Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

АТЛАС СОВРЕМЕННОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ЖИЗНИ РОССИИ. Том. II. Отв. ред. М. Бурдо, С. Филатов. – М.; СПб.: Летний сад, 2006. – 687 с. Тир. 1000.
ISBN 5-98856-0140-88


Религиозный мир от Благовещенска до Нижнего Новгорода.

Религия до сих пор остается темой во многом закрытой для широкой общественности – в массовых печатных изданиях и на крупнейших телеканалах вера ассоциируется только с православием. Обо всем остальном у зрителей и читателей создается достаточно расплывчатое впечатление, а поэтому вызывает непонимание и даже возмущение лишь размышление о том, что в России могут процветать какие-то иные религии, кроме православия и этнических ислама, буддизма и иудаизма. Вышедшая энциклопедия "Атлас современной религиозной жизни" доказывает, что вполне могут быстро развиваться неправославные христианские Церкви, а о том, что такое православие в региональном разрезе, предстоит еще задуматься. После выхода Атласа религиоведам будет сложнее заниматься одной теорией, так как наличие подробного описания религии в субъектах РФ накладывает на научное сообщество особые обязательства по анализу российской религиозности.

Атлас представляет собой подробное описание современной религиозной жизни 78 субъектов Российской Федерации (всех республик, краев и областей). В отличие от первого тома, где собраны все республики и края, во втором томе области идут в алфавитном порядке – окончание будет в третьем томе. Справка по региону состоит из:
1) описания своеобразия истории религиозной жизни данного региона;
2) описания конфессий, существующих в данном регионе, в которое входит: а) справочные данные (адреса, численность, средства массовой информации, учебные заведения и т. д.); б) особенности идеологии и общественной позиции конфессий региона, а также их взаимоотношения с властями; в) позиция наиболее влиятельных лидеров, основные идейные течения; г) социальная работа и общественно-политическая деятельность конфессий;  3) Религиозная политика властей региона с 1988 по 2004 гг.

Прежде всего, в Атласе Православная Церковь представлена как большой сложный механизм и, соответственно, в каждой справке выписаны неоднозначные характеры архиереев. При этом акцент сделан на идейном своеобразии каждого региона, на выявлении какого-либо оригинального мировоззрения священников и мирян. К примеру, в Архангельске возрождается "поморская идея", в Белгородской области власть и епархия вместе строят систему земства, а в Калининграде Церковь не может не считаться с окружающей европейской демократической культурой. Во время интервью с епископами, священниками, пасторами или местной светской интеллигенцией авторы Атласа старались вызвать собеседников на откровенный разговор об актуальных проблемах региона. Так, в статье по Калининграду приводятся рассуждения Людмилы Дорофеевой, доцента кафедры русской литературы филологического факультета Российский государственный университет им. И. Канта, весьма много говорящие непосвященному человеку о том, какая культура, и не только религиозная, складывается в этом анклаве. Отделенность Калининграда от России порождает, по мнению Дорофеевой, необходимость углубленного изучения русской традиции, к примеру, расширения программы русской литературы. Существует программа "Живое слово", где региональный компонент – изучение русской культуры и духовной традиции православия. Иначе, по словам Дорофеевой, в качестве регионального компонента останется только Э.Т.А. Гофман и И. Кант. По признанию Дорофевой, особенностью Университета является то, что большое внимание уделяется исследованию зарубежной литературы, прежде всего, сопоставлению русской и немецкой литературы. Существует, как подчеркивает Дорофеева, тенденция к европеизации калининградского общества: "В нашей ситуации надо мыслить исторически – не выбросив ничего ценного – ни Кантов, ни Гофманов, помнить, что на этой земле располагаются Тильзит и Фридланд, что есть прусская история, а есть русская, политая кровью войны".

Особняком стоит справка по Московской епархии, посвященная православной жизни только Москвы, так как столичная жизнь иных религий описана в статьях, посвященных каждому религиозному движению или объединению в четырехтомнике "Современная религиозная жизнь России" (первая часть энциклопедии). Автор этой статьи Борис Кнорре анализирует основные направления епархиальной политики в Москве, а также описывает основные идейные течения в среде московского духовенства. Даже схематичное и неглубокое изложение взглядов консерваторов, либералов или монархистов позволяет разобраться в современной православной жизни столицы в принципе. И хотя каждый описанный в справке персонаж скорее сочтет изложение своих мыслей слишком примитивным, это не может умалить достоинств справки. Как и в других справках по регионам, авторы позволяют себе заострять идеи, высказанные респондентами. На примере Москвы это видно особенно ярко, и это позволяет сформулировать идеи, мировоззрение, общую идеологию, которую сами респонденты не видят и не могут видеть столь масштабно.

С этой точки зрения в качестве примера можно привести абзац из главы "Православный этатизм", прямо и жестко характеризующий государственническую идеологию: "Можно выделить значимую группу социально активных консерваторов, для которой характерна идеология "державного строительства" и этатизм со свойственным ему российским имперским императивом, который, в свою очередь, нередко облекается в форму идеи "воссоздания Святой Руси". Ярким выразителем этого направления является наместник Сретенского монастыря Архимандрит Тихон (Шевкунов), имеющий прямой доступ к Президенту РФ Владимиру Путину, в связи с чем его даже считают "духовником Президента". Со Сретенским монастырем связана целая группа не всегда воцерковленных политиков-державников – сегодняшние депутаты ГосДумы РФ Александр Крутов, Наталья Нарочницкая, Николай Леонов и другие – для которых о. Тихон представляет несомненный духовный авторитет… Критика советского периода не приветствуется, возражая против нее, этатисты отмечают, что она действует по некоей "классической схеме": "целились в коммунизм, а попали в Россию". Зато для окружения о. Тихона характерно стремление увидеть какой-либо христианский позитив в Советской эпохе. Высказывается убеждение о наличии подспудно существующей веры в Бога у советских государственных деятелей, заботящихся об укреплении державной мощи России, вне зависимости от их официального идеологического статуса. С этой целью издан особый Сретенский календарь, в котором доходчиво и толково дается информация о религиозности многих советских военачальников, в частности, маршала Жукова, специально подобраны факты, свидетельствующие о проявлениях веры в Бога у видных государственных деятелей СССР".

На протяжении всего второго тома Атласа в каждой справке существуют свои особые акценты, которые отличают эту энциклопедию от любых других социологических попыток суммировать мнения верующих. В материалах о каждой епархии или крупной Церкви священнослужители дают оценку реальным межрелигиозным отношениям и обязательно затрагиваются особенности социального служения религиозного объединения. В статье о Калужской области со ссылкой на епископа Объединенной Церкви христиан веры евангельской (пятидесятников) говорится, к примеру: "С православными у пятидесятников нет никаких отношений. Монахинь Черноостровского монастыря верующие приглашали к себе на праздники, однако они отказались общаться с "еретиками". По словам Владимира Мурашкина, православные "засмирялись, потому что они не верят в полное спасение, в прощение грехов, в пророчества и видения". Государство, как отмечает Мурашкин, можно понять, так как Православие пришло на смену коммунистической идеологии и теперь везде в детдомах или тюрьмах говорят о том, чтобы спросили разрешения у православного священника. Наряду с этим, благочинный Малоярославецкого округа иерей Андрей Лобашинский считает социальную работу нерегистрированного братства образцовой".

Помимо этого, особое внимание уделяется религиозной политике и тому, как она воспринимается верующими. Религиозные лидеры на удивление откровенно говорят о том, какое общество они хотели бы видеть в России и излагают свое понимание патриотизма. Лютеранский пастор Ярослав Бойченко из Нижнего Новгорода, например, предлагает целую концепцию: ютеранство, как считает лидер прихода, воспитывает в людях гражданскую ответственность, внутреннюю свободу, строит островок цивилизованного мира в недемократическом и нецивилизованном обществе, каким пока является российское общество. Как подчеркивает Бойченко, русская лютеранская традиция должна сложится окончательно через несколько десятилетий, и тогда приход перейдет на самофинансирование полностью. Русских, по мнению пастора, привлекает в лютеранстве возможность жить в честном и рациональном сообществе, а также эстетика богослужения. В лютеранский приход приходят те, кто "не переваривают невежество и недоброжелательность как православных, так и неправославных, не желающих понимать существо чужой веры и суть своей веры, в которой они были крещены".

Атлас наполнен такого рода живыми фактами и высказываниями, собранными на основе многолетних исследований. Сам проект "Энциклопедия современной религиозной жизни России" был начат в 1996 году. В предисловии к одной из книг энциклопедии глава проекта Сергей Филатов отмечает: "Из письменных источников, которые мы имеем, слишком мало можно было узнать, что такое наша религиозная жизнь. Вначале это была попытка просто работать с помощью анализа религиозной прессы, религиоведческой литературы, ну и любых других письменных источников. Но очень скоро я и другие люди, которые стали сотрудничать с этим проектом, убедились, что этот способ в наших конкретных современных условиях совершенно не работает. И основной метод, который мы в итоге выработали, я его называю "геродотовским" – это идти и спрашивать. Мы опросили в общей сложности несколько тысяч человек - епископов, священников, религиозных активистов, чиновников, которые отвечают за отношения с религией, религиоведов. Мы объехали все наши субъекты федерации, кроме автономных округов, и в каждом довольно долго сидели и находили баптистских лидеров, и пятидесятнических, и исламских, и буддийских, пытались поймать все разнообразие православной жизни в данном регионе".

Масштабность проекта контрастирует с пока скудными откликами на это издание в России, хотя вышло уже 6 книг. Весной 2005 г. на прилавках магазинов появился третий том "Современной религиозной жизни России" и первый том "Атласа современной религиозной жизни России". В феврале 2006 года увидел свет последний, четвертый, том "Современной религиозной жизни России". В марте 2006 года в Петербурге, в Российской христианской академии (РХГА), прошла презентация изданных томов Энциклопедии. На презентации присутствовали представители всех сколько-нибудь значительных религиозных объединений Петербурга, а также академических и вузовских учреждений, имеющих отношение к исследованиям религии. Об успешности презентации косвенно свидетельствует тот факт, что в Петербурге до сих пор продано больше книг, чем в Москве, хотя, казалось бы, потенциальных читателей в Москве больше. Проект "Энциклопедия" состоит из двух частей – четырёх уже изданных томов "Современной религиозной жизни в России" (по конфессиям) и второй части "Энциклопедии" - трехтомного "Атласа современной религиозной жизни в России".

Неожиданностью стал большой интерес к энциклопедии в Италии. По словам Сергея Филатова, "Я выступал с рассказом об Энциклопедии на седьмом канале общенационального телевидения Италии. Находясь на конферененции Центра международных исследований современных религий в Санджиминьяно (Тоскана) в августе 2005 и в августе 2006 годов, я по просьбе участников много рассказывал о нашей работе. Ежегодные конференции ("летние школы") в Санджиминьяно собирают ведущих специалистов Италии, Испании, Греции, Латинской Америки, изучающих современные религиозные процессы. Руководители центра профессора Флорентийского университета Арнальдо Нести (директор Центра) и Ренато Рисалити проявили особенно большую заинтересованность в Энциклопедии". Помимо этого, в ведущем итальянском религиоведческом журнале "Religionie Societa" (№1, 2006) по инициативе профессора Рисалити, автора популярной "Storia problematica della Russia", был опубликован материал об Энциклопедии. Энциклопедия получает положительные оценки не только от российских читателей, но и от читателей зарубежных. Например, в лондонской "Таймс" (08 July 2006) была опубликована благожелательная статья о работе по исследованию современной религиозной жизни, которую возглавил социолог Сергей Филатов. Участникам проекта "Энциклопедия" постоянно приходят положительные отклики из Англии и США.

Безусловно, методология полевых исследований, которые легли в основание Атласа, требует своего осмысления и анализа. Факты и высказывания часто бессистемно разбросаны по Атласу, где описание духовенства в епархиях и особенностей епархиальной политики перемежаются с небольшими отрывками о деятельности различных групп. Многие микроскопические Церкви описаны довольно подробно, что может навлечь на авторов Атласа обвинения в необъективности и искажении религиозной картины в регионах. Вместе с тем, это связано с принципиальным стремлением описать интересные религиозные фигуры, независимо от вероисповедания. Желание поймать личности, оригинальные идеи и мировоззрения – это уже больше, чем просто социологическое исследование.

Антон Алябьев,
для "Портала-
Credo.Ru"


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования