Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Алексей Муравьев Тайны христологии и закулисы церковной политики: новая книга Олега Давыденкова


 Иерей Олег Давыденков Велия благочестия тайна: Бог явися во плоти. Издательство Православного Свято-Тихоновского Богословского института. М., 2002 ISBN 5-7429-0009-0

Книга священника О. Давыденкова посвящена тематике, которая, как кажется на первый взгляд, не сможет вызвать большой интерес у широкой публики по причине ее возвышенности, но которая, вместе с тем, важна и традиционна для русской богословской литературы. Эта тематика может быть названа христологической. Книга включает 8 статей, написанных по разным вопросам христологического учения, которые возникали в истории христианской Церкви на Востоке (автор намеренно ограничивает себя восточным ареалом, не касаясь истории христологии на Западе). Именно эта историческая направленность представляет главное достоинство книги. Автор уже выпустил в том же издательстве в 1998 г. книгу "Традициинная христология нехалкидонитов с точки зрения святых отцов и Вселенских Соборов Православной Церкви", в которой разбирал христологическое учение монофизитского богослова Севира Антиохийского и приходил к выводу о противоречии его с учением свят. Кирилла Александрийского.

И тут требуется некоторое объяснение вниманию автора к столь экзотической тематике. Оно определяется не столько академической причудой, сколько нуждами современной церковной политики, в которую О. Давыденков оказался достаточно тесно вовлечен. Дело в том, что сообщество монофизитских Церквей (сиро-яковитская, армянская, коптская и эфиопская) с 1960-х гг. вступили в диалог с Константинопольским патриархатом. В этом диалоге со стороны греков принял живейшее участие небезызвестный протоиерей Иоанн Романидис, выступавший за немедленный альянс с "восточными братьями" против "угрозы с еретического Запада". Тем временем противоречия между богословскими позициями разных монофизитских Церквей были ликвидированы, базой для соглашения стало богословие одного из главных "отцов" т.н. умеренного монофизитства Севира Антиохийского. Тот факт, что V Вселенский Собор проклял и самого Севира, и его ересь не очень смутил о. Романидиса, и чаемый альянс уже замаячил на церковно-политичееском горизонте.

Однако памятуя печальный опыт со снятием анафем с римо-католиков, которое Вселенский Патриархат провел в одностороннем порядке, чем огорчил и вызвал несогласие других Православных поместных Церквей, патриарх Варфоломей обязал митр. Женевского Дамаскиноса (главного специалиста Вселенского Патриархата по экуменическим связям) "обеспечить согласие" РПЦ МП. Однако, как ни странно, этого не получилось вполне. Хотя в логове митр. Дамаскиноса Шамбези в предместье Женевы и был подписан униональный документ, на котором среди прочих стояли подписи митр. Питирима (Нечаева) и других представителей Москвы, в первопрестольной этот документ так и не был окончательно ратифицирован. Не последнюю роль в отвержении скороспелой унии сыграл и автор рецензируемой книги.

Теме фундаментальных понятий святоотеческого богословия — "энергии" и "силы" посвящена первая статья, "Понятия "силы" и "энергии" святоотеческом богословии". Эти понятия чрезвачайно важны именно для последовательного отвержения умеренного монофизитского богословия Севира и его современных последователей. Другому повороту той же темы кирилловского наследия и его неверного (с точки зрения автора) понимания монофизитами посвящена статья "Communicatio idiomatum как важнейшая часть православного учения о Лице Искупителя". Автор, исследуя перипетии дискуссий в VI и X-XI вв., говорит: "вопрос об обожении плоти Христовой получил исчерпывающее решение за 200 лет до начала паламитских споров". Так что представлять паламизм как "инновацию" нет никаких оснований. Той же теме "реитерации" богословской "правды" паламизма посвящен и исторический очерк "Спор о границах богопознания в XIV веке". В нем нет претензии на оригинальность -- скорее напоминание для тех, кто интуитивно склоняется к принятию ложного апофатизма ("о Боге мы ничего определенного сказать не можем, ибо познаем Его одним лишь умом"). Следствием такого варлаамизма и будет скороспелая уния с "не-халкидонитами".

Теме разных судеб кирилловского наследия в севирианском монофизитстве и в Православии посвящены две статьи, "Учение Севира Антиохийского о "единой сложной природе" и христология святителя Кирилла Александрийского" и "Уточнение значения формулы εν θεωρία у святителя Кирилла Александрийского". В них автор возвращается к некоторым вопросам христологического учения великого александрийского отца, которые он уже рассматривал в первой монографии.

Новой теме учения о нетлении тела Христова в учении как крайнего монофизита Юлиана Галикарнасского, так и отдельных представителей умеренного крыла посвящены статьи "Христологические споры в Египте VI века" и "Учение Юлиана Галикарнасского и традиция Древней Церкви". Как известно, учение Юлиана вызвало большую волну споров. Вывод о. О. Давыденкова таков: "в учении Юлиана не содержится таких положений, которые не были бы известны на христианском Востоке… Он был радикальным монофиэитом. И именно в христологии, а не в антропологии или в учении о грехе, следует искать объяснение как специфики его учения о нетлении тела Христова, так и особенностям его богословского языка". Иначе говоря, в той самой христологии, из которй генетически происходит и Севир, и сам Юлиан, и современное богословие "нехалкидонитов".

Последний очерк "Православны ли "православные" эфиопы (Христологическая концепция Tewahedo)?" посвящен, как явствует из названия эфиопским христологическим спорам и их отражению в позиции современной Эфиопской Православной Церкви Тэвахедо. Здесь автор явно чувствует себя менее кверенно, чем на проторенной дороге греческой патристики или даже на не очень разъезженном проселке сирийского богословия. Автору не хватает как начитанности в специально эфиопистической литературе (отсюда не вполне точные передачи имен, использование латинских слов и терминв в нескольких плохо согласующихся между собою транслитерациях).

В приложении даны статья гореческого богослова Ставроса Н. Бозовитиса "Антихалкидониты. Великое искушение", отчасти объясняющая актуальность христологии для современной церковной политики, а также радикальное "Выступление митрополита Киринейского Павла на заседании Смешанной Богословской комиссии в Дамаске", в котором греческий митрополит выступает с осторожной по форме, но по сути сводящей на нет всю работу Смешанной Комиссии по примирению критикой новой экуменической инициативы.

Можно порадоваться, что священник Олег Давыденков продолжает свои труды по исследованию святоотеческой христологии и ее метаморфозам в предании монофизитских Церквей. Сборгник получился интересным. Автор не столько открывает новые пути или исследует ранее неисследованные памятники, не столько предлагает новые интерпретации, сколько подытоживает разнообразные историко-церковные и богословные данные, создавая из них убедительный исторический аргумент против современных форм экуменизма, которые готовы пожертвовать преданием Церкви для достижения более чем сомнительных договоренностей.

Отдельные недостатки книги не портят ее в целом достаточно благоприятного впечатления. Остается пожелать автору все более глубокого "погружения" в материал и отхода от злободневных тем в сторону самодостаточного научного исследования Христианского Востока и греческой патристики.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования