Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
03 октября 2007, 11:32 Распечатать

РЕПОРТАЖ: Журналист и церковники. В московском Домжуре прошла презентация сборника "Язык ненависти и вражды в публикациях журналиста "МК" Бычкова". Выяснились некоторые сенсационные подробности о "поликонфессиональности" сотрудников ОВЦС


Пресс-конференция "Церковники и журналист: язык ненависти или конструктивная критика?", состоявшаяся 2 октября 2007 года в Центральном доме журналиста в Москве, была посвящена обсуждению публикаций журналиста газеты "Московский комсомолец", доктора исторических наук Сергея Бычкова. Поводом для мероприятия послужил выход в свет посвященного тому же вопросу сборника материалов "Язык ненависти и вражды в публикациях журналиста газеты "Московский комсомолец" Сергея Бычкова", изданной Институтом государственно-конфессиональных отношений (М., 2007) и составленного председателем его правления, доктором юридических наук Игорем Понкиным. Сборник содержит Заявление Российской Древлеправославной Кафолической Церкви старопоморцев-федосеевцев (РДКЦ СПФ), подписанное ее исполнительным секретарем Иваном Миролюбовым, и открытое обращение к главному редактору газеты "Московский комсомолец" Павлу Гусеву президента Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений в России раввина Зиновия Когана с критикой статей С. Бычкова в "МК" на шести страницах. Остальные 212 страниц занимает "Заключение" доктора юридических наук И.В. Понкина о статьях С. Бычкова в газете "Московский комсомолец" и пяти других публикациях.

Игорь Вячеславович принимал участие в пресс-конференции вместе с коллегой по изучению "феномена Бычкова" адвокатом Михаилом Кузнецовым и экспертом от Общественной коллегии по жалобам на прессу Союза журналистов России Виктором Монаховым. Вести же встречу с журналистами на сей раз довелось ответственному редактору журнала "Проблемы развития" Владимиру Семенко. В таком составе хорошо исполненная с точки зрения полиграфии книга и была представлена журналистам, вопреки ожиданиям, не очень многочисленным и занимающимся, в основном, как и С. Бычков, освещением религиозно-общественной тематики.

Во вступлении Владимира Семенко были сразу заданы критерии обсуждения, где предполагалось, как и в сборнике материалов, не исходить из того, соответствуют или не соответствуют действительности факты, указанные в публикациях Бычкова. Ведущий предложил сосредоточить внимание на форме, в которую облекает журналист свои материалы об этих фактах, – на лексическую и семантическую стороны использования им богатого на метафоры русского языка.

Поэтому выступление адвоката Михаила Кузнецова, который начал с воспоминаний о том, как "заместитель председателя ОВЦС протоиерей отец Всеволод Чаплин пригласил меня тогда выступить в его защиту по иску Бычкова о защите чести и достоинства", несколько удивило. Это был вполне последовательный рассказ о том, как проходил судебный процесс по иску Сергея Бычкова к протоиерею Всеволоду Чаплину и как рассматривалась апелляция в Московском городском суде. Причина такого пространного отступления адвоката от темы была объяснима, так как для начала ведущий задал ему наводящий на обсуждение вопрос. А именно: что стало причиной исследования более чем 600 публикаций журналиста на предмет использования им недопустимой лексики? В конце концов, Кузнецов на него все же ответил. Оказывается, эта идея пришла к нему в тот момент, когда Мосгорсуд отказал Бычкову в жалобе на решение районного суда, который счел прозвучавшие в эфире обвинения журналиста Чаплиным в том, что он сумасшедший и стукач, не порочащими честь и достоинство.

Затем адвокат приступил к анализу своих впечатлений от всей этой массы прочитанного газетного материала. Читая статьи С. Бычкова, Михаил Кузнецов пришел к выводу, что в них не наблюдается "внутреннего контроля, нет нравственного контроля и полностью отсутствует самоцензура", и, "будучи талантливым, несомненно талантливым журналистом, который мог бы послужить народу своему и Отечеству, он избрал себе нишу такой полу-шутовской, иногда шутовской, иногда зловредной, недопустимой линии поведения в отношении Русской Православной Церкви. В условиях, когда наш народ терял и теряет многие ценности, которые были им собраны по крупицам за 1000 лет существования России, вот, нападки на эти ценности, нападки на Церковь, где единственно и остался стержень русского народа и других народов, вот это меня покоробило, как верующего человека".

Сравнивая прочитанное со своим внутренним миром, с тем, что его окружает, адвокат пришел к выводу, что "в нашей православной традиции приход конца света определяется тем состоянием людей, когда они начинают не ведать, что они творят. С юридическо-нравственных позиций такое состояние людей бывает в том случае, когда они не имеют морально-нравственных ценностей и идеалов внутри себя. При этом они могут знать о них - об этих идеалах, но эти ценности-идеалы не будут для них действительными, что я и преломляю в отношении Бычкова". Далее адвокат перешел к более глобальным обобщениям, с использованием категорий "всеобщего хаоса" вследствие отсутствия "соотношения морально-нравственных ценностей, при которых можно осознать, что человек натворил". Упомянул, что нападки Бычкова на митрополита Кирилла и других иерархов - это непозволительные действия в отношении сакрального. Потом перешел к традициям и обычаям Древней Руси и этимологическому анализу слов "шут", "шутовской", "смеяхся" и прочих. Затем рассказал немного о том, что не может не руководствоваться высшими мотивами. Закончил же довольно неожиданно свою речь фразой: "Мы боремся за то, чтобы общество отказалось от всего, что связано с этими публикациями", отчего стало понятно, что это снова о статьях Сергея Бычкова. Но осталось так и не расшифрованным, от чего "связанного с этими публикациями" общество должно отказаться - от Бычкова, от "МК", от митрополита Кирилла или все-таки от "голубизны", от воровства и лицемерия и прочего подобного, обличаемого Бычковым, список чего Кузнецов, кстати, огласил со всеми подробностями.

Однако вполне корректное и ясное выступления Игоря Понкина довольно быстро расставило акценты по своим местам. Он обратился непосредственно к "стилистике, лексике и терминологии" журналиста, а также затронул содержательную сторону публикаций Бычкова. Рассказав о том, что экспертная работа над статьями "Московского комсомольца" и сборником стала возможна благодаря заказу адвоката Кузнецова, И. Понкин вполне отчетливо обрисовал процесс самой экспертизы, сделал ряд пояснений, благодаря которым в издании было бы легче сориентироваться. Реферативно, в доступной для всех форме сделал обзор самого издания, а затем резюмировал: "Мы не задаемся целью ответить на вопрос, сколько денег у митрополита Кирилла и верны ли намеки и обвинения, допущенные журналистом. Мы просто исследуем, как и какими средствами доносит он до читателя эту информацию".

При этом ведущий Владимир Семенко заметил, что в адрес журналиста и в самом деле высказывалось немало упреков в излишней резкости и использовании рискованных метафор. В том числе, достаточно интересно и такое обстоятельство, что неофициально с порицанием публикаций журналиста выступили несколько представителей противоборствующих околоцерковных православных группировок, которых осуждение деятельности Бычкова странным образом примирило.

Как отмечено выше, официально недовольство публикациями Бычкова в "Московском комсомольце" выразили представители только двух российских конфессий – от Совета Российской Древлеправославной Кафолической Церкви старопоморцев-федосеевцев его исполнительный секретарь Иван Миролюбов и от Конгресса еврейских религиозных организаций и объединений России (КЕРООР) его президент раввин Зиновий Коган. Любопытно отметить два небезынтересных факта. Во-первых, письма датированы 7 и 29 августа 2007 года соответственно – примерно за месяц до сдачи сборника в печать (20.09.2007) и менее чем за месяц до датировки заключения И. Понкина (09.09.2007). Это невольно наводит на мысль, что оба письма писались на заказ. Во-вторых, И.И. Миролюбов никогда не исповедовал себя старопоморцем-федосеевцем, тем более "казанского" толка (именно этот толк представляет Совет РДКЦ СПФ), а состоял одним из руководителей согласия брачных поморцев (Древлеправославной Поморской Церкви Латвии) – исполняющим обязанности старшего наставника Рижской Гребенщиковской старообрядческой общины. Однако много лет назад Иван Миролюбов порвал со старообрядчеством, присоединился к РПЦ МП, и в настоящее время, получив в Московской патриархии сан священника, является штатным сотрудником ОВЦС МП, секретарем Комиссии по делам старообрядных приходов, и поэтому никак не может быть одновременно ответственным секретарем в старообрядческой Церкви. Любопытно было бы выяснить, каким образом о. Иван Миролюбов располагает бланком и, что еще важнее, печатью РДКЦ СПФ, и как относится к этому сам Совет этой Церкви...

Но вернемся к пресс-конференции. Интересен был вопрос, которого коснулся член Общественной коллегии по жалобам на прессу Виктор Монахов. Выразив свою солидарность с инициативой проведения экспертиз по спорным вопросам, касающимся публикаций, он напомнил о нескольких случаях обращения в Коллегию новых религиозных организаций, проблемы которых удавалось разрешать буквально в процессе одного заседания. Поэтому, считает представитель журналистской общественности, проблемы, связанные с публикациями Бычкова, вполне можно было решить, "не стреляя из пушки по воробьям".

Далее участникам пресс-конференции были заданы вопросы, на которые отвечали в основном Игорь Понкин и Михаил Кузнецов. Причем, если реплики последнего неизменно носили эсхатологический характер с оттенком проповеди собственных оригинальных представлений о вере и православии, то ответы Понкина полностью компенсировали недостаток информации по существу. К примеру, на вполне конкретный вопрос о том, можно ли считать оскорблением указание Бычковым на нетрадиционную сексуальную ориентацию иерарха, Кузнецов ответил тирадой, вполне оправдывающей его приверженность к гетеросексуальным убеждениям, которая заканчивалась словами: "Для меня, как в Священном Писании, гомосексуализм - это мерзость!" В то время как Понкин вполне корректно разъяснил на нескольких примерах, что в применении к религиозным деятелям даже самые обыденные вещи могут оказаться оскорблением.

Однако, отвечая на вопрос о том, что стало причиной такого прицельного изучения творчества именно Сергей Бычкова, а не других журналистов, немного "прокололся" и доктор юридических наук. Сообщив журналистам, что на Сергее Бычкове свет клином, конечно же, не сошелся, он не удержался и в качестве аналогичного примера "нападок на православие" указал на своего давнего оппонента Михаила Тульского. Однако отметил, что тому до Бычкова все-таки пока далеко...

Закончилось мероприятие, посвященное "разносу" журналиста "Московского комсомольца", очень неожиданно. Ближе к окончанию пресс-конференции прозвучала реплика еще одного члена Общественной коллегии по жалобам на прессу, эксперта Фонда защиты гласности Юрия Казакова, который сначала поинтересовался, кто из присутствующих может считаться экспертом в области профессиональной журналистской этики, в нарушении которой, в основном, и обвиняется Сергей Бычков? Таковых не оказалось. Затем выразил удивление по поводу того, что в обвинениях в адрес журналиста постоянно звучало сожаление по поводу отсутствия цензуры, а в отношении самого Бычкова – указания на отсутствие у того "самоцензуры". Однако, цензура в Российской Федерации запрещена Конституцией и законом, заметил Казаков, а "самоцензура" для журналиста является бесспорным пороком и признаком непрофессионализма. Само понятие конструктивности критики в данном случае может использоваться очень условно.

Журналист отображает явления окружающего мира и происходящие в нем процессы – общественные, политические, частные проявления в жизни отдельных людей. Он сообщает о том, что видит, и если называет при этом какие-то вещи своими именами, то это может вызывать вопросы далеко не только к нему.

С таким интересным открытием для себя и расходились журналисты после окончания пресс-конференции. Снова вспоминая, как одним из ее участников было досадливо замечено, что когда Бычков говорит, что почти все члены Синода РПЦ МП "нетрадиционной ориентации", то он посягает на саму Церковь. Равно как и о том, что теперь информация из сборника, содержащего квинтэссенцию всех публикаций Бычкова за 13 лет и изданного скромным тиражом в 400 экземпляров, при помощи многомиллионных тиражей изданий, откуда прибыли участники мероприятия, станет известной гораздо шире. Тогда, быть может, в Общественную коллегию по жалобам на прессу или в какое-то иное учреждение и могут посыпаться запросы от граждан и организаций, заинтересовавшихся тем, какие такие вещи этот Бычков отваживается называть своими именами...

И еще. Этот сборник наверняка привлечет внимание и старообрядцев, и руководства ОВЦС МП к, мягко сказать, странному поступку о. Иоанна Миролюбова, пишущего письмо на ворованном бланке чужой Церкви и скрепляющего его печатью, располагать которой на законных основаниях он никак не может.

Михаил Ситников
для "Портала-
Credo.Ru"

Фото "Благовест-инфо"


    В сюжете:

01 ноября 2007, 19:48  
Сторонники Игоря Понкина продолжают оскорблять "Портал-Credo.Ru", пытаясь опровергнуть факт фальсификации
01 ноября 2007, 16:55  
МНЕНИЕ: "Никакого отношения к нашей Церкви И.И. Миролюбов не имеет, я вообще ни с каким Миролюбовым никогда не встречался" - председатель Российского совета РДКЦ (старопоморцев-федосеевцев) старший наставник АЛЕКСАНДР ХРЫЧЕВ
12 октября 2007, 21:07  
СПРАВКА: Игорь Владиславович Понкин, директор региональной общественной организации "Институт государственно-конфессиональных отношений и права"
12 октября 2007, 15:55  
ДОКУМЕНТ: Из доклада Московской Хельсинской Группы: "Свобода убеждений, совести и религии в современной России. О деятельности "Института государственно-конфессиональных отношений и права", руководимого д.ю.н. И. Понкиным
11 октября 2007, 18:00  
ДОКУМЕНТ: Выдержки из сводки информационно-аналитического агентства "Маркетинг и консалтинг" о свободе слова в России
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования