Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
14 ноября 2008, 17:20 Распечатать

РЕПОРТАЖ: Владыка Павел кремль убавил. Сотрудники осажденного музея-заповедника «Рязанский кремль» и их союзники провели в Москве круглый стол с политическим оттенков


Пресс-конференцию, которая состоялась в Московском Независимом пресс-центре после митинга защитников Рязанского кремля, было бы полезно транслировать по Российскому телевидению, но мы до того не доросли. Потому что в стране, где главную опасность для большинства сильных мира сего представляют правдивая информация об их заслугах, государственные СМИ исправно борются с гласностью. Если не искажением правды, то хотя бы умолчанием о ней.

Участники пресс-конференции несколько опоздали к назначенному времени, и когда 13 ноября в 14 часов с минутами добрались до пресс-центра, их там уже ждали. Причем, не только журналисты, но и сотрудники милиции, которые заблаговременно проверяли странноватую информацию о том, что тут "ждут Каспарова". Услышав, что Каспаров в данный момент по сведениям журналистов находится на другом мероприятии, блюстители удовлетворенно удалились, посоветовав никому не говорить о проявленном ими интересе. Правда, буквально через четверть часа появились их коллеги с той же навязчивой фобией, но вскоре тоже успокоено ушли…

В такой, вот, интригующей атмосфере и начиналась для приехавших из Рязани защитников народного достояния от загребущих рейдерских лап это рядовое для них, но чрезвычайное для россиян и России мероприятие. Никакого преувеличения в этих словах нет: несколько человек приехали в Москву в качестве представителей жителей Рязани, которые пытаются защитить знаменитый Государственный музей-заповедник "Рязанский кремль" от превращения его из народного достояния в церковные угодья Рязанской епархии Русской Православной Церкви Московского патриархата. Той самой РПЦ МП, которая "по закону Божьему и человеческому" никаких прав на это достояние, кроме права временного сатрапа режима, не имеет. О велениях "закона Божьего" на пресс-конференции не говорили, потому что они и без того известны тем православным верующим, которых некоторые признаки активности официальной Церкви продолжают ужасать снова и снова. Но, вот, о "законе человеческом" - сиречь, Конституции РФ и разных нормативных актах, упоминалось много и с досадой. Причем, не потому, что сами по себе акты чем-то не показались, а оттого, что не только РПЦ МП – уж Бог бы с ней!, - но и государство, утверждающее законы, само их как-то очень уж нагло преступает.

В пресс-конференции на тему "Рейдеры от РПЦ захватывают Рязанский кремль" приняли участие заместитель директора по науке Рязанского историко-архитектурного музея-заповедника Ирина Кусова, руководитель Рязанского отделения "Движения за права человека" Александр Бехтольд, руководитель рязанского отделения "Школы прав человека" Софья Иванова, председатель эколого-просветительского центра "Зелёные острова" Михаил Попов и руководитель Рязанского отделения Всероссийского движения "Объединенный гражданский фронт" Сергей Агаджанян, выступивший, ко всему прочему, и в качестве ведущего.

Не станем скрывать, что почти все, о чем говорилось на пресс-конференции, было уже известно журналистам и прочим участникам. Но, в отличие от того, когда не в первый раз услышанные факты выглядят не столь шокирующими, каждое новое обсуждение драматических событий в Рязани, снова и снова потрясает. Поэтому, вначале стоит предоставить слово непосредственному участнику всего этого с самого начала – Ирине Кусовой, которая напомнила присутствующим предысторию позора, которым в очередной раз покрывают имя Церкви сотрудники РПЦ МП.

"Притязания церкви на территорию Рязанского кремля начались с 2004 года, то есть сразу после того, как сменилось руководство Рязанской епархии. Музей к тому времени существовал и занимал эту территорию уже около 80 лет – с 1923 года. С 1968 года был приобретен законный статус музея-заповедника, так как в его состав вошло археологическое городище площадью свыше 26 гектаров и целый ряд архитектурных памятников. Это ансамбль гражданских, культовых и оборонительных сооружений XIII-XIX веков, который в 1995 году получил статус особо ценного культурного наследия народов России и внесен в соответствующий государственный реестр. В то время ничто не предвещало беды, и с 90х годов мы начали достаточно активно сотрудничать с епархией при ее прежнем руководстве. В соборах кремля начались богослужения, несколько памятников за пределами кремля были переданы в пользование епархии. Но все изменилось в одночасье после того, как рязанскую кафедру занял архиепископ Павел. Павел - представитель новой популяции наших клерикальных чиновников. Он оказался очень активен, крайне амбициозен, и события не заставили себя ждать.

Началось с "артподготовки", когда на музейщиков выливались тонны грязи – "то осквернили, это разворовали, реставрируете не так". Все "не так", и делалось это, в основном, через местную прессу. Поворотным пунктом в этой кампании стал 2006 год. В марте Павел организовывает письмо от Патриарха на имя президента Путина, в котором , согласно общественной экспертизе, проведенной по этому письму, нет ни одного слова правды. То есть, там практически все является ложью и клеветой. Смысл письма в том, что музей плохой, музейщики не работают, озабочены зарабатыванием денег и т.д. Путин накладывает на это письмо резолюцию: ищите вариант положительного решения. Наше чиновничество воспринимает это, не как возможность компромиссного существования на территории кремля и музея-заповедника, и епархии, что было бы вполне приемлемо, а как полный вывод музея-заповедника. С этого момента к этой кампании активно подключается полпред Полтавченко, который проводит по этому поводу совещание, где намечается поэтапный план вывода музея с территории кремля, и этот план начинает осуществляться...

Летом 2007 года, идя навстречу нуждам епархии, музей передает в ее пользование пять памятников архитектуры в кремле. В основном это культовые строения и одно гражданское здание, которое к тому моменту уже около 10 лет фактически используется Церковью. Передача была не катастрофична для музея, хотя с точки зрения закона она представлялась уязвимой – памятники могли передаваться только в совместное пользование.

Далее аппетиты епархии растут, и встает вопрос о передаче гражданской постройки – дворца Олега. Это главный экспозиционный корпус музея, где находится и фондохранилище, и экспозиции, и выставочные залы. Директор музея, Максимова, отказалась передавать этот экспозиционный корпус, ссылаясь на незаконность подобного. После чего Швыдкой увольняет ее, как совершенно очевидно, по настоянию Павла. На смену заслуженному деятелю культуры Максимовой директором назначается совершенно случайный человек - Галина Соколова, которая по образованию является учителем музыки. К тому времени она уже сделала головокружительную карьеру и работала в Отделе культуры городской администрации Рязани. Саму мэрию возглавляет не менее одиозная у нас, чем архиепископ Павел, фигура –Провоторов, известный своим криминальными прошлым и настоящим. Соколова приходит в музей и подписывает вскоре акт о передаче части дворца Олега. Это краткая суть событий, которые мы пережили за последние годы..."….

Будучи памятником культуры федерального значения, музей-заповедник "Рязанский кремль" находится напрямую в подчинении Министерства культуры РФ, однако распоряжается им с попущения федерального органа областное правительство, которое не имеет на это прав. Предыдущий губернатор, по словами представителей музея, занимал в этой ситуации довольно уклончивую позицию. Он оттягивал разрешение вопроса с кремлем, ссылаясь на то, что музей некуда перевести, но не более того. Однако, после фактической передачи прав на утрясание ситуации главе городской администрации и лидеру "Единой России" Федору Провоторову, о законах забывают и начинаются "разборки по понятиям". Провоторов заявляет о проекте, по которому некие "инвесторы" хотят построить новые здания для городской администрации, а в старые здания можно будет переселить музей. "Если исходить из того, что Федор Иванович сам у себя умудрялся арендовать машину за 40 тысяч рублей в месяц, то понятно, что это за "инвесторы", - удрученно замечает по поводу "проекта" Кусова. Тем более, что этот проект заведомо нарушает действующее законодательство, фактически ликвидирует федеральный музей-заповедник, являясь всего лишь новой, опосредованной формой того же рейдерского разбоя, который открыто творится с участием Московской патриархии. В случае перевода музейной экспозиции куда бы то ни было, говорит Кусова, "произойдет ликвидация музея заповедника "Рязанский кремль" с образование какого-то нового исторического музея, так как город лишается заповедника, в который входят архитектурный ансамбль, наука теряет археологический памятник – городище, а музей остается только с коллекцией. Все это – прямое нарушение закона о музейном фонде, и конкретно ст. 29, которой установлено, что недвижимость музея-заповедника, использующаяся в музейных целях отчуждению не подлежит".

В настоящее время, согласно договоренности архиепископа Павла с властями посредством подставной фигуры директора-музыкантши Соколовой, музей обязан освободить к 1 января 2009 года 500 кв. метров экспозиционной площади административного здания, которое никогда не было в собственности Церкви – ни дореволюционной, ни советского периода. Совместная организация региональными властями и местным "филиалом" РПЦ МП произвола в отношении федерального объекта культуры подводят музей к тому состоянию, что завтра ему будет негде разместить и фонды.

"Все, что делается в отношении нас абсолютно незаконно, – снова повторяет Ирина Кусова. – На наши многочисленные обращения – а мы обращаемся теперь только с открытыми письмами, так как это, надеемся, будет действенней – в ответ приходят совершенно издевательски некомпетентные отписки от клерков Министерства культуры и администрации президента. В противостоянии беспределу нам очень помогает общественный комитет, который с 2006 года поддерживают массы рязанцев. Власть очень боится огласки своих действий, поэтому мы "шумим", насколько это возможно. А Минкульт РФ нисколько нас не защищая, ограничивается тем, что кивает наверх: мол, это не мы–- это администрация президента, которая очень любит Церковь и все делает для того, чтобы восстановить историческую справедливость. А министерство администрации в этом только помогает...".

Руководитель рязанского отделения "Движения за права человека" Александр Бехтольд, который активно участвует в отстаивании музея от незаконной интервенции клерикалов, обратил внимание участников пресс-конференции на абсурдность ситуации в правовом смысле: "Когда мы впервые обратились к правовой базе того явления, с которым имеем дело при выпуске распоряжений о передаче музея Церкви, то выяснилось, что существует семь позиций действующего законодательства, которые нарушаются этими распоряжениями. Распоряжений было два: одно от 2 июня 2007 года о передаче пяти объектов недвижимости епархии РПЦ МП и второе, совсем недавнее, от 1 сентября 2008 года о передаче еще трех объектов недвижимости тоже Церкви. Обращаю ваше внимание на то, что все эти объекты недвижимости находятся в статусе федеральной собственности. Церкви они передаются в безвозмездное пользование на тех же основаниях, на которых находились и у музея. Но, – поскольку музей имеет свой статус в государственном своде особо ценных объектов культуры и наследия народов России, у него существуют определенные привилегии. Это, например, то, что названный объект государство обязано содержать целостным и неразделимым. То есть, закон запрещает вычленять из него что-либо, отделять и передавать кому бы то ни было. Экспонаты из коллекции могут, конечно, быть перенесены и в бывшее здание администрации города, и вот сюда, в пресс-центр. Но куда бы их не надумали перемещать, понятие и объект "музей-заповедник федерального значения", таким образом, уничтожается.

Добавлю, что никаких полномочий на изъятие и передачу Рязанской епархии этих памятников у областного отделения комимущества нет. В законе прямо указано, что подобными полномочиями обладает только правительство РФ. То есть, музейные экспонаты чиновники еще могли бы перемещать, а объектами культурной недвижимости возможно манипулировать только на основании постановления правительства РФ. Которое, конечно не спешит выносить что-то подобное, потому что это в открытую нарушало бы закон. Кроме того, по тому же закону музей-заповедник не подлежит перепрофилированию.

Изучали мы в связи с этим и церковные нормативы. Правда, нашелся только Устав РПЦ, в котором нет ни одного слова, что обязанностью этой организации может быть демонстрация и предоставление для ознакомления гражданам России музейных экспонатов. Это означает, что передача епархии РПЦ этих памятников лишит граждан доступа к ним. То есть, нарушит ст. 44 Конституции РФ, гарантирующую каждому гражданину право свободного доступа к своим культурным ценностям.

Да, культурные ценности, которые закреплены законом за музеем, могли бы оказаться в совместном пользовании музея и церковной организации, как делается это в цивилизованных странах. Именно на это надеялся и "Рязанский кремль", когда священнослужители Московской патриархии начали проводить службы в Успенском соборе. Однако Церкви почему то потребовалось, чтобы собор полностью принадлежал только ей, а не народу России. Но по закону этого ни делать, ни допускать нельзя"

Рязанские правозащитники реагировали на грубое нарушение действующего российского законодательства государственными организациями и конкретными чиновниками, обращая на это внимание Рязанской областной прокуратуры, обращались в Генеральную прокуратуру РФ. Однако, по словам Бехтольда, "в нарушение всех мыслимых собственных инструкций и правил обращения с заявлениями граждан, например, Генпрокуратура, несмотря на то, что мы обжаловали отказные ответы Рязанской прокуратуры, самостоятельно нарушений не рассматривала. Генпрокуратура отправляла их в … областную прокуратуру, на нарушения которой мы жаловались. Замечу, что областная прокуратура снизошла до ответа на один лишь из семи заданных ей вопросов. Причем, смысл этого ответа сводился к тому, что у областного отделения комимущества, которое по закону не имеет права распоряжаться памятниками федерального значения, полномочия распоряжаться ими есть!"

Абсурдность подобных "обоснований", очевидная всем и каждому, никоим образом не смущает самих чиновников, участвующих сегодня в криминальном переделе собственности – ни церковных, ни коррумпированных государственных. "Мы пытались обращаться в суд – говорит Бехтольд, – но там еще более смешная ситуация. Мы подали более десяти исков о том, что наши права нарушены, что распоряжение, которым передаются памятники культуры религиозной организации РПЦ МП, нарушает права всех граждан, перечисляли все те нарушения закона, по которым обращались в прокуратуру. Суд, даже не разбираясь в том, нарушен ли закон в части передачи памятников, заявляет, что, мол, у вас, граждан, этим распоряжением не нарушаются никакие права. Мы пальцем показываем на нормы закона – вот, нарушается Конституция и так далее, но суды отказываются рассматривать эти нарушения. То есть, самими судами нарушается гражданское право на судебную защиту. Поэтому, после того, как облсуд оставил решение первой инстанции в силе - отказ, - мы обратились с жалобой в Европейский Суд".

В качестве примера особого цинизма Бехтольд упомянул действия руководителя Рязанского отделения комитета госимущества Корнеева, подписавшего оба распоряжения. Еще в 2001 году тот же Корнеев, руководивший и тогда этой организацией, отказывал первым требованиям архиепископа Павла о передаче в его владение тех же объектов на основаниях, которые приводятся сегодня защитниками музея.

Руководитель рязанского отделения "Школы прав человека" Софья Иванова обратила внимание присутствующих на некоторую оголтелость, с которой церковные и светские клерикалы рвутся к овладению памятниками истории и культуры России. Она указала на то, что в Рязанской области присутствует много конфессий, однако в Рязани "нет ни одной мечети, совершенно не приспособлена для отправления культа синагога, нет ни одного действующего католического храма. Есть, например, здание католического собора, но в нем располагается художественное училище, и власти совершенно не озабочены тем, что бы исторически принадлежащий католицизму храм передать католикам. Одновременно, в 33 благочинных округах Рязанской епархии РПЦ 308 приходов, 12 монастырей, 36 часовен, 339 священников, 26 дьяконов, 16 отделов и комиссий при епархии… Понятно, что в Рязани отражается та ситуация, которая сложилась в стране вообще, и что у государства такая позиция: вы - лютеране, католики, мусульмане и прочие - выбирайтесь как хотите, а вот РПЦ мы дадим все, что она ни захочет и даже больше".

При этом, по словам Ивановой, результаты ориентировочного опроса, проведенного среди рязанской молодежи, дали результаты, просто неожиданные. Девять из каждых десяти опрошенных категорически против передачи кремля Церкви, а более 80% юношей и девушек понимают, что все, связанное с церковно-чиновничьим рейдерством, не имеет никакого отношения к религиозной вере. "В этом отношении последствия политики нашего государства очень небезопасны с точки зрения возможного разжигания неприязни к религии и возбуждения межрелигиозной вражды в среде самих верующих разных конфессий", – считает она.

Сразу после получения Московской патриархией семи архитектурных памятников истории и культуры, бюджетное финансирование на содержание Рязанского кремля резко увеличилось. Однако, интересно, что основные средства перечисляются не музею-заповеднику, на балансе которого находится 15 памятников, а Рязанской епархии РПЦ МП, владеющей названными семью. Так, на что же перечисляет государство народные средства Церкви – на содержание памятников или все-таки на "кормление" клерикалов с отмыванием немалых денежных сумм? Быть может, таким образом, деньги налогоплательщиков и без всякого "церковного налогообложения", бытовавшего в дореволюционной России, уползают в карманы "клерикального олигарха"? Как стало принято это в нынешней церковной политике, все делается уже не тайком, а откровенно. Архиепископ Павел даже не скрывает, что Рязанская епархия намерена извлекать прибыль из туристического бизнеса, как напомнил о том руководитель Рязанского отделения Всероссийского движения "ОГФ" Сергей Агаджанян: "Кремль еще не передали, а и в самих церковных кулуарах, и на совещаниях у губернатора архиепископ РПЦ заявляет, что будет развивать на базе Рязанского кремля туристический бизнес. Будет принимать тут теплоходы с туристами, на археологическом памятнике построит гостиницы, чтобы было куда возить паломников".

Интересный ракурс происходящего обнаружил в своем выступлении председатель Рязанского эколого-просветительского центра "Зелёные острова" Михаил Панов. Он предложил присутствующим абстрагироваться от конфессиональных пристрастий и вспомнить о том, кого можно считать реальными хозяевами народного достояния, которым являются памятники истории и культуры? "Если мечети, например, строили сами мусульмане, то с православными памятниками все гораздо интересней. Бытует мнение, что раз у нас существует РПЦ, то все, что православное и культовое, принадлежит ей. Но это не совсем так. Или, даже, совсем не так. Во-первых, все мы – потомки дореволюционных россиян – наследники этого имущества, так как все наши предки в те времена были верующими – официально верующими. Возводились все эти памятники на наши общие деньги, так как государственная Церковь часть налогов обращала на строительство храмов. Приходские храмы стоились на деньги прихода, а наиболее значимые – за счет налогов. Так, какое же это имущество отделенной от государства Церкви?"

Панов рассказал, как в начале 90-х годов, будучи депутатом горсовета, лично принимал участие в инициативах по передаче Церкви культового имущества: "В то время все – и коммунисты, и либералы, и так называемые демократы, к которым относились и мы – все радовались, потому что считали, что делаем хорошее дело. Но нам тогда даже в страшном сне не снилось, что наши замечательные попы будут творить то, что те же большевики, которых и они и мы тогда обличали за порушение религии, храмов, за преступные действия в отношении верующих и священнослужителей. Мы и помыслить не могли, что они будут мстить и большевикам, которых уже нет, и всему народу, и учреждениям культуры, распространяя подгребательский инстинкт не только на храмы, но и на светские сооружения".

В самом деле, дворец Олега, который сейчас всеми правдами и неправдами Церковь отбирает у музея, – "офисное здание" тех времен, которое было построено на месте княжеских хором. В дореволюционных документах его называют по-разному, даже "архиерейским домом", так как когда-то в него поселяли архиерея. Но до того, как в нем разместилась епархия, дворец занимали разного рода допетровские и петровские приказы – налоговый, воинский, сыскной и другие. Напомнив об этом, Михаил Попов уточнил, что "около двухсот лет Церковь была таким же госучреждением, как нынешние министерства. Священники получали государственное жалование и были, по сути, госчиновниками. И если РПЦ говорит, что это принадлежит ей, то не грех вспомнить, что относительно самостоятельной она стала только в 1918 году после проклинаемой ею большевистской революции. Правда, просуществовала в независимом виде недолго, но все, чем она владела – это государственное, а если шире – народное достояние. Поэтому теперь, когда нам снова пытаются подменить нашу историю и каяться перед теми, кто этим занимается, мы не дадим снова себя шельмовать. Мы видим, что это признак новой идеологизаии – клерикализации общества, когда одну идеологию подменяют другой, которая по смыслу своему ничем от той, предыдущей, не отличается".

Подводя итог состоявшейся пресс-конференции, Сергей Агаджанян заметил, что все прозвучавшее на ней хорошо характеризует свойства власти: "Стоило чиновникам увидеть, даже не указание Путина, а только его предложение разобраться в вопросе, как они приняли "охотничью стойку", истолковав надпись на письме Патриарха, как команду "фас" и бросились исполнять. В 2005 году в Рязани мэром города становится бывший бандит. На него заведено несколько уголовных дел, в том числе по подозрению в убийстве двух подростков. Все это знают, так как обо всем сообщали передачи по телевидению. Мэр не находит ничего лучшего для поддержания своей популярности, как начать помогать Московской патриархии. Церковь безумно рада этому и готова принять этого бандита в лоно своих корпоративных интересов, и не просто облизывает его, но и награждает одним из наиболее значимых орденов Русской Православной Церкви. Вместо того, чтобы нести людям что-то светлое вечное, хотя бы первую заповедь любви, эта Церковь не стесняется в публичных выступлениях своих иерархов нагло врать, обвинять людей в разных несуществующих грехах, называть работников музея бомжами, инаковерующих или неверующих – животными. При этом эта организация постоянно заявляет, что для "развития духовности" ей крайне необходим Рязанский кремль. Десятки храмов в Рязани и Рязанской области – не менее древних, чем кремль, разрушаются, но этой Церкви они не нужны".

Защитники музея-заповедника "Рязанский кремль" намерены не только стоять до конца, но и добиться вывода на чистую воду клерикального шельмования закона – если не в России, то на глазах у всего мирового сообщества. "После того, как мы перепробовали разные способы противостояния беспределу, – сказал один из участников пресс-конференции, – то решили для себя, что будем активно демонстрировать свою позицию и доводить до сведения российской и зарубежной общественности все факты творящегося издевательства над культурой, законом и здравым смыслом. Митинг, который прошел сегодня в Москве, это только начало – будут еще и еще, так как мы намерены использовать для предания ситуации всеобщей гласности все доступные и законные информационный средства".

Михаил Ситников
для "Портал-
Credo.Ru"


    В сюжете:

20 февраля 2015, 12:22  
МОНИТОРИНГ СМИ: Рязанский кремль передадут Русской православной церкви в 2018 году. Музей переедет в новострой
08 сентября 2011, 15:41  
МОНИТОРИНГ СМИ: "Есть отдельные личности – непримиримые люди, которые не могут понять реалии современной жизни". Беседа архиепископа Павла с журналистами
08 сентября 2011, 14:48  
Несмотря на протесты и вопреки закону, началась передача епархии РПЦ МП предметов из государственного музейного фонда в Рязанском Кремле
04 июля 2011, 16:15  
ДОКУМЕНТ: "Рейдерская операция продолжается". Резолюция участников митинга за сохранение музея-заповедника "Рязанский кремль". Рязань, 1 июля 2011 г.
01 июля 2011, 14:46  
Здания Рязанского Кремля постепенно переходят в собственность РПЦ МП
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-20 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования