Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
29 февраля 2008, 10:00 Распечатать

ДОКУМЕНТ: На осколках Российской Церкви. Аналитический обзор, подготовленный Временным Церковным Советом РПАЦ при Епископе Севастиане, за октябрь 2007 - февраль 2008 г.


1. Авторство и задача Обзора.

ВЦС РПАЦ сформировался в мае 2007 года для поддержки более активного участия РПАЦ в процессе "собирания осколков" РПЦЗ через диалог Малых Соборов Епископов, преемственно связанных с исторической РПЦЗ.

Справка:

С канонической точки зрения, нынешние "осколки" РПЦЗ не представляют всей Полноты Поместной Российской Церкви, а являются временно самоуправляющимися ее частями во главе с Малыми Соборами. Малый Собор - это Временное Собрание Епископов (в терминах 87-го правила Карфагенского Собора - "африсма"). Участие каждого Епископа в таком Собрании, согласно указанному правилу Карфагенского Собора, сугубо добровольно и мотивировано практическими обстоятельствами и личной ответственностью за судьбу своей Церкви. В том случае, если какое-либо Временное Собрание допускает грубые ошибки, канонические нарушения, то каждый Епископ имеет право самостоятельно принять решение о своем неподчинении такому Собранию. Так и поступили почти все почитаемые нашей Церковью Новомученики и Исповедники Российские, отделившиеся от сергиевского Синода. В эпоху временного распада Византийской империи после захвата Константинополя крестоносцами в XIII веке в разных самоуправляющихся частях империи образовалось несколько Малых Соборов, которые стали временной Высшей Церковной Властью для своей части империи. При этом иерархи свободно переходили из одного Малого Собора в другой, не подвергаясь за это каноническим прещениям.

Однако такое положение вещей может существовать в Церкви лишь временно, пока сохраняются вызвавшие его исторические обстоятельства. Такими обстоятельствами в нашем случае стали беспрецедентные гонения на Церковь, ликвидация ее законного возглавления, уход в катакомбы и эмиграцию, автономизация епархий и общин, возникновение соблазнительной подмены Церкви в виде МП и глобальное торжество ереси экуменизма. К настоящему моменту те исторические обстоятельства, которые делали невозможным восстановление структуры нашей Поместной Церкви, исчезли или ослабли, так что прежнее "атомарное" состояние больше не может быть терпимо и оправдано. Необходимо собирать "осколки" в единую Поместную Российскую Церковь.

К числу основных Малых Соборов, являющихся "осколками" РПЦЗ и основой будущей структуры Поместной Российской Церкви, относятся РИПЦ, РПАЦ, РПЦЗ(В) и РосПЦ. В прошлом Обзоре (№ 1) к ним было также отнесено ВВЦУ РПЦЗ. Однако в декабре 2007 года этот "осколок" влился в "семью братских Церквей", возглавляемых "киприанитским" "Синодом противостоящих" ИПЦ Греции, который исповедует свое единство с экуменическим "официальным православием", а потому не может быть признан истинно-православным. Богословско-канонической основой объединения "осколков", между тем, может быть лишь Истинное Православие, не находящееся в каком-либо единстве или общении с экуменистами. Юрисдикции, занимающие "промежуточное положение" между экуменическим "официальным православием" и Истинным Православием (в данном случае - ВВЦУ РПЦЗ), могут со временем быть включены в процесс собирания Поместной Церкви. Однако в настоящее время мы оставляем их за рамками наших Обзоров текущего состояния этого процесса.

Основой для диалога Малых Соборов является общая оценка церковной ситуации, сложившейся после распада РПЦЗ. Эта ситуация развивается стремительно, поэтому ее итоги мы подводим раз в несколько месяцев. Данные обзоры не имеют какого-либо церковно-административного значения, а являются аналитическими записками, предлагаемыми для всеобщего свободного ознакомления и обсуждения.

2. РИПЦ.

Осенью 2007 г. окончательно завершился диалог РИПЦ с ВВЦУ РПЦЗ, который пыталось наладить руководство греческого "Синода противостоящих". Этот диалог изначально выглядел "натянутым", и стороны периодически склонялись к конфронтации. Очевидно, с его прекращением обе стороны почувствовали известное облегчение (особенно это касается ВВЦУ РПЦЗ, как видно из прямых заявлений его главы епископа Агафангела о том, что РИПЦ объявляется находящейся вне исторической РПЦЗ, и переговоры с нею бессмысленны).

Вместе с тем, однозначное вхождение ВВЦУ РПЦЗ в "старостильный интернационал" во главе с "Синодом противостоящих" волей-неволей вынуждает РИПЦ более внимательно рассмотреть лжеучение этого "интернационала" и дистанцироваться от него, чего руководство РИПЦ не делало ранее, стремясь "сохранить преемство" с решениями Соборов РПЦЗ 1994-2000 гг.

Выход из диалога с ВВЦУ РПЦЗ и дистанцирование от криптоэкуменической экклезиологии "киприанизма" позволили РИПЦ еще более укрепить свое положение среди ИПЦ русской традиции и расширить сферу своего влияния (хотя по этим, "внешним", показателям мы оценивали РИПЦ как самую "успешную" и в прошлом Обзоре). Этот процесс увенчался в декабре 2007 г. рукоположением епископа Стефана (Сабельника) специально для управления заграничными приходами, временно подчиняющимися Архиерейскому Синоду РИПЦ. В перспективе, как отмечалось в официальных документах РИПЦ, ее нынешняя зарубежная часть воссоздаст полноценную иерархию (то есть будет иметь двух и более епископов), что позволит ей сформировать собственные органы Высшего церковного управления и превратиться в "РПЦЗ в общении с РИПЦ". В создании такой структуры последователи РИПЦ видят, помимо прочего, исполнение воли Митрополита Виталия о "двух Синодах, находящихся в общении", - зарубежном и российском. Также создание двух Синодов облегчает с практической точки зрения управление епархиями и приходами, находящимися в России и зарубежье в весьма разных юридических, политических и канонических условиях.

Но нельзя не заметить отдельных признаков того, что в руководстве РИПЦ стремятся не форсировать процесс формирования самостоятельной Высшей церковной власти в зарубежье. Так, фактически управляющим Западно-Европейской епархией РИПЦ является епископ Ириней (Клипенштейн), который теоретически мог бы сформировать зарубежный Синод вместе с епископом Стефаном. Однако руководство РИПЦ нарочито сохраняет за епископом Иринеем его российский титул.

В настоящее время можно констатировать пребывание РИПЦ в переходном административном состоянии, подобном "матфеевскому" Синоду ИПЦ Греции, который состоит, собственно, из континентального греческого Синода и фактически автономной Кипрской епархии, предстоятель которой, впрочем, входит в континентальный Синод.

С выходом из процесса собирания "осколков" ВВЦУ РПЦЗ епископа Агафангела РИПЦ получила и важное "символическое" преимущество. Поскольку "киприанизм" не является аутентичной идеологией "исторической" РПЦЗ, а, напротив, подготовил подчинение ее значительной части Московской патриархии, именно РИПЦ становится наиболее крупным и хорошо организованным носителем исторической идеологии РПЦЗ, того "зарубежного наследства", которое осталось после 17 мая 2007 года. Впрочем, формально отход РИПЦ от "киприанизма" еще не завершился - она остается единственным "осколком" РПЦЗ, в котором не денонсировался официально акт Собора РПЦЗ 1994 года о вступлении в общении с "киприанитами" и о полном богословском единстве с ними.

Первый шаг на пути к такой денонсации сделало в конце декабря Воронежской совещание РИПЦ, в одном из официальных документов которого говорится о "смене курса" "Синода противостоящих" после фактической смены его руководства (отхода от дел по болезни митрополита Киприана). В контексте вышеизложенного, фразы о "смене курса" можно понимать как дипломатическую подготовку к окончательному разрыву с "киприанизмом".

Одновременно в материалах Воронежского совещания РИПЦ провозглашается верность и тем чертам "исторической" РПЦЗ, которые отчасти и подготовили катастрофу 2007 года. Наиболее отчетливо эти черты проявились в период управления еще единой РПЦЗ Митрополитом Виталием, при котором принимались соборные документы, содержащие признание "мирового православия", но при этом не отменялись и документы прежних лет, содержащие его осуждение и даже анафему на ересь экуменизма, которую исповедует "мировое православие". РИПЦ, дорожа своим "историческим преемством", стремится идти в области богословия и осуждения экуменизма путем "исторической" РПЦЗ, провозглашая свою верность курсу не только Митрополита Филарета, но и Митрополитов Антония и Анастасия. Однако при первых двух первоиерархах РПЦЗ проблематика экуменической ереси и отпадения "мирового православия" была не так очевидна, и поэтому многие их действия и высказывания берутся на вооружение и приводятся в свою защиту сторонниками сближения с "мировым православием" и криптоэкуменистами.

Нельзя не заметить при этом, что доклад Архиепископа Тихона на Воронежском совещании является не механическим воспроизведением богословской непоследовательности, характерной для "исторической РПЦЗ", а существенным шагом вперед. Разные точки зрения на "мировое православие", существовавшие в "исторической" РПЦЗ, сопоставляются в пределах одного доклада, начинается какое-то их обсуждение, что предполагает в дальнейшем и необходимость выбора между этими точками зрения. Доклад Архиепископа Тихона преодолевает традиционную для "традиционной позиции РПЦЗ" экклезиологическую двойственность: несовместимые взгляды в этом докладе осознаются именно как несовместимые, ставятся рядом и сопоставляются — начинается критика, позволяющая уклониться от зла и избрать благо.

"Внешний" успех РИПЦ как наиболее крупной и хорошо организованной из Истинно-Православных Церквей русской традиции уже начинает предопределять и ее потенциальные "слабые места" и внутренние противоречия. Таковы неизбежные трудности быстрого роста, когда внутреннее структурирование церковной организации перестает успевать за ее внешним ростом. Пока процесс быстрого роста продолжался, эти
противоречия скрадывались. Но как только рост замедлился (то есть когда, к осени 2007 г., РИПЦ исчерпала свой ресурс быстрого роста - неопределившиеся приходы бывшей РПЦЗ(Л)), внутренние противоречия в РИПЦ постепенно вышли на первый план.

В руководстве РИПЦ это, в какой-то степени, чувствовали заранее, так как еще в начале 2007 года было решено перенести планировавшийся на осень того же года Собор РИПЦ на год позже, то есть на осень 2008 г. Воронежское совещание, проводившееся в качестве предсоборного, впервые дало возможность этим внутренним противоречиям выплеснуться наружу.

Несмотря на высокий статус совещания и участие в нем лично Первоиерарха РИПЦ Архиепископа Тихона, а также несмотря на небольшую численность епископата РИПЦ, из епископов двое (Ириней (Клипенштейн) и Дионисий (Алферов)) не только не явились на совещание, но и не представили никаких официально объявленных уважительных причин неявки. Это выглядело особенно демонстративно со стороны епископа Дионисия, который до последнего времени являлся секретарем Синода РИПЦ.

Вскоре после совещания разногласия между епископами РИПЦ нашли отражение в церковной публицистике, хотя эти разногласия формально обсуждались все еще не от имени епископов. Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый, являющийся идеологическим лидером французской группы клириков РИПЦ, осудил выступления
Архиепископа Тихона относительно киприанитов и даже сделал шаги в сторону объединения с ВВЦУ РПЦЗ, обращаясь напрямую к клирикам и мирянам этой юрисдикции и не скрывая своего критического отношения к позиции собственного Первоиерарха.

Хорошо известно, что французская группа духовенства РИПЦ еще с начала 1990-х годов имеет тесные личные связи с киприанитами. Общение РПЦЗ с киприанитами было установлено в 1994 г. именно через посредство французской группы (хотя клирики из этой группы, в отличие от "марковско-лавровской фракции" в руководстве РПЦЗ, не осознавали и не были заинтересованы в том, чтобы сделать из киприанизма ступеньку к подчинению Московской патриархии и вхождению в "мировое православие"). В 2002 году линия разрыва между РИПЦ и РПЦЗ(В) в значительной степени была определена различием между отношением этих двух консервативных "осколков" РПЦЗ к киприанизму, и именно признание киприанизма определило приверженность французской группы клириков к РИПЦ. Теперь их беспокойство выглядит достаточно естественно, так как они видят нарастание консервативных тенденций в РИПЦ, которые неизбежно ведут к осуждению криптоэкуменической экклезиологии киприанизма. Позиция французской группы, несомненно, имеет влияние на епископа Иринея, который, как ее епархиальный архиерей, фактически уже и сам принадлежит к французской группе. Однако на епископа Иринея оказывается и иное влияние, в том числе из России, поэтому его собственная позиция относительно киприанизма пока не сформулирована. По некоторым данным, после определенных колебаний осенью 2007 года, этой зимой епископ Ириней решил поддержать Архиепископа Тихона, который склоняется к отказу от киприанизма. Но нет пока никаких оснований думать, что это его решение является окончательным.

В иной ситуации находится епископ Дионисий (Алферов). Вместе со своим братом, ярким идеологом "умеренного" течения в РИПЦ священником Тимофеем Алферовым, он также еще с 1990-х годов является убежденным киприанитом. В первые годы самостоятельного бытия РИПЦ братья Алферовы воспринимались как главные ее идеологи. Но в последние годы их влияние и присутствие в церковном "информационном пространстве" стали умаляться. Епископ Дионисий снизил свою информационно-аналитическую активность, был освобожден от должности секретаря Синода РИПЦ, а его положение епархиального архиерея остается в значительной степени номинальным, потому что епархия епископа Дионисия сводится к двум сельским приходам (самого Владыки Дионисия и его брата о.Тимофея Алферова), причем расположенным в таком регионе (в Новгородской области), где действуют приходы других Истинно-Православных Церквей. В значимом для Новгородской области ближайшем центре церковной активности ИПХ - Санкт-Петербурге - епархия епископа Дионисия вообще не представлена. Таким образом, можно констатировать маргинализацию братьев Алферовых не только как "обще-истинно-православных" идеологов всероссийского масштаба, но и внутри своей юрисдикции — РИПЦ. Учитывая особенности их позиции и характера, в такой ситуации братья Алферовы начинают восприниматься как потенциальный очаг раскола в РИПЦ.

Однако, до фактического "алферовского раскола" в ближайшее время дело не дойдет. Их идеологическая ниша - убежденный киприанизм - уже занята в российском истинно-православном поле ВВЦУ РПЦЗ епископа Агафангела, которое вошло в наиболее тесные контакты с "Синодом противостоящих" митрополита Киприана. Отделение братьев Алферовых от "антикиприанитской" части РИПЦ наиболее вероятно лишь в случае раскола самого ВВЦУ, когда братья Алферовы смогли бы войти в группу лидеров одной из его частей. Но даже в случае открытой поддержки "схизматических" устремлений братьев Алферовых и французской группы епископом Иринеем у этого блока нет убедительных аргументов, которые позволили бы ему отторгнуть какие-то общины от ВВЦУ РПЦЗ (представив, таким образом, свой раскол как "преодоление разделения" с ВВЦУ РПЦЗ). А без такого отторжения раскол сложно будет оправдать какими-либо благими намерениями. В случае же декларирования полного тождества своей экклезиологии с ВВЦУ РПЦЗ группе братьев Алферовых и французского духовенства логично было бы просто подчиниться ВВЦУ, а не создавать новую юрисдикцию, у которой не будет шансов на признание со стороны главного авторитетного центра киприанизма - собственно "Синода противостоящих".

Вместе с тем, мы не исключаем, что в среднесрочной перспективе, при условии обострения полемики вокруг киприанизма в РИПЦ, братья Алферовы пойдут на создание еще одного самостоятельного "осколка" РПЦЗ. Однако, до тех пор, пока в РИПЦ нет достаточно влиятельного и общепризнанного органа церковной власти, способного осудить киприанизм (таким органом мог бы стать Собор), братьям Алферовым и французской группе ничто не мешает считать свою идеологию "официальной позицией" их Церкви и критиковать Архиепископа Тихона и других "антикиприанитов" за отклонение от этой "официальной позиции", основанной на известном решении Архиерейского Собора РПЦЗ 1994 года. До осени 2008 года (именно на это время назначен Собор РИПЦ, на котором предполагается создать более жесткую административную структуру и сформулировать более четкую экклезиологическую позицию) наиболее вероятно, что нынешнее состояние неустойчивого равновесия между киприанитами и антикиприанитами внутри РИПЦ будет сохраняться.

Рекомендации:

1) активизировать предсоборный процесс: проводить приходские и епархиальные собрания, готовить и публиковать проекты докладов и деяний Собора;

2) дать официальную оценку причин, которые привели к срыву диалога с ВВЦУ РПЦЗ, и четко обозначить разницу в канонической позиции и идеологии между РИПЦ и ВВЦУ РПЦЗ;

3) допустить возможность диалога с другими "осколками" РПЦЗ на Соборе РИПЦ, определив формат, условия и цели такого диалога;

4) допустить возможность диалога с "некиприанитскими" ИПЦ Греции.

3. РПАЦ

Некоторое замирание церковной жизни в РПАЦ, которое ощущалось в конце 2007 года, когда "информационные поводы", связанные с этой юрисдикцией касались только очередных угроз со стороны власти относительно изъятия суздальских храмов, сменилось в начале 2008 года резким всплеском. Это связано с проведением 8-11 февраля в Суздале Десятого Съезда духовенства, монашествующих и мирян Суздальской епархии и, одновременно с ним, первого в истории РПАЦ Архиерейского Собора, формат которого, впрочем, мало отличался от наиболее крупных заседаний Суздальского Синода в прошлом. Тем не менее, решения этого Собора имеют принципиальный характер и представляют интерес для других "осколков" РПЦЗ.

Важно отметить, что поводом для принятия столь важных решений стало не столько стремление руководства той части РПАЦ, которую возглавляет Митрополит Валентин, более четко определить свое каноническое положение, богословскую и идеологическую позицию, а "вызовы", поступавшие в Суздаль со стороны другой части РПАЦ, которую Митрополит Валентин считает "оппозицией" и пытается отторгнуть от этой юрисдикции. Характерно также, что часть решений, принятых Собором, дословно воспроизводит документы, подготовленные нынешней "оппозицией", еще в рамках официальной Богословской комиссии РПАЦ, в 2005 году, а другая часть представляет собой ответы на вопросы и "упреки", поступавшие в адрес Митрополита Валентина и созданной им суздальской церковной администрации сначала со стороны Инициативной группы клириков, монашествующих и мирян РПАЦ, а затем со стороны Временного церковного совета при епископе Челябинском Севастиане. Таким образом, из материалов Съезда и Собора видно, что основным субъектом церковной активности в РПАЦ является именно так называемая "оппозиция" Митрополиту Валентину, которая и формирует "повестку дня" для всей Церкви и определяет круг тем, в обсуждении которых вынуждены участвовать Митрополит Валентин и его окружение. Обращает на себя внимание и постоянное использование в материалах Съезда и Собора терминов, категорий, понятий, идей, сформулированных и разработанных в среде так называемой "оппозиции" (например, Истинное Православие и "мировое православие", "осколки" РПЦЗ, Церкви "русской традиции", "Малый Собор епископов" и т.п.). Рассмотрим эту зависимость суздальских документов от идеологического мэйнстрима, формируемого ВЦС РПАЦ, на примере конкретных материалов Съезда и Собора.

Свой отчетный доклад Митрополит Валентин посвятил обзору жизни Церкви за 17 лет. Сам по себе этот срок, обозначенный в докладе, свидетельствует о том, что данный Собор воспринимался его организаторами как первый в истории РПАЦ. В Соборе приняло участие 7 епископов РПАЦ из 12, причем столь значимый, с "символической" точки зрения, иерарх как катакомбный архиепископ Яранский и Вятский Антоний (Аристов) категорически отказался явиться на Собор, несмотря даже на то, что из Суздаля пытались прислать за ним автомобиль. Одновременно с этим, совершая богослужения в Дмитрове, архиепископ Антоний не возносит имени Митрополита Валентина как первоиерарха, что можно рассматривать как признак его, по меньшей мере, административного отделения от Суздальского Синода. По понятным причинам не участвовал в Соборе епископ Челябинский Севастиан, уже около полутора лет находящийся в автономном положении, на основании известных канонических правил о вхождении в состав и выходе из Малых Соборах епископов в условиях разрушения нормальной структуры Поместной Церкви. Отсутствие остальных иерархов — архиепископов Даугавпилсского и Латвийского Виктора и Смелянского Илариона — в Суздале объяснили юридическими и медицинскими причинами.

Попытки ответить на критику в адрес Суздальского Синода со стороны упомянутых выше Инициативной группы и Временного церковного совета РПАЦ были предприняты в докладах архиепископа Феодора (Гинеевского) и епископа Амвросия (Епифанова). Напомним, что критика эта сводилась к тому, что Суздальский Синод имеет нелигитимное происхождение, потому что никогда не был канонически сформирован в соответствии с Уставом Церкви, что состав Синода непостоянен и подбирается лично Митрополитом Валентином, что решения Синода (в частности, по делу игумена Григория и приписываемой ему "каббалистической ереси") грубо противоречат канонам и здравому смыслу, что в истории РПАЦ ни разу не собирался Собор, который, согласно ее Уставу и каноническому праву, является высшим органом церковной власти и источником полномочий всех остальных ее органов. Инициативная группа и Временный церковный совет также указывали на противоречивость действий Митрополита Валентина, их эмоциональную мотивированность, отсутствие канонических оснований этих действий, что ставило под вопрос дееспособность Митрополита Валентина как первого епископа данного Малого Собора епископов, или "осколка" РПЦЗ, известного как РПАЦ.

В полном соответствии с разработанной ВЦС РПАЦ экклезиологией "осколков" или Малых Соборов епископов, архиепископ Феодор в своем докладе признал равночестность всех "ветвей" русского православия, самоуправляющихся на основании указа Патриарха Тихона № 362. Исходя из этого, архиепископ фактически признал, что все истинно-православные христиане России не обязаны входить в РПАЦ, и административная децентрализация в нашей Поместной Церкви будет сохраняться вплоть до восстановления ее канонических структур на законном Всероссийском Поместном Соборе.

Слабым местом доклада является та его часть, где архиепископ Феодор пытается канонически обосновать власть Суздальского Синода. Как бы отвечая на критику ВЦС РПАЦ, он называет проходившие в Суздале епархиальные Съезды "фактически Соборами", на которых и было восстановлено "Высшее Церковное Управление в России, позже переименованное в Архиерейский Синод". Однако из документов тех Съездов хорошо видно, что они никоим образом не осознавали себя каноническими Соборами, подчинялись решениям Синода как вышестоящего органа, не формировали его состава и не выбирали первоиерарха. Попытка переосмыслить каноническое значение суздальских Съездов представляется запоздалой и неубедительной.

Архиепископ Феодор цитирует раздел 3-й Устава РПАЦ, который впервые был опубликован Инициативной группой и стал основой для указания на нелегитимность Суздальского Синода. Там говорится, что Синод формируется Собором и подотчетен ему. Вопреки этому положению Устава, архиепископ Феодор тут же утверждает, что "наша Церковь с 1996 г. управляется Архиерейским Синодом, действующим от лица Собора Епископов". Более того, он в определенной мере отождествляет Синод и Собор РПАЦ, говоря, что при образовании Синода, в 1996 г., в Церкви было всего 4 епископа, и все они вошли в Синод. Ссылаясь на примеры неназванных "современных Истинно-Православных Церквей", докладчик утверждает, что и у них Архиерейские Синоды "являются фактически Соборами Церквей и осуществляют высшее церковное управление". Более того, "Синодальную форму" правления, вопреки Уставу РПАЦ, архиепископ Феодор считает "единственной возможной церковной организацией вообще". Подобные утверждения противоречат не только Уставу РПАЦ, но и решениям Поместного Собора Российской Церкви 1917-18 гг., упразднившего Синодальное управление Церковью и подвергшего его справедливой и широкомасштабной критике.

Цитируя п. 3.9 Устава РПАЦ, которому уделялось особенно много внимания в материалах ВЦС ("Архиерейский Синод состоит из Председателя Синода и двух постоянных членов в архиерейском сане, секретаря и очередных членов Синода из числа епархиальных архиереев Церкви, очередность и сроки работы которых в Синоде определяет Собор"), архиепископ Феодор вообще оставляет его без комментариев, что можно рассматривать как форму признания невыполнения этого пункта Устава. Далее, он указывает на источник полномочий председателя Синода Митрополита Валентина - на старшинство его по хиротонии. Архиепископ признает, что, вопреки п. 3.9, Синод "собирается в наличном составе (тех, кто смог прибыть на заседание)", и утверждает о достаточности "кворума из трех епископов" (произвольно сошедшихся) для принятия Синодальных решений. Подобных форм организации Высшей церковной власти в Уставе РПАЦ нет. Говоря о критике нынешней организации Суздальского Синода, архиепископ Феодор признает, что она звучит со стороны "своих церковных деятелей", каковыми, очевидно, он считает членов ВЦС РПАЦ при епископе Севастиане.

В докладе исподволь вводится понятие перманентного Собора Епископов РПАЦ, не собирающегося в определенном месте и в определенное время, а существующего как бы "по умолчанию" - так, говоря об открытии Синодом новых епархий, архиепископ Феодор утверждает, что соответствующие решения принимались с ведома епископов и, значит, "имеют соборную санкцию".

Затрагивая достаточно болезненный, в том числе с точки зрения светского законодательства РФ, вопрос о периодичности созыва Соборов (Устав РПАЦ повелевает созывать их не реже одного раза в три года, причем Собор является высшим органом управления религиозной организацией, а отсутствие такого органа влечет лишение регистрации этой организации), архиепископ Феодор утверждает, что роль Соборов всей РПАЦ играли Съезды Суздальской епархии. Вряд ли, с формально юридической точки зрения, такой аргумент может быть признан убедительным, ведь в РПАЦ входят и другие епархии. Кроме того, архиепископ Феодор впервые озвучил неожиданную информацию о том, что по поводу регистрации Уставов в РПАЦ собирались некие тайные Соборы, "о которых было решение не оглашать". Если такие Соборы действительно имели место и информация о них не "просачивалась" даже в среду ближайшего окружения Митрополита Валентина, представители которого позже отчасти и составили разного рода "оппозиции", не совсем ясно, зачем выше архиепископ Феодор пытается придать статус общецерковных Соборов епархиальным Съездам. Очевидно, что в случае с "тайными Соборами" речь идет о фиктивных протоколах, представлявшихся в органы юстиции для того, чтобы была соблюдена юридическая форма, предусмотренная Уставом РПАЦ для учреждения епархий (то есть учреждение их Соборами). На эту мысль наводит еще и то обстоятельство, что в докладе Митрополита Валентина утверждается: епархии создавал именно Синод, о чем и сообщалось в официальных изданиях РПАЦ.

Иную методологию апологетики Суздальского Синода предложил в своем докладе епископ Амвросий, уволенный этим же Синодом на покой по причине некоторых канонических проблем. Методология эта состоит в попытке дискредитировать источник критики в адрес Синода, причем жестко эмоциональными методами, своего рода - с помощью гипнотического внушения. Аргументация епископа Амвросия начинается с того, что критики Суздальского Синода - "лжеревнители", "наукообразные", "провокаторы", "критиканы", "смутьяны", "чуждые православной традиции", занимающиеся "дестабилизацией", "компрометацией", "разделениями и кривотолками", "разгулом", "обновленческой демократией", "с присущей им непристойностью муссируют вопрос о легитимности". Таким образом, главный аргумент епископа Амвросия в защиту Суздальского Синода - недостоинство и нецерковность его критиков. По существу же, епископ Амвросий повторяет аргументацию архиепископа Феодора, отождествляя Синод 1996 г. с Архиерейским Собором (тогда непонятно, почему Устав Церкви разделяет эти органы). Епископ Амвросий признает, что вопреки Уставу Синод РПАЦ не избирался, но объясняет это тем, что, в принципе, в него по-прежнему входят все архиереи Церкви.

Итак, попытки оправдать законность Суздальского Синода на Соборе сводились к нескольким, отчасти противоречивым, позициям: 1) Синод и Собор в РПАЦ одно и то же; 2) Съезд Суздальской епархии и Собор РПАЦ одно и то же; 3) в РПАЦ проходили тайные Соборы, о которых ничего не сообщалось; 4) вопрос о Соборах поднимают и "муссируют" недостойные и нецерковные лица.

Практически все остальные решения Собора буквально или почти буквально воспроизводят материалы Богословской комиссии 2005 г., разработанные теми церковными деятелями, которых ныне в РПАЦ называют "смутьянами", "критиканами" и т.п. (см. доклад епископа Амвросия). Доклад, представленный от имени отсутствовавшего на Соборе архиепископа Илариона, буквально воспроизводит название документа, представленного на рассмотрение Богословской комиссии Александром Солдатовым, ныне членом ВЦС РПАЦ: "О духовно-каноническом статусе Московской патриархии и других церквей "мирового православия". Касательно Московской патриархии, в этом докладе указывается на три действия, каждого из которых было бы достаточно для ее отпадения от Православия, - раскол митрополита Сергия 1927 г., узурпация им должности Местоблюстителя Патриаршего престола в 1936 г. и "воссоздание" Московской патриархии по воле Сталина в 1943 г. Эти три эпизода были довершены отпадением МП в ересь экуменизма в 1961 г. через вступление во Всемирный совет церквей. Несмотря на то, что цитируемый текст официально называется докладом, он написан в стиле определения Собора, поскольку автор даже не подверг редакции документ Богословской комиссии, который являлся проектом определения Собора. Так, в докладе говорится: "Архиерейский Собор считает тщетными попытки определить конкретную дату окончательного отпадения того или иного сообщества от Церкви. Вместо этого Собор констатирует, что в настоящее время ни Московская Патриархия, ни "мировое православие" в целом к Церкви Христовой отношения не имеют. Это значит, что там не могут совершаться подлинные церковные таинства". В столь категоричной форме о "безблагодатности" "мирового православия" не заявлял ни один из "осколков" РПЦЗ - подобные формулировки были свойственны лишь консервативным группам греков-старостильников.

Доклад "О новом церковном календаре как об экклизиологической ереси", подписанный уже почившим к моменту Собора епископом Геронтием, был составлен, судя по всему, игуменом Феофаном (Арескиным) на основе греческих старостильных источников. Отмечая, что с древности церковный календарь играл роль средства отделения православных от еретиков, автор доклада отмечает, что григорианский календарь ("новый стиль") с момента своего появления использовался как орудие экспансии католиков на Восток и был анафематствован Константинопольским Собором 1583 г. Автор напоминает, что инициаторы календарной реформы 1920-х гг. (митрополит Досифей и патриарх Мелетий) мотивировали свои действия именно экуменическими соображениями - последующим объединением с неправославными церквами Запада. Тем не менее, в докладе, очень основательном с исторической точки зрения, не приводится ни одного собственно богословского документа в пользу того, что новокалендаризм является ересью по сути, то есть искажает догматы веры.

Отдельная резолюция Собора посвящена киприанизму - очень болезненной проблеме для "осколков" РПЦЗ, разделяющей их на два лагеря. Учение митрополита Киприана названо Суздальским Собором "мягкой и скрытой формой" ереси экуменизма. В качестве главных и неприемлемых положений киприанизма Собор выделил учение о "действительности таинств" экуменистов и на наличие в единой, но разделенной, Церкви здоровых (православных) и больных (еретиков) членов. Основываясь на том, что Православие и Церковь неразделимы, Собор констатировал, что не Соборы (а митрополит Киприан требует Вселенского Собора для осуждения экуменистов), а сами ереси отлучают еретиков от Церкви и лишают их таинства благодати.

Наконец Собор принял новое чинопоследование в Неделю Православия, также детально разработанное Богословской комиссией в 2005 г. По инициативе игумена Феофана, в чинопоследование введены некоторые "византийские" элементы (древние анафематизмы и "вечная память" иерархам Константинопольской Церкви), а также добавлены некоторые новые анафемы, "актуальные" для современного положения Церкви. Так, к анафеме на большевиков добавлены слова "и преемствующим им яко властителем", что явно указывает на нынешние власти РФ, не разорвавшие своего правопреемства с властями СССР. Очевидно, на эмоциональном состоянии суздальских архиереев весьма отразилось то давление, которому подвергается эта юрисдикция во Владимирской области и в некоторых других регионах России.Поименно названы в анафемах главные лжеучители Московской патриархии и других церквей "мирового православия": "Вселукавому Сергию Нижегородскому, безбожным властем предавшемуся и от них главой нечестивого сборища поставленному и ради личнаго благополучия венца мученическаго отрекшемуся, и рекшаго себя быти патриарха Московскаго и Всероссийскаго, и всем того последователем — анафема; экуменическия ереси начальником и ересиархом новым, Мелетию Константинопольскому, Хризостому Афинскому, Никодиму Ленинградскому, Афинагору и Димитрию Константинопольским и всем единомудренным с сими, открытою главою исповедующым ересь экуменизма вкупе с прочими ересьми Лютора и Кальвина и дерзко возстающым на благочестие, оклеветующым и похуляющым святых Отец наших и святыя Соборы, и тако и каноном церковным насмеявшимся — анафема". В чин введена "вечная память" исповедникам Катакомбной и Старостильных Церквей: "Тихону, святейшему патриарху Московскому и всея России исповеднику, славным мучеником и исповедником Петру Крутицкому, Кириллу Казанскому, Агафангелу Ярославскому, Иосифу Петроградскому, Виктору Глазовскому, Димитрию Гдовскому, Алексию Воронежскому, Нектарию Яранскому, Серафиму Угличскому и всем Новым Исповедником и Мучеником Церкве Российския, — вечная память... Святейшым исповедником православия, противу новшествующих подвизавшымся, Хризостому епископу Флоринскому, Гликерию митрополиту Румынскому, Филарету митрополиту Нью-Йоркскому, новому исповеднику, противу ереси икуменизма добре подвизавшемуся, — вечная память. Григорию Вашингтонскому, Леонтию Чилийскому, Аверкию Джорданвилльскому, Нектарию Сеатлийскому, Виталию Джерджиситскому и прочим иерархом Русския Зарубежныя Церкве, утверждавшим Православие — вечная память... Преосвященным митрополитом Антонию и Анастасию и прочим архиепископом, епископом и всем православным христианам Русския Зарубежныя Церкви, во православии скончавшимся — вечная память".

Рассматривая вопрос о чиноприеме клириков и мирян из экуменических церквей "мирового православия", Собор, в отличие от всех своих предыдущих решений, не воспользовался литургическим текстом, разработанным Богословской комиссией в 2005 году, а принял исключительно административное решение. Однако оно соответствует самому жесткому варианту чинопоследования из всех, которые рассматривались Богословской комиссией в 2005 г.: обязательное миропомазание, а для тех, кто не имеет правильного образа Крещения (в три погружения), - Крещение. Таким образом, почти невозможной становится прежняя многолетняя практика РПАЦ, когда относительно быстро и без особых формальностей к ней могли присоединяться клирики МП. Вместе с тем, вызывает сомнение, что столь строгое решение Собора будет повсеместно в РПАЦ исполняться, поскольку Собор допустил икономию "на усмотрение правящих архиереев".

В целом, канонические решения Суздальского Собора надо признать достаточно радикальными, практически превращающими РПАЦ в самый консервативный из "осколков" РПЦЗ. Решения о безблагодатности "мирового православия", о чиноприеме из него через миропомазание, о поименном анафематствовании иерархов "мирового православия" и фактически нынешней российской власти сопоставимы лишь с радикальными решениями, принятыми на Соборе РосПЦ в ноябре 2006 г. Даже РПЦЗ(В) (и тем более РИПЦ) не готовы в настоящий момент столь жестко определить свою экклезиологическую позицию.

Общее радикальное настроение Суздальского Собора сказалось и на решении наиболее болезненного внутреннего вопроса РПАЦ - о деятельности епископа Севастиана и Временного церковного совета при нем. В соответствии с неканоническими традициями "суздальского судопроизводства", епископ Севастиан, без судебной процедуры и следствия, был предан анафеме, однако Собор не лишил его при этом епископского сана. Едва ли, впрочем, такие решения подвигнут епископа Севастиана на разрыв с РПАЦ и создание нового "осколка" ИПЦ русской традиции. Поспешность и радикализм решения по его делу, являющегося отголоском "дела игумена Григория" 2005 г., не могут вызвать доверия и полного согласия в среде духовенства РПАЦ. Поэтому в ближайшей перспективе продолжится сосуществование двух идейно-административных центров в РПАЦ, причем характерно, что при жестком осуждении "челябинского" центра на словах, суздальский центр вынужден активно пользоваться его идеологическими разработками и терминологией.

Важно отметить, что на Соборе не был принят и даже не упоминался самый глобальный документ, над которым работала Богословская комиссия в 2005 г., - Исповедание веры Церкви. При отсутствии подобного документа, в систематическом виде излагающего учение РПАЦ по главным догматическим и каноническим вопросам, особенно - тем из них, которые актуальны в наше время, принятые Собором вероучительные и экклезиологические документы воспринимаются как фрагментарные, они касаются только выборочных вопросов (новый стиль, киприанизм, чиноприем) и не формируют законченной и исчерпывающей системы вероучения и канонической позиции РПАЦ.

Как мы указывали и в своем прошлом Обзоре, Суздальский Синод не смог принять никакого участия в процессе собирания "осколков" РПЦЗ. Показательно, что ни один приход или клирик из прервавших общение с митрополитом Лавром после 17 мая 2007 года не перешел под омофор Митрополита Валентина, несмотря на прямые предложения такого рода, которые суздальский иерарх делал в ходе своего визита в США.

Наконец, в конце февраля Митрополит Валентин совершил очень экстравагантный и авантюрный шаг, направив на имя президента, генерального прокурора и ряда других высших должностных лиц заявление с требованием ликвидировать РПЦ МП. Заявление составлено в достаточно сумбурном стиле (Митрополит Валентин обвиняет РПЦ МП, например, в "никонианстве"), с массой ошибок и крайне невнятных и юридически неграмотных выражений (типа "духовного геноцида" в отношении РПАЦ, который якобы подпадает под международные конвенции о противодействии геноциду). Заявление составлено сотрудником ООД "За права человека" на общественных началах Степановым и подписано Митрополитом Валентином. Оно было распространено в Интернете помощником Митрополита Валентина игуменом Феофаном. Будучи достаточно уязвимой с юридической стороны (неясность с проведением Соборов, отсутствие формального правопреемства с РПСЦ 1990-96 гг., претензии к содержанию памятников истории и культуры и т.п.), подобным демаршем РПАЦ может спровоцировать власти на дополнительную политизацию конфликта с нею.

Рекомендации:

1) Независимо от характера текущих отношений каждого прихода РПАЦ с Суздальским Синодом, продолжать устанавливать рабочий контакт с епископом Севастианом и Временным церковным советом при нем,осуществляя свою церковную деятельность в координации с этими временными органами церковного управления.

2) Признать каноническую несостоятельность "судебных деяний" Суздальского Синода, касающихся, в частности, епископа Севастиана.

3) Признать справедливыми ряд экклезиологических решений Собора, но указать на их фрагментарность при отсутствии общего Исповедания веры Церкви.

4. РПЦЗ(В)

Ко времени выхода прошлого Обзора, осенью 2007 года, в РПЦЗ(В) царило "затишье перед бурей". Буря была предопределена тем, что все еще ожидалась реакция разных кругов внутри этой юрисдикции на майское обращение епископа Владивостокского и Дальневосточного Анастасия (Суржика) с призывом к старшему по хиротонии епископу Западно-Американскому и Сан-Францисскому Владимиру (Целищеву) созвать Архиерейский Собор этой юрисдикции. Но с ноября 2007 г. по январь 2008 г. события в РПЦЗ(В) полились даже не дождем, а ливнем.

Три основных центра этой юрисдикции, находившиеся в замороженном состоянии еще со времен "свечного Собора" лета 2006 года (на котором произошло отделение РосПЦ), наконец-то пришли в движение. Как следовало ожидать, первым же результатом такого движения стало то, что юрисдикция развалилась. Но не просто развалилась, а, как мы надеялись раньше и продолжаем надеяться теперь, развалилась, чтобы ожить.

Информация об этом процессе отличалась противоречивостью, причем нередко сознательно искажалась разными источниками в РПЦЗ(В) "для трансляции на публику". Но постепенно обстоятельства прояснились.

Три центра РПЦЗ(В) — это:

1.парижская группа фактического, хотя и неформального главы прежней РПЦЗ(В) прот. Вениамина Жукова; в группу входят заслуженный брюссельский протоиерей Николай Семенов и незначительное количество клириков и мирян в Западной Европе, а также зависимый от прот. Жукова епископ Антоний (Рудей) с небольшим числом прихожан в Молдове,

2.северо-американский центр из нескольких приходов в США и Канаде с живущим в США епископом Владимиром (Целищевым),

3.дальневосточный центр во главе с епископом Анастасием (Суржиком) (в епархию входят, помимо дальневосточных приходов, несколько общин в Сибири, но фактически к ней тяготеет большинство приходов РПЦЗ(В) в России, где других епископов РПЦЗ(В) нет).

Кроме этого, в РПЦЗ(В) имеется некоторое количество приходов на территории европейской России и в Украине, которые сами по себе не представляют центров церковной власти (можно указать только на "центры инициатив" типа прихода о. Тихона (Козушина) в г. Алексине Тульской области или Свято-Иоанновского монастыря в Киеве), так или иначе балансируя между тремя названными центрами.

Исторически в РПЦЗ(В) "верховная" власть принадлежала первому из этих центров, парижскому. Но после смерти Митрополита Виталия в сентябре 2006 года заграничный центр лишился своего главного преимущества — возможности составлять указы от имени Митрополита. Это поставило его перед необходимостью бороться за власть, но ресурсов для активной борьбы у прот. Жукова не было. Тогда он избрал тактику борьбы пассивной, сумев хотя бы надолго заморозить положение в РПЦЗ(В).

В этой борьбе его главным противником стал еп. Анастасий, который требовал организации нормального церковного управления и еще много раньше, при жизни Митрополита Виталия, официально протестовал против засилья в синодальных делах парижского протоиерея. Тем не менее, ситуация в РПЦЗ(В) удерживалась если не в равновесном, то в стационарном состоянии, так как прот. Жуков имел в полном подчинении одного из епископов (еп. Антония) и мог (в отличие от еп. Анастасия) оказывать влияние на другого (еп. Владимира). Однако, еп. Владимир не был материально или, тем паче, психологически зависим от прот. Жукова лично, а такая ситуация предопределяла неизбежный конфликт. Характеры обеих сторон этого конфликта, как прот. Жукова, так и еп. Владимира, были таковы, что на рациональное и прагматичное разрешение какого бы то ни было конфликта между ними надеяться не приходилось. К началу 2007 года конфликт между старшим по хиротонии епископом и когда-то всесильным протоиереем оформился, и "размораживание" РПЦЗ(В) стало делом ближайшего времени.

В этих условиях еп. Анастасий хотя и не смог добиться того, чтобы с призывом к Собору РПЦЗ(В) выступил ее старший по хиротонии архиерей, но смог, по крайней мере, добиться официального согласования с ним своего собственного майского обращения. После этого нужно было ждать реакции Парижа. Она была, но — поначалу — тайной.

"Парижские тайны", так удивившие уже многое повидавший мир ИПЦ русской традиции, стали явными лишь в конце января, но относились еще к ноябрю 2007 года. Епископ Антоний в приходе прот. Жукова в Париже тайно рукоположил единолично двух представленных прот. Жуковым марионеточных кандидатов в епископы. Единоличная хиротония была слегка закамуфлирована ссылкой на согласие престарелого и больного еп. Варфоломея, который официально не был отправлен на покой только потому, что с 2006 года не проводилось заседаний Синода, так что некому было удовлетворить его давным-давно поданное прошение о почислении за штат. Еп. Варфоломей проживает в доме для престарелых в Канаде и, согласно медицинской справке еще двухлетней давности, не является дееспособным. Но в нашем случае был более чем сомнителен даже факт какого бы то ни было контакта парижской группы с еп. Варфоломеем.

Несмотря на то, что за пределами Молдавии и Западной Европы все же нашлось несколько клириков, готовых признать парижские единоличные хиротонии, столь брутальное нарушение прот. Жуковым и еп. Антонием церковных канонов привело к, фактически, полной изоляции парижского церковного центра от остальной РПЦЗ(В). Новые хиротонии не признали ни еп. Анастасий, ни еп. Владимир, которые разорвали церковное общение с еп. Антонием. В большинстве приходов европейской России и Украины, где еп. Антония поминали в качестве временно управляющего епархиями, также перестали возносить его имя.

Таким образом, когда-то первенствовавший в РПЦЗ(В) центр церковной власти выделился в отдельную микроюрисдикцию. Зная личные особенности лидеров этой группы, для нее нельзя предсказать никакого будущего, кроме медленного умирания. Из серьезной церковной деятельности эта группы ушла навсегда.

Для остальной части РПЦЗ(В) отвалися камень и отверзеся могильный вход, так что теперь ей остается только самое главное — воскреснуть.

Теперь уже сам еп. Владимир объявил (в январе) о созыве Архиерейского Собора. Архиереев "оставалось только двое", но, теоретически, этого могло бы быть достаточно для возрождения работоспособной структуры церковного управления. Это решение еп. Владимира стало кульминацией нынешнего этапа "реконструкции" РПЦЗ(В). За кульминацией неизбежно последует — и уже начал следовать — спад.

Логика борьбы с парижской группой делала, в конце концов, неизбежной декларацию о созыве Собора. Но от декларации до созыва — большая дистанция. В феврале 2008 года приходы РПЦЗ(В) начали ощущать, что такую дистанцию нельзя будет преодолеть на одной только эйфории победы над "всесильным протоиереем".

Когда Собор архиереев РПЦЗ(В) начинает рассматриваться не как лозунг, а как планируемая реальность, то обнаруживается, что для него возможно лишь весьма ограниченное число сценариев.

Конструктивный диалог между обоими епископами был бы возможен лишь в том случае, если бы каждый из них приехал с готовой программой дальнейшей жизни РПЦЗ(В) и работы ее церковного управления. Не приходится сомневаться, судя по его действиям как в 2007 году, так и в течение прошлых лет, что такая программа есть у еп. Анастасия. Аналогичные данные относительно епископа Владимира уверяют в обратном: никакой собственной конструктивной программы у него нет. Конечно, было бы можно ожидать такой программы, подготовленной окружением еп. Владимира от его имени. По сути это неважно. Но где было это окружение до сих пор? Да, ему удалось побудить еп. Владимира написать воззвание о созыве Собора. Но даже в этом воззвании не определены ни сроки, ни место, ни какие-либо другие конкретные подробности относительно будущего Собора. Воззвание составлено так, что конкретно никого ни к чему не обязывает. Даже знаменитое жуковское "после святок" (о назначении даты несостоявшегося Собора после кончины Митрополита Виталия) выглядело конкретнее.

Поэтому воззвание епископа Владимира отнюдь не гарантирует его активного участия в подготовке Собора. И еще менее оно гарантирует наличие у него конструктивной программы Собора.

Не имея конструктивной программы, еп. Владимир может прийти на Собор только в одном из двух качеств: неконструктивной и поэтому непримиримой оппозиции еп. Анастасию или идейно зависимого от него епископа. Последнее было бы единственно разумным и реалистичным решением. Но хватит ли у еп. Владимира реализма?

Мы не будем об этом гадать. Хотя бы потому, что в том и другом случае результат для РПЦЗ(В) будет, в общем и целом, одинаковым. Ее единственным лидером является еп. Анастасий, который только и может взять на себя ответственность за судьбу всей этой юрисдикции в целом.

5. РосПЦ.

Основным источником медиа-активности за обозреваемый период, благодаря которому "внешнее" сообщество получало хоть какие-то напоминания о РосПЦ, стал Митрополит Дамаскин (Балабанов), возглавивший "умеренную" ветвь РосПЦ, противостоящую "радикалам" во главе с Митрополитом Антонием (Орловым). В отличие от "антониевской ветви" РосПЦ, Митрополит Дамаскин является реальным идеологическим лидером своей Церкви, формирующим ее позицию по наиболее важным вопросам. В "антониевской ветви" эту роль выполняют архиепископ Виктор (Пивоваров), епископ Стефан (Бабаев) (в пределах своей локальной группы - в основном, в республике Коми) и Ирина Виноградова-Митце, пользовавшаяся особым доверием Митрополита Виталия в последние годы его жизни. Как утверждает Митрополит Дамаскин, "Митрополит Антоний (Орлов) окончательно превратился  в беспомощную фигуру. Его никто не слушает, он потерял даже иллюзорный контроль над своей группировкой".

После всплеска активности в 2006-м - начале 2007 гг., ознаменовавшегося проведением Соборов, формулированием антисемитской идеологии, расколом и т.п., активность "антониевской ветви" к концу 2007 г. сменилась почти полным застоем, именуемым внутри этой юрисдикции "миром церковным". Отдельные иерархи "антониевской ветви" (например, епископы Стефан и Афанасий) сосредоточились на участии в националистических организациях, что, по мнению их критиков из "дамаскиновской ветви", в контексте "народопоклоннической ереси", превращает РосПЦ(А) в политическую по преимуществу организацию, деятельность которой принимает порой патологические формы. Нельзя не признать, что отдельные рудименты первоначальной идеологии единой РосПЦ присущи и Митрополиту Дамаскину - например, особое внимание к "иудео-масонской проблематике". Так, нынешнюю власть РФ он считает плодом "синтеза советчины и иудео-масонства".

Основные "информационные поводы", которые привлекают внимание к "ветви" Митрополита Дамаскина, носят правозащитный характер - речь идет об угрозах со стороны представителей ФСБ, которые привели к фактическому закрытию кафедрального храма в подмосковной Щербинке, недопуске священника РосПЦ в больничную палату к своей духовной дочери, вызовах священников РосПЦ в правоохранительные органы с целью выяснения учения и форм деятельности их религиозной организации, создании в Белгороде целой комиссии по противостоянию действующему в том регионе "дамаскиновскому" епископу Григорию. Постоянному присутствию Митрополита Дамаскина в "информационном поле" способствует поддержка со стороны популярного сайта "Меч и трость" Владимира Черкасова-Георгиевского и наличие собственного, достаточно активного сайта "Исповедник.Орг". По публикациям на этих ресурсах (в основном, в жанре интервью) и можно проследить эволюцию идеологии "дамаскиновской ветви" РосПЦ за обозреваемый период.

После Собора РосПЦ в Славянске-на-Кубани летом прошлого года, когда, собственно, и произошел раскол этой Церкви, представители "антониевской ветви" предлагали "дамаскиновцам" собрать объединительный Собор в Запорожье, где служит склонный к преодолению раскола архиепископ Иоанн (он формально принадлежит к "дамаскиновской ветви"). Безусловно, это могло бы восприниматься как шаг к примирению и отказу от наиболее радикальных решений Собора в Славянске-на-Кубани (речь идет о так называемой "ереси народопоклонничества", снимающей с русского народа всякую ответственность на трагедии ХХ века и упраздняющей, таким образом, необходимость его покаяния в революциях, цареубийстве и т.д.). Однако Митрополит Дамаскин имел твердое убеждение, что "антониевцы" не готовы пойти на компромисс, поскольку они по-прежнему говорили о необходимости осуждения Дамаскина "за самочиние". Поскольку Митрополит Дамаскин достаточно оперативно, сразу после его увольнения с кафедры на Соборе в Славянске-на-Кубани, создал свою юрисдикцию, он совершенно не был готов приезжать на суд Митрополита Антония, да и формально уже не признавал никакой его юрисдикции над собой.

Осознавая необходимость формулирования более четкой экклезиологии и канонической позиции РосПЦ, отличающих ее, в частности, от других "осколков" РПЦЗ, Митрополит Дамаскин и архиепископ Иоанн, проведя Собор в Запорожье без "антониевцев", создали комиссию во главе с епископом Григорием (Кренцив) по разработке документов об исповедании веры и каноническом статусе РосПЦ. В настоящее время трудно сколько-нибудь определенно говорить о том, готова ли РосПЦ к восприятию "экклезиологии осколков", на основе которой можно начать диалог "осколков" РПЦЗ, признав их статус кво, а потом - и процесс собирания из этих "осколков" Поместной Российской Церкви. "Дамаскиновская" ветвь унаследовала от "антониевской" восприятие себя в качестве всей полноты Поместной Российской Церкви, о чем, помимо прочего, свидетельствуют титулы первоиерархов этих "ветвей" - и Антоний, и Дамаскин именуются "Митрополитами Московскими и Всероссийскими" (хотя с 1917 г. Московская кафедра является Патриаршей). Однако, занимая в целом более взвешенную и адекватную позицию, Митрополит Дамаскин дает понять в своих интервью, что готов к восприятию других "осколков" как потенциальных составляющих Поместной Церкви, но четкой экклезиологии их "собирания" в РосПЦ пока не существует - от ее разработки удерживает иллюзия собственной юрисдикционной самодостаточности и "полноты Поместной Церкви". Призывая все юрисдикции, "вышедшие в своё время из РПЦЗ и Катакомбной Церкви" к покаянию (перед РосПЦ(Д)?), Митрополит Дамаскин одновременно заявляет: "Мы открыты для диалога со всеми и рады будем приветствовать любую здоровую инициативу". С другой стороны, Митрополит Дамаскин считает, что в настоящее время у его Церкви "нет точек духовного соприкосновения" ни с одним из "осколков" РПЦЗ. "Мы по-разному смотрим на мир, - говорит он, - и у нас сегодня больше противоречий, чем объединительных позиций. Произошла духовная дифференциация. И сблизиться теперь гораздо проблематичней, чем ранее. Все эти юрисдикции проповедуют, с нашей точки зрения, вещи неприемлемые, учения неправославные, идеи церковно-разрушительные, т.е. продолжают делать то, что и привело РПЦЗ к кризису, идейному краху и духовной катастрофе".

Как показывают многочисленные примеры из истории других "осколков" РПЦЗ, подобная изоляционистская позиция рано или поздно порождает расколы в среде ее сторонников, то есть, объективно, она ведет не к "собиранию осколков", а к их умножению, что затрудняет последующий и, как нам хочется верить, неизбежный процесс их собирания.

Рекомендации:

Отказаться от жесткого выражения своей "канонической исключительности" как "единственной законной РПЦЗ" и выразить готовность к равному диалогу с другими ИПЦ русской традиции.

Председатель ВЦС РПАЦ игумен Григорий.
Заместитель Председателя Борис Редькин.
Управляющий делами Александр Солдатов.
Секретарь монахиня Ксения.
Члены Совета.

29 февраля 2008 г.


    В сюжете:

02 мая 2018, 15:26  
МОНИТОРИНГ СМИ: Почему у РПЦЗ нет храмов в Москве и Питере. "Создается впечатление, что был дан приказ делать так, чтоб ничего в Москве у РПЦЗ не было"
30 апреля 2018, 15:13  
"Хризостовско-киприановский" Синод ИПЦ Греции прославил в лике святых подвижника-старостильника Иоанна Нового Милостивого
30 апреля 2018, 12:44  
МОНИТОРИНГ СМИ: «Миссионер, бунтарь, протопоп Аввакум ХХ века...». Издана книга известного киевского иосифлянина архимандрита Спиридона (Кислякова) «Исповедь священника перед Церковью»
25 апреля 2018, 20:09  
ДОКУМЕНТ: Обращение Архиерейского Синода РПЦЗ(А) об опасности самоизоляции
25 апреля 2018, 20:01  
Синод РПЦЗ(А), заседавший в Одессе, отложил лишение сана архиепископов Андроника и Софрония и отказал в приеме бывшему епископу ИПЦ(Р)
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 
21 мая 2018, 14:48  
Бывший наместник Сретенского монастыря митрополит Тихон (Шевкунов) надеется на то, что ему позволят служить в нем "хотя бы раз в год"
Эксклюзивный материалМатериал содержит иллюстрации21 мая 2018, 13:36  
Во Псков прибыл митрополит Тихон (Шевкунов)
Эксклюзивный материал21 мая 2018, 01:06  
"ЗОНА РИСКА" (авторская рубрика епископа Григория): От кого (не) вознесся Христос. Слово на Вознесение Господне (04/17.05.2018)
20 мая 2018, 21:23  
"Исламское государство" взяло на себя ответственность за нападение на храм РПЦ МП в Грозном
19 мая 2018, 23:07  
"У Московского патриархата была возможность подписать документ о процедуре предоставления автокефалии", - в Афинах состоялись переговоры делегации Константинопольской патриархии с главой Элладской Церкви об автокефалии УПЦ
19 мая 2018, 21:47  
МОНИТОРИНГ СМИ: Москва прощается с владыкой Тихоном... Шевкунову "может быть предъявлено несоответствие требованиям, предъявляемым к кандидату на патриарший престол"
Материал содержит видео информацию19 мая 2018, 21:25  
При нападении на храм РПЦ МП в центре Грозного погибли двое полицейских и прихожанин
19 мая 2018, 11:54  
Протоиерей РПЦ МП Всеволод Чаплин предрекает "новому" правительству РФ повторение 1917 года
Эксклюзивный материал18 мая 2018, 19:41  
БИБЛИОТЕКА: Александр Нежный. Доктор Гааз und мы. К началу процесса канонизации московского доктора в католической Церкви [художественная литература]
Эксклюзивный материалМатериал содержит иллюстрации18 мая 2018, 18:32  
Лидер "Ассоциации православных экспертов" РПЦ МП заявил о намерении получать свою "законную зарплату" в администрации президента РФ, чему препятствует бывший редактор "ЖМП"
18 мая 2018, 18:08  
МОНИТОРИНГ СМИ: Дело пятерых: в Петербурге второй год расследуют дело прихожан саентологической церкви
18 мая 2018, 18:01  
Экспертиза на Камчатке не обнаружила "оскорбления чувств верующих" в карикатуре на Поклонскую "с фаллоимитатором"
Материал содержит иллюстрации18 мая 2018, 17:44  
МОНИТОРИНГ СМИ: Круговорот православных: как украинцы ищут себе церковь. Истории нескольких священников разных юрисдикций и репортаж из "горячей точки"
Материал содержит иллюстрации18 мая 2018, 17:11  
Священника УПЦ МП «вынудили» бежать из Украины и отдыхать на дорогом курорте — теперь он судится с украинскими журналистами, опубликовавшими информацию об этом
Материал содержит иллюстрации18 мая 2018, 16:35  
После совместной молитвы глава РПЦ МП принял делегацию нехалкидонской Эфиопской Церкви, выразив радость ее успехам
18 мая 2018, 16:05  
В Биробиджане против Свидетеля Иеговы возбуждено уголовное дело по "экстремистской" статье
18 мая 2018, 15:33  
МОНИТОРИНГ СМИ: Операция «наследник»: кто будет следующим Патриархом Московским? "Шевкунов сопровождал Путина в Нью-Йорк для переговоров с РПЦЗ в 2003 и был одним из идеологов ее объединения с РПЦ МП"
18 мая 2018, 15:15  
Равенство всех Церквей в отношениях с государством должно быть обязательно сохранено, заявил глава УГКЦ Архиепископ Святослав (Шевчук)
Материал содержит иллюстрации18 мая 2018, 14:28  
«Это симфония не с государством, а с олигархатом», - архимандрит Кирилл (Говорун) рассказал о том, кто влияет на политику УПЦ МП
18 мая 2018, 13:48  
Ватикан назвал существующую в мире финансовую систему бомбой замедленного действия
18 мая 2018, 13:23  
МОНИТОРИНГ СМИ: "Нет и не может быть согласия между Христом и Велиаром". Доктор филологических наук монахиня Александра (Спектор) (Леснинский монастырь) о новом романе Евгения Водолазкина "Авиатор"
Материал содержит иллюстрации18 мая 2018, 12:55  
В Москве состоится презентация русского издания книги почетного Папы Римского Бенедикта XVI (Йозефа Ратцингера) «Богословие литургии»
18 мая 2018, 12:37  
За переведенным из Москвы во Псков "духовником Путина" не оставили пост наместника Сретенского монастыря на Лубянке
18 мая 2018, 12:13  
Власти Уфы намерены создать в городе "Курбан-центр" для заклания жертвенных животных


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования