Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
БиблиографияАрхив публикаций ]
 Распечатать

Андрей Езеров. Б.А. Успенский. Крестное знамение и сакральное пространство. Почему православные крестятся справа налево, а католики – слева направо. М., "Языки славянской культуры", 2004, 160 с.


Писать о книге Бориса Андреевича Успенского – не так легко, как может показаться. С одной стороны, великий ученый, "живой классик" академической науки демонстрирует привычно высокий уровень, но с другой, к книге можно (и должно) применить критический подход. Попытаемся сосредоточиться на критических замечаниях.

Начнем с того, что в книге, несмотря на вышепоименованный высокий уровень, не заметно прорыва в знания новые, затемненные уголки истории, языка и культуры, что присуще таким трудам Б.А. Успенского, как "Царь и патриарх", "Очерки о русской истории". Эта книга, скорее, - обобщение уже накопленных знаний относительно предмета, нежели вполне самостоятельное, независимое исследование, чего, впрочем, не скрывает сам автор.

Объяснения различий в направлении совершения крестного знамения между католиками и православными с точки зрения структурной типологии безусловно интересны и объясняют для современного человека культурные механизмы и их глубокую символику. Впрочем, исследование Б. Успенского получает особый интерес благодаря трактовке одной из старых, но "любимых" тем автора – вопроса о символике и истории перстосложения.

Несколько удивляет филологическое сужение пространства исследования, едва ли оправданное. Так, в главе, посвященной двуперстию и троеперстию (экскурс), поражает прямо демонстративное пренебрежение памятниками изобразительного искусства. Понятно, что автору нелегко было бы писать о таких чудотворных образах, как Тихвинский, приписываемых св. апостолу и евангелисту Луке, но даже проигнорировав этот сомнительный с точки зрения науки сюжет, автор мог бы обратить внимание на целый ряд интересных изображений. На эту тему имеется даже специальное исследование С. Быстрова, вряд ли оставшееся неизвестным автору. Так, фреска воскрешения Лазаря из римских катакомб Гермеса, Маркеллины и Петра с явным двуперстным благословением датируется обыкновенно II в. В книге Быстрова содержатся и указания на другие памятники помимо этой фрески. Рискнем предположить, что эти памятники проигнорированы, ибо не вмещаются в теорию Бориса Андреевича, утверждающего, что значительное распространение двуперстия произошло не ранее середины пятого века. Эта теория зиждется исключительно на анализе письменных источников, в частности, "Церковной истории" Феодорита Киррского. Кроме того, не бесспорно утверждение, что именно в эпоху Халкидонского Собора стало целесообразным осенение себя двуперстным крестным знамением. Борис Андреевич доказывает это тем, что-де монофизиты (кроме армян) осеняют себя одним перстом. По логике автора получается, что в древности все осеняли себя так же, но тут он начинает сам себе противоречить. Оказывается, несториане, отделившиеся от Церкви на 20 лет раньше, чем монофизиты, оказывается, тоже крестились … двуперстно. Нельзя не заметить, что событие, описанное в феодоритовой истории, – жест двуперстного благословения святителя Мелетия Антиохийского – относится к концу 4 века! Странно, что на это не обратил внимания маститый ученый. Видимо, уж очень не хотелось жертвовать любимой "халкидонской теорией" ради отдельных исторических фактов… Наконец, непонятно, почему в книге напрочь проигнорировано известное место из "Поучений" св. Кирила Иеросалимского, которое не только староверские начетчики или С. Быстров, но и Тертий Филиппов считали свидетельствующим о двуперстии. Тем более, что это место как нельзя лучше согласуется с мыслью Успенского о связи перстосложения с огласительной практикой и символическим исповеданием догматов.

Если не считать известного формализма в следовании духу (и даже букве!) вышеозначенной теории, можно признать, что автор книги проявил научную добросовестность, непредвзятость и даже гражданское мужество, так как решился публично заявить, что троеперстие получило широкое распространение на Востоке только в XII-XIII вв., то есть на каких-то тысячу лет попозже, чем двуперстие.

Говорят, сначала эта книга должна была выйти в издательстве "Скимен", но консультант издательства "по религиозным вопросам", оказавшийся ревнителем "дела Никона", сообщил им, что книга – "жидовство, раскол и сатанизм", так что книга вышла там, где вышла. Это, впрочем, пошло ей только на пользу.

Есть, однако, любопытная гипотеза о возможном происхождении троеперстия в Испании в результате споров с вестготами-арианами где-то накануне мавританского завоевания. Подобно "филиокве" оно могло иметь сначала локальное значение, а затем, как и утверждает легендарная "история папы Формоса", появилось и закрепилось при Иннокентии III в Риме и на Западе в целом.

Затем, как уже вполне установлено, вместе с крестоносцами троеперстие попадает на христианский Восток и получает там распространение. После падения крестоносных княжеств на Востоке, а затем и захвата Константинополя в 1354 г., оно распространилось и в греческом мире, а при Никоне было введено и на Руси.

Эти соображения, конечно, не должны принизить в высшей степени положительное впечатление от книги известного ученого. Многие вопросы, оставшиеся за пределами книги, ждут своей очереди. А читатель – продолжения труда Б.А. Успенского.


[ Вернуться к списку ]


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования