Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
02 октября 2008, 18:05 Распечатать

РЕПОРТАЖ: Свидетельство святости. Семинар «Жизненный путь о. Сергия Булгакова как путь духовного противостояния пустоте в Церкви и обществе» прошёл в рамках конференции «Духовное противостояние пустоте в Церкви и обществе»


Семинар "Жизненный путь о. Сергия Булгакова как путь духовного противостояния пустоте в Церкви и обществе" прошёл в рамках XVIII международной конференции "Духовное противостояние пустоте в Церкви и обществе". Этот репортаж правильнее было бы назвать заметками участника. Автор этих строк был заявлен в анонсе к прошедшему семинару как специально приглашённый участник в связи с его продолжающимися уже четверть века трудами, посвящёнными духовному наследию о. С. Булгакова. Более того, я действительно принял активное участие в семинаре и в настоящих заметках также найдёт место выражение моей позиции, как в связи с изучением жизни и трудов о. Сергия, так и в связи общей темой конференции "противостояния пустоте".

Однако главное внимание, я полагаю должным уделить факту, делающим это во всех отношениях скромное мероприятии воистину историческим. А именно выступлению, очевидно, последнего человека близко знавшего о. Сергия, более того, представившего (впрочем, в ряду ранее уже озвученных показаний других людей) личное свидетельство духоносности о. Сергия Булгакова, его реально пережитой святости. Речь идёт о выступлении специально приглашённой на семинар Марии Александровны Струве (р. 1925 г.), супруге одного из организаторов конференции, главного редактора "Вестника Русского христианского движения" Никиты Алексеевича Струве, дочери замечательного духовного писателя, священника Александра Ельчанинова (1881-1934), основательницы и руководительницы иконописной мастерской в Плезо (Франция), ученицы монахини Иоанны (Ю.Н. Рейтлингер) (1898-1988) и духовной дочери протоиерея Сергия Булгакова (1871-1944).

Прежде, однако, несколько слов скажу о самом семинаре. Он был организован Свято-Троицким и Успенским братствами, входящими в Содружество малых братств. Кроме их членов, на семинар прибыло несколько человек, представлявших братство святителя Стефана Пермского (г. Вельск в Архангельской обл.) и Софийской общины из Гомеля. Всего в семинаре вместе с выступающими, членами братств и случайными посетителями приняло участие порядка сорока человек, с 10 часов утра до часу дня занимавших 30 сентября 2008 года одну из аудиторий на факультете "Технологии и предпринимательство" Московского государственного педагогического университета. На семинаре выступили Андрей Еремеев, коснувшийся основных вех жизненного пути о. Сергия, Валерий Харламов, посвятивший своё выступление собирание о. Сергием живых церковных сил на примере братства св. Софии, РСХД и Свято-Сергиевского института, Михаил Сергиевич, рассказавший о евхаристическом служении о. Сергия и его усилиях по устроению общинной жизни, наконец, Светлана Штадгауз представившая доклад "Эсхатологическая напряжённость жизни о. Сергия (ожидание "явления полноты христианства в духе и силе молитвы и пророчества")". В связи с обсуждаемыми темами также выступили историк из Пскова Константин Обозов, Ольга Лаврентьева, Михаил Поликарпов и преподаватель Свято-Филаретовского института Семён Зайденберг.

После того, как выступило большинство докладчиков, участники семинара попросили М. А. Струве (Ельчанинову) поделиться своими воспоминаниями об о. Сергии Булгакове. То, что она рассказала, внесло живую духовную струю непосредственного свидетельства, определившую дальнейшую атмосферу семинара, в которой уже прошло выступления Светланы Штадгауз и автора этих строк. Мария Александровна впервые увидела о. Сергия в 9-летнем возрасте, когда в 1934 году он пришёл к её умирающему отцу. Уже тогда она увидела в нём "горящего человека". Потом, когда ей исполнилось 14 лет, и она заболела туберкулёзом, он стал её духовником. Естественно, у всех присутствоввавших сразу возник вопрос: "Каков был стиль его духовничества?". М. А. Струве ответила: "Он был очень прост". Никто не потребовал дальнейших разъяснений. В этой аудитории стало ясно, что этот воистину гениальный человек, один из крупнейших мыслителей ХХ века, не только духовно горел как литургист и пастырь, но в этом горении сохранял простоту сердца, располагавшего к нему приходящих - зрелых и юных, образованных и не очень. На расстоянии времени и культурного пространства многое мифологизируется. Так в отечественной печати последних двух десятилетий принято говорить о т.н. "парижской школе", связанной, прежде всего, с именем о. Сергия Булгакова, а его самого рассматривать как духовного лидера значительной части российского православного зарубежья 20-х – 40-х гг., во всяком случае, западноевропейской его части. Тогда как рассказ Марии Александровны свидетельствует как раз об обратном. Богословие о. Сергия имело мало адептов, и в Свято-Сергиевском институте, деканом которого он был, прежде всего. Что уж говорить об отношении к нему "общества". Так в юные свои годы Мария Ельчанинова не раз слышала как во дворе собора на рю Дарю церковные дамы, услышав его имя, восклицали "Ну, он же еретик, вводящий четвёртую ипостась!" Понятно, что никто из них сочинений о Сергия не читал, но запущенная молва (подозреваю не без участия Лубянки, агентами которой всегда кишел Париж) срабатывала. Те ранние литургии, совершаемые о. Сергием в храме Свято-Сергиевского института, которые, по свидетельству М. А. Струве, были исполнены "огненным присутствием", собирали от силы 30 человек, собственно и составлявших его евхаристическую общину, а попросту говоря группу его друзей и их детей. Да и его сочинения парижского периода (1925-1944), ставшие важнейшими вехами христианского богословия в истекшем столетии, издавались тиражами от силы в 700 экземпляров, причём при его жизни лишь десятки из них получили распространение, а остальные были распроданы уже в 90-е гг, попав в Россию. Последний раз 19-летняя Мария Ельчанинова встретила о. Сергия за неделю до его кончины перед всенощной накануне Пятидесятницы 1944 года. Она пришла к нему на исповедь, и увидела, что когда он вышел к ней из алтаря в тёмный притвор, где в Свято-Сергиевском храме проводится исповедь, то его окружал свет. Мария Александровна говорила об этом как об объективном факте, который вызвал её удивление и в то же время стал для неё на всю жизнь свидетельством духоносности и святости о. Сергия. Своё выступление она закончила вопросом о том, что не настало ли время подумать о канонизации о. Сергия? Конечно, в условиях той церковной свободы и при том духе соборности, который характерен для Западноевропейского русского экзархата Вселенского Патриархата, к которому принадлежит М. А. Струве, такая постановка вопроса вполне возможна. Что же, "буди, буди", как любил говаривать сам о. Сергий.

Выступление Светланы Штадгауз было построено на одной из глав "Автобиографических заметок" о. Сергия, а именно "Моя жизнь в Православии и в священстве". Докладчица особое внимание уделила такому, введённому о. Сергием понятию как "православизм", свою чужеродность которому крупнейший православный богослов ХХ века неизменно подчёркивал. Речь при этом должна идти не только о комплексе суеверий и обрядоверии, являющих его народную составляющую, но, прежде всего, о попытках прикрыть церковным авторитетом суетные и приходящие интересы "века сего". Однако не это было главным в докладе, а то, что было обозначено в его заглавии – эсхатологическое напряжение, свойственное о. Сергию и которого, увы, лишены многие именующие себя христианами, в том числе православными. И здесь, конечно же, потрясает сила веры о. Сергия в будущее его отечества, которое он ставит в один ряд с будущим богоизбранного Израиля. Причём речь здесь, замечу от себя, идёт не о пресловутом "духовном возрождении" России. В самом деле, с евангельской точки зрения, возрождать здесь нам практически нечего, но именно о новом явлении в мире, подобном тому, что было в Пятидесятницу в Иерусалиме, полноты христианства. В связи с этим вслед за докладчицей хочу привести подлинные слова о. Сергия, написанные им в 30-е гг.: "Я не надеюсь при жизни своей увидеть исполнения чаяний пророчеств. И пусть будет так, на это воля Божия. Но это не колеблет незыблемость моей веры, стойкости упования, как не заглушает и победного вопля души: Ей, гряди, Господи Иисусе! Я жду чуда в истории, как раскрытия в ней воли Божией, высшего её смысла. Но это может совершиться лишь через явление полноты христианства, ветхо-новозаветного в силе молитвы и пророчества".

Когда в конце семинара меня попросили высказаться по поводу всего услышанного, я, прежде всего, обратился к выступлению последнего докладчика, отметившего призыв о. Сергия жить днём сегодняшним, а не оставлять на будущее ту самую жизнь в Духе, без которой нет ни христианства, не истинной Церкви Христа. Обращаясь же к общей теме конференции, где обозначена пустота, как явление современной духовной и общественной жизни, я напомнил присутствующим слова Господа Иисуса Христа о том, что бывает, когда нечистый дух изгнан, и оставшийся "дом" человеческой души или целого общества "незанят, выметен и прибран" (Мф. 12:43-45; Лк 11:24-26). В связи с этим модные в 90-е гг. разговоры о "духовном вакууме", оставшемся в России после падения коммунистической идеократии, представляются совершенно несостоятельными. Тот самый "бес экономического материализма", о котором писал о. Сергий в 1922 г. в своём дневнике в связи с голодом, охватившим Поволжье и юг России ввиду большевистской хозяйственной политики, теперь стал теми самыми семью злейшими нечистыми духами, вошедшими в тело постсоветского общества. А, учитывая, что число семь в библейской традиции означает полноту, то нынешнее российское общество, в его очевидном большинстве, скорее можно уподобить гадаринскому свиному стаду, в которое вселился легион демоном, так что оно устремилось к пропасти (Мф 8:28-33; Мк 5:1-17; Лк 8:26-39). И здесь те немногие настоящие христиане, которые пока есть в нашей стране, безусловно, не должны откладывать на, как кажется, более благоприятное потом своё свидетельство. Полноту христианства надо являть уже сейчас, обретя апостольское дерзновение в Духе Святом, действующем в тех, кто действительно верит в Христа и ждёт Его второго славного пришествия. Этому нас учит и жизнь о Сергия Булгакова и его вера в силу пророчества.

Игумен Иннокентий (Павлов)
для "Портала–
Credo.Ru"

Фото с сайта: krotov.info

На фото: Ю.Н. Рейтлингер и о. Сергий Булгаков


Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования