Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
22 декабря 2008, 14:00 Распечатать

РЕПОРТАЖ: Церкви, "секты", конфессии и деноминации в научном аспекте. В Институте философии РАН состоялась защита диссертации на тему "Типология "церковь-секта" Вебера-Трёльча и ее развитие в западном и отечественном религиоведении"


В Институте философии РАН состоялась защита диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Елены Васильевой по специальности "09.00.13", то есть религиоведение. Выполнялось исследование в секторе философии религии под руководством доктора философских наук Евгения Балагушкина, официальными оппонентами стали тоже доктора философских наук, профессоры Игорь Кантеров и Екатерина Элбакян.

Молодые специалисты защищаются в ИФРАН, конечно, нередко, но в данном случае нельзя не обратить внимания сразу на две особенности. Первая заключается в том, что научное изучение религии - все же довольно редкая и малоперспективная стезя для того, чтобы строить в связи с ней расчеты на особое материальное благополучие в будущем и стремительную карьеру. Вторая - в весьма острой для настоящего времени теме для диссертации, сформулированной, как "Типология "церковь-секта" Вебера-Трёльча и ее развитие в западном и отечественном религиоведении". Для большинства научных специалистов и даже богословов тут нет ничего непонятного, а для остальных поясним. Макс Вебер и Эрнст Трёльч впервые в истории религиоведения и социологии религий рассмотрели проблему соотношения понятий "церковь" и "секта", изучение которой затем было продолжено их последователями. Типология религиозных объединений – вопрос, разумеется, сугубо научный. Однако всем известно теперь, насколько тонкая грань отделяет беспристрастный научный анализ от того, как его результаты могут быть использованы в идеологических и политических целях. Исследовательский прорыв Вебера-Трёльча стал началом энергичного процесса разработки немецкими, английскими и американскими учеными типологии разного рода религиозных объединений, что повлекло за собой теоретическое осмысление социальной организации и функционирования религии вообще. Но именно здесь, по правилу "где тонко, там и рвется", сугубо научные факты, характеризующие особенности разных общественных организаций, существующих на основе религиозных убеждений, стали использоваться для вознесения одних и дискриминации других. Как известно, подобное имеет место, в частности, и в нашей стране, где приобрело "молитвами православных антикультистов" системный характер.

Федеральный Закон РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях" от 1997 года определил необходимость проведения государственной религиоведческой экспертизы всех существующих и возникающих религиозных объединений. Экспертиза эта изначально планировалась как научная, так как для заключений по каждому частному случаю необходимо основываться не на симпатиях и антипатиях, а на конкретных фактах. Тем не менее, из-за произвольного деления российскими тоталитарными идеологами и законодателями самих религиозных направлений на более и менее "традиционные", а то и с противопоставлением одних другим, вопрос о типологизации стал одним из камней преткновения.

К сожалению, массовый стереотип таков, что отличить церковь от секты довольно просто. Мол, "в церкви последователей гораздо больше, чем в секте", "церковь созидает и хранит духовность", а "секта занимается разложением, обманом" или, в крайнем случае, является обязательно "заблуждением". Но считается так далеко не везде, а в обществах со зрелым уровнем любой традиционной культуры ситуация, где "церковь" и "секта" противопоставлялись бы по принципу "белое – черное", просто немыслима. Потому что все организации, определяемые как религиозные, основаны на иррациональных категориях конкретной веры в конкретное Высшее начало всего сущего. Абсолютно все они в большей или меньшей степени соразмеряют смысл и принципы своего существования с этим Высшим. Посему, различаясь по форме, они не могут быть разными по природе так же, как не может, например, считаться музыкальным коллективом исключительно симфонический оркестр, а "джазовый" или "народных инструментов" - нет.

Результатом, конструктивным смыслом исследований Вебера-Трёльча и стал приход к пониманию - одновременно - и единства всех религиозно-общественных форм организации, и систематизирования по группам в соответствии с определенным набором объективных критериев их характерностей. Далее, эта типология расширилась и модернизировалась – в частности, в США, так как там гораздо раньше, чем в других странах, встал вопрос совместимости религиозного плюрализма и легитимности религиозных объединений во всем их многообразии. Став влиятельным исследовательским направлением в США, а затем и в других странах Запада, научные разработки в области типологии "церковь-секта", разумеется, позитивно отозвались на конструктивности законодательств и социальном климате цивилизованных государств. Но в отечественном религиоведении, не говоря об иных аспектах жизнедеятельности общества, опыт зарубежных исследователей используется крайне мало. Если в результате серьезного отрыва от темпов развития общемировой культуры о Вебере, Трёльче, Нибуре или Беккере, исследовавших эту проблему, известно далеко не всем, то концепции "деноминации" Мартина или "мистической общности" Кэмпбелла в России и вообще практически не известны. То же самое касается обоснований необходимости разграничивать "культы" и "культовые движения" Нельсоном и использование лишь одного критерия в типологии религиозных объединений Джонсоном.

Все это было приведено в систему, рассмотрено и проанализировано в диссертации Елены Васильевой. Поэтому процедура защиты вызвала далеко не казенный и весьма заметный интерес у присутствующих представителей научного сообщества. Равнодушных или скучающих не было. Правда, не было и идеологических оппонентов, которые, как известно, всегда с удовольствием работают в расчете на непросвещенную публику, а научного сообщества разумно избегают. Так что и выступления официальных оппонентов соискателя, которые были не только уместны, но и с благодарностью восприняты молодой исследовательницей, лишь добавили в общий процесс свою долю конструктивности.

Надо заметить, что вопросы типологии религиозных объединений поднимались у нас по большому счету всего лишь дважды. Во-первых, выход в свет научной монографии доктора философских наук, профессора Игоря Кантерова "Классификация религий и типология религиозных организаций" (М., 2008. С. 6.5); во-вторых, проведение в марте 2008 года научно-практической конференции по этой теме при участии ученых, государственных и религиозных организаций в МГУ им. М.В. Ломоносова. Все остальное, по словам Кантерова, выступавшего на защите в качестве официального оппонента, "полностью пущено у нас на самотек". "В "православном сектоведении", да и в современном религиоведении, к сожалению, в отношении к этой проблеме наблюдаются разброд и шатание, которые обусловлены высокой сложностью вопроса в текстуальном и теоретическом плане, - пояснил профессор причину того корреспонденту "Портала-Credo.Ru". – Несмотря на его актуальность, у нас не проводится никаких конференций, совещаний, симпозиумов, чтобы разномастные исследователи могли как-то сопоставить свои точки зрения. Плюс, масс-медийное пространство имеет чаще всего свое измерение, где, чем хлеще и оскорбительнее отозваться о тех, на кого укажут, тем больше успех.Я считаю, что диссертация на эту тему имеет значимость потому, что вносит некую упорядоченность в вопрос, помогает научному, объективному видению всей сложности этой проблемы,демонстрирует подход к теме таких исследователей, как Макс Вебер, Эрнст Трельч и других, в высшей степени серьезных, ученых. Причем окончательное разрешение проблемы "церковь-секта" далеко не останавливается на их достижениях, а в диссертации рассматривается еще и через призму нашей отечественной конкретики - современного российского материала. Думаю, что такие исследования и открытые обсуждения их результатов должны бы стать у нас нормой. Только это и способно помочь преодолеть дезориентированность в этом вопросе и отечественного религиоведения, и, тем более, "православного сектоведения". Кстати, здесь есть и отрадные новости.

Недавно вышла солидная книга доцента Московской духовной академии Романа Михайловича Конь, к которой с научной позиции, конечно, можно относиться по-разному. Но в ней автор дает свое понимание терминов "секта", "культ", которое конфликтует с распространяемым православными антисектантами понятием "тоталитарная секта", справедливо усматривая в нем отступление от православной традиции классификации религий. Повторяю, в чем-то с ним можно и не соглашаться, но здесь в демонизировании отдельных религиозных объединений он видит отклонение от принципов "православного сектоведения". По его мнению, "православный сектовед"- это не жандарм или криминалист. Его обязанность и право - понятно объяснить, в чем то или иное учение расходится с православной традицией, а не заниматься сочинением мифов о том, кто кого "убил, растлил, посадил" и так далее. Если речь заходит о конкретных преступлениях последователей разных религий и членов церквей, то ими по должности полагается заниматься уголовному розыску, прокуратуре, а не "сектоведам". Возвращаясь к моему мнению о диссертации могу сказать, что, благодаря ей, и эта сторона проблемы может как-то проясняться. Так что исследование Васильевой справедливо считать в светлым лучом в том мраке, в который погружены у нас представления о типологизации религиозных организаций".

Сама же соискательница, Елена Васильева, ответила на вопрос о причине избрания своей темой проблемы типологии очень просто: "Это получилось после того, как я столкнулась с материалом, который, как стало ясно, у нас в России вообще не обсуждался. Это материал западных авторов, и вполне возможно, что раньше наши религиоведы просто не имели доступа к зарубежным исследованиям. Теперь такая возможность, благодаря новым коммуникациям и электронным базам данных, появилась. И я поняла, что этот материал просто обязан быть доведенным до сведения русскоязычного читателя, а тем более до отечественного религиоведа".

На вопрос "Будет ли столь актуальная тема иметь продолжение в дальнейшей работе?" Васильева отвечала, что считает тему интересной и важной, но в ближайшем будущем намерена вплотную заниматься "исследованиями конкретных религиозных направлений. В частности, в перспективе исследования спиритизма в России - области, которая, в свою очередь, является у нас совершенно нетронутой учеными. То есть, спиритов в истории масса, а никакого религиоведческого анализа этого явления не существует. Причем, сначала конкретно спиритизма, а затем, быть может, и оккультизма в более широком плане. И, конечно же, в этой работе весьма пригодятся те наработки, которые сформировались в процессе труда над этой диссертацией".

Михаил Ситников
для "Портала-
Credo.Ru"

СПРАВКА:

Васильева Елена Николаевна (род.1973),

Образование: Нижегордский госудрственный университет (1996); магистратура по философии Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского (2003); заочная апирантура ИФ РАН (2007).

Научная деятельность: участница гуманитарных чтений "Общество. Церковь. Государство", VII Международного научно-богословского симпозиума "Истина и заблуждение. Диалог мировоззрений", ряда научно-практических конференций, в т.ч "Классификация религий и типология религиозных организаций", семинаров Московского религиоведческого общества в МГУ им. М.В. Ломоносова, "круглых столов" Московского религиоведческого общества "Феномен чуда в религиях мира" и др. Автор 8 научных публикаций.


Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования