Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
05 ноября 2012, 18:19 Распечатать

МЫСЛИ: Епископ Андрей (Маклаков). ЦЕРКОВЬ – НЕ КИРПИЧИ. Воспоминания, навеянные тремя статьями о событиях в РПЦЗ 1985-86 гг.


Три статьи известного историка Церкви, главного редактора "Верности" проф. Г.М. Солдатова, которые посвящены замалчиваемым фактам в истории РПЦЗ, можно со всей правомерностью назвать голосом правды. Эти статьи, "Заговор в Синоде РПЦЗ", "Разбойничий Собор РПЦЗ" и "Суд инквизиторов" ("Верность", № 178), как нельзя лучше описывают атмосферу, созданную в Церкви несколькими архиереями и священнослужителями, среди которых - Марк (Арндт), Иларион (Капрал), нынешний глава РПЦЗ, соединившейся с советской Церковью МП, Лавр (Шкурла), осмелившийся на это пагубное объединение с еретической РПЦ МП, Виктор Потапов, предавший не только собственные принципы, но и Самого Господа.

Православный читатель получил прекрасную возможность получить ответы на вопросы, которые давно всем не давали покоя: как, когда, при каких обстоятельствах началось перерождение некогда стойкой в вероисповедании РПЦЗ? Кто и в какой мере способствовал этому гибельному перерождению? Кто на самом деле оставался до конца верным Церкви Блаженнейшего Митрополита Антония (Храповицкого), приснопамятного Митрополита Анастасия (Грибановского), святого Филарета (Вознесенского), Митрополита и Первоиерарха РПЦЗ до 1985 года.

Опубликованы документы о том, что происходило на Архиерейских Соборах осенью 1985-го и зимой 1986-го годов. Происходившее тогда можно назвать торжеством измены и продажности высшего руководства РПЦЗ.

Мне стало известно, что после выхода этих статей Георгию Михайловичу Солдатову некоторые люди пеняли за то, что он назвал вещи своими именами. По моему мнению, он совершенно правильно расставил все по своим местам. Что в Синоде был настоящий заговор, что Архиерейский Собор в январе 1986 года, после кончины святого Филарета, был разбойничьим. Что принципы недоброй памяти инквизиции восторжествовали в период руководства РПЦЗ Митрополитом Виталием (Устиновым).

Не могу не заметить, что Собор 1986 года не является единственным, который называется разбойничьим. К нашей скорби и печали, в Святой Церкви не раз были периоды, когда епископат, духовные пастыри оказывались обуреваемыми земными страстями и неправдой. Потеряв разум и благодатную силу Господа нашего Иисуса, они принимали "соборне" такие решения, за которые нам, православным, и посейчас должно быть стыдно.

Так, к примеру, сначала на пресловутом "соборе под дубом" в Халкидоне, а затем на Константинопольском Соборе в IV веке по Р.Х. был осужден и приговорен к изгнанию сам Иоанн Златоуст. На патриарший престол вскоре был поставлен враг Златоуста Аттик. Как пишет известный историк Церкви А. Карташев, этот Аттик "приступил к радикальной чистке всех сторонников Златоуста. Все такие епископы и клирики были низложены. Даже все давшие им приют подверглись конфискации имущества и многие отправлены в ссылку".

По решению епископов в VII веке по Р.Х. за свое вероисповедание был дважды осужден Максим Исповедник. Во второй раз он был подвергнут пыткам, ему отрезали язык и отсекли правую руку, чтобы он больше не писал. Затем он был сослан в Колхиду, где спустя недолгое время умер. На Шестом Вселенском Соборе, состоявшемся 18 лет после того, вероисповедное учение Максима было признано полностью согласным с вероисповеданием Церкви.

В IX веке по Р.Х. епископский Собор выступил против Фотия, Константинопольского Патриарха, последовательно обличавшего ересь папизма. Фотий был низложен, сослан, отлучен, а затем даже анафематствован на Константинопольском соборе 869-870 годов по Р.Х. Этот собор в папско-католической традиции называют еще "Восьмым Вселенским", но в действительности это не что иное, как собор разбойничий. Патриарх Фотий ныне прославлен в сонме святых.

Таким образом, не впервые отмечается в церковной истории, что иерархия может быть захвачена силами ада. Мы знаем, что дьявол всегда одолеваем своей богоборческой жаждой против Церкви. Первые три века христианской веры на земле он старался физически уничтожить христиан. Когда св. Константин Великий установил за Церковью законное право в государстве, дьявол нашел другие способы, чтобы оторвать людей от духовного единения с Богом – через ереси. Наступил длительный период ересей, и наущенные дьяволом еретики, в некоторые периоды времени и иногда на обширнейших территориях, получали земное преимущество над истинными христианами. Святая Церковь ни на день, ни на час не прекращала свое служение и борьбу за спасение христианских душ.

Наконец, в ХХ и нынешнем XXI веке дьявол стал использовать оба вида оружия против Церкви: и физически уничтожая миллионы православных в СССР, десятками тысяч в других странах, и вводя все новые ереси, самыми пагубными из которых для православных ныне являются сергианство и экуменизм.

Экуменизм я бы назвал ересью всех ересей, это все ереси вместе, спутанные в единый клубок. Тут все - и внешняя видимость заботы о материальном благополучии, и поддержка людей в их желании жить мирно и сытно, и возведенная в доктрину снисходительность к маленьким человеческим слабостям… В этих условиях наше оружие, как и столетия назад – правда! Знание правды о тех, кто стоял в нашей православной вере до конца, должно подвигать нас на отречение от заблуждений и лжи, от кого бы они ни происходили. Во все времена тяготение к истине составляло цель усилий лучших людей, потому что стремление к ней есть врожденное свойство души человеческой.

Взять хотя бы случай с о. Михаилом и советским "митрополитом" Питиримом (Нечаевым). Это очень малый, почти незаметный случай, если рассматривать его в контексте исторического развития всей РПЦЗ. Однако он показателен для понимания того, что позже произошло с Зарубежной Церковью. Дело в том, что о. Михаил, о котором упоминает Г.М. Солдатов, это автор данных строк, епископ Андрей (Маклаков). Тогда, в 1986 году, я был священником РПЦЗ, направленным для окормления прихода в датскую столицу - город Копенгаген. Как происходило внутреннее разложение церковного мира, я видел собственными глазами.

Питирим (Нечаев), бывший тогда руководителем Издательского отдела МП, приезжал в Данию раз в год. Как известно, Издательский отдел выполнял во многом функции Отдела внешних церковных связей, по крайней мере, в области пропаганды "советского православия". В Копенгагене Питирим (Нечаев) часто встречался с пастором Буггэ, известным и влиятельным членом датской компартии. В ответ сам пастор с другими датскими клириками раз в год наезжали в СССР. Там их возили в Загорск, в резиденцию "патриарха", где они видели молящихся. Их угощали, кормили яствами, о которых они и не слышали, наверное, и поили изысканными винами. Возвращаясь домой, датские пасторы делали заявления для прессы: в СССР нет никаких преследований на основе религиозных убеждений, люди живут счастливо, богато, сыто, никакой бедности, голода...

Этот самый пастор Буггэ вырос вместе с нашей старостихой и ее братом, старыми русскими эмигрантами. Их мать была фрейлиной вдовствующей Государыни Марии Феодоровны, матери последнего русского Государя Николая II. Мария Феодоровна, как все знают, после революции вернулась в Данию, так как была урожденной датской принцессой. Несколько самых близких ей людей последовали за нею. Среди них и мать нашей старостихи, Татьяны Сергеевны Майнерс.

Татьяна Сергеевна была не только старостихой, но и крестной матерью моей первой дочери. Таким образом, мы были очень тесно связаны и церковно-духовными узами. Мне было известно, что она, зная хорошо пастора Буггэ, посещала мероприятия, которые тот проводил. В том году это была конференция, на которой выступал Питирим (Нечаев). Она ходила на доклады московского гостя, а потом приглашала в свой дом, угощала его.

Сама она и рассказала трагикомический случай, который случился у нее в доме. Будучи под впечатлением от его панегириков в адрес советского правительства, компартии и всего советского народа, который ходит в церкви, верит в Бога и строит коммунизм, она спросила его: "Владыка, вы так красиво говорите о православии в СССР, но почему вы ни слова не скажете о гонениях, о лагерях, о закрытых церквях и монастырях, о том, как люди сидят в тюрьмах за Христа?" Питирим, смеясь, ответил ей: "Если б, Татьяна Сергеевна, я так заговорил, то скоро бы сам сидел!"

Как видите, на Западе эти руководители советской церкви, в неофициальной обстановке, высказывались достаточно откровенно, особенно если были уверены, что их слова не будут переданы "кому следует" в СССР.

Татьяна Сергеевна не могла отказать Питириму, когда тот попросил привести его в нашу церковь. Он появился у нас как обычный богомолец. Стоял в уголке, среди молящихся. Я служил, как обычно, не обращая на него внимания. Это было всенощное бдение, в субботу. Позже я узнал, что Питирим записывал на портативный магнитофон наши песнопения, высоко отозвавшись о хоре. Татьяна Сергеевна от имени прихода попросила меня сделать приглашение Питириму на чашку чая, показать храм, рассказать о его создании.

Храм св. благоверного князя Александра Невского в Копенгагене был построен Государем Александром III, который женился на принцессе Дагмар, будущей Императрице Марии Феодоровне. После Гражданской войны в России и великого русского исхода это было последнее прибежище русских белых эмигрантов, в том числе самой Государыни Марии Феодоровны, которую здесь и отпевали по ее кончине в 1928 году. Само предложение официально ввести сюда Питирима (Нечаева), поить его чаем и что-то рассказывать ему меня привело в возмущение. Несмотря на то, что Татьяна Сергеевна была моя старостиха, моя кума, крестная моей дочери, я ответил ей: "Татьяна Сергеевна, я – священник Русской Православной зарубежной Церкви, служу в храме, построенном русским Царем для своей жены. Их сын, Государь Николай II, был убит вместе со своей Августейшей Семьей безбожными большевиками. Убийцы не пожалели никого - ни ребенка-наследника, ни девочек, дочерей Государя. И мы знаем, сколько горячих молитв в нашем храме Мария Феодоровна возносила ко Господу. Этот Питирим – член той организации, которая казнила ее сына, сноху и внуков. Он не только иуда-предатель в смысле религии, но он изменник нашему благочестивому народу. И я бы предпочел пройти через смерть тысячу раз, чем сделать то, что вы предлагаете: угощать этого человека чаем, вести с ним разговоры, рассказывать о церкви...".

Госпожа Майнерс ответила: "Тогда конец русской православной церкви в Дании...".

На что я ответил ей: "Татьяна Сергеевна, Христова Церковь – это не кирпичи, своды, двери, украшения внутри. Это – Истина Господня, которой мы дорожим. Та Истина, которая живет в наших сердцах по Божией благодати. Господь сказал: "Где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них" (Мф., 28: 20). Это и есть Церковь – там, где Бог. Если мы отдадим Истину, то что мы будем делать в храме?.."

Так и не позволил я Питириму формально, в качестве гостя от РПЦ МП, присутствовать в нашей церкви. Имел на это и моральное, и духовное право. К сожалению, госпожа Майнерс расценила это иначе. Она пожаловалась моему правящему архиерею, Марку (Арндту). Она написала ему письмо, которое я читал. В нем она писала, что с о. Михаилом Маклаковым нельзя работать, и просила дать настоящего русского священника, по-видимому, намекая на то, что я по происхождению – американец.

У меня было объяснение с Марком (Арндтом), и я лишний раз убедился, какой это двуличный, подлый человек, не имеющий ни малейшего понятия о простой человеческой порядочности.

В дальнейшем были спровоцированы другие выступления, на сей раз женщин из Советского Союза, которые каким-то образом стали преподавать в нашей приходской школе. С Марком (Арндтом) отношения стали катастрофически ухудшаться. Вся группа сторонников почившего в Бозе Митрополита Филарета (Вознесенского) в это время подверглась нападкам, как это совершенно правильно отмечает Г.М. Солдатов. Мне пришлось просить Синод о переводе меня назад, в США.

Этот частный, казалось бы, случай проливает свет на те процессы, которые происходили в некогда канонически безупречной РПЦЗ. Личные связи с людьми, исповедующими материализм, так называемыми западными коммунистами, которых было так легко подкормить, подкупить и перенаправить, чаще всего имели разрушительное влияние на нашу старую эмиграцию. Этим объяснялось влияние пастора Буггэ на госпожу Мейнерс.

Попав под влияние таких, как Буггэ, и подобных им, старые эмигранты начинали вести себя так, что нередко было трудно понять, помнят ли они свою историю? Знают ли они, как и почему они оказались за границей? Представляют ли себе, что делают с православными в СССР? Осознают ли они, что церковь, созданная по приказу богоборческих властей и по личному указанию Сталина в 1943 году, не может быть Церковью? Это лжецерковь, ведущая своих сторонников в духовную погибель. И вообще слыхали ли они о церковных канонах и Божиих заповедях?

Попадая же под влияние подготовленных сотрудников спецслужб, они безвозвратно перерождались в странных аморальных существ. Именно эти существа вместе с их покровителями из спецслужб и направили Зарубежную Церковь в пропасть в начале 2000-х годов.

…Помню телефонный звонок примерно спустя полтора года после тех событий. Звонили из Копенгагена, звонил священник, назначенный на мое место в приход св. Александра Невского. После обычных слов приветствия и расспросов о знакомых людях, он вдруг спросил меня: "Отец Михаил, что вы думаете о епископе Марке?"

Я ответил то, что думал на самом деле: "Он подослан красными и работает на них!"

Священник удивленно, как мне показалось, ответил: "Но к такому же выводу и я пришел...".

Этот случай вспомнился мне по прочтении статей Г.М.Солдатова о том, как захватывали власть в Синоде, отстраняя владыку Григория (Граббе), возводя хулу и клевету на архимандрита Антония (Граббе), убирая неугодных, неудобных, попирая основы церковного управления, разрушая здание Церкви, сохраненной нашим великим аввой Блаженнейшим Антонием (Храповицким), выдержавшей тяжелейшие испытания при Блаженнейшем Митрополите Анастасии (Грибановском), расцветшей при святом Митрополите Филарете.

Мы, тогда рядовые священники, не могли не прийти к верным выводам. Как же не прийти к ним, если сам Арндт без всякого стеснения начинает отрабатывать свои тридцать сребреников, возражая прямо на Архиерейском Соборе: "Довольно ссылаться на советскую опасность, как это часто делают епископ Григорий и архимандрит Антоний"!

Инквизиторы Синода РПЦЗ уже тогда, в середине и второй половине 1980-х годов, не боялись сказать, что "экуменическая Комиссия выплачивает епархии 250 тысяч в год пособия" (Марк (Арндт)) и что за высказывания против экуменизма "есть риск потерять это пособие". Напомню, что как раз в это время РПЦ МП играла ведущую роль во всем экуменическом движении. Другими словами, Арндт открыто признавался, что он находится на содержании еретиков и богоборцев. От того же пастора-коммуниста Буггэ, которого возили в Загорск, кормили и поили там, он отличался только суммой долларов или дойч-марок, получаемых за свои услуги.

Дьявол продолжает свою разрушительную работу, пользуясь вольномыслием и суемудрием одних, запугивая и устрашая других, подкупая и вводя в грех ереси третьих. Ереси он вкладывает в яркие и привлекательные упаковки. Экуменизм – это, якобы, значит все вместе, все верят в Одного Бога, православные могут молиться с католиками, с мусульманами, с иудеями, с представителями любых других конфессий – ради мира на земле, ради процветания народов. Сергианство – это, якобы, тот мудрый выбор, который сделал митрополит Сергий, чтобы спасти Церковь. Были трудные времена, обтекаемо и нейтрально соглашаются нынешние суесловы и агитаторы от РПЦ МП, но церковь выстояла, благодаря правильному решению митрополита Сергия.

Это – ложь. Сергий Страгородский не сохранил Церковь, он повел ее путем перерождения и соглашательства с безбожными большевицкими властями. Цвет Церкви был уничтожен в сталинских лагерях, тюрьмах, на высылках. Сегодня мы о них, об этой духовной элите русского народа, говорим: священномученники!

И экуменизм – не ради процветания народов, а для дьявольского навета, для уничтожения Святой Церкви, как единственного пути спасения. Не напрасно провидчески писал Владыка Григорий (Граббе): "Путь экуменизма – отводить верующих от истины и Царствия Божия...".

Мне бесконечно радостно узнать, что имя дорогого мне Владыки Григория снова звучит по всему свету в чистом исповедническом тоне. Такой он был, преданный сын Русской Церкви, друг и сподвижник трех великих Первоиерархов РПЦЗ. Статьи проф. Г.М.Солдатова открывают новую страницу борьбы верных против безбожных. Георгий Михайлович - настоящий воин на поле брани, он продолжает борьбу за правду, за Истину. В этой борьбе и происходит становление и воплощение Христовой Церкви.


Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования