Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
09 ноября 2006, 17:59 Распечатать

РЕПОРТАЖ: Религиозное просвещение ни к чему. Главное – доверять РПЦ МП. В пресс-центре РИА "Новости" православные обсудили перспективу особой роли РПЦ МП в социальной и политической жизни страны


Круглый стол на тему: "Религия в современном российском обществе", который прошел в пресс-центре РИА-Новости 8 ноября 2006 года был посвящен обсуждению доклада руководителя социального отдела Института общественного проектирования (ИОП) Михаила Тарусина. Сам доклад, с которого и началось мероприятие, представлял собой своего рода отчет о социологическом исследовании, предпринятом ИОП, и некоторых выводах, которые озвучил и сам Тарусин, и присутствовавшие на обсуждении представители православия и один мусульманин - сопредседатель информационно-аналитического центра Совета муфтиев России Фарид Асадуллин. Православная сторона была представлена более массово, так как присутствовали заместитель председателя Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) РПЦ МП протоиерей Всеволод Чаплин, главный редактор ИНТЕРНЕТ-портала "Религия и СМИ" Александр Щипков, руководитель пресс-службы Московского Патриархата протоиерей Владимир Вигилянский, ответственный редактор газеты "Церковный вестник" Сергей Чапнин, заместитель декана факультета международной журналистики МГИМО и главный редактор журнала "Фома" Владимир Легойда. Троих же представителей светских кругов - ведущую встречи вице-президента Медиа-Союза и председателя комиссии по информационной политике Общественной палаты Елену Зелинскую, генерального директора консалтинговой группы "Управление PR", Максима Григорьева и уже упомянутого Михаила Тарусина, не имеющих отношения к исламу, буддизму и иудаизму, вероятно, следует считать "группой поддержки" православной стороны. Во всяком случае, кроме, как о православных и - очень условно - мусульманах, ни о каких иных верующих речи на круглом столе не велись

Доклад руководителя социального отдела ИОП был прекрасно подготовленным, и выступление Михаила Тарусина сопровождалось показом слайдов, на которых результаты исследования религиозной картина в России были отображены на восьми цветных диаграммах отличного качества. По сути, докладчику требовалось лишь прокомментировать демонстрацию наглядного пособия, что он и сделал весьма успешно. В соответствии с опросами, который по свидетельству Тарусина охватывали 15 000 россиян, ответы о вероисповедной принадлежности в них, например, предполагали шесть вариантов. От респондентов требовалось сообщить, что они по вероисповеданию православные, либо мусульмане, а четыре остальных категории были сформулированы, как "другое", "в Бога верю, но не исповедую конкретного вероучения", "атеист" и "отвечать отказываюсь". Православные, согласно докладу, составляют в России 61,9%, мусульмане - 6,7%, верят в бога вне РПЦ и мусульманства 14%, верят в иное - 1.2%, не верят вообще 15,1% и отказались отвечать 1,1%. Таким образом, докладчик имел все основания заявить, что "титульной религией" в стране является православие, а мусульмане стоят на втором месте. Правда, в своем выступлении, опубликованном на сайте "Религия и общество" http://www.religare.ru/analytics34494.htm Тарусин называет другой процент верующих мусульман (около 10-15% населения), но в контексте мероприятия, который вскоре станет вполне ясным, такой высокое количество исповедующих ислам могло оказаться несколько не к месту.

Диаграмма об изменении количества верующих в стране за период с 1992 по 2005 год была основана на количестве причащающихся и частоте участия в этом Таинстве. Понятно, что это относилось лишь к православным верующим, число которых увеличилось за указанный промежуток времени с 7% до 18%. В то время, как показатель степени религиозности опрошенных был представлен таким образом: активные верующие - 8,5%, умеренные - 20,8%, пассивные - 21,3% и нейтральные - 45,9%.

Диаграмма сравнительной социальной активности верующих мусульман и православных мужского пола сложилась явно в пользу исповедующих ислам. Если в православии активных женщин 75%, а мужчин - лишь 25%, то в мусульманстве картина почти противоположная - мужчин 60,5%, а женщин 39,5%. Зато, на фоне прочитывающего в среднем по 5 книг в год на человека всего населения, православные заметно выигрывают, потому что осиливают целых 5,6 книги , а мусульмане лишь 4. Кроме того, православные почти в два раза опережают мусульман по проценту поддерживающих партию "Единая Россия" и почти вдвое по спокойному отношению к перспективе обострения межнациональных конфликтов - этого опасаются 6,5% мусульман и только 2.6% православных. При этом, парадокс, но существование угрозы таких конфликтов, они оценивают почти одинаково - мусульмане 50,2% и православные 42,9%.

Не менее интересно определение верующими наиболее актуальных проблем для страны: обнищания населения боятся 24,1% православных и 21,3% мусульман, роста преступности почти одинаково - 20,6% православных и 19% мусульман, а угрозы безработицы - 20,2% мусульман против 13,1 % православных. Одинаково православные и мусульмане одобрили переход России к рынку (по 46%), а также желают своим детям иметь собственный бизнес (53% и 66,3%). Правда, некоторое преимущество мусульман в пожеланиях успехов своим детям, докладчик отнес на счет некоей "торговости" мусульман, оставив за скобками, имел ли он в виду трудолюбие, либо что-то еще.

Диаграмма доверия верующих к социальным институтам практически не отличалась от результатов любых других опросов на эту тему. На первом месте (около 72,8%) высшим авторитетом является президент Путин, на втором - церковь(58,8%), без уточнений - вероятно, РПЦ МП, на третьем - армия (49,8%), на четвертом - правительство РФ (43,8%) и на последнем девятом месте политическим партиям - (19,2%). Таким образом, можно было сделать заключение, что наиболее виновными в существовании российских проблем в ряду перечисленных должны быть самые влиятельные силы, которыми оказались отчего-то в основном "марионеточные" политические партии, а определяющие всю внутреннюю политику президент, его идеологическая опора РПЦ МП и послушное федеральное правительство представляют собой силы, от которых мало, что зависит. Однако, докладчик на эту "прозрачность" внимания не обратил, поэтому за исключением нескольких человек, присутствующие ничего и не заметили.

Далее доклад начал проникать уже в область довольно-таки своеобразного с точки зрения беспристрастной науки прогнозирования. Дело в том, что специалисты социального отдела ИОП обнаружили довольно красноречивую зависимость между увеличением количества открывающихся православных храмов и ростом православных верующих. Согласно линейному прогнозу, представленному на экране, если в 1989 году при 6000 открытых храмов считалось. что верующих в стране около 5 миллионов человек05 году при 12600 храмах уже 9,5 миллионов, то по прогнозам исследователей, ежели к 2015 году довести количество храмов до 25000 единиц, то армия православных вырастет до 24 миллионов человек. Соответственно, в 2025 году, когда РПЦ МП будет обладать 35-40 тысячами культовых зданий, количество верующих увеличится уже до 35 миллионов. Как состыкуется это с замечанием самого же Тарусина в упомянутой публикации на сайте "Религия и общество", что "сегодня вряд ли можно назвать Россию православной страной с канонической точки зрения, но вот считать Россию верующей страной вполне допустимо", не очень понятно. Хотя, если суммировать проценты православных, мусульман, верящих в Бога вне церквей, верящих в иное и отказавшихся отвечать, то получится очень внушительная цифра, которая подтверждает, что абсолютное большинство россиян - 84,9% - и в самом деле во что-то верят.

Результатом осмысления изысканий социологического отдела Института общественного проектирования стал ряд сделанных выводов, особо замечательные из которых достойны цитирования. Во-первых, "советское общество никогда не было атеистическим в подавляющей своей части, однако не было и церковным". Во-вторых, "количество воцерковленных... увеличивается прямо пропорционально увеличению количества действующих храмов, что свидетельствует о возрождении в обществе традиционного догматического вероисповедания". В-третьих, "сегодняшний период общества (так в тексте - МС) характеризуется интенсивным восстановлением традиционной религиозности и можно предположить, что он продолжится в течение ближайших 15-25 лет, при непременном значительном увеличении молебных площадей не менее, чем в три раза (с нынешних 13 тысяч до 40-45 тысяч храмов)". В результате, аналитики ИОП делают вывод, что "следует предположить также, что в этих условиях религиозное мировоззрение будет играть значительно более весомую роль в социальной и политической жизни страны".

После завершения доклада Михаила Тарусина, слово было предоставлено Сергею Чапнину, который сообщил, что он тоже проводил социологические исследования, и заострил внимание на том, что для верующих в России самое важное, "как веруешь, какие богословские концепции лежат в основе такой веры". По его мнению, странность между общепризнанностью высокого авторитета РПЦ МП в обществе и высоким процентом неудовлетворенных деятельностью этой религиозной организации, объясняется "высоким доверием к церкви, которое следует трактовать, как данной в кредит, кредит доверия". Кроме того, главный редактор газеты "Церковный вестник" обратил внимание на то, что "все ценности, которые сегодня пропагандируют СМИ не просто не совпадают, а прямо противоположны тем ценностям, которые исповедуют наши современники. Это катастрофическая ситуация для страны, когда-то, что пропагандируется в СМИ противоположно личным ценностям граждан современной России. В нашем исследовании мы впервые получили социологические данные по этой теме". Заявление Чапнина прозвучало по меньшей мере двусмысленно, потому что, какие бы обоснованные претензии к медиа в лицемерии и ангажированности не предъявлять, но обвинять их в том, что они проповедуют россиянам нанесение вреда самим себе, это абсурд. На что незамедлительно, хотя и с чувством некоторой неловкости за коллегу по "православному лагерю", попыталась достойно отреагировать Елена Зелинская. "Лично для меня, как журналиста с большим опытом и работающего в этой области, - сказала член Общественной палаты, - было холодным душем услышать о таких результатах этого исследования. Потому что и я, и те, кто работает в медиа, мы хорошо представляем, что положение у нас не самое лучшее сейчас в мире. И мы много встречаемся с руководством СМИ, обсуждаем это - как нам уменьшить количество насилия например, как провести черту между эротикой и порнографией. И мы считаем очень важным то, что мы делаем. И вдруг мне такой холодный душ, в смысле, все что мы обсуждаем, это как мертвому припарка, что в целом базовые ценности, на которых мы основываемся, противоречат тем базовым ценностям, которые определяют российское общество. Над этим тоже надо думать, искать корни того, природу, как мы дошли о такой жизни и что с этим делать".

То, что начав отвечать на явное и бестактное "передергивание", вице-президент Медиа-Союза начала за здравие, а кончила за упокой, лишний раз характеризовало все мероприятие, как акцию, сугубо идеологическую, назначение которой была организация "пиара" в плане повышения значимости и влияния самой традиционной православной конфессии страны в общественно-политическом поле. Собственно, это было понятно с самого начала, когда исследования такого широкого и неоднозначного явления, как религиозность россиян, были ограничены лишь православными и мусульманами, демонстративно использованными в качестве своего рода "довеска". И последовавшее через несколько минут краткое выступление Владимира Легойды тоже логично легло в русло запланированного контекста. Главный редактор журнала "Фома" назвал главной причиной проблем российского общества то, что религия к настоящему времени искусственно девальвирована. "В эпоху Просвещения была сформирована такая культурная европейская норма, - сказал Легойда, - которая, хотя и в несколько специфическом виде, но была воспринята и в России. Это норма, согласно которой религия из центра общественной и личной жизни была перемещена на ее периферию. Подчеркиваю, не только общественной, но и личной жизни. Как сказал Сорокин, "по воскресеньям - Бог, в будние дни - фондовая биржа", что противоречит самому понятию религии, как определяющей все человеческое. Глядя на цифры, приведенные в докладе Тарусина, можно сказать, что наряду с нормой, которая нашим обществом была воспринята и которая по сегодняшний день на мой взгляд не умерла, существует мощная тенденция, набирающая силу, при которой религия, во-первых, перемещается с периферии в центр личной жизни, и намечены где-то осторожные, где-то смелее шаги к тому, чтобы религия стала значимым общественным фактором".

Протоиерей Всеволод Чаплин отметил увеличение доли концептуальных материалов религиозного направления в СМИ, что по его мнению немало способствует росту численности воцерковленных. А затем оговорился, что при определении количества верующих, исследователи могут руководствоваться разными критериями. С одой стороны, можно исходить из того, что дома у человека есть иконы, с другой, что он постоянно посещает храм и участвует в совершении таинств, с третьей - от него ожидается знание решений Вселенских соборов и т.д. Именно поэтому. по мнению священника, и имеет место такой разброс в результатах, когда одни говорят о 1.5% православных, а другие о почти 80%. поэтому, верит, по Чаплину, тот, кто "не очень разбирается в религии, но полностью доверяет нашей Церкви". Тем более, что по его мнению "вера в России никогда не была вербальной, а просто верой", когда совершенно безграмотные люди могли быть светочами религиозной культуры. Позже примерно то же самое выразил в своем выступлении и о. Владимир Вигилянский, который заявил, что очень доволен результатами исследования организации Тарусина, потому что всегда испытывает возмущение, когда слышит, что православных в стране всего 1,5 - 2%. Интересен и пример, который привел о. Владимир в качестве иллюстрации того, что принадлежность к Церкви не может измеряться уровнем религиозных знаний. По его мнению, если на одну чашу весов положить всю науку, а на другую - необразованного старца Силуана, то неизвестно еще, какая из них перевесит. Но вопроса о том, как выглядел бы такой "арбитраж", если вместо всей науки положить на первую чашу наследие о. Павла Флоренского, конечно же никто не задал.

Вообще, спекуляции на незнании основ религии светской российской аудитории, в том числе представителей СМИ, для подобного рода форумов дело обычное. Однако, в данном случае, мероприятие было организовано еще и в расчете на обязательность того, чтобы сделать еще один серьезный шаг к формулированию буквальности того, что никакое просвещение россиянам не нужно. Более того, оно вредно и противно "настоящей ценности", которая даже не в вере и не в причастности идее Бога вообще, а в априорном доверии Церкви. Если же еще конкретней, то в абсолютном доверии к религиозной организации РПЦ МП.

Единственным, кто хотя бы как-то выразил несогласие с такой безудержной откровенностью, был муфтий Фарид Асадуллин, который выразил сомнение в корректности результатов исследования социологического отдела Института общественного проектирования. По его мнению, научный метод в данном случае был использован, как употребление "тупой науки" и подтасовок в целях пиара, для дезинформации общества ради формирования нужного общественного мнения.

Таким образом, журналисты получили ценные указания по поводу того, что надо писать, дабы "соответствовать текущему моменту и нуждам внутриполитической ситуации", а находящиеся в теме аналитики - еще один рядовой прецедент в процессе клерикального наступления на светские институты.

Михаил Ситников,
для Портала-Credo.Ru


Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-19 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования