Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Volker-Lorenz Menze. JUSTINIAN AND THE MAKING OF THE SYRIAN ORTHODOX CHURCH. Oxford Early Christian Studies, - Oxford Univ. Pr., 2008. - 328 p. ISBN 978-0-199-53487-6


Книга Фолькера Лоренца Менце "Justinian and the Making of the Syrian Orthodox Church" ("Юстиниан и возникновение Сирийской Православной Церкви") посвящена эпохе трудной и неоднозначной, но судьбоносной для целого сегмента истории церкви, точнее говоря, истории христианства на Востоке. Она посвящена эпохе императора Юстиниана, 6 веку, когда в результате политического курса на подавление антихалкидонизма (неприятия Халкидонского Собора) сирийский восток "образовал" самостоятельную церковь, известную как Сирийская Православная Церковь. Этот процесс был прямым следствием политики Юстиниана, который после ряда безуспешных попыток договориться с теми, кого конфессиональная историография обыкновенно именует "монофизитами", развернулся к ним спиной и вернулся к поддержке репрессивных мер. Автор пишет, что предметом его книги является "лишь небольшая фасетка" в богатой истории христианской Церкви, однако сквозь эту "фасетку" Менце пытается увидеть закономерности развития христианской церкви на излете эпохи, называемой обычно поздней античностью.

Для специалистов по этой эпохе и особенно по антихалкидонитскому движению книга Менце будет интересна как продолжение исследований Эрнста Хонигманна и Уильяма Френда. Вышеназванные авторы, разумеется, не были пионерами исследования раннего антихалкидонизма, но их книги положили начало новой традиции, которая отошла от штампов католической конфессиональной историографии, задачей которой было показать правоту имперской церкви и неправоту "раскольников". Менце начинает с терминологии. Он принимает вместо полемического и конфессионального термина "монофизиты" более подходящий - "нехалкидонцы". Поскольку в задачи исследователя не входит подробный разбор христологических концепций, он может себе позволить отказаться и от ставшего привычным для историков догматики термина "миафизиты". Уже в самом начале своего труда он отмечает, что становление Сирийской Православной Церкви в течение 6 века было вызвано историческими событиями, гораздо более масштабными и сложными, чем это казалось ранее.

Исследование Менце основывается на источниках, которые обычно оказываются мало использованными у современных церковных историков. Он не сосредотачивается на Прокопии или халкидонитских хрониках, а также не пытается выстроить противоположный взгляд на основе Иоанна Эфесского и Иаковитских хроник. Хотя источниковая база книги является, наверное, одной из самых полных в настоящий момент, исследователь отмечает, что необходимо привлекать множество мелких документов и так называемых "минут" церковных соборов и собеседований 518, 532-33 и 536 гг., которые, как он отмечает, редко берутся в серьезное рассмотрение авторами. Важным источниковедческим ходом было исследование переписки папы Гормизды и двора в Константинополе, а также писем таких выдающихся деятелей антихалкидонского движения, как Севир Антиохийский, Филоксен Маббугский и Яков Саругский. Уже с одной этой точки зрения исследование Менце достойно внимания, ибо предлагает наиболее полную картину эпохи, основанную на источниках.

Впрочем, книга Менце не стремится нарисовать всю картину эпохи, ибо посвящена тому, что французы называют une histoire évenèmentielle. Поскольку речь идет о римской империи, ставшей христианской, то само разделение в среде верующих представляло для византийского императора одну из самых горящих задач. Юстиниан должен был воссоединить халкидонитов с нехалкидонитами, несмотря на то, что антихалкидонизм "никогда не стал любимой верой влиятельных людей в военной среде". Однако само существование большой массы христиан, не принимавшей по разным причинам Халкидонский Собор 451 г., было вызовом имперской администрации.

Книга охватывает 35 лет от начала правление Юстина I в 518 г. и до Второго Собора в Константинополе в 553 г., который получил статус Пятого Вселенского Собора. Фактически в рамках этого периода произошло крушение всех надежд на примирение с нехалкидонитами. Менце справедливо замечает, что усилия предыдущих ученых описывать борьбу вокруг Халкидонского Собора в чисто социальных или националистических терминах с треском провалились. Как справедливо заметил некогда Питер Браун, религиозные вопросы должны быть рассматриваемы в своем собственном контексте как самостоятельные, "реальные" социальные факторы. В то время горячих богословских дискуссий для современного ученого трудно увидеть нюансы интересов обычных христиан. С двух сторон шла напряженная богословская борьба, и исследование Менце пытается увидеть ее контекст. Несколько вопросов, впрочем, помогают ему увидеть этот контекст. Так, например, вопрос поминовения в диптихах поместных церквей мог сталкивать между собой интересы местных христиан с имперским пониманием "православия". Менце задается и другим вопросом, насколько совпадали интересы паствы и епископов в отношении мученических святилищ, особенно в отношении нехалкидонских мучеников. И, наконец, важной оказывается социальная подоплека вопроса о причащении и участии в церемониях оппонентов со стороны как имперских христиан, так и нехалкидонитов.

Первая глава, "Схизма нехалкидонитов", показывает, каким образом движение противников Халкидонского Собора, первоначально интуитивное и очень часто адогматическое, стало приобретать форму под влиянием не только внутренних причин, но и давления со стороны имперской администрации. Менце рассматривает вопрос о положении нехалкидонитов в эпоху Юстина I на основе большого количества документов. Он приходит к выводу, что, несмотря на папский Libellus, в эту эпоху столкнулись два разных понимания того, что означает быть халкидонитом. Неслучайно настроения народа в Антиохии и вообще в сирийской округе были "антихалкидонскими" в глазах папы Гормизды еще даже прежде Собора. 

Вторая глава посвящена детальному разбору документа, известного под названием Libellus Hormizdae. В результате исследований вокруг этого документа, а также документов, отражающих всевозможные публичные дискуссии между халкидонитами и нехалкидонитами, Менце приходит к выводу, что рефлексия о церкви и о том, как отражается вера в диптихах, привела нехалкидонитов к убеждению о необходимости твердо основывать свою церковь. Libellus изменил некоторые литургические параметры и нанес удар по нехалкидонитам, вынуждая их задаться вопросом о собственной идентичности и своей коллективной памяти. Таким образом, нехалкидониты не то чтобы отказались от своего шанса стать имперской церковью, их к этому вынудила социальная катастрофа. Находясь в ссылке, нехалкидонские епископы востока стали развивать собственную традицию, независимую от халкидонитов. У них не было ни малейшей возможности создать альтернативную православную церковь. И причиной этому был именно Libellus.

Третья глава посвящена описанию иноческого движения, которое стало основой и, можно даже сказать, лицом нехалкидонитского христианства. Роль иноков трудно переоценить, и автор справедливо замечает, что именно в них ковалась новая сирийская идентичность.  Менце отмечает любопытную деталь: большое участие иноков и вообще сирийского иночества в формировании антихалкидонитской сирийской идентичности привело к возникновению определенного противомонашеского дискурса в халкидонитстве. Халкидониты стали изгонять иноков из монастырей, воспринимая само иночество как интеллектуальную угрозу для своей собственной идентичности. Для того, чтобы халкидонизм победил на сирийской почве, необходимо было уничтожить его интеллектуальный ресурс – монастыри.

Четвертая глава посвящена таинствам, канонической основе литургии и духовенству церкви и церковного народа, для которого не нашлось места внутри империи. Сирийцы-нехалкидониты стали внутренними эмигрантами не сразу, но постепенно, и особенное значение было в евхаристическом единстве нехалкидонитов. Большое значение также сыграло постоянно вознобновляемое апостольское преемство рукоположений. И евахаристия, и рукоположения консолидировали церковь сирийцев. Возникла "противоиерархия", что оказалось фатальным для попыток Юстиниана нащупать компромисс.

Пятая глава посвящена отношению к прошлому, точнее говоря, литургическому и церковно-историческому образу прошлого у нехалкидонитов. Менце делает ряд интереснейших экскурсов об императрице Феодоре в нехалкидонитской историографии, подробно анализирует Житие Иоанна Телльского. Разумеется, уделяет он внимание и личности Иоанна Эфесского. Выводы его сводятся к тому, что трудами нехалкидонитских интеллектуалов была создана самостоятельная историографическая традиция, которая уже более не нуждалась в конкуренции или поддержке со стороны традиции халкидонитов. Возникло то, что называют "мифом основания". "Созидание церкви" стало трехчастным процессом. Сначала нехалкидониты встали в оппозицию Халкидону и создали свою традицию особой интерпретации святоотеческих текстов. Затем после 518 г. жесткое подавление и преследование вызвали к жизни создание самостоятельной церковной структуры нехалкидонитов со своими священниками, таинствами и канонами. И, наконец, после 538 г. возникла самостоятельная традиция исторической памяти, закрепившая возникновение новой церковной идентичности, игнорировать которую более уже было невозможно.

Очевидно, что исследование Менце, помимо чисто исторического значения, имеет и общеметодологическое. Дело в том, что эпоха конфессиональной историографии уходит в прошлое. Историков начинает все более стеснять узко-церковная интерпретация, заставляющая исследователя превращаться в манипулятора фактами в угоду той или иной церковной концепции. Книга Фолькера Менце  дает возможность увидеть религиозную жизнь как многофакторный процесс, в котором нет мелочей. Хотя книга и написана на английском, она может стать интересным чтением не только для специалистов, но и для всех интересующися церковной историей и читающих по-английски.

Алексей Муравьев,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования