Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Борис Колымагин. Александр Михайлов. Личное дело. - М.: Алгоритм, 2003. - 240 с., 3000 экз.


В начале октября народному артисту России Александру Михайлову исполнилось 60 лет. Он играл на сценах Саратовского драмтеатра и московского театра им. Ермоловой. В 1985 году вступил на старейшие подмостки Малого театра, где остается и сегодня. В пьесах Чехова, Островского, Шоу, Бунина Михайлов ищет живое, человеческое, современное.

Кино сделало его всенародным любимцем, особенно после выхода таких картин, как "Мужики", "Змеелов", "Белый снег России", "Через тернии к звездам", "Одиноким предоставляется общежитие". Несколько лет назад он дебютировал как кинорежиссер, сняв грустную и сентиментальную картину "Только не уходи".

Поначалу Александр Михайлов вовсе не думал об актерской профессии. После школы поступил в ремесленное училище, а затем попал служить на флот и так "заболел" морем, что подумывал податься в моряки. Однако случилась трагедия - траулер, на котором служил Михайлов, чуть не затонул со всем экипажем. Списавшись на берег, он работал электромехаником на заводе. Но, попав в самодеятельность, решил стать артистом.

Книга "Личное дело" - обстоятельный рассказ автора о своей актерской судьбе, о людях, с которыми приходилось жить и работать. А еще - размышления о чести и достоинстве, о том, что окружает нас сегодня, касается лично каждого. Книга по-своему интересна, разнопланова. Но есть в ней один существенный минус, который, к сожалению, связан с "православным фактором".

"Православная" составляющая повествования достаточно заметна. Но, честное слово, лучше бы ее было меньше, поскольку обращение к традиционным ценностям печальным образом сопряжено у Михайлова с риторикой газеты "Завтра": "Мир чуждых, противоестественных для нас ценностей навязывается нам постоянно. И не выдерживают, погибают на наших глазах люди, поддавшиеся этому чудовищному напору. Отсюда - самоубийства, отсюда - наркотики, отсюда - извращения. Отсюда - смещение ценностей: что есмь что. И происходит самое страшное - духовная деградация".

В духе "происков гнилого Запада" трактует артист и миссионерские усилия новых религиозных движений. Что говорить, навязчивые адепты НРД могут достать кого угодно. Но это, согласитесь, все же не повод делать обобщения, вроде: "Существует, оказывается, между ними всеми колоссальная информационная связь, несмотря на разницу толкований и обрядов".

Из "православных" наиболее интересны страницы, посвященные спектаклю по пьесе А.К. Толстого "Смерть Ивана Грозного". Роль Грозного у актера - любимая. Темперамент Михайлова разыгрался здесь в полную силу. Но коробила артиста слово смерть в названии спектакля. Пошел к руководству театра с просьбой название изменить. Его не поняли, сочтя, что артиста посетила "звездная болезнь". А потом случилась беда - после шестого спектакля Михайлова чудом успели доставить в реанимацию. Полгода он пролежал в Институте Склифосовского. Название спектакля изменили.

"Чем больше вживаюсь в роль Ивана Грозного, тем больше отнимаются у меня энергии, моего личного, моего "я". Но и посылается, судя по ощущениям, какая-то странная, непонятная для меня, просветленная энергетика", - признается артист.

И еще: "Сколько же добра сотворил Грозный для Руси... Читал потом митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна. И понял, что я не одинок в своем взгляде на роль Иоанна в истории Руси".

Так Михайлов незримо оказывается в числе тех представителей православной общественности, которая пикетировала недавно Архиерейский собор, требуя канонизации царя.

В разговоре о положительной и отрицательной энергетике в книге возникает и другая, действительно немаловажная для верующих проблема лицедейства. Михайлов, отметая культурный нигилизм, считает, что "если Бог так определил твое предназначение, то исполняй его". "Я тяготею к светлым образам, к светлым ролям, сознательно стараюсь не сниматься в кровавых фильмах. А если герой должен демонстрировать свои мускулы, он мне заранее не интересен. Как не интересен и человек без веры: это не человек, а духовное затмение: черепок без глаз", - это тоже его слова.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования