Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

И.В. Подберезский. ВЕРА И ВЛАСТЬ В РОССИИ. МНЕНИЕ БАПТИСТА.Санкт Петербург: Библия для всех, 2006. – 120 с. Тираж 999 экз.


Игорь Витальевич Подберезский родился в 1937 году в Брянске. Окончил Восточный факультет МГИМО, доктор филологических наук. В настоящее время работает ведущим научным сотрудником Института мировой экономики и международных отношений РАН. Член Центральной московской церкви евангельских христиан-баптистов (ЕХБ), святое водное крещение принял в 1993 году. После крещения много времени посвящает религиозной публицистике. Автор книг "Быть протестантом в России" (1996), "Протестанты и другие" (2000), "Бог. Личность. Общество. Вера" (2004). Регулярно ведет свою Кафедру на официальном сайте Российского Союза ЕХБ www.baptist.org.ru

Тема отношения Церкви и общества (культуры) является непростой сама по себе. Но отношения между Церковью и государством являются еще более сложными. В нашей стране в последнее время этому предмету религиозными аналитиками уделяется все больше внимания. Однако пока еще не было такой работы, которая осветила бы эту проблематику как бы со стороны. Этим и ценен труд евангельского исследователя, баптиста И.В. Подберезского.

Почему же со стороны? Принимая во внимание то, что одним из принципов баптистского вероисповедания является артикул, провозглашающий отделение Церкви и государства, можно заключить, что мнение и позиция автора этой небольшой книги не будет лишено пафоса и категоричности. Мнения религиоведов или "традиционных" богословов отражают номенклатурные категории, к которым все привыкли и которые не открывают новых проблем для исследователей. Многие ученые и интеллектуалы после изменения политического и идеологического курса в нашей стране быстро из пропагандирующих атеистов превратились в носителей традиционных, дореволюционных ценностей. Мало кто пошел в протестантизм или католицизм. Это говорит само за себя в отношении нашей "элиты". Поэтому разговор нонконформиста на данную тематику может вполне диссонировать с приторными голосами, к которым уже все порядком привыкли. И в этом весь интерес.

Мнение баптистов всегда было разбавлено тщательным отбором мест из Священного Писания. Автор в этом смысле также старается указать на библейскость своих позиций. Но что еще более важно, Подберезский находит высказывания на тему взаимоотношения Церкви и власти у таких русских мыслителей прошлого как Н. Бердяев, Вл. Соловьев, С. Булгаков, Л. Толстой, Ф. Достоевский и др. Все они, в каком-то смысле, являлись пророками, предупреждающими нашу общественность о кризисе, тогдашнем и нынешнем, который снова и снова сказывается на судьбе российского государства.

Книга разделена на две части. В первой части "С точки зрения меньшинства, с точки зрения личности…", Подберезский рассуждает о правах и свободах человека, которые после радикального перелома в судьбе России, до сих пор не получили серьезного осмысления. Во второй части "Элефант в магазине порцелана" автор пишет о взаимоотношениях российской власти с религиозными организациями.

Основная концепция Подберезского, которая характеризует тон книги, находит свое выражение в таких терминах, как "татарщина", "ордынское наследие" и "азиатчина". В этих понятиях нет ничего этнически уничижительного. Термины эти собирательные и концептуальные для автора книги, поскольку символизируют собой целое мировоззрение. На взгляд Подберезского, как Московское государство, так и нынешнее, являются крещеной Ордой, сущность которой выражается в том, чтобы подавлять права и свободы слабой и незащищенной личности. Ордынское наследие, как считает Подберезский, сказывается как на прошлом, так и настоящем России. Наиболее чувствительная сфера, где больше всего отражается идеологическое содержание "азиатчины", это сфера религиозных свободы и права. Именно в этой сфере наш "государственный человек" проявляет отсутствие профессионализма и наличие невежества. Ведет он себя, как "слон в посудной лавке" – фраза, которая является знаменателем для природы взаимоотношений между государством и религиозными меньшинствами в России.

Когда в нашей стране граждане делятся на традиционных и нетрадиционных, большинство и меньшинство, все это не способствует единству нашего общества. Это его ослабляет. Автор уверен, что государство – никудышный богослов. И определять то, как верить и во что верить ему просто по определению непозволительно. И когда орган, который по своей природе, являясь карательным, занимается навязыванием ортодоксии, с ним происходит беда: подрыв доверительного отношения. Это, в свою очередь, приводит к различным конфликтам на религиозной почве и ксенофобии.

В.И. Подберезский сравнивает государственную власть с футбольным судьей, которому не сидится на месте. Вместо того, чтобы следить за соблюдением правил игры, он норовит самом выбежать на поле и забить гол в ворота нетрадиционной команды, будь она баптистской или адвентистской. А соблюдение здоровой конкуренции пошло бы на пользу даже тем, кто именует себя хранительницей традиционных ценностей.

Хотя религиозная свобода в России декларируется посланиями президента и цитатами из произведений философа Ивана Ильина, наша бюрократия и все административное устройство страдает элефантиазисом, т.е. слоновой болезнью. Неуклюжесть, с которой ассоциируется в нашей культуре слон, проявляется во всех областях отношения власти к религиозным организациям. Поскольку протестанты, кришнаиты и другие меньшинства не претендуют на солидные исторические корни и традиции, кто будет с ними считаться? Власть не принимает их всерьез только по одной причине – у них нет силы. А сила, ее наличие, есть основной признак власти. И считаются на Руси издавна с ней и только с ней. А отсюда вытекает большая проблема, которая превращает в порочный круг все не успевшие начаться и развиться процессы.

И взаправду, зачем тратить время и внимание на меньшинство? Государственный человек должен считаться с большинством и руководствоваться ценностями только их прав. Но ведь бывает и такое, что именно меньшинство представляет собой группу тех людей, которые готовы не покладая рук трудиться над созиданием страны, которая была разорена многими годами безбожия и режимом тоталитаризма. Но у религиозных меньшинств на сегодня нет только одного аргумента: силы, которая измеряется процентным соотношением их адептов.

Поэтому, главная добродетель, считает автор книги, которая наилучшим образом оценивается нашими властями – это лояльность, а не профессиональная пригодность и функциональность. Посредством лояльности оценивается фактически все. Слепая верность стала прибыльной профессией, а не заслугой. И все на этом держится. Лояльность же чиновника продиктована только одним: страхом и раболепием перед державной силой. В этом есть вся ее ордынская суть. И это есть основной признак нашей российской политической культуры. Подберезский цитирует Н.Ф. Щербина, который метко охарактеризовал сущность российской политической культуры:

У нас чужая голова,
А убежденья сердца хрупки,
Мы – европейские слова
И азиатские поступки
.

История России делится на два периода, которые сформировались под влиянием византизма и Орды. В политической культуре Орды считалось недостаточным просто покорить противника. Нужно было его еще и унизить. Все это порождало безумный страх перед завоевателями. Таким образом, трепет перед властью проникал во всю сущность человека, заставляя его повиноваться начальнику не по совести, а из страха.

Поэтому идея того, что представители государств могут строить отношения на уровне договоров (законов) – мысль, которая является базисом для отношений между Богом и Его народом в Библии – является чуждой и смехотворной для большей части нашего населения, не говоря уже о самих властителях. Подобные поступки и поведение европейцев подсказаны, прежде всего, культурой, которая обеспечивает основание для подобных отношений. В России же она напрочь отсутствует. И это вновь подсказано ордынским наследием. Поэтому мысль о том, что власть должна быть подотчетной и ответственной перед своим народом, является дикой и смехотворной для наших чиновников.

Власть на востоке, продолжает автор свои рассуждения, является по своей природе сакральной. Она течет сверху вниз. Такое сознание диктует и навязывает простому человеку мысль, что критическое осмысление поступков этой власти является чем-то запретным и даже вредным. Это порождает безволие и приводит к безответственности за избранную власть. И когда властитель приходит к недееспособности и умирает, в азиатской культуре это приводит к величайшей катастрофе, к трагедии. На общество обрушиваются величайшие беспорядки смутного времени.

Свою лепту в деле сакрализации власти в России внесла и православная Церковь. И она, к тому же, больше всего пострадала от этой власти. "Похрустывая в ее объятиях" (А. Карташев) Церковь шла на любые уступки перед ее могущественным покровителем. Порой, казалось, власть являлась даже более священной, нежели та, кто ее освящает. Так Малюта Скуратов, пишет Подберезский, который считал себя православным человеком, без особых душевных сомнений и рассуждений задушил митрополита Филиппа (Колычева). Ведь царь приказал!

Имперское сознание нашего униженного народа, который еще толком не разобрался с тем, что с ним произошло за последние сто лет, отражается в поведении тех, кого народ поставил на правление. Это и мешает нашему государству сосредоточиться не на бахвальстве и великом прошлом, не на военном могуществе и рассуждениях о богатстве газа и нефти, а на чем-то среднем, сегодняшнем и злободневном. Но это требует смирения, сосредоточения на "бытовухе": как накормить голодного, как заплатить подобающую пенсию, как повысить зарплаты бюджетникам, как нравственно воспитать граждан и многое другое. Из среднего. Наш же русский богатырь пребывает в ностальгических мечтаниях. И там, где требуется значительное душевное усилие, внутренний творческий труд и терпение, остается место только для пустых мечтаний и нескончаемых конспирологических подозрений. Но, как подмечает автор, сосредоточиться не получается. Не позволяет широта русской натуры. Хочется здесь, сейчас и все.

Можно согласиться с Бердяевым, считает рецензент книги, что тут сказывается опьяняющий дурман русских просторов. Россия большая и богатая. И с большой и богатой страной вряд ли может случиться что-то страшное, если очередной раз бросить в реку пивную склянку или спустить в водоем порцию едких отходов. Или в казарме забить насмерть солдата. Россия не пропадет. Большая очень. А наши бабы, как было подмечено, еще детей нарожают. Правда, почему-то, не рожают…

Решение всех проблем, считает Подберезский, находится именно в правовой плоскости. Поскольку Конституция Российской Федерации является главным и авторитетным кодексом Российского Законодательства, именно она должна быть основным ориентиром в решении всех вопросов в светском обществе. Именно правовые решения могут решить проблемы россиян в стране, которая всегда исторически и традиционно являлась многонациональной и многоконфессиональной.

В России, тем не менее, многие ссылаются на тот факт, что наше общество не созрело для демократических свобод и прав. Ссылаются на невежество нашего народа. Однако меры, которые принимаются государством авторитарным порядком, сдерживают и те самостоятельные и сознательные силы, которые стремятся внести благородный, творческий вклад в дело воспитания общественного сознания. Подобные силы в России представлены, хотя и не представительным и респектабельным образом (интеллектуальная культура, история, богатые адепты, наличие политического истеблишмента), но небольшими религиозными организациями. Не обязательно лишь традиционными. И в диалоге именно с этими группами, к сожалению, наше государство пока еще ведет себя, как слон в посудной лавке. Протестанты в России, как и другие религиозные объединения, не просят у государственного чиновника казенных средств для обустройства города или поселка. Не говоря уже о строительстве или восстановлении молитвенных зданий. Хотя, если говорить об обустройстве города, почему бы в этом не сотрудничать? Сегодня евангельским христианам мечтается в ближайшем будущем видеть Россию такой, которая хотя бы не шельмует и не чернит своих верных и надежных сынов и дочерей, которые желали бы во многом потрудиться в социальной сфере: с бездомными на улице, сиротами в приютах, с наркоманами в реабилитационных центрах и пр. Эти же ценности, говоря практически, не могут быть традиционными или нетрадиционными. Они универсальны. И хотя если кто-то примется это оспаривать, можно сказать только следующее: да, России именно на этом этапе нужно такие "нетрадиционные ценности".

Виктор Шлёнкин,
для "Портала–Credo.Ru".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования