Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

О. В. Букова. ТЬМА НИКОГДА НЕ СКРОЕТ СВЕТ. Жизнеописание схиигумена Серафима (Толстошеева), ученика прп. Серафима Саровского. - М.: Приход храма Святаго Духа сошествия, 2010. - 656 стр. Тир. 2000 экз. ISBN 978-5-98891-380-1



ЗАБЫТЫЙ И ОКЛЕВЕТАННЫЙ

Имя нижегородской исследовательницы и церковного историка Ольги Буковой уже известно современному российскому читателю. Ее книга о нижегородских женских монастырях пролила немало света на жизнь и деятельность одного из несправедливо забытых учеников преподобного Серафима Саровского – схиигумена Серафима (Толстошеева). Ею подготовлен полнокровный том, посвященный жизни и подвигу нижегородского святителя Николая (Кутепова), который был ее духовным наставником и первым учителем в области церковной историографии. Изучая ее труды, поражаешься трудолюбию и отваге – столь редкому сочетанию у современных церковных историков. Неудивительно, что ее бесстрашие, верность истине снискали ей немало врагов. Но эти качества она унаследовала от своего духовного наставника – митрополита Нижегородского и Арзамасского Николая (Кутепова). Это он не устрашился и выступил на Архиерейском соборе 1997 года против причисления к лику святых императора Николая II и его супруги. А в 2000 году на Юбилейном Архиерейском соборе еще раз повторил и написал особое мнение, что не считает отрекшегося императора достойным причисления к лику святых. Новая книга Ольги Буковой – результат многолетних кропотливых трудов в местных и федеральных архивах.

Напомним, что в 1896 году вышла книга "Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря", созданная бывшим блестящим гвардейским полковником Преображенского полка Леонидом Чичаговым. В 1891 году он неожиданно оставил службу, а в 1893 году был рукоположен в сан священника. Служил он в Москве. Летом решил посетить Саровский монастырь, в котором жил и подвизался преподобный Серафим Саровский. Посетил он и Дивеевский монастырь, где повидался с юродивой Пашей, которая велела ему передать императору, что пришло время канонизации преподобного Серафима. В Саровской обители имя и подвиг преподобного Серафима были почти забыты, и только народное почитание его могилы продолжалось. В Дивеевском монастыре не только сохранилось почитание подвижника, но и собирались всевозможные воспоминания. Ко времени, когда Леонид Чичагов посетил Дивеево, не осталось в живых ни одной монахини, которая бы лично встречалась со святым. Позже Леонид Чичагов вспоминал, что начал знакомиться с монастырскими архивами под влиянием Паши юродивой. Собрав рукописные тетради, хранившиеся в Дивеево, он принялся за создание "Летописи". Все, что было изложено в этих тетрадях, к сожалению, не дошедших до нас, он попытался выстроить в объемном томе. Не будучи человеком воцерковленным, хотя и был к тому временем священником, он без должной критики воспринял все изложенное в воспоминаниях дивеевских монахинь. Этот том был преподнесен императору Николаю II. Однако какого-либо впечатления на императорскую семью он не произвел. Хотя в семье деда – императора Александра II - преподобного Серафима почитали и любили за исцеление его единственной дочери, которое произошло после того, как на нее, умиравшую от дифтерита, положили на ночь епанечку преподобного. Но в семье его сына – императора Александра III - почитание преподобного Серафима было забыто.

Спустя два года после выхода книги Леонид Чичагов овдовел и принял в 1898 году монашество с именем Серафим. Вскоре стал архимандритом и настоятелем Спасо-Евфимиевского монастыря в Суздале, которые многие годы был церковной тюрьмой. Используя свое высокое происхождение, при очередной личной встрече в 1902 году с императором Николаем он сумел убедить его в необходимости причисления к лику святых преподобного Серафима. Императорская чета находилась в затруднительном положении – императрица родила четырех дочерей, но мечтала о наследнике. Архимандриту Серафиму удалось убедить императора, что по молитвам преподобного Серафима эту проблему удастся разрешить.  Император с этой просьбой обратился к своему учителю – всесильному обер-прокурору Святейшего Синода К.П. Победоносцеву. И неожиданно получил отказ. Скептически были настроены и члены Святейшего Синода. И все же император сумел настоять на своем. Была создана комиссия, и началась подготовка к канонизации Саровского подвижника. Когда было принято решение Святейшим Синодом, то комиссию по проведению торжеств, связанных с канонизацией, возглавил архимандрит Серафим (Чичагов).

К торжествам по случаю канонизации преподобного Серафима архимандрит Серафим переиздал свой труд. С тех пор "Серафимо-Дивеевская летопись" стала первоисточником для отечественных и зарубежных историков. Мученическая кончина митрополита Серафима (Чичагова) в 1937 году как бы еще раз удостоверила ценность этого труда. Мало кто задумывался, почему, став епископом в 1905 году и имея массу возможностей, Чичагов ни разу с 1903 года не переиздал "Летопись"? Скорее всего, на это повлияло его непосредственное участие в подготовке канонизации преподобного Серафима и знакомство с более широким кругом документов, нежели воспоминания дивеевских монахинь. Лишь когда автором этих строк в 2006 году впервые после 150-летнего замалчивания были переизданы жития преподобного, созданные четырьмя его ближайшими учениками, был пролит свет на истинное положение вещей. 

Игумен Саровского монастыря Нифонт, неприязненно относившийся к преподобному Серафиму, сделал все, чтобы выжить из монастыря его учеников. Первым не выдержал иеромонах Сергий (Васильев), покинувший монастырь в середине 30-х годов. Вслед за ним ушел гостиник Гурий, впоследствии иеромонах Георгий, первым опубликовавший свой вариант жития преподобного в журнале "Маяк" в 1844 году. А затем вынужден был покинуть монастырь иеромонах Авель (Ванюков). Дольше всех в Саровском монастыре оставался послушник Иоанн (Толстошеев). Он покинул монастырь в 1847 году, проведя в нем 28 лет иноческой жизни. Причем 13 лет он находился рядом с преподобным Серафимом и получил от него благословение опекать Дивеевский монастырь. Это послушание он нес долгие годы, невзирая на сопротивление, которое ему пришлось испытывать от игумена Нифонта и его преемника Исайи II, а также на козни еще двух человек, которым преподобный также поручил защищать дивеевских сестер – Михаила Мантурова и Николая Мотовилова.

Послушник Иоанн, перешедший в Нижегородский Печерский монастырь, через год был рукоположен в сан иеромонаха с именем Иоасаф. Несмотря на то, что Дивеевский монастырь оставался в другой, Тамбовской,  епархии, он продолжал деятельно помогать сестрам. О. В. Букова на основании архивных документов убедительно показывает, как отец Иоасаф после многочисленных мучений все же сумел размежевать монастырские земли. Он добился от Мотовилова, чтобы тот передал монастырю подаренные ему для нужд монахинь земли. Он успешно провел мучительный судебный процесс, дливший не один год, и сумел закрепить за монастырем не только те земли, на которые он претендовал, но и еще прикупил  землю, чтобы построить более просторный храм. Благодаря его хлопотам были заготовлены строительные материалы, необходимые для постройки храма. Будучи сам художником-самоучкой, отец Иоасаф добился, чтобы из числа послушниц отбирались наиболее способные в живописи. Их он сумел отправить в Санкт-Петербургскую академию живописи. Так в Дивеево возникла иконописная мастерская. Ее обустройству активно помогал выпускник академии Н. В. Шумский. Его художественные приемы существенно повлияли на выработку и становление дивеевской традиции иконописи.

Но не все сестры были довольны трудами отца Иоасафа. В 1860 году против него восстала начальница обители Екатерина Ладыженская. Конфликт разгорелся и длился не один год. Митрополит Филарет (Дроздов) принимавший деятельно участие в жизни Дивеево, прислал комиссию Святейшего Синода. Исследовательница скрупулезно прослеживает по архивным документам, как развивался конфликт и как несправедливо был оклеветан отец Иоасаф. Было принято решение, согласно которому в 1861 году отец Иоасаф был удален в Вологодскую епархию и ему было поручено восстановление пришедшего в ветхость Павло-Обнорского монастыря. Произошел раскол и среди монахинь и послушниц Дивеево. Двое из них, обучавшихся в Санкт-Петербурге вместе с монахиней Гликерией (Занятовой), бывшей их наставницей, покинули монастырь. Позже они основали новый монастырь, получивший впоследствии название Понетаевского. К ним постепенно присоединялись новые сестры, покидавшие Дивеево из-за постоянных нестроений. К середине 60-х годов их было уже более сорока.  В 1864 году община была утверждена Святейшим Синодом и задолго до канонизации преподобного Серафима получила название Серафимо-Понетаевского монастыря. Игуменией была утверждена Гликерия (Занятова), в монашестве  Евпраксия. Сестры поддерживали связь с отцом Иоасафом и продолжали иконописные труды. В Дивеево же, несмотря на удаление отца Иоасафа и уход Гликерии (Занятовой) с сестрами, продолжались склоки и дрязги. Так что даже митрополит Филарет, поначалу занявший сторону дивеевской игумении Марии (Ушаковой), решил более не вмешиваться в жизнь скандальной обители. В 1866 году он отказался принять Н. А. Мотовилова, а год спустя устроил выволочку игумении Марии (Ушаковой), которая предприняла поездку в Санкт-Петербург без благословения правящего епископа.

Именно эта игумения, поставленная вопреки желанию сестер и правящего архиерея, помогала Леониду Чичагову в работе над его Летописью. Восстановив из руин Павло-Обнорский монастырь, в 1877 году отец Иоасаф тяжело заболел, был пострижен в схиму с именем Серафим и был уволен из Павло-Обнорского монастыря. Последние годы жизни он провел в нижегородской Высокогорской пустыни, часто бывая в Серафимо-Понетаевском монастыре, в котором к этому времени проживало около 300 монахинь и послушниц. Монастырь был известен на всю Россию своими иконами. Скончался схиигумен Серафим в 1884 году и был погребен в Серфимо-Понетаевском монастыре. Его книга о преподобном Серафиме Саровском выдержала при его жизни три издания. Четвертое вышло после его смерти. При жизни схиигумена Серафима  поддерживали и почитали многие его духовные дети, несмотря на клевету и преследования. Но "Летопись" Леонида Чичагова подобно могильному камню придавила многострадальное имя подвижника. Спустя сто лет со дня канонизации преподобного Серафима Саровского многие отечественные издательства предприняли переиздания "Летописи". Причем некоторым удалось найти куски текста, удаленные цензором из-за полной их несообразности ни со здравым смыслом, ни с реальностью. С гордостью эти куски текста были восстановлены, хотя именно они демонстрируют невежественные выдумки тех дивеевских монахинь, которые отдали свои "воспоминания" Леониду Чичагову.

Книга Ольги Буковой принадлежит к тому редкому жанру, который можно назвать реставрационным. Подобно реставратору древних икон, она снимает с подлинника бесконечные записи, обнажая прекрасный первоначальный образ подвижника. В Печерском монастыре хранится поздний автопортрет схиигумена Серафима. Он совершенствовался не только духовно, но и творчески. Начав как художник-самоучка, которому мы обязаны первыми портретами преподобного Серафима, он к концу жизни вырос в настоящего мастера. Прекрасно, что репродукцию с этого автопортрета Ольга Букова вынесла на обложку книги. Важно, что книга иллюстрирована редкими фотографиями. На читателя смотрит страдальческий, но просветленный лик схиигумена Серафима (Толстошеева), безответно перенесшего при жизни столько скорби и клеветы. Но еще больший поток клеветы обрушился на него после смерти. Ольга Букова исполнила свой долг – она возвратила нам не только еще одного забытого отечественного подвижника, но и подлинную историю Дивеевского монастыря, в котором ныне почивают мощи преподобного Серафима Саровского. Жаль, что ее книга не продается в Дивеево.

Сергей Бычков,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования