Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Мусин А.Е. ВОПИЮЩИЕ КАМНИ. Русская Церковь и культурное наследие России на рубеже тысячелетий. – СПб.: "Петербургское Востоковедение", 2006, 376 с. ISBN 5-85803-334-2


Исследование А.Е. Мусина, вышедшее в Санкт-Петербурге, посвящено сложному и неоднозначному процессу возвращения Русской Православной Церкви Московского патриархата ее культурных ценностей и святынь. Оно было осуществлено при поддержке программы Фонда Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров и выполнено на должном научно-архивном уровне. При этом исследование имеет отчетливую публицистическую направленность и в этом смысле представляет собой случай довольно редкий. Полемическая заостренность и публицистичность мешает иногда оценить жанр этой книги. Впрочем, читается она очень легко и с большим интересом.

Уже в предисловии автор (доктор наук, археолог и искусствовед) формулирует главный конфликт вокруг памятников древнерусской церковной старины. В этом конфликте он выделяет две стороны: "церковников" и "музейщиков". Казалось бы, автор, долгое время служивший диаконом в РПЦ МП и преподававший в ее духовных школах, должен был бы встать на сторону первых, однако на самом деле он (хоть и с оговорками) встает на сторону вторых. Разумеется, этому есть свои причины, которые автор излагает в одиннадцати главах своей книги. Уже в предисловии он указывает на главную причину всех бедствий, которая определяется им как "система". Эта "система", по сути, есть результат сращивания коррумпированного чиновничества с церковной структурой. Автор практически пишет историю тяжелой болезни, в которой есть свои анамнез, эпикриз и прогноз её течения.

Уже в первой главе мы видим, что в современном российском государстве произошло довольно печальное превращение понятий. Под словом "Церковь" все чаще понимается церковно-бюрократический аппарат, в народе уже не существует понятия общины, вся власть сконцентрирована в руках епископата, а последний озабочен, прежде всего, приращением и концентрацией собственности в своих руках. В небольшом историко-юридическом очерке А. Мусин показывает, каким образом в современном обществе нарушилось равновесие между частным, общинным и епископским правом и как централизация управления церковной собственностью, произошедшая во второй половине XVII века, привела к весьма драматическим последствиям в наше время. Фактически автор считает, что утрата общинной ответственности за собственность и делегирование этой ответственности церковной бюрократии или государству определили ход болезни.

Во второй главе автор приводит исторический очерк развития церковной археологии и реставрации. Потенциал, накопленный к началу ХХ века, был уничтожен революцией и установленной в результате переворота новой системой общественных отношений. Церковная археология стала академической и светской, но при этом продолжила заниматься консервацией и реставрацией памятников древнецерковной старины. Важным оказалось введение в обиход такого понятия, как "памятник искусства", и использование этих памятников как элементов рекламы советского строя. Конечно, при этом был нанесен и некоторый вред памятникам. Однако подъем советского искусствоведения создал интеллектуальный и социальный феномен "музейщиков", в какой-то степени противостоящих клерикальной революции.

Развитие болезни автор прослеживает на материале церковно-государственных отношений по поводу собственности сперва в эпоху начала демократических преобразований. Именно тогда РПЦ МП, почувствовав вкус собственности, заявила о желании и намерениях в полной мере взять на себя ответственность за памятники древнецерковной старины. Однако эти заявления, по сути, маскировали приватизаторские намерения церковных компрадоров. Автор показывает, как потихоньку разгорался конфликт между церковным руководством и обществом. В то время именно музейщики представляли собой инстанцию, которая единственная была способна поставить вопрос о целесообразности массовой сдачи памятников в ведение РПЦ МП. Получалось, что церковные олигархи фактически говорили музейщикам: "Уходите, теперь мы распоряжаемся памятниками церковной старины".

Великий перелом, наступивший в 1993-95 гг., был связан с решениями административных органов, фактически обозначивших курс на клерикализацию страны и отказ от коллегиальности в вопросе передачи памятников культуры РПЦ МП. Победила олигархическая модель общественных отношений. Однако в 1996-99 гг. ситуация застопорилась. И хотя формально еще продолжались дискуссии, фактически церковные олигархи готовились к завладению всей полнотой древнецерковных культурных памятников и к полномасштабному конфликту с реставраторами и музейщиками.

В первые годы правления нового президента казалось, что новый курс будет более сбалансированным. Однако получилось так, что "новый курс" свелся к полной непрозрачности всего процесса и неподконтрольности чиновных решений общественному институту.

Автор делает интересный экскурс в историю отношений между новгородской епархией РПЦ МП и музейщиками, показывая, каким образом невежественное и олигархическое отношение епархии к памятникам церковной старины выросло в настоящую драму, грозящую уничтожением редчайших объектов.

Восьмая глава представляет собой отдельную историю с фактической приватизацией церковными структурами Ипатьевского монастыря в Костроме. Церковные олигархи, получив во владение монастырь, недолго думая, выкинули из него музейных работников, на что власть только могла разводить руками и кивать на "неудачный русский менталитет".

Интересный и драматический характер процесса фактической реституции А. Мусин выявляет на материале московских событий вокруг храма в Кадашах. Именно в Москве стало ясно, что декларированное ранее "совместное использование" памятников церковной культуры провалилось. Тогда же выяснилось, что без социализации Церкви, ее общин и учреждений, без структурных изменений церковно-административного механизма невозможно ответственное отношение к памятникам церковной старины.

Десятая глава касается статуса кремлей в разных городах России, прежде всего в Рязани, и их перехода в административное ведение РПЦ МП. Автор пишет, что "тень политической элиты на образе Церкви становится… средством решения текущих проблем, зачастую в ущерб сельским храмам и кропотливой пастырской работе".

В одиннадцатой главе автор, обобщая материал, приходит к печальному выводу, что возвращение в церковную жизнь уже известных реликвий и включение в нее новых святынь, которое подается как "возрождение традиций", по сути, искажают образ церковного предания. Автор с печалью говорит о трансформации предания в новую "редакцию" православия, имеющую мало общего с благочестием и духовной культурой даже XIX века, не говоря уже о христианстве Древней Руси. Эта подмена изначальных ценностей христианства их современным пониманием с точки зрения автора должна быть названа фундаментализмом. Он делает обозрение различных "обретений" мощей, произошедших с начала 2000 годов, в целях закрепления этого процесса "евроремонта предания". Реликвии используются как средство национальной самоидентификации, как метод решения внутренних и внешних политических проблем, так что возникает опасность их фактического выхода из системы чисто церковных ценностей. А.Мусин говорит о том, что отвержение соборности и превращение церковной жизни в способ самоутверждения выражаются в настоящем переписывании Евангелия, в отрицании ценности факта церковной истории. Этот плачевный процесс реализует себя в погублении памятников церковной старины, в "псевдореставрации", "лжереликвиях" и возведении многочисленных симулякров-новоделов, которые лишь симулируют духовную жизнь.

В заключении автор еще раз формулирует свою глубокую озабоченность тем, что духовное использование памятников церковной старины более не стоит на повестке дня церковной администрации и заменено чисто функциональным аппаратным подходом. Он пишет, что Церковь превращается из жертвенного сообщества в общество религиозного потребления. В России формируется, по мнению А.Мусина, новый тип православного фундаментализма: этот фундаментализм не "низовой", а административно-олигархический. Главную роль в нем играет церковное руководство, которое использует культурное наследие нации для отказа от плюрализма в понимании исторической традиции. Такой фундаментализм, по мнению автора, противостоит современному гражданскому обществу и ценностям православия. Вместо настоящего хозяина в церковные памятники приходит временщик, стремящийся выжать из святыни максимальную пользу и не заботящийся всерьез о сохранении памятника. Под прикрытием благодушных рассуждений Патриарха и других руководителей РПЦ МП, сформировалось целое поколение духовенства, чьи представления о памятниках культуры разительно отличаются от свойственных цивилизованному миру. РПЦ МП, как общественный институт и как человеческое сообщество, в силу различных причин оказалась неспособной эффективно сохранять памятники и распоряжаться ими. Автор подчеркивает, что в постоянных рассуждениях об исторических заслугах Церкви перед культурой и подтасовке фактов о православном большинстве проявляется неспособность руководства Московской патриархии к действительному распоряжению памятниками. Автор делает вывод, что в существующей борьбе по одну сторону баррикад оказывается невоцерковленная интеллигенция и профессионалы вместе с церковным народом, а по другую – церковно-клерикальная система.

В то же время, книгу можно покритиковать за не слишком высокое полиграфическое качество и опечатки, а также за некоторое смешение стилей. Научный стиль и аргументация сменяются порой чисто публицистическими тирадами. В отношении церковно-идейной позиции автор, кажется, колеблется. Он выступает как сторонник соборного духовного возрождения и противник церковной олигархии и аппаратного всевластия руководства РПЦ МП. Все это с 98%-ной уверенностью даст возможность всевозможным публицистам-защитникам притязаний РПЦ МП объявить это исследование - со свойственной этим журналистам сталинской стилистикой - "вылазкой антицерковного лобби". Разумеется, это не так. Автор – глубоко верующий христианин, разочаровавшийся в способности руководства РПЦ МП возглавить и осуществить задачу христианского возрождения в России. Ибо без такого возрождения, без серьезного переосмысления его задач и методов никакие памятники церковной старины не будут нужны и полезны. И их физическая смерть станет лишь оформлением духовной катастрофы.

Алексей Муравьев,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования