в нашей среде и дожить бы с Вами до более радостных дней. Для пропитания семьи и себя приходится служить и убивать душу ради тела. Вашими ценными указаниями при всем моем внутреннем желании не мог до сих пор воспользоваться. Если простите нас за лукавство невольное (купцы-староверы нас бросили совсем!), то входите к нам, и Вы Вашими компетентным участием весьма много поможете нам.

Привет Василию Григорьевичу!

Посылаю Вам мою брошюрку о ст<арообрядческой> н<арод-ной> а<кадемии> (12) и корректуру оттиска (еще не вышла!).

Искренно вас любящий И. Кириллов.

Примечания

* Я.Л. Барсков (1863-1937) — историк литературы, библиограф. В 1912 году издал книгу "Памятники первых лет русского старообрядчества", в 1915-м — "Переписку русских масонов XVIII века". В середине 1930-х годов подготовил к изданию в популярной серии "Библиотека поэта" книги "Вирши. Силлабическая поэзия XVII - XVIII века" и "Поэты XVIII века".

1 Книга И.А. Кириллова "Правда старой веры", вышедшая в 1916 году.

2 В.Г. Дружинин (1859-1937) — историк, археограф, палеограф.

3 Очевидно, имеется в виду книга Николая Александровича Гиббенета (1827-1897) "Историческое исследование дела патриарха Никона". Первая ее часть была издана в Петербурге в 1882 году, вторая — в 1884-м.

4 И.А. Кириллов имеет в виду "Переписку князя А.М. Курбского с царем Иоанном Грозным", которая была издана в Петрограде императорской Археографической комиссией в 1914 году. Годом ранее археографической комиссией был выпущен однотомник "Письма князя А.М. Курбского к разным лицам".

5 Книга И.А. Кириллова "Городские ломбарды" вышла в 1914 году

6 Книга "Счетоводство городских ломбардов" вышла в 1916 году.

7 О пророческом служении в работе "Оправдание добра" В.С. Соловьев писал: "Как первосвятитель церкви есть вершина благочестия, а государь-христианин — вершина милости и правды, так истинный пророк есть вершина стыда и совести. В этом внутреннем существе пророческого служения заключается основание и для внешних его признаков: истинный пророк есть общественный деятель, безусловно независимый, ничего внешнего не боящийся и ничему внешнему не подчиняющийся".

8 В 1918 году вышло восемь номеров ежемесячного журнала "Голос Церкви". И.А. Кириллов опубликовал в нем несколько статей, в основном посвященных старообрядческому образованию и воспитанию: "Старообрядчество и современные вопросы" (№ 2), "О старообрядческом воспитании" (№ 3), "Старообрядческое просвещение" (№ 5),  "Старообрядческая народная академия" (№ 6). Журнал с особой критичностью освещал вопросы большевистской политики в отношении церкви.

9 Алексей Семенович Шмаков (1852-1916) — юрист, защищал в судах участников еврейских погромов. Автор книг "Международное тайное правительство", "Свобода и евреи" и др. Доказывал крайнюю опасность еврейства и руководимых евреями тайных обществ для целостности и независимости России.

10 Слова протопопа Аввкума из его "Жития".

11 И.А. Кириллов имеет в виду пятую челобитную протопопа Аввакума царю Алексею Михайловичу, датируемую 1669 годом. Протопоп Аввакум в ней рассказывает, что однажды молился до усталости и, "упав на лицы своем", забылся, и видении, которое было ему, увидел царя, и на его животе "язву зело велику, исполненну гноя многа". Он начал молиться, покропляя язву слезами, и она зажила. Но на спине царя оказались другие язвы. Протопоп не успел исцелить их до конца, видение прервалось.

12Брошюра "Старообрядческая народная академия" вышла отдельным изданием в 1918 году в Москве. И.А. Кириллов расценивал учреждение академии как первый, пробный шаг к созданию старообрядческой высшей школы. Это отвечает "на заветные думы предков наших, — писал он, — которые не расходятся с намерениями и ныне живущего поколения старообрядцев". Академия должна стать интеллектуальным общестаробрядческим центром. "Чем больше старообрядчество проявит в себе центростремительных сил, тем резче оно отграничится от прочего внешнего мира, тем прочнее оно будет в своей внутренней сущности, тем глубже выявится его сокровенная мысль, тем плотнее существо старой веры прикрепится к сердцам современных старообрядцев. Лозунг всего старообрядчества нашего времени должен быть: ближе друг к другу, дальше от всего того, что выходит по своему духу за грань старообрядчества!"

Опубликовано в приложении к журналу "Церковь", выпуск 4, 2007


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"