Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Ю.Н. Аржанов. СИРИЙСКИЕ ВЕТХОЗАВЕТНЫЕ ПСЕВДОЭПИГРАФЫ. АПОКРИФИЧЕСКИЕ ПСАЛМЫ ДАВИДА. АПОКАЛИПСИС БАРУХА. СЕНТЕНЦИИ МЕНАНДРА. Перевод с сирийского, вводные статьи и комментарии Ю.Н. Аржанова. СПб: Дмитрий Буланин, 2011. 240 с.


Можно читать Библию только как священный текст и в таком случае получать все необходимые знания о ней из своей религиозной традиции. Но какая религиозная традиция "своя"? — Кому-то, например, Свидетелям Иеговы, на этот вопрос ответить проще, но кому-то — например, восточным христианам разных конфессий, — труднее: у них так и не выработался общеобязательный библейский канон, который различал бы между богодухновенными священными книгами и разными непроверенными "апокрифами". И это неспроста.

Неспроста, но тем, кто привык читать только по-русски, понять это сложно. До революции одна цензура, после революции — другая цензура блокировали поступление на русскоязычный книжный рынок всего этого околобиблейского богатства. Пока западные ученые во второй половине XIX века, а особенно в начале ХХ века, открывали для себя древние еврейские тексты, дошедшие на восточных языках христианских Церквей, в России издавались, в лучшем случае, их редкие переводы с какого-нибудь немецкого, то есть не прямо с древних христианских переводов. Открытие еврейской библиотеки в Кумране около Мертвого моря (1947 год) пришлось и вовсе на советские годы. Тогда к изучению этих находок подключились лучшие советские семитологи, но их публикации были грубо остановлены цензурой, прямо на взлете. Не было бы власти большевиков — была бы у нас сейчас одна из самых авторитетных научных школ в этой области. А так — человек, не умеющий читать хотя бы на западноевропейских языках, или пусть даже умеющий, но не имеющий доступа к западным изданиям, обречен в России оставаться абсолютно невежественным в отношении той религиозной литературы, на которой росли и воспитывались новозаветные авторы.

И только сейчас появилась надежда на изменение к лучшему, чему залогом и служит новая книга Юрия Аржанова. Эта книга из тех, что пригодится и взрослым людям, уже неспособным учить языки, но желающим узнать побольше о тех священных писаниях, которых не было в славянском и русском переводах; и людям молодым, которые, возможно, еще многое изучат и прочитают сами, но сейчас легко смогут хотя бы получить самые первые сведения из этой увлекательной области.

Как видно из названия, книга Юрия Аржанова состоит из трех разделов. Собственно к библейским книгам относятся только первые два, а третий — "Сентенции Менандра" — интересен сам по себе, но в книге оказался "заодно". Этот текст не принадлежит к числу библейских псевдоэпиграфов (книг, приписанных кому-либо из библейских персонажей) или апокрифов.

Для большинства читателей главным станет второй и центральный раздел: "сирийский" (дошедший только в сирийском переводе) Апокалипсис Варуха, или, как еще называют его в науке, 2 Варух.

Не удержусь чуть-чуть поворчать. Почему-то Ю. Аржанов величает автора Апокалипсиса на западноевропейский манер "Барухом", но в русском языке "Апокалипсис Баруха" звучит наподобие "Евангелия от Джона" или "от Иоганна". Это Спиноза у нас Барух, а который в Библии — тот все же Варух.

Так чем же столь примечателен этот 2 Варух?

Сначала краткая справка (кто не интересуется такими деталями, может ее пропустить).

Название "2 Варух" подразумевает, что есть 1 Варух — это библейская Книга Варуха, вошедшая в греческую Библию в версиях Септуагинты и Феодотиона, а также в латинскую Библию Вульгату, но не сохранившаяся в еврейском оригинале. Есть еще 3 Варух — тоже апокалипсис, но, видимо, значительно более древний в своей основе (сохранился в одной греческой рукописи и сразу в нескольких славянских, причем, славянская редакция древнее той, что сохранилась на греческом; еврейский оригинал утрачен) и даже 4 Варух (чаще называемый "ПаралипОмена Иеремии", книга сохранилась на греческом и на многих языках христианского мира, входит в эфиопскую Библию). 2 Варух — это текст конца I века по Р.Х., сохранившийся только в сирийском переводе с утраченного (за исключением одного маленького фрагмента) греческого, который, в свою очередь, был переводом с утраченного еврейского. В середине первого тысячелетия 2 Варух все еще входил в состав сирийской Библии, благодаря чему текст книги и сохранился.

Для интересующихся христианством 2 Варух более всего примечателен тем, что это один из (двух) главных ключей к Апокалипсису Иоанна из Нового Завета. Второй такой ключ — библейская 4 Ездры (так эту книгу принято называть в науке, согласно ее названию в латинской Вульгате; в славянской Библии это 3 Ездры, где она переведена с латыни). 4 Ездры не сохранилась по-гречески, а дошла лишь в переводах с греческого на латынь, сирийский и еще некоторые языки. 4 Ездры не вошла в синодальный русский перевод Библии, но вскоре появилась по-русски в составе "Толковой Библии" Лопухина и с тех пор иногда перепечатывалась. 4 Ездры отчасти известна русскоязычному читателю, а 2 Варух — неизвестен совершенно.

Обе книги — это иудейские апокалипсисы I века, состоящие из семи больших откровений — видений или просто бесед с Богом. Многие из семи больших откровений, в свою очередь, разбиты на несколько малых. Такого же типа структура у Апокалипсиса Иоанна Богослова. Там тоже семь больших видений, но они зачастую разбиты на серии малых видений. Однако иудейские апокалипсисы имеют существенное отличие: там всегда дается понять, сколько дней проходит между разными этапами откровения, и, в результате, выстраивается литургический календарь, охватывающий около пяти недель до праздника Пятидесятницы. Пятидесятница — это, исторически, праздник воспоминания Завета, дарованного Моисею на горе Синай, но в апокалипсисах о нем говорится как о празднике дарования будущего Нового Завета. Как мы знаем, христианское осмысление ветхозаветной Пятидесятницы — это тоже дарование Нового Завета апостолам, собравшимся в Сионской горнице в Иерусалиме. Апокалипсис Иоанна, в отличие от своих обоих еврейских прототипов, 2 Варуха и 4 Ездры, не содержит прямых хронологических указаний, за исключением "дня воскресного" как дня начала откровения. Но сходство его структуры со структурами 2 Варуха и 4 Ездры настолько велико, что оно напоминает шкалу на линейке, с которой стерты названия единиц измерения (дней). Сам факт того, что Апокалипсис Иоанна построен в соответствии с некими литургическими принципами, был признан в науке еще полстолетия назад.

Чтение 2 Варуха и 4 Ездры помогает понять, что Апокалипсис Иоанна — это не беспорядочное нагромождение странных и малопонятных сцен, а отчетливо структурированное, литургически композиционное единство, где смысл пророчества, как это чаще всего бывало в иудейских апокалипсисах, выражается через календарный литургический цикл.

Конечно, пока что во всей этой области неизученного гораздо больше, чем изученного. Даже Апокалипсис Иоанна, которому посвящено необозримое количество специальных исследований, остается загадочным текстом, созданным в неизвестной общине при неизвестных обстоятельствах (существующие на этот счет многочисленные догадки, даже если сами их авторы претендовали на достоверность, как правило, не вполне соответствуют доступным сегодня критериям научной доказательности). Еще меньше известно в целом о той среде, которая породила три похожих апокалипсиса — 2 Варуха, 4 Ездры и Иоанна. Очевидно, что это была иудейская среда, взаимодействовавшая с какими-то раннехристианскими общинами, но почти ничего более конкретного сказать пока что нельзя. Даже общепринятая в науке датировка всех трех этих текстов — конец I века, после разрушения Иерусалимского Храма в 70 году, — не более чем мнение большинства ученых, принятое в качестве наиболее вероятной гипотезы.

Первый раздел книги Ю. Аржанова, может быть, не столь фундаментально важен, но все же очень интересен. Это продолжение Псалтири, которое лучше всего сохранилось по-сирийски — целых пять дополнительных псалмов. Все прочие смертные, читавшие греческую Библию и ее переводы на иные языки христианского средневековья, вынуждены были довольствоваться только одним 151-м псалмом (он не входит в Псалтирь как богослужебную книгу ни в одной из христианских традиций, но всегда помещается после Псалтири в составе Библии). В еврейском оригинале этот псалом долгое время считался утраченным, пока его текст не нашелся в Кумране. В Кумране этот псалом включали в число священных текстов, а в еврейскую Библию талмудического иудаизма его включать не стали. Но в сирийском после 151-го псалма следуют еще четыре псалма, о еврейском происхождении которых можно было догадываться. Кумран это подтвердил, так как в нем нашлись еврейские оригиналы для двух из четырех этих псалмов.

Наконец, третий и последний раздел книги, посвященный Сентенциям Менандра, также представляет большой интерес для всех, кому дорога история христианства, — хотя с Библией он особой связи не имеет. Исторический Менандр — это великий греческий комедиограф конца IV века до Р. Х. Насколько приписывавшиеся ему сентенции связаны с текстами его утраченных в полном виде произведений — вопрос открытый и не столь уж важный. Гораздо важнее — и для истории античной философии, и для истории христианства — жизнь этих сентенций в качестве самостоятельных сборников. Сборник высказываний Менандра, дошедший по-сирийски и переведенный Ю. Аржановым, был популярен именно потому, что христианством он оказался востребован и переосмыслен в духе христианской монашеской аскетики. Он был важной частью того "фона", на котором развивались собственно христианские аскетические учения. Стоит отметить, что в разделе, посвященном Менандру, Ю. Аржанов проявляется в качестве самостоятельного исследователя, так как Менандр долгое время является темой его собственных научных изысканий.

Русские читатели привыкли получать в переводах на родной язык всё, что касается истории христианства прямо или косвенно. Это и хорошо, по понятным причинам, и плохо, тоже по понятным причинам — так как порождает лень к чтению на иностранных и древних языках. Юрий Аржанов заполнил зиявшую лакуну в корпусе русских переводов. Конечно, кто-то должен был это сделать, а мы должны быть — и будем! — ему благодарны. Но хотелось бы пожелать, чтобы чтение переводов не отбивало вкуса к изучению оригиналов и современной научной литературы на западноевропейских языках.

Епископ Григорий (Лурье),
для "Портала-Credo.Ru"

 


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования