Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

С.Никитина. Сотворение мира и концепт исхода/похода в культуре молокан-прыгунов. [религиоведение]


- Адам был человек первый. Бох сотворил землю и сотворил человека - мужчину и женщину, и благословил их и сказал: живитя, плодитеся, размножайтеся. Сотворил человека по образу своему и подобию. Человек должен умереть, но подобия божая она не умирает никогда, она существует во веки вяков. Вот так они сотворили Адама Бог и Христос, Отец и Сын, в Святом духе они сотворили Адама, посадили его в рай. Он ходить, как тялок, жуеть там от листа. Бог поглядел-поглядел, скушно яму (Адаму), и сотворил яму помощницу. Вот когда говорять - жана от мужава рябра, так эта Бох сделал, но он им дал приказ, чтобы они жили честно, справедливо и не гряшили. И вот он сказал: это древо познания зла и добра. Если соблюдетя будете жить, а если нет - смертию умрете. Вот тогда Бох собрал весь хор небесный похвалицца, што у мене сын есть. А был у няво пресветлый ангел, который освещал свет, он гварить: "Я разве не сын табе? Я освещаю всю поднебесную", и заскандалил с Богом. Бох гварить: "Ты был пресветлый, а таперь почернеешь" и сдунул яво. И он тады сделался дьяволом или сатаной - как хочешь назови. Тады он гварить: "Я сделаю вряды" эт штоб Богу поврядить. Подходить к ангелу, спрашиваить:'Тде тут такая места, Бох там сотворил". "А вон там". Он поглядел - не пройдешь. Тады в змея влез, змей нырнул в воду и пролез там. И пришел к Адаму. И он соблазнил их. Грит, если вы познаитя, вкуситя, будитя как Боги. Они вкусили и познали стыд.

Этот бесхитростный рассказ о днях творения записан мной от молоканина, родившегося в Мексике, а теперь живущего в США в штате Орегон; предки его приехали в Новый Свет из России в начале века. В этом тексте есть элементы, роднящие его с древнерусской православной традицией, а именно, участие в сотворении человека Бога-Отца и Бога-Сына [1]. Низвержение взбунтовавшегося ангела связывается с сотворением человека, что не соответствует библейскому тексту, однако вполне соответствует молоканскому представлению о величии человека. Непосредственным источником этого рассказа служит не библейский текст, а другая, молоканская книга -"Дух и жизнь" [2].

Молокане, наряду с духоборцами, являются представителями русского народного протестантизма в его достаточно радикальном варианте. Как и другие сектантские движения, молоканство разветвилось на множество течений, из которых в настоящее время существуют три основных: постоянные молокане, или духовные христиане, духовные молокане, или прыгуны, и максимисты - последователи учения пророка Максима Гавриловича Рудометкина, выделившиеся из прыгунов в самостоятельное течение во второй половине XIX века.

Молокане не признают церковной иерархии, т.е. священства, церковного предания и всех визуальных атрибутов христианства, из которых главными являются иконы. Наиболее существенным отличием молоканства от других протестантских сект является отсутствие водного крещения: молокане утверждают, что крестятся Святым духом. Все молокане соблюдают ветхозаветные пищевые запреты, а молокане-прыгуны еще и ветхозаветные праздники. Так, Пасху - воскресение Христово - они отмечают по иудейскому календарю, а наряду с православной Троицей, празднуют Память труб, Судный день и Кущи.

Молоканство, идеологические корни которого уходят в еретические движения первых веков христианства (например, иконоборчество), как оформленное движение зафиксировано во второй половине XVIII века в средней и южной России и рассматривается в научной литературе так же, как и в народном предании, как движение, отделившееся от духоборчества прежде всего на основании различного отношения к Библии [3]. Для молокан, в отличие от духоборцев, Библия - это первая, а для постоянных молокан - единственная священная книга. Однако ее нельзя понимать буквально, а необходимо толковать иносказательно. Поскольку же, по словам молокан, "Библия глубока, как море, и каждый раз опускаешься на разную глубину", толкований может быть множество, и беседники могут соревноваться в искусстве строить оригинальные индивидуальные толкования. Мне проходилось слышать, например, что отделение воды от тверди во второй день творения есть не что иное, как отделение жидкого от твердого в духовной пище молокан по мере их" проникновения в суть христианского учения.

Что касается прыгунов, о которых в основном пойдет речь в связи с темой статьи, то для них настольной книгой, наряду с Библией, является книга "Дух и жизнь", основную часть которой составляют "Боговдохновенные изречения Максима Гавриловича Рудометкина, Царя Духов и Вождя Сионского народа Духовных Христиан Молокан Прыгунов", который для его последователей является воплощением третьего лица Троицы - Святого Духа. Книга писалась несколько десятилетий в XIX веке, была издана впервые в Америке в 1915 г., второе издание, исправленное и дополненное, вышло в Лос-Анджелесе в 1928 г. и затем неоднократно воспроизводилось. Книга была переведена на английский язык. В России она тоже имеется, главным образом, у переселенцев из Турции, приехавших в СССР в Ставропольский край в 1962 году.

В этой книге Рудометкин дает свою интерпретацию библейского текста о сотворении мира, а также развивает собственное учение о тысячелетнем царстве молокан -седьмом дне творения. И в отличие от вольного толкования Библии, максимисты понимают тексты Рудометкина не иносказательно, а буквально, не толкуют, а пересказывают их, а тогда, когда что-то изменяют или добавляют, то убежденно говорят, что это все в соответствующей "книжице у Максим Гаврилича" есть.

В учении Рудометкина мир изначально дуалистичен: Господь сотворил Слово Сына, и стала двоица: Бог богов и Бог человеков, а от них двоих исходил дух, " обоюдный их дух вечно разделяется везде на два класса , как в ангелах, так и в человеках под именем духа чистого и духа нечистого" [2, 172]. Нечистый дух всегда рядом с человеком, который ходит поэтому как по лезвию ножа: чуть зазевался, и "левый" тут как тут. Между чистым и нечистым духом идет постоянная война, брань света со тьмою. Она началась с того, что дух по имени Лебеил, который "сам собою освещал все центры их седалищи в безмерных и превысоких мрачных туманах" и тем самым "носил в себе имя духа несозерцаемого света и божества", учинил мятеж против первородного сына Божьего Алфеила, отчего разгневал Бога-Отца, от испуга потемнел "аки обожженная головня" и "рынулся со своих высот, прямо вниз бездонного тартара, т.е.во тьму кромешную", а вместе с ним и остальные ангелы[2, 175-177]. С того времени он называется дьяволом по имени Асмодей и имеет друга Вельзевула, или сатану. Асмодей разделил отпавших ангелов на две группы, одних назвал агелами, других бесами. Руководить бесами он назначил Вельзевула.

Рудометкин описывает и отделение ада от земли: Асмодей и Вельзевул на шаре, или пузыре, всплыли на поверхность воды, над которой уже была не тьма, а лучезарный свет, и уже было все, сотворенное Богом. Их увидел Бог, погнал их шар от берега опять в океан-море, где этот шар и теперь стоит мрачным островом, куда навечно отделяются грешные души. Бог же Отец вкупе со "Святым Всемогущим Словом" сотворил в первый день небо и землю. От первого дня Рудометкин сразу же переходит к шестому, в который Бог сотворил всякую душу живую, а затем под вечер создал в раю человеческий мир из двоих лиц - мужа и жену, по своему образу и подобию. Он поставил перед ними древо добра и зла "как знамя праздника седьмого дня". Адам с Евой прожили в раю семьдесят лет, "аки жених с невестой". Змей, в которого влезли дьявол и сатана, превратился в красивого молодца и соблазнил Еву, а она, в свою очередь, Адама, за что оба были изгнаны из рая.

В тексте Рудометкина не сказано ясно, когда по замыслу Бога Адам и Ева должны были вступить в брак. Однако информанты указывали, что это должно было случиться в возрасте ста лет: "Когда в раю Бог сотворил Адама с Евой, им дал срок до брачного ихнего союза сто лет. Они когда в раю прожили семьдесят лет, зависть дьявола искусила их, они не дожили до брака. Кабы до брака они дожили бы, не искусил бы их дьявол, тогдашее ихо семя - потомки, они жили бы свято, бессмертные. И рай божий был бы бессмертный. Но как Бог сказал - если вкусите, то вы, гворит, смертью умрете. И вот поэтому смерть налегла на человека". Одна из самых проникновенных духовных песен молокан (некоторые считают ее избранным псалмом, т.е. не имеющим полного соответствия в тексте со священными книгами молокан), перечисляющая деяния всех великих библейских героев, начинается со скорбного упрека Адаму:

Адам, Адам, человек первый,
Зачем ты вкусил от сада?
Если бы не вкусил от сада,
То бы не было бы смерти в нас.

Молокане считают, что дьявол был отцом Каина. Подтверждение этому они ищут в словах Христа, обращенных к противникам истины: "Я говорю то, что видел у Отца моего; а вы делаете то, что видели у отца вашего... Ваш отец диявол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего" (Иоанн., 8, 38-44). Таким образом, дуализм в сфере духа был закреплен и физически, в человеческом роде.

Седьмой день творения в представлениях молокан отделен от первых шести дней всей историей человечества. Седьмой день - по вере молокан-прыгунов, а также многих других протестантских сект - это тысячелетнее царстование на обновленной земле праведных людей вместе с Христом, а для молокан-максимистов - вместе с воплощенным Святым Духом - Максимом Гавриловичем Рудометкиным. И хотя хилиастические, или милленаристские, учения существуют с первых веков христианства в довольно разнообразных, иногда взаимоисключающих формах [4], каждый новый вариант добавляет к образу тысячелетнего царства ряд этнографических подробностей и социальных примет своего времени.

Основанные на текстах пророка Исайи (гл. 11 и 65, 1725) о новом небе и новой земле, где волк будет лежать с ягненком и столетний будет умирать юношею, и на текстах Откровения (20, 4), где говорится о том, что обезглавленные за свидетельство Иисуса, не поклонившиеся Антихристу, оживут и будут царствовать со Христом тысячу лет, молоканские представления о тысячелетнем царстве рисуют счастливую жизнь избранных людей в количестве семи миллионов. Избранные - это дожившие до тысячелетнего царства праведники, а также воскресшие "страдальцы". Прожив в полном счастии и довольстве сто лет в юношеском виде, они не умирают, а лишь обновляются телами. У них есть брак, есть дети, и все они живут в прекрасном городе - сошедшем с неба Иерусалиме. Правда, в Откровении Иоанна Иерусалим сходит на землю уже после второго воскресения и Страшного суда. Рудометкин же, несколько трансформируя сведения о новом Иерусалиме Откровения, детально,на протяжении нескольких своих"книжиц" описывает город тысячелетнего царства и роскошный дворец, где будет жить он сам: "Входов во град есть всех числом двенадцать врат,и всеони день иночьне затворяются, а улицы сего града яко ток чистый, всюду весь устлан мрамором. Посреди самого возлюбленного града нашего есть водружен четвероугольный дом Божий..., дом сей есть создан совокупно весь из самых драгоценных камней, снаружи купно весь облит серебром, а внутри весь чистым золотом" [2, 364-365].

Рудометкин называет тысячелетнее царство субботой: "Еще не подумайте о субботе, что я велю вам его праздновать; это нарекается тысячелетнее царство субботой и покоем ото всех наших скорбей и бед, кои постигли наших предков в шести тысячей годов"[2,289]. Тысячелетнее царство -седьмой день творения одновременно является седьмым периодом в жизни человечества. Первый период, по Рудометкину, - от Адама до Ноя, второй - от Ноя до Авраама, третий - от Авраама до Моисея, четвертый - от погибели Египтян до царя Давида, пятый - от Давида до Христа, шестой - христианство и современный Вавилон, наконец, седьмой период, как пишет Рудометкин, "всюду везде чрез меня настанет всеобщий духовный мир" [3, 195] (правда, в другом местесвоего"боговдохновенного"сочинения Рудометкин насчитывает девять времен [2, 209]).

Что касается апокалиптического пророчества о заключении сатаны на тысячу лет (Откр., 20, 1-2), то Рудометкин обещает сделать это сам: "...видимо ангелом своим закую цепию небесного железа самого древняго змея дьявола и сатану, обольстителя всей вселенной. Всажу (заключу) его там, прямо в холодную тюрьму на всю тысячу лет!"[2, 512].

На мой вопрос "Возможен ли грех в тысячелетнем царстве?", информанты отвечали: "Для воскресших - нет, а для живых - в тысячулетнем царстве один будет грех против любви Божией. Во время столетней перемены он (согрешивший) сгорит электрическим током". По другой версии, причастны греху могут быть только живущие вне священного града - неверные, например, мусульмане, которые будут прислужниками у избранного народа.

Очень подробно описывает Рудометкин, чего не будет в его царстве: "...кабаков, Табаков и Вавилонских блудных вертепов разврата..., воров и разбойников такожды..., вдовы и девы до брака честность свою верно соблюдут... также всяк злой дух иконник, злату, сребру и древу поклонник (т.е. православный. - С.Н.) тоже нигде с тем жив не останется... Равно все штыки и шашки, зловредные смертельные Вавилонские ружьи и возовые их бомбы и пушки совокупно везде в той последней ихней Армагеддонской войне сами об себя поломаются и в том все сокрушатся" [2, 397]. А.И. Клибанов [5] указывал, что Рудометкин, будучи в заключении, общался с другим идеологом русского сектантства основателем секты иеговистов, капитаном Н. С. Ильиным, также проповедником тысячелетнего царства, и испытал его влияние. Ильин описывал тысячелетнее царство в наивных стихах, где наряду с образами Библии (волк рядом с овцой), излагаются мечты о социальной утопии, в которой осуществлены свобода слова и передвижения:

Стали волки, тигры львы
Как овечки же смирны,
Машут ласково хвостом
Пред людьми и пред скотом...
Нет воров, пройдох, плутов,
Богословов от попов.
Нет ни стражей, ни солдат,
Сам Господь хранит наш град.
Нет полиции, судей,
Всюду святость у людей.
Выражай всем мысль свою,
Будь свободен как в раю,
Где кто хошь, там и гуляй,
Разъезжай из края в край...
Всюду слышится игра,
Аллилуйя и ура! (цитируется по [4])

В XIX веке ожидание тысячелетнего царства среди разного рода сектантов было очень напряженным. Как указывает В. Терлецкий [4], наступление конца света ожидали в 1800, 1816 и 1836 году. Немецкие сектанты -выходцы из Вюртемберга, поселившиеся в начале XIX века на Кавказе, шли к Араратским горам, где должен был спуститься Христос. В тридцатые годы XIX века на Кавказ переселилось большое количество молокан, и именно в Закавказье возникло прыгунекое направление, а сам Рудометкин родился в с. Никитино в Армении. Идея тысячелетнего царства овладела кавказскими молоканами. Тысячелетнее царство ожидали в селе Николаевка, где молоканским предводителем был Михаил Акинфиевич Попов [5, 140-210]. В 1864 г. молокане с. Карабулах пошли в Ленкорань навстречу царству Божию - путь был длиной в 154 км. Была большая и обстоятельная дискуссия: как прилично входить в царство Божие? Должны ли быть белые рубашки, означающие чистоту тела и души, можно ли входить в шубе, можно ли взять с собой деньги или их нужно оставить у привратника. Однако чаяния царства Божьего на земле тогда не сбылись...

Именно в это время у молокан формировался новый и чрезвычайно важный культурный концепт - концепт похода, ставший для молокан-прыгунов мощной силой их социально-религиозного развития и средством самоидентификации. Поход - это и исход из мест, где вере и жизненному укладу грозит разрушение, это и движение туда, где будет и новое небо, и новая земля, где осуществится седьмой день творения. Идея похода основана одновременно на двух важнейших библейских сюжетах: исходе Израиля из Египта и пророчестве о тысячелетнем царстве.

Концепт похода тесно связан с институтом пророчества, весьма развитого у молокан-прыгунов. При этом пророчество может оказаться ложным, если в пророке действовал "энтот дух", т.е. дьявол. Поэтому у молокан существует сложная система тестов, дающая свидетельство истинности пророчества.

С течением времени идея похода, ставшая конститутивным признаком прыгунской культуры, реализовывалась в миграциях, не всегда вызываемых насущными потребностями группы, не всегда удачных, поэтому молокане говорят и о ложных пророчествах относительно похода. Таким, например, считается переселение группы молокан в Австралию в середине шестидесятых годов, когда довольно скоро большая часть переселенцев возвратилась назад, в США.

Как сказал один из молокан, "поход - это выход, куда Дух Святой показывает". А это значит, что поход может быть физический, в иную территорию, и внутренний, духовный, направленный на преображение человека ветхого в человека нового. Поход может быть последним актом в истории перед концом света, а может быть или оказаться, по крайней мере, со стороны - очередной миграцией. Многочисленные молоканские походы, кроме явных экономических или политических причин, вызывались стремлением сохранить чистоту культуры, восстановить культурные барьеры между "верными" и всеми остальными, реализовать в полной мере свои религиозные и социальные потенции.

Я кратко остановлюсь на "походных" тенденциях самых последних лет у американских молокан. Возможность видеть мир в комфортабельных путешествиях несколько снижает жажду "похода". Для многих молокан наиболее желанным местом туристских экскурсий, наряду с Израилем, является Египет - место Исхода - события, которое у молокан служит образцом для сопоставления с их собственной историей, наполненной "исходами"; события, в котором человечеству был дан Закон - один из стержневых концептов молоканской культуры.

Кроме того, Исход - это сюжет, детали которого стали метафорическими образами молоканской риторики (например, образ манны небесной), а персонажи вошли в молоканский фольклор (Иосиф Прекрасный, Моисей). Тем не менее, идея последнего "похода" к месту , где с небес опустится Новый Иерусалим, не оставляет часть молокан. Люди уезжают в Турцию, к священной горе Арарат, где должно произойти это событие. Время в молоканской культуре исторично и эсхатологично, и седьмой день -тысячелетний день отдыха перед концом времени - уже при дверях.

Литература

1. Сергей Ю. Воробьев. Антропоцентрическая направленность представлений русского средневековья о шестом дне творения // Международная конференция "Сотворение мира и начало истории в апокрифическрой и фольклорной традиции. 5-7 декабря 1995 г. Тезисы докладов. М.,1995.

2. Дух и жизнь. Книга солнце. Лос-Анджелес, 1928. Переиздание фотографическим способом в Лос-Анджелесе в 1975 г.

3. Клибанов А. И. Религиозное сектантство в прошлом и настоящем. М., 1973.

4. Терлецкий В. Хилиастические течения в русском сектантстве. Спб., 1913.

5. Клибанов А.И. Народная социальная утопия в России, XIX век. М., 1978.

Из сб. статей "ОТ БЫТИЯ К ИСХОДУ. Отражение библейских сюжетов в славянской и еврейской народной культуре", Москва, 1998

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (проект 97-06-80020)


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования