Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
МнениеАрхив публикаций ]
 Распечатать

Член Архиерейского Совещания РПАЦ епископ АМВРОСИЙ (Епифанов): "Если бы ни одна из сторон не провозглашала себя непогрешимой, а стремилась навстречу другой в духе доверия, то РПАЦ просияла бы для всего истинного православия светом единства"


"Портал-Credo.Ru": Чем Вы объясняете свой уход из Суздальского Синода РПАЦ и присоединение к Архиерейскому Совещанию?

Епископ Амвросий: Я никуда из Российской Православной Церкви не уходил и не имею такого намерения. Наше Архиерейское Совещание, воздерживаясь от духовного общения с Суздальским Митрополитом, не отделялось от Церкви. При нашей безусловной верности РПАЦ мы не можем мириться с нарушением ее канонического строя, ведущим к дезорганизации и фактическому развалу церковной структуры.

 

- А почему Вы объединились с епископом Севастианом и приняли участие в организации Архиерейского Совещания?

- Стремление объединить малый остаток истинно-православных христиан русской традиции, продолжить и возрастить залог Истинного Православия, сохраненный в катакомбах и рассеянии, забота о каноническом и святоотеческом жизнеустроении Церкви не могут не привлекать к себе, не могут позволить оставаться равнодушным. У нас ведь в Суздале как? Когда у владыки Митрополита на собраниях священники спрашивали, как относиться к истинно-православным других групп и не стоит ли проявить инициативу в соединении всех воедино, они получали неизменный ответ: "Кто хочет причащаться с нами или служить у нас, пусть приходят и каются – мы, слава Богу, столько просуществовали". Если же речь заходила о каноническом несоответствии того или иного решения, то звучал ответ: "По канонам ты вообще не архиерей и даже не священник".

Есть расхожее убеждение, что уход владыки Валентина из МП был обусловлен отнюдь не вероисповедными вопросами, а банальным конфликтом с епархиальным начальством. Тем не менее, в своих поисках Истинной Церкви я обратился именно в Суздаль. Более того, я искренне, с духовной любовью, горячо почитал Митрополита Валентина, поскольку видел в нем человека, сподобившегося у Господа получить на хранение залог Истинного Православия, доброго пастыря, которого в нем увидели и многие катакомбные верующие и их пастыри, исповедника, терпящего многие притеснения и гонения за верность врученному ему Богом жребию.

Вначале недоумение вызвал его отказ в 2002 году от патриархийных и советских наград. Получается, что до массированного нажима на Митрополита и гонений на РПАЦ в начале 2000-х годов он не имел намерения отрекаться от этого наследия своего служения Московской патриархии и советской власти? Свою связь с патриархийной структурой владыка Валентин засвидетельствовал и признанием действительности и благодатности патриархийного "мира", которое якобы освящается вливанием в него преждеосвященного Святого Мира. На самом же деле, Святое Миро в Православной Церкви освящается особым чинопоследованием и молитвою от епископа, обычай же вливания прежнего Мира во вновь освященное и добавления новоосвященного в старое – лишь символ преемственности Святого Мира от Святых Апостолов. Тяжело воспринимается взгляд на РПАЦ как на личную вотчину или удельное княжество.

 

- А Вас не смущает, что епископ Григорий (Лурье), с которым Вы ныне входите в Архиерейское Совещание, был лишен Суздальским Синодом сана, причем не без Вашего участия?

- Нисколько. Действительно, я занимал в свое время довольно активную позицию в решении этого вопроса. Архиереев смущало вынесение отцом Григорием наших общецерковных проблем и критики действий Митрополита на страницы печати и в Интернет. Мы полагали, что постановление о лишении его сана будет способствовать сохранению единства нашей иерархии и предотвратит разгоревшийся раскол.

Однако почти все были против осуждения догматических воззрений о. Григория. Я даже написал Митрополиту многостраничный доклад с выражением несогласия с решением подобным образом сложных богословских вопросов. Единственным, кто был за то, чтобы отсечь "ересь", - оказался блаженной памяти владыка Антоний (архиепископ Яранский и Вятский, окормлявший катакомбных христиан). Но и у него против имяславия был сногсшибательный аргумент: "Потому что Мелехов [русский священник из США; был рукоположен в РПЦЗ, в 1986 г. отложился от нее вместе с Ботонским монастырем, получил в старостильной Церкви Греции сан протопресвитера, затем примкнул к РПЦЗ(В), затем – к РПАЦ, потом вновь вернулся в РПЦЗ(В). В настоящее время каноническое положение о. Виктора Мелехова не вполне ясно – прим. Ред.] так сказал, а он ведь грамотный". Однако Митрополит потребовал от архиереев поставить свои подписи на чистом листе бумаги, а затем уже над этими подписями появился протокол заседания Синода, на котором "говорили" те, кто вообще ничего не говорил, "принимали решения" те, кто вообще не присутствовал. А аргументы осуждения о. Григория были такими, что, руководствуясь протокольными мотивами, и святого праведного Иоанна Кронштадтского вместе со св. Григорием Паламой нужно было извергать из сана.

Таким образом, данное решение является не только неканоничным и недействительным, но и нелегитимным. Я, кстати, неоднократно высказывал это мнение в Суздале еще задолго до своего ухода, правда, не Митрополиту – это было бы бесполезно. А правота о. Григория в критике церковного управления подтвердилась по мере увеличения церковно-административного кризиса.

Я с духовной радостью принял участие в хиротонии о. Григория во епископа в полной уверенности, что он достойно послужит единству духовенства и верных разрозненных частей некогда единой Русской Зарубежной Церкви.

Что же касается владыки Севастиана, то все прещения в отношении его также недействительны, поскольку они налагались "за общение с лишенным сана расстригой Лурье" и за нежелание участвовать в антиканоническом произволе.

 

- А как Вы сами относитесь к имяславию?

- Скажу кратко: принимая имяславие как богословское учение, я не принимаю тактику поведения самих имяславцев на Афоне, однако действия Синода против них еще более неоправданны. Да и мнение искренне почитаемого мною Митрополита Антония (Храповицкого) было лишь его личным решением, продиктованным недостойным поведением последователей данного учения. К тому же, как известно, владыка Антоний, по его признанию, был даже не знаком с исповеданием имяславцев.

Что касается восточных Патриархов, то они в то время приняли бы любые мнения Российского Синода, будь они даже прямо противоположными. Владыка же Валентин действовал еще комичнее, по принципу "я не знаю что это такое, но спрошу об этом у Осетрова".

 

- Возможно ли Ваше примирение с Митрополитом Валентином?

- Я с ним в ссоре не находился, а расстался вполне почтительно. Мое письмо ему было искренним и вежливым, хотя для владыки оказалось абсолютно неожиданным. Тем не менее, мое решение явилось скорбным итогом долгих душевных переживаний и терзаний, вымученным и выстраданным. Раскаяться в нем - значит раскаяться в правде.

Поначалу я не имел намерения ставить кого-то в известность о моем решении расстаться с Митрополитом и о причинах этого решения, а считал необходимым просто устроиться на светскую работу, оставаясь архиереем и верным чадом РПАЦ. Но владыка Митрополит позвонил моей матери, обещая подать на меня в гражданский суд. Только после этого я вынужден был разъяснить подлинные причины моего ухода.

Сейчас владыка и его окружение муссируют в гипертрофированном виде мои грехи и недостатки, провоцируя меня на какие-то новые шаги. Но все будет зависеть от того, как далеко это зайдет, - возможно, мне придется ответить ради истины.

Что касается прочих суздальских архиереев, то при всем уважении к ним, я не могу поверить, что при многодесятилетнем пребывании рядом с Митрополитом, они могли не знать о подлинных причинах кризиса РПАЦ, к тому же спровоцировавших гонения на Церковь. При этом хочу заметить, что признание ошибки в отношении несправедливого осуждения владыки Григория принесло бы только пользу всей РПАЦ. Единение Синода с Архиерейским Совещанием послужило бы не только объединению всех чад Церкви во Христе, но и общему свидетельству Истины во всем истинно-православном мире. Если бы ни одна из сторон не провозглашала себя заведомо непогрешимой, а стремилась навстречу другой в духе взаимного доверия, снисхождения к человеческим немощам, признания собственных ошибок и прощения ошибок других, покрывая несовершенство человеческих поступков Христовой любовью, то РПАЦ просияла бы для всей истинно-православной Полноты светом единства и призывом к единению во Христе. А Суздальский Синод обрел бы поддержку самой интеллектуальной части своей паствы, которую упустил вместе с несправедливым осуждением владыки Григория. Думаю, что это понятно и Первоиерарху, и всем другим Архипастырям.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования