Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Александр Люсый. Колымагин Б.Ф. Крымская экумена: религиозная жизнь послевоенного Крыма. СПб: Алетейя, 2004. – 246 с. (Серия «Крымский текст»)


"Крымская экумена" – вторая книга книжной серии "Крымский текст" одного из самых "серийных" российских издательств "Алетейя".

По жанру это художественное исследование. На основе впервые вводимых в оборот архивных данных автор книги Борис Колымагин достаточно объемно воссоздает многообразную религиозную жизнь в Крыму в период управления местной епархией РПЦ МП архиепископа Луки (Войно-Ясенецкого), известного специалиста в области гнойной хирургии, много лет проведшего в сталинских лагерях.

В поле зрения автора – православные и иудеи, караимы и старообрядцы, протестанты и верующие других религиозных объединений. Особенности религиозного бытия разбираются в книге в разных плоскостях – семейных, межрелигиозных, политических. Дается анализ деятельности уполномоченных Советов по делам РПЦ и по делам религиозных культов – именно их отчеты, никогда прежде не попадавшие в руки читателя, составляют основной корпус использованных архивных материалов. Эти корявые, часто безграмотные тексты парадоксальным образом создают живую картину той самой жизни, которую сами уполномоченные по делам религии обязаны были окончательно разрушить.

Сегодня многие, скорее всего, и не помнят о "хрущевских гонениях", времени, когда после недолгого послевоенного оживления религиозной жизни в СССР началась новая ожесточенная травля верующих. В книге подробно описывается драматическая борьба, развернувшаяся и в эти годы, и незадолго перед ними, когда гонения только еще готовились. Вот лишь несколько эпизодов: в ответ на постановление ЦК КПСС от 7 июля 1954 года "О крупных недостатках в научно-атеистической пропаганде и мерах ее улучшения" архиепископ Лука обратился к Патриарху Алексию Iс призывом собрать Архиерейский Собор для обсуждения сложившегося положения. К прихожанам же своим он обратился с проповедью "Не бойся, малое стадо": "Везде и повсюду, несмотря на успех пропаганды атеизма, сохранилось малое стадо Христово, сохраняется оно и доныне. Вы, вы, вы все, слушающие меня, - это малое стадо… чего нам смущаться, чего тревожится, чего скорбеть?! Незачем, незачем! Малое стадо Христово, подлинное стадо Христово неуязвимо ни для какой пропаганды".

Глубокие по содержанию проповеди архиепископа Луки имели широкое хождение в народе. Его речи с амвона пересказывались на симферопольских кухнях, перепечатывались на машинке, переписывались от руки. Так, вряд ли сам того желая, он оказался у истоков самиздата. Особенно важной для миссионерского движения стала его книга "Дух, душа и тело". Одна из особенностей этой работы – широкое привлечение данных науки. Современники видели в его мировоззренческих подходах аналогию с гносеологией Владимира Соловьева и натурфилософией Тейяра де Шардена.

Своим примером Лука свидетельствовал, что Церковь не должна быть замкнута в церковных стенах. Ни на йоту не отступая от православных догматов в полемике с весьма многочисленным и разнообразным в Крыму сектантством, он оставлял возможность диалога: "Покаянная молитва должна быть важнейшей и постоянной молитвой вашей. Но по мере того, как она будет очищать ваше сердце, вы научитесь молиться не только о себе, но и о ближних и дальних, обо всем роде человеческом, придет и самая святая, самая угодная Богу молитва о ненавидящих и обидящих вас".

Борис Колымагин показывает, какое большое влияние на церковную жизнь Крыма сумел оказать архиепископ Лука. Хотя многие его усилия успехом и не увенчались, они все же сказались на самой конфигурации церковно-государственных отношений. До определенного момента атеистические инициативы местных властей сдерживались. Но после смерти архиепископа Луки религиозная жизнь Крыма, по мнению автора, впала в провинциализм. Благодаря умелым манипуляциям властей массовая религиозность сводилась к обрядам, к ритуалу, к обрядоверию, к которым и так склонно массовое сознание. А такая вера легко управлялась. Она была выгодна властям, оставившим для "предрассудков" несколько легальных отдушин.

Хотя центральной фигурой "Крымской экумены" остается, несомненно, именно архиепископ Лука, не менее интересны будут читателю главы, посвященные жизни верующих других христианских конфессий и других религий. Архивные документы содержат живые свидетельства о стремлении сохранить свою веру, несмотря на все репрессии, о сложных и драматических межконфессиональных и межрелигиозных отношениях, включавших в себя полемику и противостояние, но часто – и искреннее желание вместе сопротивляться давлению безбожной власти. Вряд ли кому-нибудь сегодня известно, что в свое время иудеи Евпатории обратились с просьбой посодействовать в получении разрешения на открытие синагоги... к Патриарху Алексию!

Можно лишь пожалеть, что сегодняшняя религиозная жизнь полуострова не затронута в этом исследовании. Во введении к книге утверждается, что в Крыму за "внешней идиллией сегодня скрывается настоящая пороховая бочка, сложное переплетение этнических, политических, экономических, но – главное – религиозных проблем. В первую очередь – отношения между православием и исламом". К сожалению, ограничив себястрого определенными временными рамками (с конца войны и до середины 60-х годов), автор именно эти проблемы и не освещает! Хотелось бы, чтобы глубокие религиоведческие познания автора были бы подкреплены не менее важным этнографическим энциклопедизмом. Ведь в действительности религиозные и национальные проблемы современного Крыма практически неразделимы.

В целом же масштабный образ "Крымской экумены" задан в книге верно и актуально. Показано, что этот образ – важнейшая составляющая ткани крымской культуры.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования