Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
26 февраля 2010, 14:00 Распечатать

МОНИТОРИНГ СМИ: Вряд ли где отыщется основа. «Нравственные основы модернизации» - это «пробный шар» — проверить, насколько общество готово к православию в качестве новой идеологии


"Московский комсомолец" 17 февраля опубликовал полный текст официального документа "Единой России" под названием "Нравственная основа модернизации". Этот документ, судя по довольно грубым опечаткам, создававшийся наспех, раздавался на проведенной партии за несколько дней до этого дискуссии о нравственности — о чем еще, действительно, и беседовать прикремлевским мужам. В документе авторы фактически открыто сетуют на то, что, согласно российской Конституции, никакая идеология не может быть признана государственной идеологией, и указывают, что государственная идеология, напротив, объективно необходима, поскольку "люди в стране и народ в целом не могут чувствовать себя комфортно психологически при отсутствии или размытости политической мифологии и остальных составляющих идеологии, адекватных современному общественному сознанию и традициям народа". Далее говорится о том, что поскольку модернизация, курс на которую провозгласил президент Дмитрий Медведев, должна опираться на "прочное духовно-нравственное основание", нравственной основой модернизации должно стать православие, неотъемлемой частью этики которого составляют "ценности патриотизма, соборности, служения общему благу". Авторы ссылаются также на патриарха (тогда еще митрополита) Кирилла, который в 2007 году говорил, что реформы будут иметь успех только тогда, когда они будут учитывать ценности национальной культуры и духовного наследия, разделяемые большинством населения России. Так-то оно так, да только как опять же быть с Конституцией и прописанной в ней многоконфессиональностью?

В документе также говорится о том, что патриотизм есть гражданская религия современного общества (авторы ссылаются при этом на Руссо!).

Газета рассказывает, что появление документа благословил заместитель секретаря президиума генсовета "Единой России" Юрий Шувалов и активно поддерживали депутаты Думы Андрей Исаев, Ирина Яровая, Михаил Бабич. Документ был принят как базис для дальнейших внутрипартийных дискуссий.

Александр Буров, ст. науч. сотр. ГМИР:

Как подчеркнула в своем комментарии директор Национального института развития современной идеологии (НИРСИ) Галина Воронченкова, аналитический материал "Нравственные основы модернизации", подготовленный экспертами НИРСИ, является дискуссионным и не отражает официальную позицию партии "Единая Россия".

Скорее всего, это "пробный шар" — проверить, насколько общества готово к православию в качестве новой идеологии.

На самом деле попытка декларировать православную этику как основу модернизации России порождает много вопросов. Бесспорно культуро- и государствообразующее значение православия в истории России, высокие нравственные примеры людей святой жизни, начиная с свв. прпп. Антония и Феодосия Киево-Печерских и до новомучеников XX века. Закономерен расчет крупнейшей религиозной общины страны на поддержку со стороны государства, в то же время вполне логично выглядит и расчет правящей партии на поддержку со стороны крупнейшей конфессии. Тем более что и за примерами такого социального партнерства далеко ходить не надо. Вспомним хотя бы христианско-демократические партии, игравшие заметную роль в политической жизни освободившихся от тоталитаризма послевоенных Германии и Италии. Понятно примерно, что имееют в виду создатели документа. Но встает вопрос как. Как они себе мыслят достижение поставленных задач?

Во-первых, сам фундамент имеет большие трещины. В XX веке православная традиция в России была насильственна прервана. Населению после 70 лет государственного атеизма необходимо заново учиться православию. Я говорю о тех, кто так или иначе относит себя к православным. Актуальность трудов православных духовных академий 100-летней давности свидетельствует не только о богословской мощи Русской церкви накануне революции, но и о том глубоком упадке, в котором она находится сейчас. Святейший патриарх выдвигает образование, катехизацию, миссионерство как приоритеты церковной жизни. Но это еще только перспектива, задачи, ждущие своего решения, а отнюдь не уже решенные. Начинать надо не просто с нуля, а с минуса, преодолевая массу атеистических предрассудков. Не надо недооценивать мощь антирелигиозной пропаганды. Да, она была груба, лжива, кощунственна, но эффективна. Так же как, скажем, современная реклама.

Во-вторых, сама Православная церковь по своей организации, укладу жизни, до сих пор ориентирована на иерархическое, сословное общество. Не очень понятно, как она может сочетаться с демократическим обществом. Не видно убедительных современных примеров.

Скорее наоборот, мы видим, как жестоко ударил кризис по православной Греции, поставив под вопрос ее дальнейшее пребывание в Европейском союзе, в каком бедственном положении находятся другие балканские страны, как и Греция, являющиеся тяжелой обузой для Франции и Германии. Более-менее убедительные примеры мы можем наблюдать среди православных русской традиции во Франции или США. Но как показывают последние события в Ницце и Париже, их-то опыт и оказывается наименее приемлемым для современных Российской церкви и Российского государства.

В-третьих, православная этика основана на вере. Есть ли вера у населения России? Попытки извлечь из христианской этической ситемы только нормы поведения в обществе оказались непродуктивны. Вспомним хотя бы пресловутый моральный кодекс строителя коммунизма.

И наконец, кому адресована эта идеология? Народу? Соседям? Или создатели документа не исключают и себя? Вряд ли можно представить себе элиту без морального авторитета. Без убедительных современных нравственных примеров никакая идеология работать не будет. Кто готов их явить? Эксперты НИРСИ? Активисты "Единой России"? Дай Бог.

Никита Кривошеин, публицист:

Праздник Торжества православия отделён от нас несколькими листочками календаря. Это память того дня, в который  Вселенский собор окончательно определил ереси ересями.

Простите за аналогию: несторианское  и арианское учения  были идеологически (вероучительно) опровергнуты, и утвердилась чистота догматов.

Как бы ликвидация правого и левого уклонов, торжество генеральной линии! Многим такая игра зеркал – в оскорбление. Однако марксизм-ленинизм по степени токсичности и наркологического привыкания оказался опиумом для народа такой силы, что покойному Торквемада  и не снилось...

Большинство аппаратчиков партии, на которую опирается российская администрация, стали аппаратчиками благодаря деятельному присутствию в былые годы в первичных организациях и райкомах ВЛКСМ. А те, кто постарше, часто пребывали освобожденными работниками на содержании у КПСС. Они прониклись утверждением: "Учение Ленина всесильно, потому что оно верно" (редкий по дерзости силлогизм!).

Учение это взяло да и хряпнулось вместе с карьерными перспективами, деньгами в конвертах и спецпайками.

А ведь ещё в конце 80-х в стране, об этом теперь и вспоминать неудобно, наличествовали и комсомольский энтузиазм, и жёсткая партийная дисциплина, и старательное еженедельное конспектирование "Диалектики природы".

При такой бутафории хоть великую стройку затевай, хоть растрачивай народные рубли на то, чтобы полное собрание сочинений В.И. Ленина издавать на языках банту и суахили (факт!). Всё это на общем фоне цинизма и вседозволенности, описанных Зиновьевым в "Зияющих высотах".  Персонажи "Высот" строительству коммунизма не препятствовали, а помогали!

Общенародное государство ушло в нети, а кормчим его, за мягкостью декомунизации и отсутствием реальной смены, пришлось дальше управлять народными массами и трудовой интеллигенцией.  "Новые русские" в управлении не нуждались.

Падение советов ознаменовалось Господним чудом: стоило красноповязочным дружинникам перестать улюлюкать в пасхальный крестный ход, а "уполномоченным по делам религии" перейти на другую работу, как выяснилось, что ни ЦК, ни ЧК, как они усердно ни трудились, за 80 лет веру в Бога в народе не истребили. Неудача "истмата" оказалась в стране такого катастрофического масштаба, что РПЦ стала единственной организующей и руководящей силой нового российского общества, вместе с другими конфессиями и верованиями, от буддистов до адвентистов седьмого дня. От передового учения след простыл, так что даже Г.Н. Зюганов стал взывать к Всевышнему, о котором ему рассказывала бабушка!

А  ведь народ без веры не то что на субботник не подымешь, но и налога не уговоришь платить! Вот администрация к православию и прилепилась. Прилепилась так, что её знаковые персонажи не только праздников церковных не пропускают (я ничью искренность под сомнения не ставлю, даже В.В. Жириновского!), но и в Думе стали уповать на "православную модернизацию". В надежде на то, чтобы предварительно освящённые ракеты не падали с неба, а субмарины не тонули? Чтобы ваххабит не самовзрывался, а спешно крестился бы? Чтобы потребление отравленного спирта сошло на нуль, а правоохранительные органы стали бы законопослушными? И аборты сократилось?

Но это, дорогие единороссы, невозможно.

Был миф третьего Рима. Была синодальная церковь. Был тройственный Уваровский лозунг (православие, самодержавие, народность? – не знаю, надо ли уточнять).  
Кесарево кесарю превратилось в слесарево слесарю. Но симфония в отношениях государство-Церковь так и не найдена.

Ведь крещение — таинство, и то, что произошло с Русью в водах Днепра, есть великое таинство.

Энгельс с Троцким и учениками приложили все силы это таинство  упразднить. Не получилось. Но вновь воцерковить людей и привести к благочестию нужны и терпение и много, много времени (это относится ко всем конфессиям, лишь бы веротерпимость).
Наученная мученическим опытом Церковь не пойдёт на "идеологическое обслуживание" неизбежно подлежащей сменам администрации, не станет коллективным агитатором и организатором, минздравом, обществом трезвенности и ДОСААФ’ом одновременно. Ей достаточно сберечь и преумножить веру, всё остальное приложится.

Модернизация состоится и без нового конкордата, в умном соработничестве с православной Церковью и другими вероисповеданиями. Её результаты окажутся непохожими на ностальгические фантазмы единороссов.

Андрей Игнатьев, социолог:

Очень странный документ: это всё-таки документ правящей нами партии, пренебречь им нельзя – жизнь не позволит, а исполнять на практике невозможно. Не спровоцирует ли он коллизию, которую психиатры обозначают метафорой double bind, или "двойная повязка"? – ведь именно такие коллизии, как принято считать, являются первопричиной истероидных и шизоидных расстройств психики, а также немотивированных вспышек агрессии. Или вот ещё: как и почти 1/7 или даже больше населения нашей страны, я инославный, стало быть, что же нам всем (атеистам, католикам, протестантам, мусульманам, буддистам, иудеям и даже адептам культа зелёных пришельцев с планеты 12345 Альдебарана) нельзя будет ни участвовать в модернизации, ни воспользоваться её плодами? Или, наоборот, на время участия в модернизации надо будет переменить веру?

Я, конечно, немею перед законом, тем более внутри нас, и, представьте, знаю о том, что у Адама Смита рассуждениям о "богатстве народов" предпослана весьма основательная аналитика морали, без достаточно высокого уровня которой "невидимая рука" рынка становится вороватой, иными словами, хорошо понимаю, что никакая модернизация не может состояться в обществе, где утвердились нравы провинциального солдатского борделя. Более того, я хорошо себе представляю, что такое идеологические основы модернизации (не раз о них спотыкался в прошлой жизни), догадываюсь, какие именно основы тут у нас считаются правовыми, но вот это всё, о чём говорится в обсуждаемом нами документе, просто не понимаю: нравственные основы – это как? Делать что будем? Был бы я у авторов этого документа преподавателем философии – ни за что бы зачёт не поставил.

Дмитрий Орешкин, политолог:

Полностью идеократическое государство было только в сталинскую эпоху, когда вся страна исповедовала одну религию, которая называлась маркизм-ленинизм, с одним жрецом, который назывался Иосиф Виссарионович Сталин. В 1946 году Сталин, который прекрасно понимал суть явления, сказал, что марксизм — это религия рабочего класса и то, что мы пишем для себя, обязательно для народа, это его символ веры. Религия критику воспринимает как ересь и истребляет еретиков, что Сталин с удовольствием делал. Идеократический строй по определению означает если не репрессии, то дискриминацию: что делать с теми, кто не разделяет идеологию? Конституцией это как раз и запрещено, поскольку если у нас есть какая-то привилегированная идеология, значит, люди, ей не приверженные, получаются дискриминированными, значит, нарушаются базовые статьи Конституции.

С моей точки зрения, подобные документы свидетельствуют о том, что партия перевалила через экватор своего развития и довольно быстро идет под горку. Если бы она могла заниматься чем-то более серьезным — экономикой, настоящей политической программой, чтобы победить на следуюших выборах, — ей было бы не до этого. Но партия понимает, что ее политическое будущее на зависит от программы: она будет переизбираться просто потому, что так будет всегда, выборы она контролирует. Соответственно, делом ей заниматься некогда и незачем, а чем-то заниматься надо. Партия существует как нарост на могучем теле российской бюрократии, соответственно, она и начинает выпускать какие-то пузыри. Точно так же Коммунистическая партия Советского Союза, которая была наростом на огромном теле советского номенклатурного класса, систематически выдувала пузыри о научно-политическом прогрессе, о том, что неплохо было бы догнать и перегнать Запад. Все это — типичная форма самообмана, наполнение своей политической жизни каким-то смыслом.

Вообще-то у общества должна быть какая-то объединяющая идея. И патриотическая идея — хорошее дело, но нам, к сожалению, предлагают псевдопатриотическую идею. У британцев есть ощущение, что они британцы, у них есть чувство идентичности. Человек гордится принадлежностью к некоему социуму. Это есть у всех, и у русских тоже, и должно быть. По-хорошему, надо было бы сформулировать что-то, чем мы можем гордиться. Но когда за это дело берется "Единая Россия", она дискредитирует идею патриотизма, редуцирует ее. Например, до православия. Надо ли понимать, что иудей или мусульманин не входят в предлагаемую систему ценностей? Что это не их страна? Не для них Конституция? Патриотизм в широком смысле слова можно только приветствовать. Наверно, "Единая Россия" правильно чувствует, что какая-то идея должна быть, но понимает все неправильно. Тот же Сталин с его идеей о марксизме-ленинизме как религии был в некоторым смысле более универсален, поскольку его религия заставляла принять веру всех, вне зависимости от национальных и религиозных предпочтений. Это подход был отвратителен, поскольку религия навязывалась насильно, но универсален.

На самом деле, религия сейчас уходит из понятий консолидирующего цемента, этот цемент где-то в другой сфере. В этом у России фундаментальная проблема: религия была убита, возродить ее в качестве универсального инструмента вряд ли удастся, а создать идею патриотизма не получается, потому что его интерпретируют слишком по-разному, и многим образованным людям стыдно говорить про свой патриотизм, поскольку термин засален. Хотя надо любить страну, в которой ты живешь, и люди, которые в ней живут, ее любят. Построить ментальную модель, которая всех объединяла бы, это задача для богатыря Святогора. Я понимаю ее остроту и необходимость, но абсолютно не верю, что ее сможет осуществить "Единая Россия" или любая другая бюрократическая структура.

Александр Верховский, Центр "Сова":

Агентство "Интерфакс", опубликовавшее новость, и многие другие источники несколько опережают события.

Доклад представлен Национальным институтом развития современной идеологии (НИРСИ) — одной из структур Центра социально-консервативной политики (ЦСКП) "Единой России", т.е. он отражает позицию этого партийного клуба, а не партийного руководства. (Кстати, опубликованный на сайте НИРСИ текст даже по стилю смахивает на черновик.)

ЦСКП играет роль консервативного крыла в допускаемом в "Единой России" идейном плюрализме. Иногда сильно заигрывается. Вот и на сей раз, как кажется. В документе прямым текстом говорится, что надо изменить одно из основополагающих положений Конституции — о недопустимости государственной идеологии. Не то чтобы это было невозможно, но руководство страны (и заодно партии) к этому явно не готово. Поэтому обсуждаемый сейчас документ останется, скорее всего, в роли "пробного шара".

Но то, что ЦСПК и связанная с ним часть партийных и государственных функционеров работает на постепенное сближение государства с РПЦ, это несомненно. Во многом их стараниями это сближение продолжается и наращивает темпы, хотя и роль в этом президента Медведева преуменьшать не стоит.

Другое дело, что президент вряд ли будет солидаризовываться со столь откровенными декларациями. Но это и не нужно. Практический смысл подобных документов — в зондировании почвы и во "вбрасывании" новых терминов.

Может быть, успешной будет попытка привить к российскому пропагандистскому древу термин "гражданская религия". Но вряд ли с такой подачи: слишком низкого качества текст предложил НИРСИ.

Алексей Макаркин, политолог:

Есть конституционный принцип идеологического многообразия. Были многократные попытки придумать официальную идеологию, но все они приводили только к тому, что получалось нечто абсолютно расплывчатое. С одной стороны, кто против патриотизма? Но патриотизм в понимании коммуниста отличается от патриотизма в понимании либерала. Очередная попытка создать квазиидеологию не дойдет до сердец людей, а так и останется умственным проектом, мало что говорящим большинству населения. Можно навязать какую-то реальную, а не сконструированную идеологию, но если даже посмотреть на практику "Единой России", то в этой партии нет никакого главенства идеологии. Эта партия — конгломерат элит, где главное — не идеология, а прагматизм: доступ к власти, победа на выборах. Идеология здесь играет глубоко второстепенную роль.

Что касается православия, то здесь тоже есть проблема: а могут ли люди, постоянно ходящие в храм, сами определить православие как идеологию? Если мы посмотрим на мнения наших верующих, представителей Церкви, они будут очень разными. В Церкви есть очень разное отношение к демократии, к экуменизму, к толерантности, и консенсуса по этим поводам нет. Есть священник, который повесил в храме портрет Сталина, а есть митрополит Иларион, который занимает резко антисталинистскую позицию. Конечно, можно утверждать, что мы должны опирать на православные ценности, но как только речь заходит о подробностях, о технологиях, о том, как все это реализовать, тут же возникает масса проблем. Само православие является очень сложным феноменом, который выходит за рамки стереотипов о церкви. Не думаю, что принятие этого документа приведет к каким-то серьезным последствиям.

Понятно, что "Единая Россия" не предлагает стать православными мусульманам, представителям других конфессий — в таком случае возник бы вопрос, что делать единороссам в Татарстане, Чечне или Дагестане. Это просто попытка апеллировать к Церкви как законному авторитету, что Конституции не противоречит. Но эффективность этой попытки довольно сомнительна, и не только из-за многоконфессионального характера государства, но и, в первую очередь, из-за того, что сама Церковь должна определиться со многим внутри себя, она сейчас находится, по сути дела, на распутье. Она заинтересована в том, чтобы привлекать новых верующих, заниматься миссионерской деятельностью, идти в народ, но в то же время ей очень трудно это делать при существующих ограничителях, поскольку Церковь — очень традиционный и консервативный институт. Внутри Церкви нет консенсуса о том, с чем она придет к школьникам, в армию, а тут еще и партия поднимает православные лозунги.

"ЕЖЕДНЕВНЫЙ ЖУРНАЛ", 17 февраля 2010 г.


    В сюжете:

27 сентября 2010, 17:43  
МОНИТОРИНГ СМИ: Христианство и либерализм. Стремление к насильственному навязыванию веры представляет серьезную опасность для гражданских свобод
24 июня 2010, 18:00  
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Модернизация пещеры. Как российская власть собирается модернизировать экономику, подавляя гражданские свободы и контролируя верования людей?
17 мая 2010, 14:00  
МЫСЛИ: Борис Колымагин. ЦЕРКОВЬ И МОДЕРНИЗАЦИЯ ВСЕЙ СТРАНЫ. Следование епископата РПЦ МП в фарватере "медведевской модернизации" сильно ударяет по престижу Церкви в России
23 апреля 2010, 15:38  
МОНИТОРИНГ СМИ: РПЦ МП тоже займется модернизацией. Кремль ищет новые модели взаимодействия с религиозными организациями
31 марта 2010, 12:55  
МОНИТОРИНГ СМИ: Церковь: модернизация в рамках гражданского общества
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования