Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
18 января 2008, 18:47 Распечатать

МОНИТОРИНГ СМИ: Митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл (Гундяев): "В отношениях между православной и католической Церквами зима сменилась оттепелью"


KAI: Последние десятилетия были трудным временем во взаимных отношениях православных и католиков. Но в последнее время заметны и определенные позитивные моменты. В чем они заключаются?

Митрополит Кирилл: Действительно, в последнее время в наших взаимоотношениях с католической Церковью произошли изменения. Раньше в них царила зима, теперь можно говорить об оттепели.

Я бы отметил, что это произошло благодаря тому, что в обеих Церквах все более осознается потребность свидетельствования нынешнему секуляризованному миру. И главная проблема, стоящая сегодня перед нашими Церквами, а если брать шире, то перед всем христианством, – это маргинализация христианских ценностей в нынешней "светской" цивилизации.

Я знаю, что Польша настаивала на включение в преамбулу Конституции Евросоюза упоминание о христианских корнях как источнике европейской идентичности. У Русской Православной Церкви подобная позиция. Мы также включились в оценку проекта евроконституции, ибо ныне много верующих нашей Церкви живет на территории Евросоюза. Это граждане стран Балтии, значительная российская диаспора, поэтому вопрос о европейской конституции для нас не является исключительно теоретическим. Мы представляли нашу точку зрения авторам проекта, послали письмо Валери Жискар д’Эстэну. В этом вопросе мы действовали совместно с Католической Церковью. Такое взаимное делание разбудило в нас дух солидарности.

Мы принадлежим к одной системе духовных и моральных ценностей, которую нам необходимо совместно защищать. И это, я полагаю, наиболее закономерная тема для нашего диалога.

- Год назад РПЦ МП и Римо-католическая Церковь после шестилетнего перерыва возобновили официальный диалог. Как Вы, Ваше Преосвященство, оцениваете нынешнее состояние диалога в этой сфере. О каких его наиболее важных элементах можно говорить?

- Перечень тем был определен еще в самом начале наших контактов. Хотелось бы, чтобы все поднятые в то время вопросы вновь были также рассмотрены и сегодня. Ибо они относятся к сфере нашего экклезиологического взаимопонимания. Если мы придем к согласию по одному вопросу, а другой игнорируем, либо отложим на будущее, то это будет методологически неправомерно. Я сторонник постоянного диалога по всем темам, которые были определены в самом начале по согласию обеих сторон.

- А какие из аспектов нынешней дискуссии между католической и православной Церквами сегодня наиболее трудны?

- Есть моменты, объединяющие нас. Так, например, происходит, когда мы говорим о тайне св. Троицы или о священстве. Полагаю, что с точки зрения методологии было бы правильным начать диалог с того, что нас объединяет, а затем уже перейти к тому, что разделяет.

Главный разделяющий нас аспект, - это вселенская юрисдикция епископа Рима, а также догмат о его безошибочности, установленный I Ватиканским Собором. Если же мы начнем с разделяющих нас проблем, то все кончится тем, что каждая из сторон так и останется при своем мнении. Так уже не раз в истории бывало. Посему в межцерковном диалоге следует идти от элементов простых к более сложным. Нужно стремиться лучше понимать друг друга. Только это создаст возможность конструктивного рассмотрения проблем, разделяющих нас.

- Однако в РПЦ МП создана рабочая группа с целью анализа проблемы папского примата. Можно ли ожидать каких-либо изменений позиции Православной Церкви по этой, порождающей много напряженности, проблеме?

- По вопросу о папском примате не могу сказать вам ничего нового, кроме того, что уже изложено в наших учебниках по догматике. Никаким изменениям данная точка зрения не подвергалась. И, насколько я знаю, Католическая Церковь также не изменила своей позиции по этому вопросу. Существует различное понимание того, что означает первенство в Церкви и что кроется за понятием исторического первенства епископа Рима. Это два разных понятия.

С моей точки зрения, обсуждение этого вопроса преждевременно и было бы ныне ошибочным. Этой темой следует заняться на более поздних этапах. Давайте сначала соберем некое досье согласованных текстов, которого в настоящий момент не существует.

- А та оттепель, о которой Вы, Ваше преосвященство, говорили выше, заметна как-то в отношениях между РПЦ и Католической Церковью на российской земле?

- Улучшаются наши взаимоотношения, хотя еще предстоит разрешить множество проблем. И в России, и в Украине. Поэтому мы заинтересованы в том, чтобы дать новый импульс деятельности нашей совместной рабочей группы, в обязанности которой входит решение текущих проблем, появляющихся в отношениях между нашими Церквами.

- А конкретно какие еще проблемы появляются?

- Мы уже много раз о них говорили.

- Но Ваше Высокопреосвященство утверждает, что наблюдаются позитивные изменения во взаимоотношениях…

- Не слишком-то все меняется. Меняется, может быть, фразеология, но более глубинные проблемы остаются. В Украине существует проблема, связанная с феноменом греко-католической Церкви. В результате перемен, происшедших в Украине, Украинская Православная Церковь Московского патриархата оказалась лишенной своих прав. Мне стыдно об этом говорить, но до сих пор мы не можем получить во Львове даже клочка земли, чтобы построить там наш храм. Мы лишились своих храмов насильственно, нас оттуда попросту выгнали. Сегодня мы просим всего лишь участок земли, чтобы на собственные средства построить храм. Все это провоцирует очень сильную напряженность. До тех пор, пока эти проблемы не будут разрешены, пока обитатели одного города не будут жить между собой в мире, трудно говорить о взаимном единении Церквей. Вот почему мы уделяем столь пристальное внимание решению локальных проблем.

Еще одна проблема, как представляется, - это тот факт, что и поныне отсутствует общее понимание миссии Церкви в современном мире. Мы глубоко убеждены, что необходимо идти по следа апостола Павла, говорившего, что не надо благословлять благословленное. Мы с огромной симпатией относимся к душпастырской деятельности Католической Церкви, но необходимо также уважать и существующие принципы.

Со стороны Православной Церкви отсутствует какая-либо миссионерская стратегия в странах, где католики составляют большинство. Мы не идем там ни в школы, ни в университеты, не создаем сиротских приютов. Считаем, что этим должна заниматься местная Католическая Церковь. Это сфера ее ответственности. Мы никогда не приедем в Польшу, чтобы организовать там монастырь, в котором монахини создадут сиротский приют.

К сожалению, в России все происходит с точностью до наоборот. У нас есть католические монастыри и католические монахи, точнее монахини, занимающиеся тем, чем мы никогда не будем заниматься в Польше. Поэтому необходимо прийти к согласию в понимании миссии, в том, может ли иметь место католическая миссионерская стратегия на территории России?

- Но ведь такая стратегияв России направлена на представителей народов, традиционно исповедующих католицизм - немцев, поляков, литовцев , белорусов и т.п.

- Если бы так было, как вы говорите, проблемы бы не существовало.

- В таком случае, по Вашему мнению, в какой форме должна существовать Католическая Церковь в России?

- Католическая Церковь в России должна заниматься душпастырской работой среди своих верующих. Точно так же,как делает в других странах РПЦ. Да, фактом является то, что в СССР католики были лишены душпастырского попечения, здесь не было ни епископов, ни духовных семинарий. Впрочем, это было проблемой и для нас. Открою вам один секрет. Такие православные епископы, как, например, митрополит Никодим, выступали перед советскими властями в защиту живущих в СССР католиков. Они утверждали, что католики также должны иметь свои приходы, духовные семинарии, епископа. При этом мы, те, которые старались защитить права католиков, были убеждены, что деятельность Католической Церкви в России направлена на ее традиционных верующих. Хотя по-разному бывает. Например, в Германии есть небольшая группа православных, среди которых не только этнические русские. Также и в России могут быть русские, которые выбрали католицизм. Это вопрос личного выбора, вопрос религиозной свободы. Но такие случаи редки. Я вообще-то не понимаю, как можно переходить из православия в католицизм, либо из католицизма в православие. Это вызывает серьезные сомнения экклезиологического характера. Хотя и понимаю, что подобное может происходить.

Однако самым важным является то, чтобы не было миссионерской стратегии одной Церкви по отношению к другой, включение в нее организационных и финансовых структур.

- А существует ли возможность сотрудничества между православной и католической Церквами, например, здесь, в Москве. Если да, то в каких сферах?

- Cэтой целью и была создана специальная православно-католическая комиссия, но, пока что ее деятельность не дала особых результатов. Хотелось бы, чтобы она работала более динамично. Встречаясь в Москве с новым католическим архиепископом Паоло Пецци, я сказал ему, что моим пожеланием будет, чтобы эта группа работала более интенсивно. Он со мной согласился. Надеюсь, что так и будет.

- Прошло 16 лет с момента распада СССР. Это было время интенсивной деятельности Православной Церкви. На каком этапе находится эта деятельность?

- Прошедший период я бы назвал первым этапом. Была создана, прежде всего, инфраструктура нашей Церкви, душпастырская структура, необходимая для выполнения широкой миссии. Построены новые храмы, восстановлены разрушенные святыни, открыто сотни монастырей. Сегодня в РПЦ  их около семисот. Создана система богословского образования, включая православные университеты целая сеть религиозных СМИ. Все, о чем я говорю, представляет собой определенный механизм, инструментарий, если хотите.

А теперь возникает вопрос. Что в результате всего этого должно появиться? Сдается мне, что здесь есть над чем поразмыслить не только нам, но и Католической Церкви. По моему суждению, в результате миссии Церкви современный человек должен понять, что христианской мотивацией следует руководствоваться не только в личной и семейной, но также и общественной жизни. Если это произойдет, то в России уменьшится преступность, повысится рождаемость, улучшится экологическая ситуация, а также количество правонарушений в экономической сфере. Когда усилится реальное влияние учения Церкви и христианских идей на сознание и образ жизни современного человека, то в России произойдут существенные перемены.

Все,что было создано в последние годы, сегодня требуется наполнить углубленным содержанием.То, что существует, до конца нас не может удовлетворить. Факт, что мы смогли привлечь к Церкви огромное количество людей. По статистике к Православной Церкви принадлежит 80% от совместной численности населения России и Украины. В самой России принадлежащими к Православной Церкви признает себя 54% населения. Это высокий показатель.

- А каков уровень практической религиозности?

- Все зависит от региона, но в среднем до 10% населения. Об этих людях можно сказать, что они практикующие православные. Остальные же не приходят в церковь каждое воскресенье, но точно делают это как минимум два раза в году по большим праздникам. Они также крестят детей, венчаются, по-христиански хоронят родителей, а когда в их жизни наступает кризисный момент, идут к священнику. Такова статистика. Однако она нас не может удовлетворить. Хотим, чтобы было иначе.

- Как складываются взаимоотношения Церкви с Российским государством?

- Они складываются хорошо. Во-первых, работает система диалога Церкви и государства. Церковь иногда занимает позицию, отличную от позиции властей. Однако мы не отождествляем себя с какой либо оппозиционной силой, равно как и с правящей партией. Полагаю, что Церковь должна иметь надполитический характер, стоять вне любой политической борьбы. Церковь должна быть свободна - это необходимо для того, чтобы быть голосом народной совести. Поэтому, не включаясь непосредственно в политический процесс, Церковь оставляет за собой право моральной и духовной оценки политических программ. Причем, не только политических, но также и экономических.

Наиболее беспокоящей проблемой сегодня в экономической сфере стало преодоление огромного разрыва между богатыми и бедными в России, сложившегося за последние годы. Сигналы об этом наша Церковь подает властям и всему обществу. Год назад мы выступили с принципиальным заявлением по этому вопросу, которое было воспринято всем народом. В этом заявлении мы предложили конкретные шаги, которые надлежит сделать в сфере налоговой политики, чтобы уменьшить такие противоречия. Иногда с нами соглашаются, иногда нет. И это нормальное явление для светского государства.

Но главным все же является диалог Церкви и государства, хотя, хочу еще раз это подтвердить, - Россия является светским государством.

Еще один существенный момент. Помимо православных, в России живут также мусульмане (их более 10 млн), а также представители иных исповеданий, что также имеет большое значение для Православной Церкви. Государство должно поддерживать между ними определенный баланс, и мы относимся к этому с пониманием. Но при этом отстаиваем свою позицию в том, что являемся Церковью большинства, Церковью, создавшую духовную и культурную традицию народа.

При этом мы готовы сотрудничать с другими исповеданиями, я считаю это очень важным для российского общества. Поэтому мы инициировали создание Межрелигиозного Совета России, в состав которого входят представители традиционных российских религий. Также существует и Межконфессиональный консультативный комитет, в состав которого входят христианские конфессии. Этот комитет долгое время не работал, прежде всего, из-за напряженности, появившейся в отношениях между католической и православной Церквами. Пришло время реанимировать деятельность этого органа для того, чтобы сформировать общехристианскую платформу для диалога, сделать возможным обсуждение проблемных вопросов.

- История польско-российских отношений не всегда складывалась легко. Что могут сделать для польско-российского единения три Церкви: РПЦ МП, Римо-католическая Церковь и Автокефальная Православная Церковь в Польше?

- Церкви могут сделать очень многое. Не следует на первое место ставить политику. Нужно четко сказать нашим народам, что политики приходят и уходят, правительства приходят и уходят, а народы и Церкви остаются и живут вместе.

Нужно сделать все, чтобы жить как добрые соседи, а может быть, настанет время, когда станем жить как братья во Христе. Нужно работать в этом направлении. В России нет неприязни к Польше и полякам, хотя история наших отношений была трудной. Некоторые аспекты польско-российских отношений вызывают беспокойство, но надеемся, что с Божией помощью эти трудности будут преодолены.

- Дойдет ли дело до встречи Патриарха Алексия II и Святейшего Отца Бенедикта XVI? Если таковая возможна, то при каких условиях?

- Конечно же, она возможна. Мы с самого начала говорили, что она возможна, более того, мы желаем встречи Папы и Патриарха. Важно, чтобы подобная встреча помогла нам перевернуть трудные страницы нашей истории и открыть в ней новую главу.

Для этого следует, в первую очередь, преодолеть трудности, возникающие на местном уровне. Не в том смысле, конечно, чтобы везде и сразу решить все местные проблемы.

Необходимо найти согласие по фундаментальным вопросам, что поможет выстроить отношения в тех регионах, где нет конфликтов. Речь идет, прежде всего, о проблеме унии, о различных моментах, связанных с Греко-католической Церковью, а также о понимании миссии.

На мой взгляд, сегодня имеется возможность развития диалога по всем этим темам. А если результатом такой работы станет встреча Папы и Патриарха Московского, это станет очень важным событием в истории христианского мира.

- А что конкретно, по мнению Вашего Преосвященства, следует сделать с униатской Церковью? Ведь Греко-католическая Церковь продолжает существовать, и дополнительным подтверждением этому стали факты мученичества множества его членов. Что мы, как католики, должны сделать, чтобы православная сторона не выдвигала этот вопрос в качестве проблемного?

- Греко-католическая Церковь существует и должна существовать. Никого не надо трогать, никому не надо мешать. Конечно, в прошлом были такие попытки, но ныне так поступать не следует. Но важно также, чтобы Греко-католическая Церковь признала факт, что Православная Церковь на Украине существует и не следует ее ослаблять. Я имею в виду положение в Галиции.

Также важно, чтобы Греко-католическая Церковь признала, что она возникла как сугубо локальное явление на западе Украины под влиянием определенной ситуации и что местом ее душпастырской деятельности является именно этот регион. Поэтому мы с горечью восприняли новость о перенесении кафедры греко-католического предстоятеля в Киев. Это был демонстративный акт, а мы против подобных демонстраций. Нужно начать спокойный и разумный диалог с целью решения конкретных существующих проблем. Безусловно, это должно происходить в привязке с признанием прав и созданием для православных верующих западной Украины возможностей проводить богослужения.

- Иоанн Павел II мечтал приехать в Россию. Как Вы думаете, есть ли шанс, что еще при нашей жизни Римский Папа приедет в Москву, чтобы встретиться с верующими своей Церкви?

- Хотелось бы ответить вам искренне. Я знаю, что Папа Иоанн Павел II, которого я глубоко уважал, думал об этом. Я два раза с ним по этому поводу встречался и описал всю сложность этой ситуации. Мы беседовали с ним в целом около пяти часов. Были у нас и неформальные встрече не только в папской библиотеке, но также и в покоях понтифика, вместе трапезничали. Разговаривали на разные темы. У меня сохранились очень хорошие воспоминания об этих встречах.

Думаю, что главная проблема заключалась в том, что Иоанн Павел II активно настаивал на своем визите. Но в то время ни Россия, ни Российская Церковь, при всем уважении к Папе, не были готовы к такому визиту. Папский визит не мог проходить в атмосфере протестов, антипапских демонстраций или кончиться расколом внутри самой Православной Церкви. Значительные группы православных верующих были категорически против такого визита. А если бы Святейший Патриарх принял Папу в Москве, это наверняка бы привело к внутренним разделениям в Православной Церкви. Повторюсь, мы никак не могли допустить таких разделений при всем уважении к Папе. И тот факт, что нынешний понтифик изъял из своих планов приезд в Россию, сильно облегчает возобновление диалога и способствует его развитию.

- Спасибо за беседу.

"КАI", 8 ноября 2007 г.

Перевод с польского "Портала-Credo.Ru"


    В сюжете:

09 сентября 2008, 19:15  
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: "Своевременная смерть" в Ватикане. На вопросы, связанные с обстоятельствами смерти митрополита Никодима (Ротова), ответов даже не искали
09 сентября 2008, 16:00  
Митрополит Никодим был гениальным человеком, считает протоиерей Димитрий Смирнов
09 сентября 2008, 15:47  
АРХИВ: Молитва в Фатиме. Митрополит Никодим имел всепоглощающую любовь к Риму, Папе и Католической Церкви
09 сентября 2008, 12:55  
"СО СВОЕЙ КОЛОКОЛЬНИ" (авторская рубрика протоиерея Михаила Ардова): "Человек Церкви" в голубом переплете. Из "Горестных заметок"
09 сентября 2008, 12:36  
МОНИТОРИНГ СМИ: Митрополит Никодим: глядя из Рима
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования