Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Людмила Вязмитинова. Светлана Рыбакова "Круг жизни". М: Издательство Православного Братства Святителя Филарета Московского. 2004, 208 с. Обыденность в свете законов вечности.


Жанр прозы Светланы Рыбаковой очевиден: это стремительно возрождающийся в настоящее время жанр "душеполезного чтения" – чтения, охватывающего практически все жанры, объединяя их одним качеством: направленностью на пробуждение и развитие души. Основная часть текстов, вошедших в сборник Рыбаковой, – это житейские истории, герои (чаще всего — героини) которых находятся в той или иной степени отдаленности от лирического "я" автора. При этом при всей разности сюжетов в этих текстах рассказывается о христианстве, точнее, о православии, о его сути и значении в жизни человека. И хотя в книге много отвлеченных размышлений на эти темы, они органично вплетены в ткань рассказов, поскольку, как справедливо пишет в предисловии к этой книге Михаил Лобанов, автором движет не желание донести до читателя христианскую мораль, а "истинное чувство веры. Отсюда – стремление, прежде всего, лично разобраться во всех аспектах ее проявления.

Это побуждает автора вглядываться в свое собственное "я" и в окружающий мир, заполненный многими "они", оценивать все происходящее в жизни с точки зрения"неведомых законов вечности", о которых часто забывают, но согласно которым приходится отвечать за свои слова и поступки. При этом происходит неизбежное сочленение авторского "я" с "я" действующих лиц. Но писательский дар Светланы Рыбаковой таков, что гораздо достоверней и эстетически убедительней выглядят те ее рассказы, герои которых достаточно отстоят от ее лирического "я". Можно сказать, что ей хорошо удаются описания событий жизни других людей, данные в свете тех "законов вечности", которые были лично прочувствованы и осознаны ею в ходе событий собственной жизни. Так, рассказ "К старцу" – история рождения больного младенца, спасенного от смерти Божьим промыслом после того, как молодая мать душой прочувствовала свою вину за легкомыслие, которое легко переходит грань, за которой становится преступным. "Мир перевернулся" для нее, она обрела способность страдать и сострадать – и молиться о помощи и спасении.

Искреннее желание донести до других прочувствованные на личном опыте истины, зачастую легко приводит к морализаторству и наставлению. С. Рыбаковой удалось избежать этого в силу своей способности вчувствоваться в чужую жизнь, в ее будничное течение, в ее горе и радости – по ее выражению, "тонуть в потоке чужих проблем". Это дает понимание, что бывает так, и бывает эдак, и всему свой срок: "сегодня он пьяница последний, а завтра мученик Вонифатий". В сочетании с умением видеть мир в свете помощи Божией, это дает тот светлый оптимизм, который рождает только беспредельная вера в возможность чуда, в то, что Господь никогда не оставит обратившегося к нему с молитвенной помощью. Поэтому все рассказанные в книге истории имеют благополучный конец: герои "выводятся" из тюрьмы и плена, как физического, так и духовного.

Убедительность благополучных финалов достигается отнюдь не назидательными объяснениями и теоретическими рассуждениями. В этом смысле показателен небольшой эпизод в рассказе "Крестный ход". Молодой человек, по легкомыслию отошедший от жизни храма, хочет вернуться к церковной жизни. Тогда батюшка предлагает ему пролезть между частыми прутьями ограды церковного двора. Сконфуженный, но настроенный "на послушание", он "каким-то чудом прошел сквозь прутья". Эта сцена по мастерству – одна из лучших в книге. Здесь наиболее ярко проявляется самая сильная сторона таланта С. Рыбаковой – умение органично сочетать, казалось бы, обычную будничную жизнь человека, с чудом проявления в ней внешне незримого присутствия Божия.

Также один из лучших образов в книге – действующий в этом рассказе батюшка, подвижник, приехавший в небольшой южный город для служения путем "малых дел" – постоянно хлопочущий, перегруженный работой, но везде успевающий, неизменно сохраняющий бодрость и хорошее расположение духа и твердой рукой окормляющий свою весьма неоднородную по составу паству. Надо сказать, что лучше всего С. Рыбаковой удаются образы людей просветленных, духовных, достигших благодати, причем опять же в ходе описания их обычной, будничной для них жизни. Видимо поэтому лучшие тексты книги – выделенные в отдельный раздел "очерки", посвященные впечатлениям о паломнических поездках. После чтения этих очерков возникает ощущение близкого знакомства с описанными местами – Валаамом, Кронштадтом и Новым Афоном. Внимательный взгляд художника сочетается здесь с восприятием благоговеющей перед святынями "куцей овечки Христова стада" – так определяет С. Рыбакова наиболее близкую к себе героиню, фактически свое лирическое "я".

Очерки содержат не только подробное описание современного состояния святого места, но и увлекательно изложенную его историю – и все это органично вплетено в канву доверительного повествования той самой "овечки", о перипетиях совершаемой ею паломнической поездки. И здесь лирическая героиня автора обретает состояние душевного покоя – в отличие от рассказов первого раздела, где она мечется между смирением, рожденным осознанием своего греховного несовершенства, и ощущением как бы избранности, приобщением к Истине, которое дается при "христианском созерцании бытия" и "осуществляемом служении". Все это временами приводит к состоянию, описанному фразой из рассказа "Однажды ночью, или Трудная молитва": "Мир во мгле, а я, всегда из него исторгнутая, всеми осмеиваемая (неужели, правда, юродивая)". Передача подобных состояний требует другого жанра – исповедально-философской прозы или лирической поэзии, но обусловленность этой темы в книге рассказов С. Рыбаковой становится очевидной при выстраивании их в хронологическом порядке.

Время написания рассказов – 1992-2003 годы. Начало 90-х годов прошлого века – это время массового обращения россиян к христианскому сознанию, к вере предков – православию. Необходимо было восстановить прерванную связь поколений и осознать себя в новой жизни. Первый по хронологии рассказ книги С. Рыбаковой, "Милосердия двери отверзи нам…" (1992) посвящен истории жизни крестьянки Шуры, матери четверых детей, еще до Великой Отечественной войны сосланной НКВД в лагерь за отказ отречься от христианской веры и выведенной из заключения Матерью Божией. В этом рассказе замечательно проявилось умение автора проходить по тонкой кромке сочетания обыденности и жития, бытописуя органичный для человека и поэтому незаметный ему самому духовный подвиг, приносящий плоды, прежде всего, в виде душевного покоя и осознания правильно прожитой жизни. Второй по хронологии рассказ, "Царское село" (1993) — история обращения к вере внучки "дворянки-бестужевки" в тяжелый период тех самых 90-х, когда "жизнь трещала по всем швам", нашедшей в "тайном" бабушкином архиве иконы и описания их истории. Этот рассказ содержит подробную историю Царскосельской иконы Божией Матери "Знамение", семейной святыни Романовых – характерный штрих эстетики С. Рыбаковой, наиболее полное развитие получивший впоследствии в ее очерках.

Далее по времени идут рассказы о разных путях прихода к вере, о воцерковленной жизни, о помощи Божией при молитвенном обращении к Нему в трудную минуту. И здесь необходимо отметить рассказ "Новый год" (1997) – переданная через восприятие ребенка история встречи Нового года в кругу знакомых, которых время разделило на пришедших к православному образу жизни, и еще нет. Стержнем сюжета является противопоставление двух воцерковленных, щедрых на помощь другим, но очень разных женщин. Одна из них, "вместо того, чтобы изменять себя… свою деятельную натуру, обрушила на головы окружающих" и "клеймила безбожников", сея раздор и создавая негативную атмосферу. Другая не отталкивала знакомых осуждением, воздействуя, прежде всего, своим образом жизни и поступками, приносящими радость и праздник. Это все тот же смиренный путь "малых дел", призыв к которому красной нитью проходит через все рассказы С. Рыбаковой.

Проза Светланы Рыбаковой — это приглашение в мир, где обыденно живут по законам вечности. Здесь героизм — далеко не простой, усыпанный терниями путь "малых дел", идущие по которому умеют "жить на земле и благодарить Бога за все". Это очень светлый мир, потому что он дает возможность душевного покоя среди бурного и полного опасностей и катастроф житейского моря. И главное – в этом мире люди не понаслышке знают, что каждому дается по вере его, что при искреннем молитвенном обращении всегда придет помощь. И хотя всему свой срок, лучше как можно раньше проникнуться мудростью, казалось бы, банальной мысли, которой заканчивается история о спасении по молитвам матери и сестры молодого человека из чеченского плена, помещенная С. Рыбаковой в конец ее "житейских историй": "Жизнь проходит как вода сквозь пальцы: быстро и незаметно. И мы совсем не думаем о вечности, хотя встреча с ней бывает иногда неожиданной и быстрой".


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования