Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Петренко В.И. ВЛАСТЬ В ЦЕРКВИ. РАЗВИТИЕ КОНЦЕПЦИИ ВЛАСТИ В РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ. - Серия «Коллоквиум в монографиях». Черкаcсы, «Коллоквиум», 2012. 294 с.


«Коллоквиум» – издательство, специализирующееся на выпуске литературы для семинарий, библейских колледжей и церковных образовательных программ.

Как сообщает официальная страница издательства, «Коллоквиум» не управляется какой-либо одной деноминацией или церковью, а в выборе литературы руководствуется советом межконфессионального ученого сообщества Украины и России, – время от времени проводя опросы среди преподавателей различных семинарий и колледжей».

Автор монументального по масштабу исследования о генезисе и эволюции концепции власти в Русской Церкви - директор Библейского института в Риге (Латвийского библейского центра). Виталий Петренко – протестант, окончивший Лондонскую школу теологии (бакалавр и магистр теологии). Получил степень PhD (доктор философии) в Durham University, Великобритания, по одноименной теме - «Развитие концепции власти в Русской православной церкви» («The Development of Authority in the Russian Orthodox Church»). Помимо этого труда, он автор монографии «Богословие икон. Протестантская точка зрения».

Вопреки вполне ожидаемым опасениям православных, исследование Виталия Петренко не дает повода для претензий и обвинений в предвзятости, ангажированности и конфессиональной субъективности. Монография производит впечатление совершенного нейтрального, выдержанного в духе строго научного, академического труда, во всяком случае, на взгляд стороннего критика. 

Серьезность и педантичность работы поистине впечатляют. Книгу предваряет введение, где автор подробно описывает структуру предстоящего исследования и преследуемые им цели, а в заключении не менее подробно описывает проделанную работу. Аппарат книги – несколько сотен источников, преимущественно англоязычных. В результате введение, заключение и библиография составляют почти треть общего объема книги.

К счастью, само повествование не грешит тяжелым языком, чрезмерно наукообразными конструкциями или изобилием специфических терминов – текст легко читается, не требуя специальной подготовки.

Автор последовательно и подробно развивает тему, охватывая в исторической перспективе всю историю христианства, от его возникновения до начала XXI века.
По его мнению, происхождение общехристианского и, в частности, русского православного восприятия феномена власти связано с понятием «pax Romana» – «римского мира». «Это особое понимание империи как союза политических и религиозных владений… вошло позже, хотя и с некоторыми изменениями, в концепцию христианской Римской империи», - постулирует Петренко.   

В первой главе - «От возникновения христианства до Никеи» - рассмотрен первоначальный генезис христианского восприятия власти. Убедительно изображен конфликт между двумя противоположными концепциями христианского богословия и реальности – консервативной («всякая власть от Бога»), и апокалиптической, постулирующей демонический, богохульный характер земной власти. Не будет преувеличением отметить, что это двойственное восприятие земных реалий проходит красной нитью через всю историю христианства.
Важным видится и значение, придаваемое автором идее перемещения империи, «translatio imperii», которая, по сути, и является магистральной основой и связующим звеном между книгой пророка Даниила, ранним христианством, Римской империей и идеей Москвы как «Третьего Рима».

Ставя во главу угла книгу Даниила, автор утверждает, что она «вобрала в себя исторические, политические и богословские аспекты развития человеческой истории во вселенском масштабе». Раннее христианство с легкостью истолковало пророчества Даниила (как и другие пророчества ВЗ) в контексте пришествия Христа.

В главе, посвященной византийскому периоду христианской истории, Петренко особо выделяет роль Евсевия Кесарийского, фактически автора самой концепции «христианской монархии». Спорная во многих отношениях (взять хотя бы арианское предсмертное крещение) деятельность св. императора Константин в построениях Евсевия идеализируется до образа «идеального императора и христианина, который становится посредником между Богом и людьми».

Особо уделять внимания собственно русскому периоду книги, думаю, не стоит – история Русской Церкви хорошо исследована, и автор не делает здесь никаких принципиальных открытий. Можно лишь отметить небезынтересные, на его и мой взгляд, отдельные элементы. Например, «провиденциальную» составляющую в генезисе концепции «Третьего Рима», автором первого варианта которой Петренко называет митрополита Зосиму. Использовав легенду об апостоле Андрее, посетившем Русь, авторы идеи «Третьего Рима» избавились от греческого и латинского превосходства, что привело в итоге к «широко распространенному мнению о том, что «Третий Рим» обладает мистической (духовной) властью, вытесняя власть либо первого, либо второго Рима».

Естественно, что автор отметил и «происхождение» современной Русской Православной Церкви Московского патриархата как сталинской креатуры и подробно рассказал о таких знаменитых критиках РПЦ МП, как оо. П. Адельгейм и Г. Якунин. Так, по мнению Адельгейма, «современная церковная жизнь в Русской православной церкви проявляет «культ обожествления» епископа», а еще более жесткий в своей критике Якунин вообще «видит Московский патриархат и его власть в русском православии как власть тоталитарной секты».

Конечно, Петренко не обошел вниманием и «традиционный» для обывательско-народного православного сознания антисемитизм, посвятив ему два раздела, в четвертой и пятой главах.

Так, рассматривая первичный генезис осознанного антисемитизма, автор берет в качестве отправной точки воззрения славянофилов, а «богословскую» основу его видит в развитии взглядов св. Иоанна Златоуста. Отмечая неоднозначность как взглядов самого Златоуста на иудеев/евреев, так и своебразие их трактовки славянофилами, Петренко приходит к интересному выводу. По его мнению, «смесь чувств на массовом уровне вместе с идеологией «Третьего Рима»… на официальном уровне были обречены спровоцировать антисемитизм». Другим примером объективности автора служит и его рассмотрение «антисемитизма» Достоевского, вопрос о котором, по его мнению, имеет «крайне умозрительный характер» - в частности, потому, что он лежал преимущественно в сотериологической перспективе. Достоевский «выражал свое характерное русское православное «мессианское» сознание, отрицая евреев как народ и отвергая их «мессианское» призвание».

Отмечая живучесть антисемитизма, автор в качестве современных примеров его приводит и такие феномены как общество «Память» и митрополит Иоанн (Снычев). Последний, хоть и ставший ««острием» фундаменталистских православно-националистических настроений», был фактически «обособлен» Алексием II, заявившим, что «взгляды Иоанна носили личный характер и… не представляли официального взгляда Русской Православной Церкви».

В качестве еще одного любопытного феномена русской церковной религиозности справедливо отмечен феномен старчества, представляющий собой, по сути, альтернативную официальной структуру сакрализованной власти. В качестве ярчайшего примера «старчества» рассмотрен Распутин.

Подытоживая, можно с уверенностью назвать монографию Петренко вполне удовлетворительным и полезным трудом - как для специалистов, так и для интересующихся.

Алексей Белов,

для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования