Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Святые Новгородской Земли, или история Святой Северной Руси в ликах X-XVIII вв. 2 тома. Под редакцией иеромонаха Сергия (Логаша). Издательский отдел Новгородской епархии РПЦ МП, Великий Новгород, издательство "ТРИГОН", 2006


Новая книга по русской агиологии вышла в Новгородской епархии РПЦ МП по благословению местного архиерея Льва Церпицкого. Авторский коллектив - Несмеянова В.Н., Соболева Г. С. и др., под редакцией иеромонаха Сергия (Логаша). Книга посвящена исключительно святым Новгородской земли. Перед нами серьезная заявка на агиологическое описание одного из основных регионов Древней Руси. Книги такого объема и со столь масштабной программой (сравнимой разве что с проектами иеромонаха Дамаскина (Орловского) по описанию агиологии новомучеников советского времени) выходят совсем не часто, так что у читателя есть повод порадоваться, что руки составителей дошли до этого дела.

Начнем с полиграфическо-библиографической стороны издания. Два тома изданы на вполне добротной, хотя и дешевой бумаге, но с клееным корешком, что позволяет отнести книгу к "народным" изданиям. К сожалению, нигде не удалось найти полных выходных данных, практически отсутствует титульный лист, нет указания ни ISBN (хотя шифр УДК-ББК имеется), ни тиража. Объем текста, кажется, не вполне удачно размещен на странице – использована узорная рамка, расстояние между строками минимальное, что несколько мешает удобству чтения. Шрифтовой дизайн неплохой, в оформлении активно использованы славянско-кириллические шрифты, но нормы орфографии везде – современные русские, из-за чего возникает иногда сложное визуальное впечатление. Эту же претензию можно высказать и к текстам молитвословий (тропарям и кондакам), которые набраны славянскими буквами и даже с ударениями, но с вопиющими нарушениями правил славянской орфографии, иначе говоря, просто по-русски. Это видится довольно очевидным просчетом публикаторов. Гонясь за простотой, они попали в ловушку беспочвенности – такой нормы орфографии просто не существует. Но, впрочем, Жития, как правило, не представляют собой новости. Они скомпилированы на основе русского перевода сборника ростовского архиепископа Димитрия (Тупталы), сборников епископа Черниговского Филарета, труда П. Тихомирова о Новгородской кафедре и ряда других источников, список которых насчитывает 83 названия, в том числе некоторые серьезные научные публикации. Почти каждое житие сопровождается черно-белой репродукцией реалистической картинки синодального времени. Вот эти иллюстрации нередко создают чувство диссонанса, слишком расходятся они со словами самого архиепископа Льва, который в предисловии пишет о любви к традициям старины. И то сказать – сейчас существует большое количество добротных репродукций старинных икон новгородских святителей, да и художников немало…

Двухтомник начинается с XI в. житием епископа Иоакима Корсунянина и заканчивается житием Иова Анзерского (1720). Он содержит 206 статей, разделенных по объему материала на три группы: жития, сказания, сведения. Последний раздел вызывает более всего вопросов, ибо у некоторых святых не набирается сведений и на две строчки, что делает их включение в сборник довольно проблематичным. Иначе говоря, в книгу вошли, в основном, дораскольные святые, что справедливо – в синодальное время никакого особенного агиологического материала не имеется. Каждое житие имеет отсылку к списку источников, так что можно проследить, откуда оно было взято. Стилистически жития не представляют инновации – они написаны, как правило, на нормативной смеси объективистского научно-популярного с благочестивым языком церковной печати. Конечно, в древности подход к житиям был иной, и нередко жития представляли собою исключительные памятники литературы. Но те времена прошли, и к житиям предъявляются прагматичные требования доступно излагать сведения. Да и стилистически эти жития, скорее, связаны с демократической русской исторической школой Ключевского и Костомарова. Так что выражения "в удалении епископа была просто интрига" (о еп. Феофиле) можно видеть связь с этой стилистической школой.

Выбор святых нигде специально не оговаривается, но принцип все же просматривается. Издатели включили в число новгородских святых всех угодников и героев, так или иначе связанных с новгородской землей. И тут открывается интересная (но чисто-историко-географическая) проблема сортировки. Дело в том, что понятие "Новгородская земля" кажется на современный взгляд весьма расплывчатым. В него можно включать как максимально широкую область русского Севера (то есть историческую Новгородскую епархию), так и собственно Великий Новгород с округой, но за вычетом Поморья, Обонежья и т.д.. Составители двухтомника пошли именно по исторически оправданному первому пути, в результате чего в сборник попали жития соловецких иноков, подвижников олонецких уделов и Свири, Белоезерской обители и Кожеезера и даже холмогорских краев. В результате в списке оказалась едва ли не большая часть русских святых: тут и Кирилл Белоезерский, и Антоний Сийский, и Нил Сорский с Иосифом Волоцким, и все заволжские старцы, и Нил Столобенский и даже митрополит московский Макарий. Такой подход позволил вознести новгородскую землю едва ли не в ранг "матери русской святости". На это указывает и подзаголовок "история Святой Северной Руси". Он возводит идеологическую концепцию "Святой Руси" в ранг историко-географического понятия. По сравнению с этой "настоящей" Святой Русью Москва, Тверь, Киев и другие центры выглядят совершенным агиологическим захолустьем. Ось Русского Севера как главная координатная ось России – такова главная идея составителей. При том, что во многом это справедливо, в этой идее все же видится некоторая натяжка – русский Север был во многом паровозом Руси, ее Фиваидой, но киевско-московский меридиан также сыграл большую роль в истории Древней Руси и Русской Церкви.

И здесь приходит на ум вторая главная мысль, которую, видимо, имели в виду составители двухтомника. Дело в том, что русская святость генетически и типологически - святость иноческая и северная. Иноки уходили в отдаленные топкие и сырые места, забирались в лесную глушь, стремясь побороть бесовскую силу. Там они находили аналог древнеегипетской пустыне с ее гробами и пещерами.

Есть в новгородской святости и другая важная тема – тема новгородской народной республики и ее духовной составляющей. Однако в силу компилятивного характера сборника единой концепции из комплекса житий не вычитывается, хотя эта тема – независимого квази-ганзейского северного города и последующей его борьбы против московской экспансии – одна из самых захватывающих. Ведь с концом автономии Новгорода практически связано начало заката – в царствование Иоанна Васильевича Грозного начался длительный период, приведший затем Русскую Церковь к катастрофе – к расколу и дроблению. Интересно, что составители, видимо, отдавали себе в этом отчет, поместив в истории Соловецкого монастыря рассказ о "сидении" в нем противников никоновых реформ и о штурме монастыря правительственными войсками. Так или иначе, сборник есть летопись "славной эпохи", но, увы, увиденной, скорее, глазами регистраторов и наблюдателей.

Интересно отметить, что хотя сборник издавался и готовился местной епархией РПЦ МП, в составлении его принимал некоторое участие новгородский старообрядческий священник Александр Панкратов. В том, что старовера допустили к совместной работе над столь важной книгой, выразился широкий подход архиепископа Льва, одного из сподвижников некогда известного митрополита Никодима (Ротова). Так что этот сборник можно считать и плодом межцерковного сотрудничества.

Разумеется, составителей надо похвалить за предпринятый ими труд, содержащий 206 жизнеописаний. И хотя сборник не имеет самостоятельного значения и далек от научной ценности (он честно именуется "духовно-просветительным изданием"), все же кажется, что нынешнему читателю и любителю русской истории не хватало именно такого сборника житий. Хочется надеяться, что критический импульс от этой книги сможет подвигнуть науку к серьезному агиологическому изучению новгородской старины. Будут опубликованы все памятники, как собственно житийные, так и литургические. И тогда уже можно будет сказать, что святые Новгородской земли описаны в должной мере.

Алексей Муравьев,
для "Портала–Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования