Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

ДЕТИ СОВЕТСКОГО ОТКАЗА. О подпольных еврейских детских садах и школах в Москве в 70-80-е годы. Сборник статей. Составитель Э. Матлина. - Иерусалим: Маханаим, 2011. ISBN 978-9-657-44100-4


О советской системе дошкольного образования можно сказать много хорошего: бесплатное, многочисленные и разнообразные развивающие занятия, трехразовое горячее питание… Однако для некоторых граждан все эти достоинства не могли компенсировать ее главного недостатка – идеологического единообразия и отсутствия альтернатив.

Одной из таких недовольных групп были немногочисленные советские иудеи (многие из которых в 70-80-е годы пребывали в отказе, тщетно добиваясь от властей разрешения на эмиграцию). Советские сады не подходили им по чисто техническим причинам – в них не было решительно никакой возможности обеспечить детям кошерное питание, предписанное нормами еврейской религии. Кроме того, оказавшись в состоянии постоянной конфронтации с советской системой, часть родителей-отказников крайне болезненно реагировала на любую советскую символику и идеологию, чего в казенных детсадах было, естественно, не избежать.

Однако здесь, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Благодаря советской эмиграционной политике отказников с маленькими детьми в Москве оказалось достаточно много, чтобы сделать возможным появление собственных детских садов, первые из которых возникли еще в семидесятые годы.

О подпольных еврейских детских садах, так или иначе, писали едва ли не все, кто касался темы еврейского отказа. Однако "Дети советского отказа" - первый сборник, полностью посвященный этой теме. Среди его авторов – воспитатели и преподаватели, родители и их выросшие дети, и даже один дедушка – ветеран войны. Так что для полноты картины не хватает разве что отчетов или воспоминаний работников органов, опекавших отказников и их детей.

Идея подпольных детских садов по тем временам была невероятно смелой, поскольку нарушала сразу несколько советских законов: во-первых, о религиозном воспитании несовершеннолетних (Ирина Ратушинская вспоминала, что одна из ее соузниц, Ядвига Беляускене, оказалась в лагере как раз по этой статье), а во-вторых, о незаконной финансовой деятельности (ведь надо было закупать продукты, платить воспитателям и преподавателям – все это, разумеется, не ставя в известность фининспектора). Поэтому не удивительно, что едва ли не половина книги посвящена разнообразным и не слишком приятным контактам с органами.

Однако сборник, разумеется, интересен прежде всего не этим, а рассказом о попытке создать систему религиозного воспитания людьми, которые сами выросли в атеистических ассимилированных семьях и вынуждены были буквально по крохам собирать сведения о собственной религиозной традиции. При этом опереться в своей работе им было совершенно не на что: дореволюционные традиции дошкольного иудейского воспитания были, во-первых, напрочь забыты, а во-вторых, совершенно не подходили к новым реалиям; зарубежный опыт был недоступен. В результате каждому преподавателю и воспитателю приходилось творить и импровизировать, создавая, как бы сейчас сказали, авторские уроки и программы. Если верить книге, получалось у них хорошо: как пишет одна из активисток отказа Ирина Дашевская (ныне известный преподаватель иудаизма), дети учились охотно и радостно и нередко знали больше, чем их ровесники, растущие в Израиле в "кошерном" окружении.

У детей была потрясающая способность учиться, они запоминали истории с первого раза, запоминали наизусть огромные тексты, даже на иврите. Моя дочь уже в возрасте двух лет знала наизусть молитву после еды, тогда как для наших более взрослых, рожденных уже в Израиле, детей это кажется трудным делом.

Кроме того, еврейские детские сады практически сразу столкнулись с проблемой, хорошо знакомой еврейскому образованию во всем мире: большинство воспитателей и преподавателей еврейских предметов были людьми религиозными, тогда как значительная часть детей приходила из нерелигиозных домов, где родители порой очень боялись, чтобы дети не стали "мракобесами". Поэтому руководству и работникам все время приходилось решать проблемы, как сохранить у себя еврейскую (читай "иудейскую") атмосферу и при этом никого не спугнуть и не обидеть. Здесь, увы,  успехов было меньше: судя по воспоминаниям, значительная часть расколов была связана именно с неспособностью примирить светских и религиозных.

Большая часть материалов, собранных в "Детях советского отказа", малоизвестна даже в Израиле, не говоря уже о других странах. Однако воспоминания бывших отказников и их детей имеют, на наш взгляд, не только историческую ценность. Даже в гораздо более демократических странах, чем брежневский Союз, религиозный человек может оказаться в ситуации, когда не сможет или не захочет доверить своих детей казенной системе - и будет вынужден заняться поиском альтернативных решений. И в этом опыт советского религиозного подполья может оказаться весьма значительным подспорьем.

Евгений Левин, Иерусалим,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования