Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Л.С.Ембулаева. Постсоветские метаморфозы свободы совести на Кубани. На материалах Церкви христиан-адвентистов седьмого дня. [протестантизм]


Обращение к данной теме обусловлено особенностью ситуации в системе государственно-церковных отношений в современной России, суть которой в специфическом понимании культурно-исторического значения православия.

Когда-то, в самом начале перестройки, в 1985 г. вышла книга "На пути к свободе совести" в серии "Перестройка". Авторы сборника впервые заявили о необходимости демократизации отношений государства и церкви, расширения сфер деятельности религиозных организаций в обществе, о социальном служении, религиозном образовании и совместной деятельности в области духовно-нравственного воспитания, прежде всего, молодежи. Среди авторов этого уникального издания были не только государственные деятели, не только светские ученые, но представители различных религий, отражающих многонациональный характер страны. Все статьи сборника проникнуты особым воодушевлением, пафосом надежд на освобождение всей духовной жизни страны от жестких государственных пут. Особенно пронзительно озвучили свои чаяния протестантские лидеры, связывавшие с будущим новые возможности для реализации проектов социально-активного и ответственного служения. Они заявили о стремлении внести посильный вклад в решение духовных и социально значимых для всех россиян вопросов.

Весьма показательна в этом плане статья М.П. Кулакова - тогдашнего главы Церкви христиан-адвентистов седьмого дня в России. В ней показана трудная история адвентизма в России, проанализированы коллизии государственно-церковных отношений, предопределяющих место и роль церкви в обществе, репрессии и всякого рода стеснения, направленные против церкви и верующих. Он подчеркнул, что Адвентистская церковь в России всегда жила одной жизнью со своей страной, а ее члены всегда были добросовестными гражданами, тружениками, мастеровыми, учителями, врачами и т.д., в высокой нравственности воспитывали своих детей, крепили семейные узы. На протяжении всей своей истории в России эта Церковь неизменно демонстрировала лояльность по отношению к государству, готовность к совместным действиям, даже если государство открыто ее дискриминировало.

В статье Кулакова М.П. сделана попытка обозначить особенность "протестантского духа" в России, заключающуюся в исторически постепенной "натурализации" западного духа в восточной культуре. Действительно, в России произошла коррекция этой культуры в плане того, что реально возможно и необходимо в данной географической и историко-культурной среде. Отметим также, что протестантизм, в том числе адвентизм, к началу перестройки уже был традиционной христианской ветвью в России, органично вписанной в культурную доминанту страны, в стеснительные оковы прежней советской легальности.

Чем же обернулась перестройка для тех, кто ее подготавливал и ожидал? Сбылись ли надежды? В чем новизна процессов, протекающих в этой чувствительной среде сегодня, в 2006 г., спустя 20 лет?

Главный итог прошедшего двадцатилетия заключается в том, что протестантский дух, не найдя опор для своих упований в постсоветской действительности, в наши дни фактически оставляет официальную среду и организует различные формы неофициальной, подчас подпольной жизни. Ни в одной из официальных институций постперестроечный протестантизм так и не смог найти своего самовыражения.

Власть, официальные структуры, откровенно связав себя с интересами и заботами о судьбе русского православия, похоже, оказалась малоспособны гармонизировать межконфессиональный мир. И это несмотря на то, что в означенный исторический период была принята новая концепция государственно-церковных отношений, манифестирующая эту самую гармонию, разработаны и приняты многострадальные законы РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях", "Об альтернативной гражданской службе" и прочие документы государственного уровня, подведшие солидную правовую базу под сложный спектр отношений в государственно-религиозной сфере.

Будем справедливы, именно эти решения открыли для протестантов новые горизонты деятельности в социальной сфере, в образовании и культуре. Была развернута издательская и образовательная работа, многие конфессии приняли социальные доктрины. Так, Церковь христиан-адвентистов седьмого дня разработала и приняла "Основы социального учения" и утвердила их на заседании Исполнительного комитете Евро-Азиатского отделения Церкви христиан-адвентистов Седьмого дня 28 октября 2002 г. В них отражено "понимание Церковью процессов, происходящих в современной России как части мирового сообщества, а также ее места и роли в этих процессах" (1).

Следует отметить также разработку в Основах таких актуальных проблем как законопослушание граждан, свобода совести и толерантность. В них констатировано церковное видение вопросов современной культуры и образования, соотношения современной экономики и христианских ценностей, подняты проблемы здоровья человека, биоэтики, экоэтики. Адвентистская церковь особенно озабочена процессами глобализации мирового сообщества и новыми угрозами единству человеческой семьи.

В Краснодарском крае именно протестантские церкви активно проявили себя в развернувшемся антинаркотическом движении. Адвентисты и пятидесятники в лице Церкви "Вифания" горячо поддержали губернаторскую программу "Кубань без наркотиков". Врачи из церкви АСД за благородную работу на этом поприще получили грамоты Администрации края (врач-гинеколог Карпинская Валентина Александровна, врач-психолог Верлан Людмила Федоровна). Церковь "Вифания" организовала в с. Тхамаха Северского района лечебницу для наркоманов, где проходят реабилитацию одновременно более 20 молодых людей.

Социальная программа кубанских адвентистов внушает уважение своей проработанностью и многоаспектностью. В ней содержатся оздоровительные мероприятия, направленные на познание факторов здорового образа жизни, предусматривающие регулярные выставки здоровья. Там можно получить квалифицированную медицинскую консультацию и пройти первичное медицинское обследование. Разработаны мероприятия по укреплению семьи, в них уделено внимание добрачным отношениям, роли женщины в обществе. Работа с женщинами включает в себя психологическую поддержку, помощь в трудоустройстве и реабилитацию после возможных насилия и аборта. Особая работа ведется с женщинами, мужья которых имеют алкогольную зависимость. При храмах организованы школы, где женщин обучают технологии приготовления пищи с учетом возрастных особенностей людей. Дети и подростки посещают каникулярные школы, занятия спортом, другими видами деятельности.

Церковь христиан-адвентистов седьмого дня на Кубани принимает участие в благоустроительных делах, их усилиями ежегодно приводятся в порядок территории парков, площадей, больничных скверов. Бе-лореченцы, проживающие в поселке Южном, хорошо помнят помощь адвентистов, оказанную в период наводнений в 2003 г., а школьники Юбилейного микрорайона г. Краснодара - беседы на морально-нравственные темы в школах.

Современно звучит оценка протестантских организаций, сделанная в 30-х гг. прошлого столетия Ф. Путинцевым: "В хозяйственном отношении... оно может быть полезным... и с его большинством должен быть заключен союз" (2).

И эти примеры могли бы быть многократно умножены, учитывая высокий интеллектуальный, образовательный (72% прихожан церкви христиан АСД имеют среднее специальное и высшее образование) и нравственный потенциал этих граждан, если бы не политика двойных стандартов, проводимая и в центре, и на местах структурами власти.

Стало общим правилом на самых разных уровнях власти констатировать нарушения конституционного принципа светскости государства и равенства всех религий. Создается впечатление, что уже никто не верит в восстановление конституционных прав и свобод граждан, в утверждение действительной свободы совести в постсоветской России. Советские предперестроечные времена с их непременной строгостью и ответственностью партийной и советской номенклатуры, светский характер государственно-церковных отношений сегодня вспоминаются многими протестантскими руководителями как наиболее благоприятные в истории протестантства в России. Власти всячески уклоняются от встреч с представителями АСД и других протестантских общин по волнующим их вопросам, контакты с ними являются чаще всего нерегулярными и осуществляются, как правило, на уровне рядовых чиновников. Более того, руководителям протестантских организаций внушается, что они не имеют права проводить свои мероприятия вне стен церкви.

Такое отношение власти экстраполируется на другие структуры: теперь им сложнее арендовать помещения, проводить оздоровительные программы, так как врачи-адвентисты изгоняются из лечебных учреждений, а педагоги-адвентисты - из учебных заведений. И все по одной причине - протестант, по-прежнему, нравственно сомнителен. Эту позицию активно проводит Русская православная церковь, диктуя государству и обществу все новые и новые мотивации для ограничения и даже запрета деятельности протестантских и других, с их точки зрения, "сектантских" организаций.

К числу основных положений, характеризующих особенность кубанских реалий в государственно-церковной сфере относятся: повсеместное применение двойных стандартов; беспрецедентное давление казачества на госструктуры - опоры православия в регионе; поляризация сторонников светскости власти, светскости образования и тех, кто связал себя с идеологией православия, кто лоббирует интересы Русской церкви, даже вопреки основному закону страны, этот раздел произошел среди учителей, врачей, журналистов, специалистов в области религиоведения. Поддерживающие идею "православной России" ученые привлекаются властью к сотрудничеству, иные сотрудничают вокруг Объединения исследователей религии. Такое разобщение специалистов-религиоведов и представителей госструктур не способствует установлению постоянно действующего диалога представителей конфессий, ученых, политиков, власти.

Православная церковь чувствует себя единственно привилегированной традиционной верой, транслирующей обществу господствующий тип исторического самосознания. Может быть, поэтому чиновники на местах отправляют протестантов решать и согласовывать их вопросы в православные епархии или прямо к священникам в приходы? Разве не нужны современной России и Кубани трудолюбивые, мастеровые, ответственные, дисциплинированные и нравственно чуткие граждане-протестанты, занятые социально и морально оправданными видами деятельности. Почему же власть подвергает сомнению все формы протестантского воодушевления, морального пафоса и искренности? Кому потребовалось сегодня создавать эшелонированное религиозное подполье?

Как пишет А.С. Панарин: "В когнитивной психологии давно замечено, что коллективная идентичность и связанные с ней эмоциональные переживания сопричастности значительно выше у дискриминируемых групп, чувствующих себя обиженными, чем у привилегированных. Изгнанная мораль неуспеха стихийно тяготеет к сакрально-провиденциальной картине мира, в которой компенсаторские ожидания будущего воздаяния могут достигать колоссального напряжения и порождать особую энергетику" (3).

Скажем иначе, чем демократичнее общественные порядки, чем больше условий для действительной свободы совести, тем меньше фанатизма, тем конструктивней диалог идеологий, религий, теорий, тем толерантней сознание людей.

Иначе же можно ожидать каких угодно асоциальных проявлений. Разве это сегодня нужно обществу, измученному всякими катастрофами-катаклизмами и жаждущему желанной стабильности, признаки которой в крае только наметились?

Вспомним, чем во все времена характеризовался христианский дух. Традиционно - возвысившийся, набравший силу, должен наклониться к тому, кто ниже, меньше, и помочь ему возрасти и стать вровень. В этом заключается человечность и справедливость. Именно в такой логике должна была бы вести свою линию по отношению к малым религиозным объединениям Русская православная церковь.

Известно, что "самые лучшие", заполучив власть и право исторического творчества, очень быстро превращаются в "худших", но чем "хуже" они становятся, тем больше власти требуют. Горделивому чувству всесилия сопутствует прямо-таки удивительная слепота, потому что гордыня убивает разум, делая силу слепой и опрометчивой - такова христианская логика. Почему же в системе государственно-церковных отношений нет следования этой логике? Очевидно, что, устраняя протестантизм, следует задуматься, кто в дальнейшем неизбежно займет их нишу. Власть, как деятельный прагматик, должна подумать и уточнить, что полезного для себя можно извлечь посредством тактики приспособленчества из протестантской культуры, попытаться посредством выстраивания стратегических балансов, сдержек и противовесов скорректировать отношения православных и протестантских организаций в крае, городе, районе.

Дороже всего для нас то рождающее поле общественных интересов, в котором нет мстительной исторической памяти со всеми ее реакциями "от противного".

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Основы социального учения Церкви Христиан Адвентистов Седьмого дня в России. М.,2003. С.З.

2 Ф. Путинцев. Методы изучения и критики сектантства // Критика религиозного сектантства. М. 1974. С. 48

3 А.С.Панарин. Православная цивилизация в глобализирующемся мире. М., 2005. С. 382.

Из сб. "СВОБОДА СОВЕСТИ В РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ И СОВРЕМЕННЫЙ АСПЕКТЫ", Москва, 2007


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"