Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

М.В.Шкаровский. Обновленческий "протопресвитер" Владимир Красницкий и его встреча с В.И.Лениным. [история Церкви]


Личность протоиерея (в обновленчестве "протопресвитера) Владимира Дмитриевича Красницкого привлекала и привлекает внимание всех историков, так или иначе занимающихся историей обновленческого раскола в Русской Православной Церкви. Как правило, их суждения совпадают в негативной оценке личных качеств этого человека, фактически являвшегося руководителем и наиболее активным организатором движения в первые месяцы его существования. Например, крупнейший исследователь обновленчества А. Краснов-Левитин в своих трудах писал: "Красницкий — одно из самых зловещих имен в послереволюционной истории русской церкви" (1). Правда, как этот, так и другие авторы отмечают несомненную глубокую веру отца Владимира в Бога, его большие организаторские способности и публицистический дар.

Хорошо представляя себе биографию Красницкого после возникновения обновленческого раскола в мае 1922 года, историки до последнего времени почти ничего не знали о его деятельности в годы гражданской войны. Так, упомянутый Краснов-Левитин отмечал, что в это время Красницкий "временно отошел в тень" — совмещал священнослужение в Князь-Владимирском соборе Петрограда с работой в качестве бухгалтера в одном из советских учреждений и занялся активной общественной деятельностью только в марте 1922 года. Исследователь процитировал слова о Красницком другого вождя обновленчества — Александра Введенского: "Хотел бы я знать — откуда взялся этот тип. Никогда ни в одной обновленческой группировке не участвовал, ни с кем из нас никакого дела не имел. И вдруг появляется на каком-то нашем совещании. Он, видите ли, что-то там делает и что-то там тоже подготовляет" (2).

Между тем священник Владимир Красницкий, оставаясь в штате Князь-Владимирского собора, именно в 1919-1921 годах чрезвычайно активно работал в различных советских гражданских и военных организациях. Судя по всему, это был уникальный, единственный в стране подобный пример. С 1 августа 1919 года священник являлся инструктором по церковным делам отдела юстиции Петроградского горисполкома и в качестве полномочного представителя Совета депутатов II городского района по проведению в жизнь Декрета об отделении Церкви от государства с 15 августа 1919 года заключал договоры о пользовании церковным имуществом с приходами православных храмов (несколько десятков этих договоров сохранилось в Центральном государственном архиве Санкт-Петербурга). Например, 25 октября 1919 года отец Владимир заключил такой договор с избранными представителями прихожан бывшей ранее при лейб-гвардии Конном полку Благовещенской церкви, 19 октября с прихожанами Казанского собора и т. д. Согласно подписанным документам, храмы со всем имуществом, являясь собственностью государства, передавались в бесплатное и бессрочное пользование представителям прихода в количестве 20 человек. Эта так называемая "двадцатка" несла полную ответственность за сохранность здания церкви и ее имущества, которое могло быть использовано только в богослужебных целях. Заключение договора, прежде всего, отвечало целям советского государства, но в то же время было и в интересах верующих. Приходы получали официально узаконенный статус, многие церкви при различных учреждениях становились формально приходскими и таким образом избегали закрытия (3). Кроме работы инструктором, Красницкий заведовал отделением коллективных хозяйств в губернском Хозяйственном отделе, читал лекции в Красноармейском институте и Коммунистическом университете им. Зиновьева, одновременно служил инструктором в политических отделах 11-й дивизии и 7-й армии Петроградского военного округа, заведовал отделом артелей и коммун в газете "Деревенская Коммуна" и т. д.

К сожалению, почти все статьи в газете подписаны псевдонимами или инициалами, поэтому точно установить принадлежность каких-либо публикаций в "Деревенской Коммуне" Красницкому невозможно. Но ряд статей, помеченных инициалами В. К., скорее всего, принадлежат ему. Так, 7 мая 1919 года была опубликована статья "Декрет о помощи кустарям", в которой принятый 25 апреля декрет назывался "убедительным доказательством" заботы новой власти о трудящихся: "Советская власть не заинтересована сейчас в уничтожении такой мелкой промышленности, а напротив полагает, что она в настоящее тяжелое время может облегчить снабжение населения необходимыми продуктами" (4).

Некоторые публикации, подписанные инициалами В. К., касаются церковных вопросов, например статья "Поповские проделки" от 31 мая и 4 июня 1919 года. В ней идет речь о поддельных святынях в католических и, отчасти, в православных храмах: "Служители христианского Бога со своими мощами и прочими священными останками превратились в настоящих торговцев, а храмы превратили в музеи-хранилища редкостных вещей" (5). Не одобряя прямо кампании вскрытия мощей в РСФСР, автор статьи отмечает, что при осмотре 25 священных останков якобы нигде не были найдены нетленные тела, а в основном полуистлевшие кости. Публикация в целом соответствует высказываемым позднее (в 1922-1923 гг.) взглядам обновленцев на проблему священных реликвий и завершается выводом о правильности действий правительственных органов: "Советская власть обеспечивает особым законом каждому гражданину полную свободу веровать во что ему угодно. Но Советская власть разоблачает все обманные проделки церковников, как и всякий другой обман с корыстной целью"  (6).

Летом 1919 года Красницкий написал несколько адресованных советскому руководству документов. В настоящее время они хранятся в отдельном деле Государственного архива Российской Федерации. Это — обширная записка "О направлении политики Советской власти в отношении к православной российской церкви", "Основные положения сочувствующих Российской] К[оммунистиче-ской] партии из православного духовенства Петроградской епархии", очерк "Революционные традиции в православном духовенстве", практические рекомендации властям "Способ привлечения православного духовенства в армию" и др. (7)

Из этих документов видно, что уже в июле 1919 года Красницкий выдвигал программу разрушения существовавшей церковной структуры и захвата власти в Церкви с использованием в качестве главной силы советского государства, что потом было частично реализовано в период обновленческого переворота 1922 года. Указанная записка "О направлении политики Советской власти в отношении православной российской церкви" от 12 июля начиналась утверждением, что "программа РКП в области религиозных отношений имеет общедекларативный характер и не содержит указания практических мероприятий по отношению к существующим в России церковным общественным организациям", а поэтому священник и предлагал свою программу действий. Записка, а также составленное на ее основе недатированное обращение Отдела юстиции Петроградского Совета с научными комментариями были опубликованы в ноябре 2000 г. московским историком А. Г. Кравецким (8).

Эти обращения протоиерея Красницкого к руководству страны, как видно из публикуемого ниже документа, не осталось незамеченным. В своих анкетах священник указывал, что в октябре-ноябре 1919 г. по распоряжению В. И. Ленина он был вызван в Москву для личного доклада о положении священнослужителей в рядах Красной Армии и освящения ряда других вопросов. В то время Красницкий состоял в категории сочувствующих Коммунистической партии и уже служил в частях Петроградского военного округа. 2 мая 1919 г. он по мобилизации вступил в Красную Армию и до 1 июня служил санитаром в 4-м стрелковом полку 2-й Петроградской бригады особого назначения, затем в июне в качестве батальонного чтеца побывал на фронте, с 1 июля по октябрь 1919 г. был прикомандирован к политотделу 2-й роты 70-й отдельной бригады (в Петрограде), а 1 октября назначен инструктором-лектором политотдела Петроградского укрепленного района и штаба внутренней обороны Петрограда (9).

Ранее ничего не было известно о каких-либо личных встречах Ленина в качестве главы советского государства со священнослужителями, и его беседа с Красницким, скорее всего, является единственным исключением. К сожалению, более подробные свидетельства священника об этой встрече пока не найдены. Что думал председатель Совета народных комиссаров об использовании представителей духовенства на военной службе и методах привлечения священнослужителей на сторону новой власти, остается неизвестным.

Биография Красницкого до его встречи с Лениным хорошо видна из публикуемой анкеты. Следует лишь добавить, что священник умолчал о своем активном участии в деятельности монархического "Союза русского народа". А. Краснов-Левитин ошибочно сообщал в своей книге, что Красницкий летом 1917 года, будучи редактором "Петроградских епархиальных ведомостей", призывал к продолжению войны с Германией до победного конца и писал в передовой статье, что "большевиков надо утопить в их собственной крови" (10). На самом деле в Петрограде в 1917 году была лишь одна епархиальная газета - "Известия по Петроградской епархии", в которой никогда не публиковались призывающие к кровопролитию статьи, да Красницкий и не входил в число ее редакторов. Он упоминается в газете лишь однажды, в связи с избранием 1 июня 1917 г. на Чрезвычайном Церковном Соборе Петроградской епархии членом Миссионерского совета (11). Правда, по избранию Епархиального съезда духовенства и мирян, утвержденному указом Святейшего Синода от 22 июля 1917 года, отец Владимир с 17 июля 1917 по 30 июня 1918 года состоял штатным членом Петроградской Духовной консистории.

В 1918 году молодой, способный и очень активный священник становится все более известным. В январе он входит в число делегатов, приехавших к Патриарху Тихону в Москву, чтобы просить о присвоении Петроградскому митрополиту Вениамину (Казанскому) древнего почетного титула священноархимандрита Свято-Троицкой Александро-Невской лавры. Весной 1918 года Красницкий был избран членом правления Братства приходских советов Петрограда и епархии, 20 июля — кандидатом в члены Епархиального совета и т. д. Именно в это время в новой газете "Петроградский церковно-епархиальный вестник" начинают активно публиковаться его статьи.

Для публикаций Красницкого весной-летом 1918 года характерны критика массовых антирелигиозных акций в стране и надежда на изменение ситуации в результате сплочения верующих вокруг приходов и отстаивания ими церковных прав. Так, в статье "Что делать в приходе православному мирянину" священник призывал верующих объединяться, создавая приходские кооперативы, школы и даже суды: "Безбожники и христоубийцы отвергли нашу Святую веру и Церковь, им она противна. Поэтому вы, те, кому тяжела современная безбожная жизнь, должны отделиться от них и устроить сами свою жизнь... Только соединением всех мы можем укрепиться и восстать от того великого падения и всеобщего разрушения, в каком мы все находимся... Мы не желаем возвращения к старому строю, когда православный человек был рабом и нищим на своей родной земле. Мы хотим свободы, равенства и братства православных русских людей... Отступите от безбожников, и над ними совершится суд Божий, как над Дафаном и Авироном, которых поглотила земля за восстание на пророка Божия Моисея"  (12).

27 апреля была опубликована статья священника Красницкого "Приходской суд", 4 мая — его доклад "Очередные задачи Братства приходских советов Петрограда и Епархии" о необходимости в первую очередь сохранения и собирания человеческих душ, а не церковного имущества и т. д. Но наиболее яркой являлась обширная статья "Патриаршество на Руси" от 11 июня 1918 года, где он писал:

"Кровавая мировая война, <...> гром революции, государственный переворот, "самоопределение" народностей — и все, что с такой быстротой совершилось на наших глазах, сделали то, что великая и могучая когда-то Россия теперь лежит слабая, беспомощная, истерзанная, окровавленная... Братская кровь проливается широкой рекой. Всюду разрушения, расстройство, беспорядок... Русский народ заблудился. Он был прельщен интернационалом, то есть братством народов, которое хотят создать на отвержении веры в Бога и любви к родине... С сердечной надеждою взирают православные русские люди на указанного Божием жребием Святейшего Патриарха Тихона. Да поможет ему Господь быть вождем народа русского в великом деле устроения общечеловеческой всенародной жизни на основе вселенской православной веры" (13).

В конце лета — начале осени 1918 года упрочившаяся советская власть в обстановке разгоравшейся гражданской войны ужесточила свою церковную политику. Было ликвидировано Братство приходских советов Петрограда и епархии, закрыты практически все церковные органы печати, прекратил свое существование Поместный Собор, в результате начавшегося "красного террора" погибли десятки священнослужителей. Видимо, в этой ситуации Красницкий пришел к мысли о необходимости решительного поворота в своей общественной деятельности, начале активного сотрудничества с властью. С 7 сентября 1918 года он стал работать счетоводом Новодеревенского комиссариата продовольствия (в Петрограде) и в ноябре того же года записался в ряды сочувствующих Коммунистической партии.

С мая 1922 года он являлся заместителем председателя обновленческого Высшего церковного управления (ВЦУ), его уполномоченным по Московской области, а также председателем созданной им группы "Живая Церковь"; через год был членом Президиума обновленческого так называемого II Всероссийского Поместного Собора, 8 мая 1923 года возведен в сан "протопресвитера Российской Православной Церкви" и избран заместителем председателя Высшего Церковного Совета (ВЦС). Кроме того, с августа 1922 года Красницкий являлся настоятелем московского храма Христа Спасителя, редактировал журнал "Живая Церковь" и издавал бюллетени Собора (1923 г.). Он тесно сотрудничал с ГПУ, неоднократно заявляя об этом публично. После освобождения из-под ареста Патриарха Тихона, вызвавшего резкий кризис в обновленческом расколе, Красницкий как слишком одиозная фигура в августе 1923 года был выведен из состава ее руководящих органов и был вынужден уехать в Петроград. После образования и роспуска всех обновленческих групп Святейшего Синода он отказался подчиниться этим указам и в сентябре 1923 года, стоя во главе группы "Живая Церковь", порвал с остальным обновленчеством. В мае 1924 года "протопресвитер" принес покаяние Патриарху Тихону, был прощен и вел переговоры об объединении и вхождении в патриарший Высший Церковный Совет, однако в июле 1924 года прощение было аннулировано и переговоры прерваны (14).

Последний удар окончательно вывел Красницкого из публичной общественно-политической деятельности. Он еще более десяти лет жил в Ленинграде, возглавляя остатки группы "Живая Церковь" и являясь настоятелем нескольких храмов — первоначально, с июня 1922 по 14 июля 1927 года, Князь-Владимирского собора и одновременно, с 25 ноября 1923 по 17 января 1925 года, Казанского собора. В мае 1925 года власти представили в ведение "протопресвитера" также доходную часовню Христа Спасителя при Гостином дворе на Невском проспекте, в это время он принимал участие в редактировании "Переписки Николая и Александры Романовых". 8 ноября 1926 года ввиду аварийного состояния был закрыт Князь-Владимирский собор и взамен Красницкому через месяц передали церковь Святого Иоанна Милостивого на Геслеровском проспекте Петроградской стороны.

Власти некоторое время еще продолжали поддерживать своего бывшего фаворита. Это хорошо видно из недавно рассекреченного "Доклада о работе стола регистрации обществ и союзов (церковного стола) Петроградского райисполкома". Этот весьма откровенный документ, написанный в марте 1927 г. заведующим указанным столом Аристовым, ярко характеризует описанную выше ситуацию и личность Красницкого: "Что же из себя представляют остальные [не тихоновцы] течения: обновленцы, живоцерковники и автокефалисты, мне кажется, по ходу всего изложенного картина должна быть понятной. Можно по секрету шепотком сказать, что остальные группы ничего из себя реального не представляют, — это суть жалкие существа. Не будь нас, не будет и их, в один миг их сотрут с лица земли. Я думаю, членам фракции можно сказать, что мы их в некоторых случаях не даем в обиду. На этот счет есть постановление С[еверо]-3[ападного] Бюро ЦК <.. .>, у нас уже есть постановление Президиума о ликвидации церкви Иоанна Милостивого, но при нынешнем положении мы ее закрыть не можем, там сейчас Красницкий, тот Красницкий, через которого маринуется (в наших интересах) Князь-Владимирский собор. Из доклада вы видите и от людей слышите, его иначе не считают, как агентом ГПУ и шпионом Соввласти и проч. Потихоньку говоря, они отчасти правы, никто не приносит столько вреда тихоновщине и всем остальным течениям, как Красницкий, он кроет их всех по всем швам, и с кем — с 20-ю старухами, инвалидами. Посмотрите на состав его 20-ки, она с 1922 года, и все одни и те же. Тихоновцы неоднократно предлагали ему крупную сумму, высокий сан, он твердо стоит на своем. Красницкий, по нашему (с некоторыми товарищами) заключению, на 30-40% уже не поп. Он приносит изрядную пользу. Это самый главный клин в сердце церкви. Я не хочу этим сказать, что он полностью наш поп, он остается попом с его 20-ю старухами. И эта маленькая церковка в настоящее время кричит по всем направлениям, из нее летят стрелы в Агафангелов, Крутицких, Храповицких, сергиевцев, григорьевцев, обновленцев, автокефалистов и проч., и масса начинает прислушиваться. При имеющейся возможности извлечь некоторую пользу мы должны ее извлечь, а эта возможность сейчас имеется, и она будет увеличиваться..." (15).

Однако в конце 1920-х годов в рамках нового наступления на Церковь в стране началось массовое закрытие храмов всех течений, власти перестали делать существенные различия между религиозными группами и объединениями. В мае 1929 года была закрыта часовня Христа Спасителя, а 10 октября того же года и церковь Святого Иоанна Милостивого. Протоиерей Красницкий остался настоятелем одного единственного храма — небольшой церкви Святого Серафима Саровского на Серафимовском кладбище Ленинграда, в которой он служил с 1927 года. В 1935 году был арестован единственный сын "протопресвитера", работавший техником на заводе им. Кулакова, и бывший церковный диктатор поехал в Москву хлопотать о нем. Это была последняя поездка, в ноябре 1936 года, во время эпидемии гриппа, Красницкий тяжело заболел и скончался. Похоронили его на Серафимовском кладбище вблизи церкви (1б).

Публикуемый документ хранится в архивном "Деле по наблюдению за деятельностью собора Святого князя Владимира (устав, анкеты священнослужителей, списки членов приходского совета, прихожан и описи имущества собора), 20.02.1919-13.11.1924 гг." фонда Исполнительного комитета Совета народных депутатов Петроградского района Ленинграда Центрального государственного архива Санкт-Петербурга. Анкета Красницкого не является исключением, на подобные вопросы по требованию властей в начале 1920-х годов были вынуждены отвечать все священнослужители Петрограда. Позднее, с середины 1920-х, такие анкеты становятся гораздо менее подробными и более формальными. Одновременно с заполнением анкеты 26 декабря 1921 года В. Красницкий вместе с другими священниками собора дал подписку в том, что он "обязуется не устраивать какие-либо собрания помимо церковных служб" без разрешения районного церковного стола, предварительно подав заявление с просьбой о разрешении за трое суток (17).

Писать четко и разборчиво

Анкета

1. Фамилия: Красницкий

2. Имя: Владимир

3. Отчество: Димитрович

4. Сколько лет: 40 (18)

5. Число членов семьи: указать персонально их имена и возраст:

жена — Евгения Павловна — 30 л., дети — Елена — 13 л., Нина — 12 л., Сергей — // л., Татиана — 9 л., Павел — 7, теща — Ольга Михайловна Знаменская — 48 л.

6. Уроженец: Херсонская губерния, гор. Маяки

7. Социальное происхождение родителей: сын старшего инспектора Р[абоче] - Кр[естьянской] Инспекции (19)

8. Сан: священник

9. В каком году посвящен в сан: в 1907 г. (20)

10. В какой церкви в настоящий момент служит: в Князь-Владимирском соборе

11. В каких церквах служил до революции: 1) в Солецкой церкви Ново-Ладожского уезда, 2) в СПб Елизаветинском институте, 3) Князь-Владимирском соборе  (21)

12. Служил ли или служит в гражданском учреждении: Служил в гражданских и военных учреждениях, из военных вышел по демобилизации, а из советских — по сокращению штатов

13. То в каком: В гражданских — 1. В Городском отделе юстиции в должности инструктора по проведению в жизнь декрета об отделении церкви от государства и был полномочным представителем Совета деп[утатов] II гор[одского] района при заключении договоров о принятии церков[ного] имущества кол[лективами] верующих и 2. В Губземотделе — губ. инспектором и зав. отделением коллектив[ных] хозяйств в Губотхозе

В военных — инструктором-лектором земельной политики в политотделах VII армии Петроградского округа и XI дивизии, лектор Р[абоче]-кр[естьянского] университета им. тов. Зиновьева и Красноармейского института им. Толмачева

14. В качестве кого:

15. Оклад содержания: В губземотделе — 30 разряд по тарифу

16. Сколько времени служит: с 1918 по 1/Х1 1921 г.

17. Образование: высшее, кандидат Дух[овной] Академии (22)

18. Какими иностранными языками владеете: древние, из новых — немецкий

19. Участвовал ли в периодической прессе: да

20. То в какой: В газете "Деревенская Коммуна" заведовал отд[елом] артелей и коммун. Напечатал ряд статей по земельной политике

21. Издавал ли брошюры своего собственного произведения: нет

22. Перечислить по названию:

23. Имеет ли крупный литературный или ученый труд: имею ученую степень кандидата богословия за сочинение на тему

24. Перечислить его: "Христианская этика и социализм". Получил за него денежную премию (23)

25. Занимался ли педагогической деятельностью: законоучитель личных средних учебных заведений (24) 

26. В прошлом:

27. В настоящий момент: лектор Красноармейского института имени Толмачева

28. Где, когда и сколько времени: Прочел систематический курс земельной политики в университете Зиновьева и много лекций в военных частях

29. Состоял ли в Союзе русского народа: нет (25)

30. Или в других каких обществах и т. п. организациях: в обществе "Самодеятельная Россия" (26)

31. Указать в каких и сколько времени: в 1915 и 1916 гг.

32. Партийность: с ноября 1918 года состоял сочувствующим Р[оссийской] К[ом-мунистической] Партии

33. В прошлом:

34. В настоящий момент:

35. Был ли выбираем в общественные учреждения (как-то в Госуд. Думу, Государственный Совет, Сенат — т. п. учреждения): нет

36. Где, когда и сколько времени работал: в ноябре 1918 [1919] года (27) по личному распоряжению Пред. Сов. Нар. Кома тов. Ленина был вызван в Москву для личного доклада по положению служителей культа в рядах Красной армии

37. Свой взгляд на декрет отделения церкви от государства (в кратких чертах) (28) . отделение церкви от государства освободило церковь от обязанности оправдывать и поддерживать политику правящей государственной партии, но в настоящее время духовенство оказывается в зависимости от мирян, захватывающих церковные средства и стремящихся подчинить духовенство своим политическим взглядам (29)

38. На какие средства существуете в настоящее время: добровольные жертвы верующих

39. Адрес: Петр[оградская] сторона, Успенский пер[еулок], 2

40. Подпись заполнившего анкету: свящ. В. Красницкий 26 декабря 1921 года (30)

-----

1 Краснов-Левитин А. Лихие годы 1925—1941. Париж, 1977. С. 147; см. также: Левитин А., Шавров В. Очерки по истории русской церковной смуты. М., 1997.

2 Краснов-Левитин А. Лихие годы... С. 148.

3 Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. Православные храмы Санкт-Петербурга 1917-1945 гг. Справочник. СПб., 1999. С. 107-108; Их .же. Справочник по истории православных монастырей и соборов г. Санкт-Петербурга 1917-1945 гг. СПб.. 1996. С. 49. 51.

4 Деревенская Коммуна. 1919. 7 мая.

5 Там же. 31 мая.

6 Там же. 4 июня.

7 Государственный архив Российской Федерации, ф. 353, оп. 3, д. 795.

8 Кравецкий А. Г. К предыстории обновленческой смуты (Записка протоиерея В. Д. Красницкого "О направлении политики советской власти в отношении к Православной Российской Церкви") // Ученые записки Российского православного университета апостола Иоанна Богослова. Вып. 6. М., 2000. С. 51-72.

9 Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб), ф. 19, оп. 113, д. 4320, л. 36-37; д. 4360, л. 25-27.

10 Краснов-Левитин А. Указ. соч. С. 148.

11 Известия по Петроградской епархии. 1917. 20 июня.

12 Петроградский Церковно-епархиальный вестник. 1918. 13 апреля.

13 Петроградский Церковно-епархиальный вестник. 1918. 11 июня.

14 Подробнее см.: Левитин А., Шавров В. Указ. соч. С. 79-274: Шкаровский М. В. Обновленческое движение в Русской Православной Церкви XX века. СПб., 1999; Шишкин А. А. Сущность и критическая оценка "обновленческого" раскола Русской Православной Церкви. Казань, 1970; "Обновленческий" раскол. Материалы для церковно-исторической и канонической характеристики (сост. И. Соловьев). М., 2002.

15 Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (ЦГА СПб), ф. 151, оп. 4, д. 8, л. 80-81.

16 Санкт-Петербургская епархия в двадцатом веке в свете архивных документов. 1917-1941. Сборник документов. Составители: Черепенина Н. Ю., Шкаровский М. В. СПб, 2000. С. 239; Краснов-Левитин А. Указ. соч. С. 151-152.

17 ЦГА СПб, ф. 151,011.2, д. 79, л. 154.

18 Родился 10 декабря 1881 г.

19 В другой анкете, от 19 января 1924 г., Красницкий писал, что он является сыном народного учителя (ЦГА СПб, ф. 151, оп. 2, д. 79, л. 307), а в дореволюционных документах — сыном коллежского советника.

20 Рукоположен во диакона 18 августа 1907 г., а во иерея — 19 августа 1907 г.; 7 января 1909 г. он был награжден набедренником, 18 декабря 1911 г. — скуфьей, 25 декабря 1916 г. — камилавкой (ЦГИА СПб, ф. 19, он. 113, д. 4320, л. 36-37).

21 В упомянутой выше анкете священник уточнил даты своей службы: в Рождество-Богородицкой церкви д. Сольцы Новоладожского уезда Петербургской губернии с 21 июля 1907 по 1 октября 1908 гг., в церкви Елизаветинского института Петербурга — с 1 октября 1908 по 31 мая 1912 гг. и далее — в Князь-Владимирском соборе, одновременно с 8 февраля 1915 по 1917 г. он служил священником при Мариинском родовспомогательном доме.

22 Красницкий окончил Санкт-Петербургскую духовную академию 9 июня 1907 г. со степенью кандидата богословия.

23 По свидетельству историков Левитина и Шаврова, в Духовной академии Красницкий работал над рефератом "Обличение социализма", в основе которого лежал тезис: "Социализм от дьявола" (Левитин А., Шавров В Указ. соч. С. 64).

24 В сентябре 1907 — сентябре 1908 гг. — законоучитель Солецкого министерского училища, 24 сентября 1908-19 мая 1912г. — Елизаветинского института, в сентябре 1913-1916 гг. — частного ремесленного училища и общеобразовательных курсов А. Е. Черняева, в сентябре 1916 — мае 1918 гг. — в 1-й женской и 2-й мужской гимназиях.

25 Как уже упоминалось, в анкете был скрыт факт участия в деятельности "Союза русского народа".

26 В анкете от 19 января 1924 г. Красницкий написал, чго в 1909 г. он один год состоял членом Русского собрания.

27 В этой анкете ошибочно указан 1918 г., т. к. в других подобных анкетах Красницкий писал об октябре (ноябре) 1919г.

28 В указанной анкете 1924 г. ответ на аналогичный вопрос сформулирован иначе: "Имею своей задачей установление мирных и доброжелательных отношений между Р[усской] П[равославной] Церковью и Советской Россией". Эта фраза выражала точку зрения "протопресвитера", что Церковь не может существовать без поддержки государства.

29 Красницкий являлся убежденным выразителем интересов приходского (белого) духовенства и поэтому был недоволен увеличением роли мирян в жизни приходов.

30 Центральный государственный архив Санкт-Петербурга, ф. 151, оп. 2, д. 79, л. 147—153. Подлинник.

Опубликовано в журнале "Церковно-исторический Вестник", № 11, 2004

[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования