Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиотекаАрхив публикаций ]
Распечатать

Н.В.Потапова. Русско-японская война 1904-1905 гг. и православная жизнь Сахалина. По страницам епархиальной печати. [история Церкви]


Материалы, публиковавшиеся во "Владивостокских епархиальных ведомостях", являются уникальным источником, позволяющим увидеть события русско-японской войны на острове "изнутри", глазами "конфессионально заинтересованного" очевидца.

Дневниковые записи о. Алексея Кукольщикова "Из записей сахалинского священника за 1905 г." были опубликованы в № 10-11 за 1907 г. (1). В них описываются события на севере Сахалина с 10 июля по 30 октября 1905 г., интервалы между записями около 10-14 дней. В 1911 г. в епархиальных ведомостях была опубликована статья "С Сахалина" под авторством некоего "церковного старосты", в которой также имеется информация о событиях 1905 г. на Севере острова (в с. Рыковском) (2), дополняющая рассказ священника А. Кукольщикова. "Из воспоминаний о русско-японской войне на Ю. Сахалине" о. Алексея Троицкого были опубликованы в № 3, 4, 7, 18, 19, 20 за 1908 г. (3). Воспоминания идут в форме повествования о событиях на юге острова с января 1904 г. по 19 августа 1905 г. После высадки японцев 24 июня 1905 г. священник делал ежедневные записи. "На Южном Сахалине" - анонимная заметка, опубликованная в 1912 г. также содержит ценную информацию о состоянии православной жизни на Карафуто после русско-японской войны (4).

К началу русско-японской войны на Сахалине организация православной жизни выглядела следующим образом. По данным метрических книг за 1905 г. на Сахалине было 9 священников: Д. Рождественский, А. Винокуров, А. Кукольщиков, А. Уннинский, А. Городнов, А. Хлебцевич, А. Троицкий, И. Яковлев, А. Бетин. В ноябре 1904 г. прибыл с отрядом медсестер Красного Креста и походной церковью иеромонах Порфирий. В июне 1905 г. благочинный А. Уннинский выехал с острова. В июне 1905 г. сахалинские священники А. Кукольщиков, И. Яковлев, Д. Рождественский были назначены походными, соответственно, при Дуйском, Александровском и Рыковском отрядах. После оккупации острова японскими войсками на севере Сахалина остался служить А. Кукольщиков, а на юге, до репатриации в августе 1905 г., А. Троицкий и А. Бетин (5). В начале XX в. на Сахалине было 10 церквей: в п. Александровском, п. Дуэ, с. Ново-Михайловское, с. Дербинское, с. Рыковское, п. Корсаковском Анивская, с. Березняки, с. Корсаковском, с. Мало-Тымовское, с. Онор. К 1904 г. на Юге острова были построены церкви в с. Галкино-Врасское, с. Нояси, с. Владимировке, с. Кресты (6). На острове имелось 4 часовни: в п. Александровском, п. Дуэ, с. Воскресенское, с. Абрамовка. Кроме того, была небольшая часовня в районе мыса Крильон (7), и, по свидетельству священника А. Городнова, в с. Ванги была часовня с алтарём (8). К 1905 г. Северный Сахалин составлял 8-ой, а Южный - 9-ый благочиннические участки Владивостокско-Камчатской епархии.

Священник А. Кукольщиков работал в разных церквах острова в 1894 по 1915 г. В 1905 г. он был священником церкви в п. Дуэ. Из дневников этого священника, который остался на Северном Сахалине после капитуляции русских войск 16 июля 1905 г., видно, что во время японской оккупации не все отцы остались со своей паствой, хотя к священникам японские власти относились снисходительно, им было разрешено проводить богослужения, совершать требы (9). Кукольщиков был единственным из походных священников, кто, получив почти сразу свободу от японских властей, последовал за своим пленным отрядом добровольно. Когда японцы заявили, что все желающие выехать с острова на материк должны объявить о выезде до 7 августа, а после 7-го не явившиеся считаются японскими подданными, многие стали покидать Сахалин. Как отмечал один из сахалинцев, "русские власти, а за ними и духовенство, бросив паству, уехали в Россию, предоставив пасомых их собственной участи" (10). 30 июля 1905 г. о. Дмитрий Рождественский открыл богослужения в церкви п. Александровского. Но, по свидетельству о. Кукольщикова, 4 августа ушли на пароходе в Японию Д. Рождественский, И. Яковлев, А. Городнов, дьякон Д. Щеглов, о. Порфирий. 9 августа выбыл с Сахалина и.д. благочинного о. А.Винокуров, а 22 августа уехал А. Хлебцевич (соглашавшийся остаться на острове только за жалование в 4000 руб., что в 4 раза превышало обычное жалование). А. Кукольщиков по просьбе крестьян остался на Сахалине в Александровском посту и с разрешения японских властей отправил на имя Владивостокского епископа Евсевия телеграмму следующего содержания: "Вследствие нашествия неприятеля на Сахалин 11 июля, все священники Северного Сахалина выехали 2 июля - 22 августа через Японию в Россию. Выраженному неудовольствию г. Бунге и оставшегося православного народа на Сахалине выездом всех священников... я... изъявил желание со всем семейством остаться в Александровске. Прихожане Дуйской и Михайловской церкви выехали на материк, церкви разорены..." (11). 29 сентября телеграммой архиепископ Евсевий благословил о. Кукольщикова служить на Сахалине везде, где возможно.

К грабежам японских солдат в это время прибавились и разбойные нападения бывших каторжников, которые порой убивали своих из-за куска хлеба (12). Русские, оставшиеся, на острове - бывшие каторжники, содержавшиеся за счёт казённых средств или бедные ссыльно-поселенцы, скудные хозяйства которых были разорены в ходе военных действий, остались без крова и еды. О. Алексей писал, что уже в конце августа народ повалил к нему с просьбами ходатайствовать перед японским начальством о выдаче им провизии, а также просил защитить от обид японцев. По его сведениям, в течение сентября к нему ежедневно приходило до 20 просителей. 5 сентября им был составлен рапорт на имя главнокомандующего японскими войсками, в котором он обосновывал необходимость выдачи продовольственной помощи населению тем, что "население острова состоит исключительно из ссыльного элемента, часть которого состояла на казённом довольствии". Благодаря заботам о. Кукольщикова сахалинцы стали получать хоть и скудное, но довольствие - муку, крупу, мясо (около 1000 чел.) (13).

Священник получил разрешение японских властей на беспрепятственное передвижение по острову для требоисправления. Из п. Александровска он ездил в с. Рыковское и Дербинское. По его подсчётам это время на Сахалине осталось около 2000 русских, преимущественно в Александровском округе. Японские власти очень серьёзно относились к преступлениям против церкви. Крестьян Н. Киселёва, Ф. Станькова, С. Леонова, В. Иванова и К. Самохина, обвинённых в поджоге Рыковской церкви в 1905 г., они хотели казнить, и только по настоянию о. А. Кукольщикова, которого попросили быть судьёй, их отпустили (14). Так прожил о. А. Кукольщиков на Северном Сахалине до середины января 1906 г. "в плену у японского правительства".

О событиях на севере острова повествуется и в небольшой статье "С Сахалина", опубликованной в 1911 г. и подписанной "Церковным старостой". Статья посвящена освящению нового храма в с. Рыковском и повествует о предшествующих событиях - о времени оккупации и об отношении японцев к религиозной жизни сахалинцев. Автор отмечает в целом уважительное отношение японцев к Православной церкви: "Японцы в богослужении нас не стесняли". "По отъезде наших чиновников и священника церковь охранялась японскими часовыми; по случаю заключения мира японцы своё богослужение совершали в нашей церкви, причем середину храма убирали цветами, однако, в алтарь не входили" (15). Мало того, японцы в некотором смысле даже оказывались защитниками добропорядочного населения. Когда 25 сентября 1905 г. последние японские солдаты, устроив жителям с. Рыковское прощальный пир, вышли из селения, "жутко нам стало без охраны", - пишет автор. Оставшиеся на свободе беглокаторжные воры-рецидивисты, до сих пор прятавшиеся по трущобам от японского правосудия, вылезли из своих убежищ и в селениях появились грабежи, убийства и пожары" (16). Предчувствие не подвело - 26 сентября сгорела церковь в с. Рыковское - "церковный староста" подробно описал этот пожар и поиски поджигателей (17).

После русско-японской войны, в связи с утратой Россией южной части острова, остался только 8-ой благочиннический участок. Из старых священников продолжил работать А. Кукольщиков, вернулся И. Яковлев. В 1906 г. на севере острова было 6 церквей. Церкви в п. Александровском, с. Корсаковке, с. Дербинском и Онор сохранились. Михайловскую церковь "японцы всю внутри разорили, пользуясь ею, как лавкой". Дуйская церковь была уже очень ветха, и служить в ней было опасно. Церковь в с. Рыковском сгорела в 1905 г. Действующими были Александровская, Корсаковская, Рыковская (находилась в приспособленном помещении) и Дербинская церкви. В с. Воскресенское и в с. Абрамовка имелись деревянные часовни с алтарем (18).

Воспоминания священника А. Троицкого посвящены событиям на юге острова. Троицкий Алексей Михайлович с 1898 по 1905 г. был священником церкви в с. Галкино-Врасское. С 1903 г. он являлся благочинным 9-го участка. В воспоминаниях священника звучит острая критика подготовки к войне на юге острова: "В мирное время некоторым субъектам администрация боялась доверить изломанное, тупое долото, а в военное время эти фрукты важно ходили по улицам с винтовкой на плече" (19). Подготовка к войне и администрации, и "начальника обороны" заключалась в том, что они начали усиленно вывозить из Корсакова вверенное им имущество, чтобы можно было как можно быстрее отступить.

В повествовании священника имеется интересная информация о состоянии церквей на юге острова: он описал ущерб, нанесенный корсаковской церкви 24 июня 1904 г. при бомбардировке "Новика", разорение церкви в Галкино-Врасском (после высадки японцев на юг острова 24 июня 1905 г.). По свидетельству А. Троицкого, в это время работал на юге острова и священник А. Бетин (записи о нём идут до 29 июня, когда он попал в плен вместе со своим отрядом, причем, "священнику и доктору сейчас же дали свободу") (20). Как и о. Кукольщикова, японцы сначала взяли А. Троицкого в плен, но тут же освободили. После того, как тюремную администрацию и военных чинов 8 июля отправили, соответственно, на родину, через Шанхай и Одессу, а военные, как пленные, остались в Японии, "японские власти крепко взяли в свои руки бразды правления". Несмотря на то, что "японцы во всём страшно притесняли население", священник отмечает: "Удивительное дело!.. Пока не было на Сахалине японцев - кражи... даже убийства были явлением обыкновенным, а с приходом их население стало спать, не запирая ночью дверей" (21). По свидетельству священника, первое время солдаты действительно бесчинствовали. Но с появлением на острове чиновников жандармского управления был водворен сравнительный порядок. О. Троицкий отправил на материк семью, однако сам остался на острове. В течение первого месяца японцы не разрешали ему служить в церкви, и все требы он исправлял на дому. Как и к о. Кукольщикову, к нему шли русские с просьбой защитить от произвола японских военных.

В записках священника приводится копия прокламации, которую распространяли японцы среди русского населения, удерживая его остаться на острове. Отмечая, что Япония воюет с русскими войсками, а не с мирными жителями, "Главнокомандующий Сахалинской армией" писал, что "жителям японские войска не только не причинят никакого вреда и не только не вмешаются в их пользование свободой вероисповедания, но окажут все возможные усилия покровительствовать их жизням и имуществам" (22). Прежде, чем уехать с острова, после того, как был разрешен выезд в Россию, о. Троицкий съездил в с. Гакино-Врасское, забрал всю ризницу и утварь из церкви и привёз во Владимировку. 10 августа он подал заявление с просьбой выехать через Японию. 19 августа выехал с Сахалина. Священник описал путь с Сахалина в Россию: сначала прибыли в японский порт Аомори, затем провели несколько дней в Иокогаме - здесь он обращает внимание на неусыпную опеку со стороны японцев (встреча с губернатором, размещение в хорошей гостинице), из Иокогамы до Одессы плыли более полутора месяцев.

"На Южном Сахалине" - анонимная заметка о состоянии православной жизни на Карафуто после русско-японской войны. В этом источнике имеется интересная информация о сохранившихся церквах, заботе японской православной миссии, доброжелательной позиции японских властей по отношению к Православной церкви. Японские власти возвратили миссии 7 колоколов, собранных о. Сергием, епископом Киотосским, помощником главы православной миссии в Японии, трижды посетившим Карафуто в 1909-1911 гг., с разных мест во Влади-мировку (Тоёхару). Японцы возвратили миссии во временное пользование 4 церковных строения - в Крестах, Галкино-Врасском, во Владимировке и Наяси, при этом обещали эти строения отдать со временем в собственность. Находящуюся под церквами землю японцы передали миссии в бесплатную аренду на 10 лет. Миссия планировала восстановить церковь в Тоёхаре. Церкви в п. Корсаковском, в с. Березняках и в с. Дальнем сгорели во время войны. Церкви в с. Кресты и в с. Галкино-Врасское сохранились, но там не осталось русских. Церковь в Нояси японцы потребовали снести, так как по новому плану деревни половина церкви находилась на дороге (23).

В целом, источники конфессионального происхождения подтверждают, что во второй половине XIX - начале XX вв. российско-японские отношения отличались веротерпимостью на всех этапах развития политической ситуации вокруг Сахалина. Записки сахалинских священников доказывают, что, несмотря на всю жестокость военного времени, для японских военных и администрации было характерно уважительное отношение к иной вере и священникам. Удивительно, что "враги-японцы" оказались гарантами безопасной жизни мирного российского населения, как на юге Сахалина, так и на севере, сумев в короткие сроки "укротить" бывших каторжников и навести порядок на острове.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кукольщиков А. Из записей сахалинского священника за 1905 г. // Владивостокские епархиальные ведомости. Владивосток, 1907. № 10. С. 206-214; № 11. С. 231-39.

2 Церковный староста. С Сахалина // Владивостокские епархиальные ведомости. Владивосток, 1911. № 7-8. С. 254-261.

3 Троицкий А. Из воспоминаний о русско-японской войне на Южном Сахалине // Владивостокские епархиальные ведомости. Владивосток, 1908. № 3. С. 88-91; № 4. С. 126-131; № 7. С. 210-215; № 18. С. 449-455; № 19. С. 475-482; №20. С. 505-511.

4 Б. а. На Южном Сахалине // Владивостокские епархиальные ведомости. Владивосток, 1912. № 2. С. 48-49.

5 Ипатьева А.А. Русское православное духовенство на Северном Сахалине в годы русско-японской войны 1904-1905 гг. //А.П. Чехов и Сахалин: Доклады и сообщения международной научной конференции 28-29 сентября 1995 г. Южно-Сахалинск, 1996. С. 66.

6 Государственный архив Российской Федерации (ГА РФ). Ф. 122. Оп. 5. Д. 2867. Л. 1-2; Государственный архив Сахалинской области (ГАСО). Ф. 1038. Оп. 1.Д. 107. Л. 17-18.

7 ГАСО. Ф. 1038. Оп. 1. Д. 107. Л. 21-23; Храмы Сахалина и Курил. Фото-альбом. Южно-Сахалинск, 2000. С. 72.

8 Городнов А. Поездка к крещёным инородцам северной части острова Сахалин в феврале месяце 1908 г. // Владивостокские епархиальные ведомости. Владивосток, 1908.№ 12-13. С. 332-338.

9 Кукольщиков А. Указ. соч. № 10. С. 211; Самарин И.А. Боевые действия на Северном Сахалине во время русско-японской войны 1904-1905 гг. // Краеведческий бюллетень. Южно-Сахалинск, 1993. № 3. С. 77.

10 Церковный староста. С Сахалина // Владивостокские епархиальные ведомости. Владивосток, 1911. № 7-8. С. 254.

11 Кукольшиков А. Указ. соч. № 10. С. 212; № 11. С. 236.

12 Канторов В. Из прошлого // Сахалин: сборник статей о прошлом и настоящем / Под ред. Губернатора Д. Григорьева. 1913. С. 88.

13 Кукольщиков А. Указ. соч. № 11. С. 231-233.

14 Церковный староста. С Сахалина // Владивостокские епархиальные ведомости. Владивосток, 1911. № 7-8. С. 254-255; Кукольщиков А. Указ. соч. № 11.С. 238.

15 Церковный староста. С Сахалина // Владивостокские епархиальные ведомости. Владивосток, 1911. № 7-8. С. 254-255.

16 Там же. С. 255.

17 Там же. С. 256-257.

18 Российскийгосударственный исторический архив Дальнего Востока (РГИАДВ). Ф. 702. Оп. 1. Д. 485. Л. 8. Д. 459. Л. 34 об.; РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 76. Л. 1-42 об.

19 Троицкий А. Указ. соч. № 4. С. 127.

20 Троицкий А. Указ. соч. № 19. С. 476.

21 Там же. С. 479.

22 Троицкий А. Указ. соч. № 20. С. 505-506.

23 Б. а. На Южном Сахалине // Владивостокские епархиальные ведомости. Владивосток, 1912. № 2. С. 48-49.

Из сб. "СВОБОДА СОВЕСТИ В РОССИИ: ИСТОРИЧЕСКИЙ И СОВРЕМЕННЫЙ АСПЕКТЫ", Москва, 2007


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"