Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
10 ноября 2008, 19:55 Распечатать

КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Светские позывные духовного кризиса. Результаты президентских выборов в США и первое послание российского президента на фоне финансового кризиса: звенья одной цепи, которая может лопнуть


Последние из событий – как глобального масштаба, так и затрагивающие лишь наше общество, - могут оказаться совершенно неожиданным образом связаны более, чем это покажется на первый взгляд. А имеются в виду события следующие: избрание нового президента Соединенных Штатов Америки Барака Обамы и первый сигнал о появлении в российском руководстве новой, пытающейся играть самостоятельно фигуры – уже формально избранного и вступившего в должность президента Российской Федерации Дмитрия Медведева.

Быть может, этому не все придали этому значение, но обращение Патриарха Алексия II к президенту с выражением надежды на избавление им страны "от тяжелых последствий Смутного времени" и впервые столь откровенный показ Путина в уничижительном ракурсе, когда телекамера "наезжает" сзади сверху, совпали неслучайно. Так что неэтичное в приличном международном обществе увеличение президентского срока могло быть вовсе не обязательно рассчитано на "преодоление новых рубежей" с помощью ВВП. Ожидавшаяся еще с весны 2008 года актуализация известной в России "проблемы отцов и детей", похоже, началась.

Весть об избрании нового президента Соединенных Штатов, как и предполагалось, достигла нашей страны в тот самый момент, когда происходила традиционная легализация президента Российской Федерации – его выступление с Посланием Федеральному собранию. Для г-на Медведева это послание было первым, а значит – задающим тон всему его президентству. Поэтому неизбежная для России общественная оценка главной новости США пришлась на сей раз не только на период экономического кризиса, в возникновении которого отечественная пропаганда однозначно обвиняет Америку, но и на разгар внутриполитического кризиса с декларацией очередного "нового пути" для самой России. При этом то обстоятельство, что Барак Обама стал первым чернокожим главой государства, лидирующего в мире во всех отношениях, переживается в нашей стране гораздо более страстно, чем в США, где, согласно старому советскому мифу, в подобное просто не должны верить.
Неравнодушие к новому политическому лидеру мирового значения подпитывается в постсоветском мире не только доминированием национально-расовых критериев в оценке того, кому должно бы стоять у кормила власти в странах Запада, но и религиозной принадлежностью нового президента США. Дело в том, что Обама является прилежным членом одной из общин Объединенной Церкви Христа – то есть принадлежит к христианам того самого "нового типа", который одинаково неприязненно воспринимается любыми христианскими и нехристианскими фундаменталистами. Объединенная Церковь Христа возникла в Соединенных Штатах в 1957 году в результате объединения Евангелической и Реформатской Церкви США с Конгрегациональными христианскими Церквами в развитие тенденции к объединению Церквей, начало которой было положено еще в 1810 году в ганзейском городе Бремен. За прошедшие почти два века объединительные тенденции охватили протестантские организации во всем мире, число их последователей очень велико и продолжает расти. Но самое главное в том, что это наиболее активные в политическом и социальном плане христианские международные силы, ставящие во главу угла своей деятельности использование всех позитивных наработок нашей цивилизации в условиях фактической поликонфессиональности.

В какой степени вероисповедная принадлежность может оказать влияние на деятельность самого Барака Обамы, разумеется, покажет только время. Однако, в отличие от предыдущих президентов США, в данном случае в личности нового лидера можно ожидать взвешенного сочетания основ морали христианской цивилизации, критериев светского права и попытки приведения международных "правил игры" к некоей новой унификации.

Извечный отечественный стереотип поведения, повелевающий с появлением любого нового влиятельного лица сразу что-то у него просить, не подвел и представителей двух ведущих российских конфессий. Но, если протоиерей Всеволод Чаплин, выразив надежду на то, что политика нового президента "будет согласована с традиционными христианскими ценностями", не уклониться от которых ему удастся лишь в том случае, если он будет прислушиваться к мнению РПЦ МП, то мусульмане оказались более дальновидными. Лидер Центрального духовного управления мусульман России Талгат Таджуддин объявил о намерении обратиться к Обаме за поддержкой инициативы новой российской власти по созданию при ООН Совета религий, содействующего защите мира от терроризма и ядерной катастрофы. Впрочем, позиция муфтия в какой-то мере является калькой напутственного ватиканского пожелания новому президенту помощи Божией и памятования о великой ответственности за судьбы мира, которую несут США.

Вот, собственно, то основное, что можно было бы обозначить в конфессиональных реакциях на появление новой политической фигуры серьезного международного масштаба. Потому что далее можно будет анализировать разворачивающиеся события и отмечать возможные перемены только с тех позиций нового, начинающего складываться мировосприятия, которое включает в себя одновременно и религиозный, и светский аспекты. Причем, религиозный в том его значении, которое не является ограниченным какими-либо отдельными конфессиональными критериями, а светский – во всей широте и многообразии проявлений общечеловеческой культуры. То есть планы и деятельность любого влиятельного государственного лидера или всего государства не могут сегодня рассматриваться вне контекста общецивилизационных целей. Поэтому, например, недовольство руководства ХАМАС официальным заявлением советника Обамы, что политика США в отношении Ближнего Востока останется прежней, стало одним из первых подтверждений тому, что нынешний выбор американцев окажется удачным.

Помнится, как в середине прошедшего лета газета "New York Times" сообщала об одном из заявлений Обамы, сделанном им в молодежном центре в Огайо. Большинство протестантских СМИ трактовали высказанное тогда сенатором мнение о стремительном росте влияния религиозности на разные сферы жизни, как намерение увеличить роль религиозных организаций в политике. Но сенатор в тот раз выразил свою мысль вполне отчетливо, выступив за повышение роли и ответственности религиозных организаций за участие в социальных проектах, и инициативы таких организаций в этом направлении будут поддержаны правительством США. Предвыборные обещания, конечно же, не стоит всегда принимать за чистую монету. Но если нынешний президент хотя бы в принципе будет придерживаться такой формы сотрудничества религиозных организаций с государством, то следствием этого может стать перспектива внедрения в США той идеи, которая родилась в России. Речь идет о секулярном общественном поле, в пределах которого отношения между религиозными организациями и государством регулируются общими для всех нормами права. При этом, государство не нарушает границ внутреннего пространства религий, а религии не претендуют на светскую институализацию в государстве своих доктрин. В России с ее общественной инерцией и, одновременно, высоким уровнем коррумпированности и низким - всех видов терпимости, заикаться о подобной практике в условиях медленного угасания большевизма рановато. А вот в Америке что-то похожее вполне могло бы заработать, и только потом, как ни обидно, оказаться заимствованным другими странами.
Интересно, что именно в Новом Свете наиболее зримо проявляется новое для постклерикальной и теперь уже постсекулярной Европы свойство органичного синтеза в сознании общества сугубо светской материи права и религиозного ощущения присутствия Высшего. Этот синтез должен породить рано или поздно новый уровень ценностей. Что-то подобное всегда происходило в этносах, прикасавшихся в своих культурах к уже зрелым цивилизациям, а затем развивавшихся своим путем. Приблизительно так уже в самой культуре рождались и такие уникальные явление, как "русская икона" или "русская литература". Так отчего бы и Америке не вспыхнуть теперь некоей качественно новой звездой очередного этапа пути человечества от глины к духу?

Последовательно ссылаясь на культурные традиции Европы или на многовековую историю России с ее "византистскими" устремлениями, в нашем отечестве принято относиться к Соединенным Штатам с этакой снисходительной несерьезностью как к недогосударству-выскочке. Исторические успехи государства и благосостояние общества этой громадной страны принято объяснять тем, что по американскому континенту не прокатывались волны мировых войн, а сравнительная молодость американского суперэтноса, сравнимого в этом смысле только с российским, становится поводом считать американцев просто "счастливчиками". При этом никто как-то и не замечает, что "в вину" Соединенным Штатам обывательски ставятся, по сути, факт пассионарной молодости нации, находящейся, в отличие от европейских, еще "на взлете", и совершенно иные, непривычные для имеющей более древнюю историю Евразии предпосылки. То есть у российского обывателя формируется приблизительно тот же снобизм, с которым воспринималась когда-то и Русь своими куда более солидными по возрасту и опыту соседями – цивилизациями Средиземноморья и Дальнего Востока. Однако, история, сохранившая предсказания древних о печальном будущем "северных варваров", одновременно преподносит урок того, насколько ее закономерности отличаются от представлений о них ее простых смертных участников. Нетрудно допустить, что Режиссер, уготовавший нынешнее президентство в наиболее перспективной стране мира именно Бараку Обаме, хорошо знал, что делает.
Вообще, оптимальность происходящего в истории человечества нам дано осознавать лишь постфактум, да и то спустя довольно долгое время и далеко не всем. Кстати, очень неплохой иллюстрацией тому можно считать упомянутое уже послание президента России, дальнейшая деятельность которого, вероятнее всего, не обернется принципиальными сюрпризами, которые может преподнести Обама. Даже в области интересующих нас вопросов свободы совести и государственно-религиозных отношений, острота которых в России не идет ни в какое сравнение с ситуацией в Соединенных Штатах. Наиболее распространенной реакцией на такое утверждение будет, вероятнее всего, неудовольствие: "Вот, снова вы защищаете Америку – что с вас взять". Собственно, там, где США огульно обвиняют абсолютно во всем – неважно, в России или в Сирии, – любое правдивое констатирование касающегося этой страны факта и не может восприниматься иначе как покушение на "квасной патриотизм". В нашей "защите" США, разумеется, вовсе не нуждаются, тем более что и там немало своих проблем, из которых, правда, не делается особой тайны. Многие, возглавлявшиеся разными президентами правительства очень даже есть в чем упрекнуть. Но в том, что касается действительного соблюдения государством принципов свободы совести и мировоззрений - то есть соблюдения неприкосновенных прав любой личности, - в США порядок. Причем, дела со свободой совести и вероисповеданий в этой стране обстоят так, что об их гарантии для граждан давно уже не требуется говорить – они декларированы Конституцией, которая действует.
Для наблюдательного обывателя давно не является новостью то, что в странах, где о проблемах свободы совести говорится одновременно в гуще обществе и с высоких трибун, мнения сторон о состоянии этой свободы кардинально расходятся. В Северной Корее и Туркменистане, в Беларуси и Узбекистане так же, как в СССР и современной России, руководство государств заявляют об отсутствии названной проблемы, в то время как дискриминируемые социальные группы свидетельствуют об обратном. Справедливости ради надо отметить, что с начала нового тысячелетия впервые случилось, чтобы президент России обозначил попытку вырваться из этого порочного круга. "Справедливость, понимаемая как политическое равноправие, как честность судов… Реализуемая как социальные гарантии… Добивающаяся достойного места для каждого человека в обществе… свобода – личная, индивидуальная свобода. Свобода предпринимательства, слова, вероисповедания, выбора места жительства и рода занятий. И свобода общая, национальная" - все это помещено в послании Дмитрия Медведева в разряд целей, к которым надо стремиться. Проявление подобного "вольнодумства" в условиях жесткой идеологии нынешнего режима могли бы оценить только те, кто остро нуждается в реальности перечисленных гарантий – зажатые предприниматели, преследуемые оппозиционеры, гонимые и шельмуемые верующие различных религиозных организаций. Такой демарш против откровенного очковтирательства мог бы оправдать и главную цель данной декларации – покушение на конституционный срок, определяемый для президентства. Однако нетрудно предположить, чем мог бы закончиться в действительности подобный "бунт" против продолжающей адаптироваться к новым условиям системы, по большому-то счету, несменяемой со времен ВКП(б)-ВЧК.

Быть может, интуитивно прозревая, кто и каким образом заставит прилагаемые усилия обернуться позитивными сдвигами для всей цивилизации, реалистично настроенные россияне столь внимательно следят за происходящим в далеком государстве за океаном. Гораздо более внимательно, чем за привычными декларациями о намерениях у себя дома, понимая, что кончаются они в лучшем случае ничем. Тем более, что последняя статья Ходорковского, опубликованная в газете "Ведомости" и привлекающая сегодня гораздо более пристальное внимание, чем послание Медведева и избрание Обамы, о том же: пришло время других ценностей, нежели узкие экономические и политические выгоды. А значит, становятся актуальными и востребованными иные, более широкие взгляды, соответствующая им долгосрочная стратегия и иные люди. В том числе, и лидеры.

Михаил Ситников,
для "Портала-Credo.Ru"


    В сюжете:

23 февраля 2009, 11:31  
Результаты опроса свидетельствуют, что по популярности в США Обама опередил Христа
05 февраля 2009, 13:31  
МОНИТОРИНГ СМИ: С приходом Обамы демографическую ситуацию в России будут вновь пытаться контролировать извне. Обращение православного медико-просветительского центра "Жизнь"
22 января 2009, 19:00  
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Этот нетрадиционно религиозный Обама. Фактор традиционной протестантской религиозности не является больше определяющим для успеха того или иного политика в США
22 января 2009, 18:47  
МОНИТОРИНГ СМИ: Всем сестрам по серьгам. Президент фонда "Духовная дипломатия" Михаил Моргулис поделился мыслями о новом президенте США
22 января 2009, 10:00  
Митрополит Кирилл поздравил Барака Обаму с избранием на пост президента США и вступлением в должность
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования