Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Иваненко С.И. ОБЫКНОВЕННЫЙ АНТИКУЛЬТИЗМ. - М., Древо жизни, 2017. - 104 с. - ISBN: 978-5-91470-091-8


Цели и задачи книги, выдержавшей на днях свое второе издание, очевидны уже из названия и предисловия: по мнению маститого российского религиоведа и правозащитника С.И. Иваненко, «антикультизм, или антикультовое движение – общее наименование объединений, групп, отдельных энтузиастов, выступающих против новых религиозных движений, пренебрежительно именуемых культами или сектами». Антикультизм, появившись в России почти одновременно с объектами своей ненависти и агрессии - новыми религиозными движениями (НРД) - в начале 90-х, был тогда чем-то странным, маргинальным, загадочным. Но затем набрал силу и стал привычным и обыденным явлением. «Для меня, как религиоведа, обеспокоенного проблемами свободы совести, антикультизм стал своего рода дополнением к двум главным российским проблемам: дуракам и дорогам. Антикультисты сегодня – это энтузиасты, указывающие самые вредные и глупые пути для решения проблем религиозной жизни», - так «политкорректно» поясняет автор свое видение проблемы. И комментирует первую возникающую в сознании аналогию с названием книги: «Мне нравится документальный фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм», для меня сочетание документальности и логичности – ключ к разгадке решения той или иной проблемы».

Эта прозрачная аллюзия содержит и еще один намек: Сергей Игоревич защитил в свое время докторскую диссертацию на тему «Эволюция идеологии и деятельности религиозной организации Свидетелей Иеговы в России», а ведь именно они – Свидетели - и при сталинском режиме, и в национал-социалистской Германии подвергались жесточайшим преследованиям. И как будто по воле злого рока именно сейчас их пытается ликвидировать российская власть...

Взглянем для начала на предысторию «охотников за ведьмами», как именует их автор. В качестве первого впечатления он описывает два удивительно похожих случая – с немецким профессором Конрадом Лёвом и российским религиоведом Павлом Гуревичем. Первый выступил как эксперт на семинаре Церкви Объединения, второй опубликовал статью, в которой призывал к объективному изучению всех конфессий и религий. В результате обоих ученых - заслуженных профессионалов - с легкостью зачислили в «пособники сектантов». Увы, подобные истории происходят буквально «здесь и сейчас». В конце прошлого – начале текущего годов сразу несколько авторитетных религиоведов с помощью нехитрых нечистоплотных журналистских «телодвижений» так же были «ошельмованы» как «пособники сектантов». «Подобное обвинение выдвигается антикультистами против всех религиоведов, занятых объективным изучением новых и нетрадиционных религиозных движений как в нашей стране, так и за рубежом», - отмечает автор. История все чаще повторяется, но по-прежнему никого ничему не учит…

Во избежание непонимания и подобных голословных обвинений автор излагает свое отношение к НРД, рассказывая историю из Нового Завета: «В «Деяниях святых апостолов» рассказывается о том, как Петра и других (апостолов) Синедрион собирался приговорить к смерти, однако в их защиту выступил Гамалиил, фарисей, уважаемый всем народом. Он… обратился к Синедриону с такой речью: «Ибо незадолго перед сим явился Февда, выдавая себя за кого-то великого, и к нему пристало около четырехсот человек; но он был убит, и все, которые слушались его, рассеялись и исчезли. После него во время переписи явился Иуда Галилеянин и увлек за собою довольно народа; но он погиб, и все, которые слушались его, рассыпались. И ныне, говорю вам, отстаньте от людей сих и оставьте их; ибо если это предприятие и это дело – от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его; берегитесь, чтобы вам не оказаться и богопротивниками» (Деян. 5:36-39)».
Объективную и непредвзятую позицию автора характеризует и такая цитата из его официальной биографии: «Веря в Бога и отстаивая идеалы свободы совести, считаю, что религиоведение может помочь людям преодолеть межрелигиозную нетерпимость, жить в мире, любви и согласии. Руководствуюсь правилом «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Убежден, что «всякий путь человека для глаз его кажется прям; но Иегова взвешивает сердца» (Книга притчей Соломоновых 21:2, в переводе архимандрита Макария).

Завершая обзор вводной главы книги, обращу внимание на первое впечатление, произведенное на автора «главным сектоведом» страны, даже «Патриархом российского антикультизма» Александром Леонидовичем Дворкиным: «Горящие глаза, напористая речь, безудержная демагогия и слабое знание предмета обсуждения – мне показалось, что передо мной Хлестаков собственной персоной». Эту характеристику автор продолжает и подтверждает в следующей главе, где развенчивает лживое утверждение А.Л. Дворкина о якобы принадлежащем ему авторстве «краегольного камня» российского антикультизма – словосочетания «тоталитарная секта». Проведя собственные исследования, автору удалось выяснить, что автор этого стигматизирующего ярлыка - журналист А.В. Щипков. И – опять «забавная» коллизия судьбы или провидения – хоть десять лет спустя Александр Владимирович и оговорился, что «термин «тоталитарная секта» совершенно не научен», ныне он - первый заместитель председателя Синодального отдела РПЦ МП по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ…

Рассмотрев затем несколько привычных, навязываемых обществу характеристик «сект», автор уверенно утверждает: «Занимаясь религиоведением уже более 35 лет (на 2012 год), убедился, что подобные «тоталитарные секты» - продукт фантазии антикультистов».

Глава «Превращение антикультизма в привычное, обыденное явление» посвящена ответу на важный вопрос: как и почему случилось так, что…? Ответ очевиден – все дело в банальной ксенофобии. «Корни нетерпимости к религиозным меньшинствам и НРД так глубоки, потому что их питает склонность людей к ксенофобии», - утверждает автор. И добавляет: «Самыми виртуозными мастерами пропаганды ксенофобии были нацисты. До сих пор, хотя нацизм был разгромлен в 1945 году, остается нарицательным словосочетание «геббельсовская пропаганда»». Ссылаясь на аналогию названия своей работы и фильма Михаила Ромма, Сергей Игоревич пытается провести параллели, вычленить общее в фашизме и антикультизме. И приходит к следующим выводам: «Главное, что роднит фашизм и антикультизм – это ставка на ненависть. У фашистов – к политическим противникам, евреям, самым разным другим народам, в широком смысле слова – к свободным людям, не готовым обожествлять вождя и отказаться от собственной совести. Антикультисты ненавидят инаковерующих, в первую очередь – последователей НРД, а также всех тех, кто отстаивает свободу совести».  
Следующие несколько глав книг посвящены демифологизации «тоталитарно-сектанского» имиджа некоторых НРД, созданного антикультистами.

Довольно странным кажется содержание главы «Одна из главных мишеней антикультистов – пятидесятники». Хотя это «одно из основных направлений современного протестантизма», и их «главное отличие от его других направлений» - глоссолалии, или «говорение на иных языках» во время молитвенных собраний, один из лидеров российских пятидесятников (и член Общественной палаты РФ) Сергей Ряховский – «объект постоянных и злобных, в том числе личных нападок Дворкина и других антикультистов». Несмотря на имеющиеся прецеденты нарушения прав пятидесятников в Центральной России, основные атаки против пятидесятников предпринимаются на Дальнем Востоке.
Интереснее по ряду причин, в том числе указанных во введении, глава, посвященная Свидетелям Иеговы (СИ): «Свидетели Иеговы – один из приоритетных объектов «противодействия экстремизму». Автор вкратце пересказывает историю СИ в ХХ веке, акцентируя внимание на цифрах и датах: в каком году и сколько репрессировано, в каком – признаны и реабилитированы… С.И. Иваненко, очевидно, может смело утверждать, что хотя «у человека, незнакомого с проповедью Свидетелей Иеговы, может возникнуть подозрение, что речь идет об опаснейшей террористической организации, представляющей угрозу не меньшую, чем «Аль-Каеда», «но (как человек, писавший докторскую диссертацию по этой теме) могу утверждать, что Свидетели Иеговы не берут в руки оружие и отвергают насилие. В их учении нет экстремизма, а есть только твердое убеждение, что их религия – единственная, являющаяся истинной». И делает интересный обнадеживающий вывод: «Если религиозную организацию Свидетелей Иеговы не смогли уничтожить ни Гитлер, ни Сталин, то современным российским антикультистам это тем более не удастся. История Свидетелей Иеговы неопровержимо доказывает, что их невозможно запугать ни ложными обвинениями в экстремизме, ни штрафами, ни уголовными делами».

Глава «Есть ли экстремизм в Церкви Саентологии и произведениях Рона Хаббарда» содержит ряд интересных сведений. Например, о том, что ЦС – «одна из немногих религиозных организаций, которая не отрицает истинность других религий», проще говоря, в отличие от СИ, не отличается религиозным эксклюзивизмом: «Член Саентологической Церкви может одновременно быть христианином, мусульманином, буддистом, иудеем или иметь иные религиозные убеждения». Далее прилагается внутренняя статистика ЦС, согласно которой на четверть «просто саентологов» приходится столько же или чуть больше католиков и протестантов и понемногу иудеев, буддистов, индуистов.

А поскольку эта возникшая в середине XX века религия – самая быстрорастущая в мире, инклюзивизм не спасает саентологию от обвинений в экстремизме – по сути же, от зависти «традиционных» религий. По мнению С.И. Иваненко, «подлинная причина агрессивных нападок антикультистов на ЦС – динамичный рост числа последователей Саентологии во всё мире, в том числе и в России». Автор, используя действительные цифры и факты и апеллируя к элементарной математической логике, на нескольких примерах иллюстрирует полную религиоведческую, филологическую, текстологическую и юридическую несостоятельность (да и попросту нечистоплотность) т.н. «экспертиз», якобы выявивших «экстремистское содержание» текстов Рона Хаббарда. Сопровождает главу интервью с В.Л. Куропятником, одним из лидеров российских саентологов. Интервью оттеняет, подчеркивает и дополняет предыдущую статью, поэтому процитирую лишь некоторое положения «Морального кодекса саентолога»:

  1. Заботьтесь о себе.
  2. Будьте воздержанны.
  3. Не будьте распутными.
  4. Любите детей и помогайте им.
  5. Уважайте родителей и помогайте им.
  6. Стремитесь жить правдиво.
  7. Не совершайте убийств.
  8. Не крадите.
  9. Возвращайте свои долги.
  10. Уважайте религиозные верования других.
  11. Процветайте и преуспевайте.

И т.д.
Упомяну еще два материала, посвященных одиозному и позорному прецеденту – судилищу в конце 2011 года в г. Томске о признании «Бхагавад-Гиты как она есть» (в переводе и с комментариями Б.С. Прабхупады, основателя ИСККОН) «экстремистским материалом».
Это статья автора «Поиск экстремизма в религиозных текстах вайшнавов как угроза российско-индийской дружбе» и его интервью с юристом, участвовавшим в том процессе.

Ничтоже сумняшеся, инициаторы процесса полагали, что коль они «не посягают на саму Бхагавад-Гиту», но подозревают в экстремизме один из комментариев к священной книге – к ним не будет претензий со стороны большинства индуистов. Возмутятся только члены Общества Сознания Кришны, но кто их будет слушать? Ведь по странному и глубокому убеждению «борцов с сектами», ОСК не пользуется в Индии поддержкой и уважением». Вышло же с точностью до наоборот – ход событий широко освещался в СМИ, поэтому парламент, правительство, политические партии и религиозные круги Индии восприняли процесс в Томске как грубое оскорбление. Впервые за всю историю российско-индийских отношений в Индии прошли антироссийские массовые акции протеста. Горели российские флаги, митингующие скандировали «Если Россия запретит Бхагавад-Гиту, мы запретим Россию»… И хотя вскоре после этого скандала в Кремле наскоро сформировали «кодекс» «неприкосновенных» Священных Писаний «традиционных» российских религий – конечно же, непрофессионально - прецедент, похоже, не исчерпан. Недавно, теперь уже во исполнение «пакета законов Яровой», было возбуждено дело о миссионерстве в отношении гражданина Индии.

В заключение книги религиовед делает несколько предложений о том, как и что делать с антикультизмом:  

1. Антикультизм привносит в государственную политику в отношении религиозных меньшинств изрядную долю ксенофобии, а для многоконфессиональной России – это путь к постоянным провалам и конфликтам.

2. Развитие религиоведения и, в особенности, его социологического направления – действенное средство нормализации ситуации.

3. Для религиоведения антикультизм – объект изучения. Его необходимо четко определить как идейное течение, проанализировать его роль в качестве фактора, негативно влияющего на государственно-конфессиональные отношения.

4. Требуются уточнения норм закона, содержащих понятия «экстремизм». Уровень религиоведческой информированности и толерантности, в том числе у сотрудников антитеррористических органов, нужно повысить..

5. Необходимо изменить законодательство таким образом, чтобы священные религиозные писания не подвергались обвинениям в экстремизме. (Первые шаги в этом направлении вроде как сделаны, но этого недостаточно, о чем наглядно свидетельствуют недавние события – аресты тиража Библии как экстремистской литературы и т.п.)
Подытожу и свои выводы из прочитанного.

1.  Антикультизм, в том числе и в России, финанансируется западными центрами (справка о погодовом финансировании крупнейшей антикультовой сети FECRIS правительством Франции к книге прилагается) и представляет собой действительную угрозу мирному сосуществования многочисленных народов и религий России.

2. Антикультизм подпитывается непросвещенностью, ксенофобией и низким уровнем культуры и образования.

3. Эти непросвещенность и ксенофобия искусственно поддерживаются властными и силовыми структурами и близкими к ним «государственными религиями», не желающими терять паству.

4. Это осуществляется через ложную информацию, «вбрасываемую» через деятелей антикультизма, через «прикормленных» журналистов и путем маргинализации и мифологизации религиоведения и религиоведов.

5.  Для оптимизации и оздоровления ситуации (особенно после вступления в силу «пакета законов Яровой») необходимо

·         Применение всех перечисленных С. И. Иваненко средств и методов.

·         Отмена или существенная редакция «законов Яровой» и всего антиэкстремистского законодательства.

·         Редакция преамбулы закона о свободе совести, упоминающего «традиционные религии», в толерантном духе.

·         Жесткий научный, юридический и экономический контроль антикультистских организаций и деятелей, судебной системы и антиэкстремистских служб.

·         Полная реабилитация религиоведения как полноценной, общественно значимой и полезной научной дисциплины, а правозащитных деятелей и организаций – как выполняющих ряд важных социальных функций. Максимально широкое просвещение населения.

·         Ликвидация неестественного для светского государства церковно-государственного конкордата. Ограничение лимита церковных реституций с помощью контроля над реставрацией множества храмов, включая памятники культуры, уже переданных либо используемых РПЦ МП и находящихся в плачевном состоянии.

Влад Медведев,
для «Портала-Credo.Ru»

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования