Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

А.И. Филюшкин. ВАСИЛИЙ III. Серия ЖЗЛ. М.: Молодая гвардия, 2010. 368 с. Тираж: 5000 экз. ISBN 978-5-235-03379-5


Великому князю Василию Ивановичу откровенно не повезло: внимание историков, писателей и кинематографистов привлекали либо его отец Иван III, либо его сын Иван IV. На конкурсе "Имя России" великий князь Московский не попал даже в "Топ-50", вчистую проиграв нескольким своим предкам. Так что монография А. Филюшкина, вышедшая в серии "Жизнь замечательных людей", стала едва не первым серьезным исследованием, посвященным биографии этого незаурядного правителя.

Что же сделал князь Василий для Московского государства? Прежде всего, он продолжил дело своего отца, завершив объединение страны – в его правления в состав Московского государства вошли последние формально независимые русские земли, Псков и Рязань. При этом, в отличие от двух Иванов, Василий Иванович в обоих случаях обошелся без кровопролития: в Пскове все ограничилось переселением части местной элиты вглубь Московии, в Рязани обошлось и без этого.

Кроме того, именно Василий окончательно ликвидировал в стране удельную систему. Правда, произошло это во многом случайно: взойдя на престол, он запретил братьям жениться, пока сам не обзаведется наследником. А поскольку детей у Василия не было долго, большинство братьев так и умерло бездетными, и их выморочные уделы отошли к великому князю.

Довольно успешной была и внешняя политика Василия. В 1514 году, после двух неудачных походов, русская армия овладела Смоленском, и 1 августа великий князь торжественно въехал в город. Все попытки Литвы вернуть город военными или дипломатическими средствами оказались безрезультатными. На татарском направлении успехов было меньше: Крым, с исчезновением общего врага (Большой орды), из союзника стал врагом, а в 1521 году крымская конница даже сумела прорваться к Москве. Однако затем Василию удалось стабилизировать южную границу.

Не менее важные события, отмечает Филюшкин, произошли в эпоху этого княжения в церковной жизни. Если Иван III разгромил ересь жидовствующих (едва ли не единственное крупное еретическое движение на Руси), то его сын сделал окончательный выбор в многолетнем споре нестяжателей и иосифлян, отдав предпочтение последним. Как считает Филюшкин, в значительной степени это было связано с бездетным браком великого князя с его первой супругой, Соломонией Сабуровой. Сначала, надеясь вымолить наследника, Василий Иванович щедро жертвовал разным монастырям. Когда же государь решил, наконец, развестись, именно иосифлянское духовенство оказалось на его стороне, тогда как лидеры нестяжателей осудили и развод, и насильственное пострижении Соломонии как вопиющие неканонические действия.

По мнению автора, Василий III сделал еще один судьбоносный выбор. На протяжении его правление Ватикан и император Священной Римской империи регулярно предлагали великому князю королевскую корону при условии принятия унии и вступления в антитурецкую коалицию. Василий Иванович эти предложения вежливо отклонил, не столько из религиозных, сколько из политических соображений – поводов воевать с Турцией у Москвы не было, а проливать русскую кровь за абстрактные европейские интересы он совершенно не собирался. И это, по мнению Филюшкина, оказало неизгладимое влияние на всю дальнейшую историю русско-европейских отношений.

Как достаточно убедительно продемонстрировал исследователь, именно в это время в Европе происходит процесс осознания себя, построения особой "европейской идентичности". Как это обычно бывает, такой процесс сопровождается сравнением (и отталкиванием) с "другими": турками, арабами, американскими индейцами… Предлагая Московии унию и/или покровительство Священной Римской империи, европейская дипломатия, полагает Филюшкин, фактически предлагала ей стать частью "единой Европы". После того, как Москва отклонила это предложение, Русь, подобно Османской империи, стала в глазах европейцев своего рода "анти-Европой". Соответственно, в дальнейшем европейцы воспринимали Московию/Россию именно через эту призму: в ней видели, прежде всего, те качества, которые либо считали "неевропейскими", либо не хотели видеть в "Европе". Европейцы начинают писать о русской "тирании", "рабстве" (которое прежде, напротив, считалось положительным качеством – верностью), пьянстве, дикости…

Как считает Филюшкин, именно это можно считать наиболее долговременным результатом правления Василия III, поскольку его последствия ощущаются до сих пор, несмотря на все перемены, произошедшее за это время и в России, и в мире: "Запущенный в XVI веке культурный механизм продолжает действовать. И какие бы усилия по формированию своего положительного имиджа не предпринимала бы Россия, это бесполезно, потому что положительному образу России просто нет места в европейской картине мира. Позитив в отношении русских возможен только при появлении общего третьего врага, настолько ужасного, что он затмил бы западные стереотипы в восприятии России. Но неизвестно, что хуже – служить в менталитете европейцев "антиевропой", или вместе с Европой оказаться перед лицом такого врага".

Евгений Левин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования