Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Б.К. Кнорре. В поисках бессмертия. Федоровское религиозно-философское движение. История и современность. М.: Издательство ЛКИ, 2008. – 192 с.


Существование Федоровского движения является ярким подтверждением того, что православие - многообразное и развивающееся мировоззрение, а не какой-то застывший идеологический паллиатив. В основе "федоровства" - не только православие, но и самые различные богословско-философские концепции: от учения об "общем деле" до русского космизма и всеединства. Исследователь этого феномена Борис Кнорре попытался проанализировать своеобразие Федоровского движения во всей его сложности и многообразии. Специфика работы Кнорре заключается в том, что она не является чисто философским ретроспективным исследованием, а учитывает идеи и интерпретации современных последователей Федорова, с которыми автор монографии активно контактирует.

Прежде всего, книга обладает четко выстроенной концепцией. Первая глава посвящена непосредственно философии Н.Ф. Федорова как идейной основе Федоровского движения, вторая содержит основные идеи самого движения, третья глава посвящена тому, как федоровское учение видит "пути воздействия на мир", и, наконец, четвертая глава представляет на суд читателей "метафизику всеединства" федоровцев и ее социальные проекции.

Движение последователей русского мыслителя Николая Федоровича Федорова (1829-1903) известно также под именами "федоровство", "активное христианство". Поскольку за системой взглядов Н. Федорова в свое время закрепилось обобщенное название "Философии общего дела" или учения об "общем деле", федоровцы продолжают соотносить с этим названием и свои сегодняшние разработки, если они развивают идеи Федорова. По мнению Бориса Кнорре, Федоровское движение связано с православием теснейшим образом. Николай Федоров и его последовательные преемники - Н.П. Петерсон, В.А. Кожевников, А.К. Горский, Н.А. Сетницкий - формулировали свое религиозное учение не только на языке церковных понятий, но и опираясь на православные аксиомы. Нужно сказать, что основные концепты православного учения по-прежнему имеют для федоровцев принципиальное значение, поэтому наиболее активные последователи Федорова всячески стремятся показать, что "между православием и Федоровым противоречий нет". Кнорре подчеркивает, что среди сегодняшних теологов федоровства, продолжающих его теоретические разработки, есть известный церковный историк Лев Регельсон, автор книги "Трагедия Русской Церкви". Примирить Федорова с христианством сегодня пытаются сербский мыслитель Владимир Меденица, культуролог Валентин Никитин, а также биолог Борис Режабек и др.

Ключевым понятием для определения сути федоровства является "активное христианство", так как последователи Федорова всегда старались трактовать христианское учение в прогрессистском ключе, как некую "программу к действию" во всех сферах жизни – в науке, культуре и политике. Наряду с этим, в русле русской религиозной философии Серебряного века последователи Федорова создавали совершенно новое модернизированное квазиправославное мировоззрение, рационалистичное по своей природе.

Однако главная идея, которая сделала Федоровское движения известным и для многих привлекательным, – это идея вечной молодости, возможности бессмертия для человека и его воскрешения после смерти. "Активное христианство" в понимании федоровцев подразумевает, что если человеку предписано быть бессмертным, то он должен этого добиваться различными способами, сознавая, что это необходимо и возможно. При этом, в рамках движения есть различное понимание того, может ли существовать душа без тела и тело без души и где заключена сама бессмертность человека. Некоторые федоровцы предлагали замораживать тела, пока не придет время для воскрешения их, в том числе и с помощью сил науки. Биомедицинские технологии, клонирование и т.д. являются для федоровцев в каком-то смысле спасительными, ведущими по пути "общего дела" к прогрессу. Преобразование человечества приобретает в Федоровском движении черты ноосферы, Царства Небесного и века роботов одновременно. Так, один из идеологов федоровцев 1910-20-х годов, В.Н. Муравьев, расстрелянный в 1929 году, полагал, что "будут созданы новые тела, обладающие гораздо большей пластичностью, могуществом, прочностью, подвижностью. Они будут передвигаться с огромной скоростью без внешних приспособлений, будут питаться непосредственно светом и не будут подвержены действию законов тяготения в теперешней степени. Вместе с тем они будут мыслить, и чувствовать, и ощущать, и действовать на расстоянии. В конце концов, современное тело в виде определенного облика, принимаемого группировками электронов, будет вовсе устранено и останется электрическое тело в виде некоторого центра или очага электрических сил". Борис Кнорре справедливо замечает, что федоровское видение перспектив человечества близко к идее К.Э. Циолковского о создании "расы гениев", с развитыми позднее представлениями В.И. Вернадского об автотрофном питании, а также с идеями католического богослова Пьера Тейяра де Шардена о точке "Омега", в которой человечество вновь обретет свое райское существование после развертывания Божественного плана эволюции всего живого из точки "Альфа".

Современное федоровство, как следует из размышлений Бориса Кнорре, фактически превратилось в новое религиозное движение (хотя автор против именования движения в качестве НРД из-за его аморфной структуры), которое претендует на то, чтобы быть последним откровением, разъясняющим смысл Благой Вести Христа. Кнорре, в частности, приводит слова лидера современного движения Светланы Семеновой, которая говорит о необходимости "понять и утвердить активное христианство Федорова и начавшуюся за ним традицию как третью фазу христианства после ветхозаветного и новозаветного Богооткровения". Иными словами, федоровство, по мнению его последователей, открывает новую творческую эпоху, "восьмой день" творения. Помимо этого, федоровцы стараются скрестить религию и научное знание, произвести, как они говорят, "религионизацию науки". Они приветствуют новые научные направления, открытия, глобализацию и развитие информационных технологий. Именно поэтому, как отмечает автор книги, интерес к проектам "общего дела", к достижению бессмертия "собственными руками" особенно проявляется в среде научно-технической интеллигенции, людей, занимающихся естественными науками, главным образом, физиков.

По существу Федоровское движение стало русским аналогом мировоззрения Нью Эйдж в философском и православно окрашенном виде. Как показывают изыскания Бориса Кнорре, в богоискательстве начала ХХ века среди множества прочих родилось направление, которое пыталось модернизировать и рационализировать православие, воспринимавшееся интеллигенцией как нечто древнее и давно изжившее себя в своем жестко церковном варианте. Искания интеллигенции нашли свой выход в развитии идей Николая Федорова. Это яркое интеллектуальное движение давно ожидало своего вдумчивого и терпеливого исследователя, и он нашелся.

Роман Лункин,
для "Портала-Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования