Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Комментарий дняАрхив публикаций ]
Распечатать

Цельный город". Борьба за Иерусалим глазами иерусалимца, или Почему любое разделение Святого града трагично


Международная конференция по Ближнему Востоку в Аннаполисе завершилась подписанием палестино-израильской декларации. В этом документе стороны в очередной раз пообещали отказаться от насилия и предпринять все усилия для подписания мирного договора. При этом премьер Израиля Ольмерт вновь заявил, что Израиль готов ради мира к "болезненным уступкам", и что ситуация, возникшая в регионе после Шестидневной войны, будет радикальным образом изменена - естественно, в пользу палестинских арабов.

Глубину возможного израильского отступления не знает пока никто, включая, возможно, и самого премьера. Однако палестинское руководство уже успело заявить, что не удовлетворится никакими уступками в Иудее и Самарии, и что условием подписания мирного договора является передача палестинцам Восточного Иерусалима в границах 1967 года.

Напомним, что согласно решению ООН от 1947 года, Иерусалим должен был находиться под управлением специального международного органа. Однако в результате Войны за Независимость восточные кварталы города, включая Старый город и Масличную гору, были заняты Иорданией, а западные - Израилем. До 1967 года город был разделен, и вновь стал единым лишь после Шестидневной войны.

Как мы уже писали, в случае удовлетворения палестинских требований, под контролем арабов окажется главная еврейская святыня - Стена Плача. Поэтому когда в 1999 году тогдашний премьер и нынешний министр обороны лейборист Эхуд Барак пытался подписать мирный договор с Арафатом, его команда предложила альтернативный план раздела Старого города, согласно которому еврейский квартал со Стеной должен был отойти к Израилю.

Политические, военные, национальные и религиозные доводы противников раздела города многократно опубликованы и хорошо известны. Поэтому постараюсь взглянуть на проблему под другим углом - не как еврей или израильтянин, но просто как человек, живущийв Иерусалиме и любящий этот город. И с этой точки зрения, принципиальной разницы между планами Барака и требованиями палестинцев нет. Поскольку если живого человека режут пополам, не слишком важно, где точно пройдет линия разреза, сантиметром ниже или сантиметром выше - в любом случае получится калека.

В то, что между Израилем и палестинцами возможны мирные отношения хотя бы на уровне израильско-египетских отношений, не верит, пожалуй, никто - ни израильтяне, ни палестинцы, ни американские спонсоры мирного процесса. В самом лучшем случае ситуация станет такой же, как до Шестидневной войны, когда город был разделен надвое уродливой стеной и проволочными заграждениями, и когда ни один израильтянин не мог показаться в восточных кварталах города, а ни один араб с иорданской стороны - в западных.

Между тем уникальность сегодняшнего Иерусалима заключается не в том, что в городе находятся те или иные святыни христиан, мусульман и евреев, но в той атмосфере удивительной вселенской гармонии, которая возникает благодаря соседству святых мест и почитающих их общин. Это "всеединство" можно наблюдать даже в простой иерусалимской толпе, где православный монах соседствует с хасидом, а бородатый сионист-поселенец - с набожным арабом-мусульманином, спешащим к намазу.

Уникальную "вселенскость" Иерусалима автору этих строк довелось в полной мере почувствовать несколько лет назад, когда мне довелось работать на семинаре для еврейских студентов из бывшего Союза. Отчитав положенные лекции и сводив своих подопечных на встречу Субботы к Стене Плача, мы отправились гулять по ультраортодоксальным кварталам города, и совершенно случайно попали на хасидский "тиш" - своего рода коллективную медитацию под руководством ребе, сопровождающуюся хоровым пением нигунов (традиционных напевов без слов). Выйдя от хасидов, мы направились в Старый город, где арабы отмечали окончание Рамадана, так что со всех сторон доносились музыка и смех. А затем - пошли в Храм Гроба, где одновременно служили греки, русские православные и монахи-францисканцы, которые, если бы ни несколько восточных и африканских лиц,выглядели сошедшими со страниц Умберто Эко.

Подобный уникальный "экспириенс" невозможен сегодня ни в одном другом городе. Если Иерусалим будет разделен, не важно по какой границе, он станет невозможен и здесь.

Судьба Иерусалима зависит не только от того, какие бумаги подпишут или не подпишут израильские политики, но от того, какую позицию займет в этом вопросе израильское общество. Лет десять-пятнадцать назад по вопросу Иерусалима в нем существовал достаточно твердый консенсус - за исключением откровенных маргиналов слева, подавляющее большинство израильтян было твердо убеждено в том, что город должен остаться "единой и неделимой" столицей страны. Однако после того, как правительство Барака выразило готовность отдать часть Восточного Иерусалима, положение резко изменилось, и обсуждение раздела города стало легитимной частью политической дискуссии. Пока что большинство по-прежнему выступает против. Однако с учетом того, что левые и ультра-левые круги пользуются непропорциональны влиянием в израильских СМИ, ситуация может измениться. Если в ходе переговоров Израилю удастся сохранить Стену Плача, весьма вероятно, что многих сумеют убедить в том, что "контроль над чужими святынями" им совершенно не нужен.

Не исключено, что подобный вариант устроит и часть ультраортодоксов, в настоящий момент возражающих против раздела города, - особенно если это предложение будет поддержано, к примеру, увеличением бюджетных ассигнований на нужды общины.

Наиболее решительным и последовательным противником раздела Иерусалима является национально-религиозный лагерь - едва ли ни единственный сектор израильского общества, для которого День Иерусалима действительно является праздником.

Однако собственных сил этого лагеря совершенно недостаточно, а перевести свои лозунги и идеалы на язык, понятный светским израильтянам, у религиозных сионистов до сих пор не получалось. Поэтому все их политические кампании последних лет - протесты против мирного договора в Осло, эвакуация еврейских поселений в Газе, etc. - неизбежно заканчивались поражением и ретирадой.

В настоящее время против раздела Иерусалима не менее решительно возражаетпартия ШАС, чей духовный лидер раввин Овадия Йосеф заявил на встрече с раввинами Старого города, что "асли будет принято решение о разделении Иерусалима, ШАС покинет коалицию". Однако эта партия всегда славилась умением сочетать правую риторику (и правый электорат) с поддержкой левых политических инициатив. Поэтому как депутаты и министры от ШАСа поведут себя в "час Х", предсказать невозможно.

После того, как Иерусалим стал святым городом не только для евреев, практически любое изменение статуса города проходило по принципу Vaevictis. В 614 году персы и евреи, изгнав из Палестины византийцев, массово разрушали церкви и убивали христиан. Крестоносцы в 1099 г. устроили резню мусульман и евреев, а оставшихся в живых изгнали из города. Саладин, отбивший город у крестоносцев, в свою очередь изгнал оттуда католиков.

Схожие картины мы могли наблюдать и в прошлом столетии. Иорданцы, захватив Старый город, разрушили все тамошние синагоги и не допускали евреев к Стене Плача. В свою очередь, израильтяне в 1967 г. разрушили мусульманский квартал, прилегавший к Стене, и переселили тамошних жителей в другие районы города. Тем не менее, Израилю удалось добиться более или менее мирного и гармоничного сосуществования различных национальных и религиозных общин, а также гарантировать всем жителям города свободу вероисповедания и отправления культа.

Если какие-то районы города отойдут к палестинской автономии, этой "идиллии" наступит конец - во-первых, ни один еврей не захочет остаться под властью палестинцев, а во-вторых, их примеру скорее всего последуют многие христиане и даже мусульмане, хорошо знающие, что такое "свобода вероисповедания" или даже просто личная безопасность в исполнении палестинских властей. Какие-либо формы совместного арабо-израильского управления городом представляются мне утопией. Bо-первых, подобные органы имеют свойство порождать преимущественно бюрократию, волокиту и неразбериху. A во-вторых, никакой совместный орган не сможет работать в атмосфере взаимного недоверия, которую никакие соглашения не смогут рассеять.

Не менее утопичными представляются мне проекты какого-либо "международного управления" городом - тем более, что никаких прецедентов, кроме разве что послевоенного Берлина, мне в этой связи не припоминается. Так что сохранение израильского суверенитета над всем городом и святыми местами - единственная на сегодня гарантия того, что город сохранит свой нынешний неповторимый характер, а его жители смогут и дальше жить в мире, добрососедстве и взаимном уважении.

Слово "Иерусалим" можно перевести с иврита как "единый, цельный город". Хочется надеяться, что это название будет и дальше отражать реальное положение дел.

Евгений Левин,
Иерусалим,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования