Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

ДАР И КРЕСТ. Памяти Натальи Трауберг - СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2010. – 296 с. Тираж 2000 экз. ISBN 978-5-89059-129-6


Обычно мемориальные сборники выходят в память о выдающихся ученых или деятелях искусства. Книга, опубликованная издательством Ивана Лимбаха, - исключение из этого ряда. Наталья Леонидовна Трауберг, которой посвящен том, названный "Дар и Крест" (название позаимствовано из очерка Алексея Юдина), не была ни ученым в классическом смысле этого слова, ни человеком искусства, опять же, если понимать под этими словами профессиональных художников, литераторов и музыкантов. Более того, жизненный жанр Трауберг весьма непросто определить. Она была переводчиком, истолкователем (порой весьма своеобразным) христианских традиций европейской литературы. В последние годы к ней все больше примеряли образ проповедника христианства или даже "миссионера", хотя это слово оказывается в новой культуре испоганенным масс-культурным узусом.

Книга делится на три части. В первой помещены семь очерков людей, знавших Наталью Леонидовну и посвятивших ей свои воспоминания. Среди них как профессионалы слова, переводчики Нина Демурова и Григорий Кружков, так и те, чьи воспоминания носят в силу слишком близкого знакомства и личного отношения к Трауберг отпечаток субъективности или даже панегиричности. Таковы тексты Анны Шмаиной-Великановой, сына Н.Л. Томаса Чепайтиса и Пранаса Моркуса. Все эти очерки более посвящены чертам личности Натальи Леонидовны, нежели времени и культуре, в которой она существовала.

Второй раздел гораздо более культурологичен. Под названием "Вокруг нее" объединены тексты людей, знающих и умеющих говорить и писать о контексте лучше, чем о тексте. Небольшой очерк о. Евгения Гейнрихса посвящен ксендзу Станиславу Добровольскису, который для католически ориентированной московско-питерской интеллигенции был культовой фигурой. Очерк Елены Рабинович об о. Илье Шмаине рисует короткими мазками портрет одного из тех людей, которые были для Натальи Леонидовны старшими товарищами, прошедшими лагеря и принявшими христианство как жизненный выбор. Интересно, что Рабинович описывает о. Илью Шмаина со стороны, не как верующий человек, а как наблюдатель-културолог, но при этом с искренней симпатией.

Очерк поэтессы и филолога Ольги Седаковой посвящен ее встречам в 70-80-е годы с кумиром интеллигенции, филологом и философом С.С.Аверинцевым. Очерк весьма интересен уже тем, что показывает, как молодые люди, окружавшие Наталью Леонидовну в то время, существовали в пространстве между, условно говоря, полюсом Ерофеева и полюсом Аверинцева. Оба полюса, безусловно, имели религиозный смысл, но, вместе с тем, они создавали определенное напряжение пространства, в котором вопросы религии и культуры или даже литературы получали одинаковую формулировку. Литература становилась выбором религиозным.

Очерк Н.В. Котрелева о братьях Муравьевых интересен своим этиологическим характером. Из связей, часто малозаметных, между представителями художественной и литературной интеллигенции того времени вытекало множество мотиваций философских и религиозных для Н.Л.Трауберг. Известно, что общение с семейством Муравьевых сама Трауберг оценивала как одно из наиболее значительных в своей жизни. Свидетельство Котрелева ценно уже тем, что связывает воедино множество тонких нитей, объединявших людей культуры, искусства, литературы, перевода и религии в единое пространство, наэлектризованное духовным разрядом. Именно эта энергия питала и братьев Муравьевых, и Трауберг, и Померанца, и Аверинцева.

Очерки Томаса Венцловы и Юрия Фрейдина посвящены лицам несколько более отдаленным, таким, как Александр Васильев или семейство Финкельштейнов, которые, между тем, позволяют лучше понять контекст или почву, на которой вырос "феномен Трауберг".

Особняком стоит киноведческое исследование Натальи Нусиновой, не связанное напрямую с Натальей Леонидовной, но посвященное одному из проектов ее отца, петербургского режиссера Леонида Трауберга – фильму "Похождения Октябрины". Этот очерк, хотя и описывает реальность 1920-х гг., к которой сама Наталья Леонидовна относилась в поздние годы довольно скептически, важен, тем не менее, как биографический материал, ибо о ранних годах жизни Трауберг мы имеем только ее собственные субъективные воспоминания.

Последний раздел носит название "Donum philologiae" и включает в себя девять научных очерков. Сама Наталья Леонидовна, хотя испытывала пиетет к филологической науке и была дружна с учеными людьми, тем не менее, научной работой не занималась, считая для себя вполне достаточным ремесло переводчика. Авторы статей этого последнего раздела, знавшие лично Наталью Леонидовну, пожелали принести на ее могилу плоды своих научных исследований как некий дар уважения и признания заслуг Трауберг для русской культуры и литературы.

Очерк Дмитрия Афиногенова посвящен фонеме, которая символизируется славянской буквой "ижица". Исследователь считает, что древнерусское произношение этой фонемы как "у" было преобладающим. Перевод книги "Руфь" выполнен с еврейского языка Анной Шмаиной-Великановой с комментариями мифологического и филологического характера. Небольшой очерк Нины Брагинской посвящен знаменитому апокрифическому тексту "Иосиф и Асенеф" и интерпретации его текста. Статья Алексея Муравьева предлагает перевод и осмысление текста Ишоднаха Басарского для реконструкции биографии знаменитого сирийского духовного писателя Исаака Ниневийского. Иосиф Зислин рассматривает возможность психиатрического подхода к мистическим и религиозным психозам. Весьма интересен очерк Федора Успенского, посвященный стихотворению Осипа Мандельштама "Квартира". Исследователь находит в нем нечто вроде культурного диалога и даже отчасти полемики с некрасовской традицией. Статьи Томаса Венцлова и Ольги Обуховой также посвящены вопросам филологическим и историком-литературным. Завершает сборник культурологический очерк литовской исследовательницы Скайдре Урбонене о месте распятия в доме литовского крестьянина конца 19 – начала 20 века.

Сборник памяти Н.Л.Трауберг - не только приношение, дар признательности людей, знавших ее и обязанных ей прозрениями или даже выбором жизненного пути. Сборник памяти Трауберг – это постановка вопроса о путях интеллигентской культуры 60-90-х гг. 20 в. и ее влиянии на духовную и интеллектуальную атмосферу общества. Сейчас только многие культурные и духовные процессы, проходившие в обществе того времени, становятся предметом рефлексии и, вскрывая тонкие механизмы и связи между тогдашними интеллектуальными элитами, мы учимся лучше понимать религиозный феномен и его влияние на социум.

Игнатий Алексеев,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования