Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Владислав Петров. ДРЕВНЯЯ ИСТОРИЯ СМЕРТИ. Серия «История. География. Этнография». М., «Ломоносовъ», 2012. - 224 с. Тираж 1500


В своей новой книге писатель и историк Владислав Петров, автор романов «Хамов ковчег», «Царский поцелуй», «Азбучные истины», предлагает читателю ознакомится не больше не меньше, чем с историей… самой смерти. А точнее – с ее «древней историей».

И в этом первостепенная и основная ценность книги. Проблематика смерти в развитых обществах, культурах и цивилизациях изучается давно и самыми различными специалистами – историками, этнографами, культурологами, социологами, биологами. С позиций точных наук – химиками, физиками, биологами, психологами, геронтологами. Смерть присутствует как один из важнейших элементов, «краеугольных камней» в любой теологии, и, шире – антропологии и космологии любой, без исключения, религиозной традиции. Можно сказать, что тайна смерти – источник религиозности.

Проблематика смерти в «организованных» религиях – авраамических, монотеистических традицииях (иудаизм, христианство, ислам и их производные), с одной стороны, и «религиях опыта» (в первую очередь, восточных) хорошо изучена и доступна читателю любого уровня подготовки, от обывательского до академического. (Про одну из таких книг – «Смерть и жизнь после смерти в мировых религиях» - мы уже писали). Лучшим подтверждением интереса к проблеме смерти служит неугасающая вот уже второй век популярность всевозможных «книг мертвых» - начиная с «Египетской» и окрещенной по ее примеру, с легкой руки У. Эванса-Вентца, «Тибетской», появились «Индийская», «Индейская», православный эквивалент – «Мытарства святой Феодоры» и даже неоязыческая «Славянская книга мертвых».

Владислав Петров ограничил свои танатологические исследования мифологическим наследием ранней истории человечества: «Представлениями о смерти, которые существовали на заре человеческой цивилизации». Это – второе достоинство книги. В отличие от исследований проблемы в контексте развитой человеческой цивилизации (религии, культуры), адаптированных для любой аудитории, мифология, как правило, остается уделом узких специалистов, либо преподносится широкому кругу читателей в виде популярных энциклопедий, в т.ч. и детских (что само по себе хорошо, конечно). Петров попытался найти компромисс между этими крайностями и заполнить лакуну работой научно-популярного формата, охватив, с одной стороны, энциклопедический объем мифологической информации со всего земного шара, с другой – преподнес ее в доступной и удобной форме. Для полного счастья по ходу всего изложения присутствуют иронические нотки – и в этом очевидное третье достоинство книги. При этом автор знает меру и не скатывается в дурной тон и пошлости, что, к сожалению, нередко характеризует произведения этого жанра (и дискредитирует его). Хотя поводов предостаточно – в мифологиях всех и всяческих народов, не обремененных свойственными актуальной, «развитой» цивилизации множествами табу, предрассудков, стереотипов, сексуальные и физиологические мотивы присутствует практически во всех сюжетах. Сюжет возникновения смерти – не исключение. 

Если же взглянуть на «полезную» составляющую книги, сразу становится очевидно, что ее информативная содержательность ничуть не уступает легкости восприятия материала и фривольности изложения.

Для начала читатель убедится на многочисленных примерах в том небезынтересном факте, что смерть – казалось бы, неотъемлемая составляющая мироздания, - в его первоначальном проекте отсутствовала. Этот немаловажный факт наблюдается в мифологиях самых разных народов всей Земли, и объединяет т.н. «примитивные» культуры с высокоразвитыми. Во всяком случае, в индоевропейских религиозных системах - от Ирландии до Индии - мы встречаем разные версии появления Смерти.

«Примитивные», как презрительно (и совершенно незаслуженно) их называли до недавних пор адепты прогресса «от науки», народы ничуть не уступают в мифотворческом развитии творцам «цивилизованных культов». Жертва (она же и первая смерть) первочеловека, положившая начало всей ойкумене космического масштаба, начиная от неба и земли и заканчивая собственно родом человеческим, – один из основных креационистских сюжетов, равно свойственный вавилонянам, скандинавам, китайцам и индусам. Столь же популярен и миф о первояйце, опять-таки знакомый и древним японцам, и славянам, и индоариям.

Значительным моментом является вторичность (и зачастую комичность) возникновения Смерти среди людей. Первоначально люди сотворены бессмертными, Смерть, как правило, тем или иным хитрым и обманным путем «забирает» кого-то, и это первое появление смерти, «благодаря» мужчине, женщине, животному или местному демиургу влечет за собой утрату бессмертия именно этих, изначально вечноживущих существ. Автор называет это «Смерть по прецеденту». По аналогии вспоминается индуистский бог мертвых Яма, который воцарился в царстве мертвых именно после и в результате того, как умер сам, «проложив дорогу» идущим следом.

Справедливости ради стоит отметить одно немаловажное отличие космологий древних народов от развитых религий – у первых сакральная история это история, как правило, одного конкретного племени, одного отдельного взятого народа. Хотя нет особой нужды указывать и на тот общеизвестный факт, что сакральная история именно одного, отдельно взятого – еврейского – народа, легла в основу трех авраамических религий, их поистине бесчисленных деноминаций и множества орто- и гетеродоксальных вариаций «на тему». Этот факт - поистине беспрецедентное явление во всей духовной истории человечества.

А вот грехопадение «через женщину» (если не рассматривать «змия», как воплощение Сатаны, в качестве животного) и последовавшая как наказание за преступление всех ее потомков смертность – нет. В мифах разных народов Земли причиной возникновения «фактора Смерти» является именно женщина. Зачастую – это женское упрямство и непослушание, нежелание выполнить нехитрую, в сущности, просьбу. Например, один из мифов африканского племени руанда сообщает, что их локальный демиург Имана, исправляя допущенную им ошибку и собираясь наделить-таки «свой народ» бессмертием, предписал им запастись пропитанием и водой и не покидать дом до окончательной победы над Смертью. Однако одна женщина указание не выполнила, мучаясь от жажды, глотнула воды из лужи, вместе с ней проглотила и смерть в виде червяка.

Жадность женщин обрекла на смертность суданское племя динка, а неверные жены «погубили» сразу несколько народов. Так, одна из женщин индейцев лакандонов уничтожила некий магический артефакт, дарующий бессмертие, чтобы не возвращаться к бывшему супругу, а ветреные дамы индейцев калапало, западноафриканских мофу и мунда, отказавшись признать своих воскресших мужей, обрекли и себя, и всех своих потомков на смертность…

Впрочем, во избежание возможных обвинений в «шовинизме» и «сексизме» (хотя какой уж тут шовинизм, сразу вспоминаются слова из песни «это правда все была…») отмечу, что и мужским смертельным ошибкам автор посвятил отдельную главу.

Однако не только люди и их боги виновны в том, что «человеку суждено однажды умереть». Зачастую Смерть поселяется среди того или иного племени благодаря «медвежьей услуге» койота, ворона или жабы. Сценарии здесь довольно похожи - как правило, демиург посылает животинку за душами либо оживляющим эликсиром для новых творений, а посланник либо отвлекается на что-либо по дороге, либо его совращает какой-то «враг рода человеческого». Итог в результате один – люди начинают умирать.

Забавными покажутся современному человеку легенды, в которых бессмертия людей лишают Солнце либо Луна. Так, замечательны мифы австралийских аборигенов Кимберли. В одном из них похотливый Месяц, с которым справедливо расправились сородичи его жертвы – собственной тещи, проклял их лишением вечной жизни, в другом - первопредок народа тиви проклял своих потомков смертностью за измену своей жены с Месяцем же (однако, снова женщина!).

Не менее интересны и все прочие группы мифов, условно очерченные автором. Это и косолапые демиурги, допустившие смертность по собственному разгильдяйству; и нарушители табу (а как же без этого!); и даже уставшие жить (sic!) – их историям посвящена глава «Верните смерть – мы все простим». Отдельные главы посвящены японской мифологии и легендарным китайским «Восьми бессмертным» - эта глава стоит последней, видимо, чтобы читатель не сильно расстраивался. Впрочем, книга, на мой взгляд, совсем не располагает к грусти, даже наоборот, в чем и рекомендую ему убедиться непосредственно.

В заключение же стоит отметить что данная, вроде бы «несерьезная» по жанру, литература полезна, как минимум, для «общего развития», а нередко, думается, способна подтолкнуть вдумчивого мыслящего читателя к более глубокому исследованию темы, особенно столь всеобъемлющей и вечно актуальной, как и сама смерть.

Алексей Белов,
для «Портала-Credo.Ru»


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования