Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
01 февраля 2012, 18:52 Распечатать

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Архитектоника альтернатив. Итоги 2011 года в ИПЦ русской традиции невозможно подвести, не обозрев всего 20-летнего периода их легального существования. Часть четвертая, заключительная


Начало – здесь, здесь и здесь.

5. Новая деидеологизация: случай РПЦЗ(В-В)

В самом начале этих заметок мы говорили о том, что ИПЦ могут существовать лишь в виде идеологизированных альтернатив РПЦ МП и другим Церквам "мирового православия". Потеря идеологии должна вести ИПЦ к распаду. Но все же распад ИПЦ – это не всегда переход в экуменические юрисдикции или полное расцерковление ее членов. Альтернативы есть, и сейчас их являет собой РПЦЗ(В-В) – тот осколок РПЦЗ Митрополита Виталия, который после ряда расколов 2006-08 годов остался под возглавлением Архиепископа Владимира (Целищева).

История этой юрисдикции примечательна и поучительна именно в теоретическом отношении — как интересная иллюстрация возможных в ИПЦ процессов.

Началом этой юрисдикции можно считать середину 2008 года, когда на определенном этапе "очищения" и без того уже "чистой, как кристалл", РПЦЗ, в этой юрисдикции осталось, наконец, только двое епископов, — Анастасий (Суржик) во Владивостоке и Владимир (Целищев) в окрестностях Нью-Йорка. Остальные епископы, когда-то бывшие с ними в единстве под омофором Митрополита Виталия, успели к тому времени образовать собственные "осколки" РПЦЗ, а, точнее, уже осколки РПЦЗ(В). Все эти "осколки" очень быстро мумифицировались и "выпали в осадок" из насыщенного раствора церковной жизни. В отличие от них, "осколок" епископов Анастасия и Владимира был более жизнеспособным: за епископом Анастасием стояла реальная епархия на Дальнем Востоке России плюс несколько приходов в Сибири и, главное, в европейской России (Москве и Петербурге), которые просто не дали бы ему пойти путем "закукливания". У епископа Владимира с приходами было не так хорошо (очень немного в США и Канаде плюс совсем чуть-чуть в Западной Европе), но зато за ним оставался исторический скит в Мансонвилле (Канада) — последняя резиденция Митрополита Виталия и место пребывания его похороненного тела, которое в этом "осколке" были склонны приближать по значению к святым мощам. Таким образом, в середине 2008 года юрисдикция епископов Анастасия и Владимира оказалась на перекрестке сразу нескольких дорог, только одна из которых была фактически неприемлемой – дорога к "закукливанию".

В то время епископ Анастасий делал публичные и непубличные заявления о готовности вступить в диалог с другими "осколками" РПЦЗ с целью полного взаимопризнания и установления сослужения на уровне клира, а епископ Владимир публично помалкивал, а непублично поругивался на эти заявления епископа Анастасия. Все ждали Собора, намеченного на ноябрь 2008 года. Наконец, исторический Собор состоялся. И его решения были сенсационными.

У епископа Анастасия как будто отрезало память о собственных недавних декларациях о намерениях, а Собор декларировал, подобно прочим "осколкам" РПЦЗ(В), собственную единственность в качестве истинной Русской Церкви. Внешне это было неотличимо от деклараций тех бывших собратий по РПЦЗ(В), которые пошли путем "закукливания". Но реальная ситуация была совсем другая, и она определялась не словесными декларациями Собора епископов, а его делами. Дел, собственно, было два или даже одно, смотря как считать: два епископа, Владимир и Анастасий, рукоположили еще двоих: епископа-статиста Виктора (Парбуса) для Западной Европы и Алексия (Пергаменцева) — формально для Молдовы взамен выбывшего в другую юрисдикцию тамошнего епископа РПЦЗ(В) Антония, но реально для Украины. Если епископ Виктор не имел в Западной Европе никаких корней, прожив всю жизнь на скромных иеромонашьих ролях в европейской России, то епископ Алексий почти с самого времени своего принятия из УПЦ МП в РПЦЗ в 1995 году стал одной из самых пререкаемых фигур в украинской части РПЦЗ, войдя в резкий конфликт с благочинным — уважаемым протоиереем Николаем Фуртатенко. В РПЦЗ(В-В), однако, он смог себя позиционировать в качестве "священника-олигарха" (его "материальная база" была бы заметной даже по масштабам духовенства РПЦ МП) и потенциального спонсора всей юрисдикции. Молдавский титул был ему дан только для того, чтобы хоть как-то успокоить противников его хиротонии, но не помогло: сразу после Собора 2008 года протоиерей Николай Фуртатенко заявил об отходе своего прихода от РПЦЗ(В-В). Тогда же РПЦЗ(В-В) покинули два прихода в России. После этого сторонников активного сопротивления хиротонии епископа Алексия в РПЦЗ(В-В) не осталось. Теперь, когда в Украине противники епископа Алексия "зачищены", Собор РПЦЗ(В-В) 6 октября 2009 года изменил его титул на "Солтановский и Малороссийский".

Таковы факты, а интерпретация их несложна. Рукоположение епископов "парами" — это обычный для российских ИПЦ жест самоуспокоения: когда один из конкурирующих церковных центров внутри некоей юрисдикции усиливается рукоположением епископа, то второй центр тоже усиливается рукоположением другого епископа. Формально это паритет, а реально — как правило, далеко не паритет, так как кандидатуры епископов в таких случаях не бывают равноценны. Тот центр, которому удалось "продавить" свою кандидатуру, обычно резко усиливается организационно (даже если рукополагают епископа-марионетку: пассивность марионетки в таких случаях компенсируется возможностью заставлять ее помногу играть), а второй центр усиливается только за счет одного голоса на Архиерейском Соборе.

Но ситуация РПЦЗ(В) образца 2008 года далеко не была обычной. Епископ Алексий лишь поневоле, в силу географического положения, представлял российский полюс этой юрисдикции, но в действительности он был независимым игроком, а отнюдь не креатурой епископа Анастасия. После рукоположения он автоматически становился наиболее независимым и влиятельным архиереем РПЦЗ(В-В), благодаря своим материальным возможностям. Поэтому борьба за влияние внутри РПЦЗ(В-В) была предопределена. Когда серьезный человек входит на равных правах в развалившийся у предыдущих владельцев бизнес, он естественно позаботится о том, чтобы оторвать от штурвала церковного корабля руки тех, кто уже докрутил его до почти верного кораблекрушения.

Первое правило взятия власти в подобных случаях – отсечь конкурентов от возможностей усиливаться внутри собственной юрисдикции за счет внешних связей. Поэтому временно, до полного захвата власти, епископу Алексию был нужен для РПЦЗ(В-В) жестко изоляционистский курс. Отсюда осуждение "теории осколков", все еще сохраняющее актуальность для РПЦЗ(В) — ведь борьба за власть все еще не закончена. Иначе бы другие архиереи могли формировать какие-нибудь альянсы, привлекать в свою юрисдикцию новых клириков и потенциальных кандидатов в епископы и, таким образом, выводить ситуацию из-под контроля. Отсюда и "жесткость" экклезиологии — или того, что выдавалось за экклезиологию — Собора РПЦЗ в ноябре 2008 года.

Второе правило — не давать конкурентам договориться друг с другом. Тут все было просто и удобно. Старейший по хиротонии епископ РПЦЗ(В-В), Владимир (Целищев), ни по возрасту (1966 года рождения), ни по личному авторитету несопоставим с епископом Анастасием (Суржиком), но по своему характеру никогда не станет просить епископа Анастасия возглавить юрисдикцию и стать Митрополитом. В то же время, епископ Анастасий, да и почти все верующие, не готовы воспринимать епископа Владимира в качестве преемника Митрополита Виталия. В результате, Собор РПЦЗ(В-В) в октябре 2009 года избрал епископа Владимира председателем Синода и возвел его в сан Архиепископа, но при этом не дав ему традиционный для первоиерарха РПЦЗ белый митрополичий клобук, указывая на то, что его первоиераршество не имеет такой же магической силы, которой наделялась власть Митрополита в традициях дораскольной РПЦЗ.

Фактически это означало, что епископы Владимир и Анастасий уравновесились, а их власть над епископом Алексием, имевшая в каждом случае противоположный вектор, аннигилирована. Можно было начинать следующий этап — формирование Синода епископов "под себя". Этот этап характеризует жизнь РПЦЗ(В-В) в настоящее время. В перспективе, как нетрудно догадаться, епископ Алексий видит одно из двух: либо, в лучшем случае, подчинение остальных епископов своему более сильному центру, либо, в не лучшем, но тоже хорошем случае, отсечение лишних епископов с удержанием бренда РПЦЗ за собой. На роль лишнего епископа вряд ли пойдет Архиепископ Владимир, которого можно довольно надежно подсадить на финансовую иглу, и у которого нет никакого личного авторитета среди собственной паствы в Северной Америке, а епископа Анастасия можно надеяться удержать просто за счет отдаленности и медленности (а иногда и искусственного замедления) коммуникаций. Епископ Анастасий "труден" для подобных архиерейских игр своими принципиальностью, даже прямолинейностью, и упрямством, но зато его можно запутывать и обманывать какой-нибудь спекуляцией на "традициях РПЦЗ" и прочей "священной бюрократии". Впрочем, Архиепископ Владимир тоже бывает "труден": всегда есть риск случайно загнать его (или что он сам себя загонит) в такое состояние, когда он перестанет себя контролировать и сделает что-нибудь такое, чего бы никогда не сделал на свежую голову. Тут может быть достаточно даже неосторожного слова — например, про его первоиераршеские амбиции.

Надо сказать, что епископ Анастасий пытался направить течение октябрьского Собора 2009 года в другое русло, предложив для избрания первоиерархом одного из младших епископов, Виктора (Парбуса). Это был бы не просто красивый жест в стиле старой РПЦЗ, где в аналогичной ситуации, по предложению св. Иоанна (Максимовича), первоиерархом избрали младшего по хиротонии и внепартийного епископа – св. Филарета (Вознесенского). Такое решение позволило бы убрать из РПЦЗ(В-В) линию потенциального внутреннего раздора, а через это и лишить неформальной власти епископа Алексия (Пергаменцева), который пока что может действовать, играя на противоречиях между Архиепископом Владимиром и епископом Анастасием. Но на октябрьском Соборе 2009 года епископ Алексий, разумеется, без труда составил блок с Архиепископом Владимиром, которым можно бесконечно манипулировать, поманивая его первоиераршеством. Для планов епископа Алексия первоиераршество Архиепископа Владимира на данном этапе, когда он сам не может претендовать на этот пост, вполне безопасно: в случае Архиепископа Владимира первоиераршество все равно не подкрепляется никаким пастырским или хотя бы просто человеческим авторитетом, а потому чисто технологически оно всегда открыто к пересмотру.

На том же Соборе в октябре 2009 года епископ Алексий попытался ускорить события попыткой блицкрига – рукоположением для себя двух викариев, что фактически означало бы создание в украинской Солтановке альтернативного и более авторитетного Синода РПЦЗ(В). Но для осуществления такого плана не хватило простоты даже Архиепископа Владимира. Вместо двух викариев епископу Алексию разрешили только одного, но и то только через год. Пришлось согласиться, то есть принять менее стремительный темп игры.

В 2010 году прочим архиереям РПЦЗ(В-В) пришлось все-таки исполнить свое обещание, и так у епископа Алексия появилась еще одна боевая единица – епископ Васильковский Тихон (Антонов). Это и на самом деле энергичный человек, чья активность иногда поражает церковное воображение. Так, ему удалось в 2011 году прославиться по всей Украине созданием монастыря из 12 монахов, отбывающих в соответствующем госучреждении Украины пожизненное заключение за реальные преступления. Все они были пострижены в монашество окормляющим это заведение епископом Тихоном. Западный центр РПЦЗ(В-В) в том же 2010 году смог поставить "в порядке взаимности" только епископа Кассиана (Мухина), из коренных эмигрантов, который особой энергией не отличается, особого опыта церковных баталий не имеет, но зато успел, как водится, для кого-то стать раздражающей фигурой на коммунальной кухне парижской эмиграции.

Одновременно архиереям РПЦЗ(В-В) пришлось рукоположить в епископы и второго кандидата епископа Алексия — епископа Мартина (Лапковского), на сей раз, для европейской России. Это человек с серьезной биографией: в 1965 году исключен из университета "за религию", в 1968-м и вовсе арестован, с 1991 года — в РПЦЗ. Предполагать, что такого человека можно, "в случае чего", испугать бумажками из Синода Архиепископа Владимира — совершенно невозможно.

После хиротонии епископа Мартина западный центр смог восстановить формальный паритет только через год, рукоположив в 2011 году для США епископа Амвросия (Дворниченко) для США, из эмигрантов позднесоветского времени. Это человек без особой известности и особой энергичности.

На поверхности событий хиротония епископа Мартина — как принято в таких случаях говорить, "шаг к развалу" РПЦЗ(В-В). Но вот тут — это смотря как посмотреть. Действительно, епископ Мартин, при очень большой своей энергичности, не отличается аскетическим образом жизни… Или даже так: отличается неаскетическим образом жизни… и, причем, отличается настолько, что это давно уже перестало быть его личным делом и тянет за собой шлейф церковных скандалов морального характера. Для чего-то это плохо, а для чего-то — хорошо.

Епископ Мартин, в силу этих своих особенностей, создал очень резкий конфликт в приходах РПЦЗ(В), оказавшихся под его омофором. В том числе "под удар" его омофора попали старейшие во всей РПЦЗ в России приходы иеромонаха Тихона (Козушина) - в Москве и подмосковном Алексине, которые несколько лет перед этим были наиболее активными и заметными приходами во всей РПЦЗ(В-В). Хиротония епископа Мартина вызвала в этих приходах резкий протест, вскоре выразившийся в потере этих приходов для РПЦЗ(В-В). Еще через некоторое время, уже в 2011 году, они объявили о своем сенсационном решении — присоединиться к "самопровозглашенной" Черногорской Церкви, формально не разрывавшей своего общения, скажем, с УПЦ КП. В "нулевые" годы Черногорская Церковь уже открывала свое представительство в России на основе прихода протопресвитера Александра Сергеева-Зарнадзе, но в последние годы о нем ничего не было слышно, и настоящая инициатива иеромонаха Тихона (Козушина) с ним никак не соприкасается. Догматически она является одной из Церквей "мирового православия", а канонически она находится в одном регистре с непризнанными УПЦ КП и Македонской Церковью. Эти три Церкви находятся в общении между собой и чают утверждения своей каноничности от Константинопольского Патриарха.

Такой маневр приходов иеромонаха Тихона интересен не столько их дальнейшими планами развивать эту юрисдикцию в России на основе контактов по линии МИДов между Россией и Черногорией и рукополагать иеромонаха Тихона во епископы Черногорской Церкви, сколько легкостью радикального отказа от всякой идеологии ИПЦ одним из старейших русских "зарубежных" приходов. Это явный признак усталости в среде РПЦЗ(В-В) не только от собственной "зарубежности", но даже и от собственной "истинности".

И вот в этом отказе от "истинности" (а также истинности без всяких кавычек) как раз и состоит вся надежда спасения РПЦЗ(В-В) в качестве организации. Пока что, в 2011 году, мы видели, как "усталость от истинности" оставила огромную дыру на образе российской части РПЦЗ(В-В), но это разрушительное событие, мне кажется, относится к неизбежной "усушке и утруске" и расставанию со старыми лидерами, не сумевшими вписаться в новый тренд. Этот тренд не состоит в какой-либо идеологии, а состоит только в одном: переформатировании организации под главенство епископа Алексия (Пергаменцева). Значение идеологии при этом инструментально: сейчас она нужна жесткая, а потом, надо будет – станет мягкая; "консистентность" идеологии задается в зависимости от структурных требований и регулируется по желанию руководства.

Епископ Мартин вписывается в новый тренд идеально. Подмоченная моральная репутация навсегда делает его зависимым от начальства, а не от людей. Он будет лоялен, потому что иначе он не будет епископом, и сам он, как человек разумный, понимает это прекрасно. А на вопрос, кого именно он будет считать своим начальством, ответ епископом Мартином уже дан — да и очевидно, что разумного человека не может пугать начальство, которое страшно только производством бумажек: он будет всерьез принимать во внимание только людей деловых.

Если в области идеологии епископу Алексию пока что требуется супер-жесткость, то в области внешней стилистики никаких проблем нет уже и сейчас. Епископ Мартин со своими клириками на этой официально опубликованной фотографии 2011 года неотличим от клириков суперэкуменических ОСА или какого-нибудь Антиохийского патриархата. На всякий случай замечу, что сам я сторонник занятости клириков на светской работе, которая может иногда налагать определенные требования на внешний вид. Я не знаю, на какой светской работе работают запечатленные на этой фотографии персонажи, но если эта работа требует гламурного вида, то, может быть, имеет смысл задуматься о ее допустимости для христианина вообще.

Тем временем прихожане разных приходов РПЦЗ(В-В) горько недоумевают, почему очередной Собор их юрисдикции в ноябре 2011 года отверг их коллективные письменные прошения о пересмотре "жесткой" позиции РПЦЗ(В-В) и начале диалога с "осколками". Хочется их успокоить: потерпите еще несколько лет. Вот отправит епископ Алексий Архиепископа Владимира на почетную пенсию (или сам Архиепископ Владимир куда-нибудь убежит, на что-нибудь обидевшись), денется куда-нибудь или жестко подчинится епископу Алексию епископ Анастасий — и все вам будет, все вам дадут добрые епископы РПЦЗ во главе с высокопреосвященнейшим Алексием. Будет у вас другая проблема — как бы опять разъединиться с теми, с кем он вас объединит.

Епископ Григорий (Лурье),
для "Портала-Credo.Ru"


Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования