Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
12 апреля 2004, 22:45 Распечатать

МОНИТОРИНГ СМИ: Свидетельствуя о религиозных репрессиях


Некоторые религии пользуются общей любовью, даже со стороны тех, кто не разделяет их доктрины. Свидетели Иеговы не входят в их число. Именно поэтому они представляют отличный тест на приверженность страны религиозной свободе. Решение московского суда от 26 марта, запретившего деятельность Свидетелей в столице, является в перспективе угрозой каждой религии в России, серьезно воспринимающей свои убеждения.

Свидетели Иеговы называют себя христианами, однако отрицают основные христианские доктрины - такие, как Троица. Они неоднократно предсказывали, что мир идет к концу. Они убеждают своих членов отказаться от чтения религиозных и даже нерелигиозных писаний, кроме исходящих от собственной веры, и подвергают их сильному давлению, чтобы включить в персональную миссионерскую работу. Несколько лет назад, используя собственные данные Свидетелей, я вычислил, что каждый из их активных членов в России отдает миссионерскому служению в среднем 216 часов в год. Я заключил также, что деноминации требуется 1878 часов миссионерской работы для того, чтобы добиться хотя бы одного обращения в веру, что противоречит распространяемому их оппонентами истеричному образу "зомби", клонирующих себя путем массового промывания мозгов.

Тем не менее, Свидетели Иеговы совершенно легальны в каждой стране, соответствующей минимальным стандартам религиозной свободы. Даже Франция - на пике своего "запугивания культами" четыре года тому назад - вынесла судебное постановление, что Свидетели не являются "угрозой общественному порядку" и могут вследствие этого иметь налоговые льготы.

Недавнее постановление московского суда является значительным по трем причинам. Во-первых, оно выходит за рамки прежних репрессивных мер вроде отказа религиозной организации в официальной регистрации. Без регистрации религиозная структура не имеет корпоративного права арендовать здания или издавать религиозную литературу, однако она по-прежнему может проводить регулярные, публично объявляемые богослужения в домах своих членов. Однако Свидетели Иеговы могут вскоре стать первой национальной религиозной организацией, одна из местных ветвей которой будет явно "запрещена" по условиям закона 1997 года, который восстановил контроль государства над религиозной жизнью. Постановление суда не будет иметь законного действия, пока не принято решение по жалобе Свидетелей, однако их шансы выиграть дело по апелляции отнюдь не выглядят хорошими.

Этот запрет отрицает право Свидетелей на любую форму коллективной религиозной деятельности - такую, как открытые молитвенные служения даже в частных домах. Он также вдохнет новую жизнь в закон 1997 года, который, несмотря на его жесткие условия, на практике был большей частью мертвым. Если этот закон войдет в действие во всей силе, любая религиозная организация, основанная позже, чем в середине 1980-х - когда Россия еще была под тоталитарным атеистическим правлением - потеряет большую часть своих законных прав. Это будет равнозначно подавлению любой газеты или политической партии, основанной с рассветом гласности.

Вторая ключевая составляющая этого судебного постановления состоит в том, что доводы прокуратуры могут быть использованы против почти любой религии. Хотя подробная оценка судьи не ожидается ранее середины апреля, офис прокурора в Северном административном округе Москвы привел в пользу запрета то, что Свидетели Иеговы разжигают межрелигиозный конфликт. Как свидетельство этого, муниципальные прокуроры отмечали, что публикации Свидетелей утверждают, что их религия истинна, а другие ложны, а также, что Свидетели требуют от своих членов принимать участие в столь многих действиях, "что не остается времени для исполнения семейных обязанностей, полезного труда, семейного общения, совместного отдыха и самосовершенствования".

Можно легко вообразить себе, как атеистические власти могут использовать такой прецедент против других верующих. Любая христианская организация, заявляющая, что является единственным подлинным наследником ранней Церкви - как это обычно делали почти все, и как по-прежнему делает Православная церковь - может быть обвинена в разжигании религиозной розни. Истина, возглашаемая религиозными верующими в отличие оттого, что говорят последователи секулярных идеологий, будет нелегальной. Подобно этому, православная монашеская жизнь не долго выживет при том советского типа подходе, что религиозная деятельность не соответствует "полезному труду" или "самосовершенствованию".

Такие доводы еще нескоро будут использоваться против православных, поскольку значительное большинство этнических русских по-прежнему считают себя православными, однако всякое большинство переменчиво. Только 3-4 процента россиян серьезно практикуют православие - в течение нескольких поколений они могут обнаружить, что настолько же изолированы, как серьезные лютеране в Швеции, однако без легальных гарантий религиозной свободы.

В-третьих, это дело иллюстрирует тактику "разделяй и властвуй" светских властей. Влиятельный раввин Берл Лазар сделал весьма уклончивый комментарий насчет того, "что касается совершенного исповедания веры, то есть отношений личности с Всемогущим, не может быть и не должно быть никаких ограничений свободы. Но что касается отношений между людьми, закон может и должен сказать свое слово". Большинство других лидеров основных религий в России также не смогли заступиться за Свидетелей Иеговы, сделав еще более вероятным, что, когда наступит их очередь столкнуться с репрессиями, никто не выскажется за них.

По иронии, Свидетели также были виновны в избирательном подходе к религиозной свободе. Несколько лет назад я побывал в Иркутске, который имеет искусственно созданную высокую концентрацию Свидетелей, поскольку Сталин выслал их так много в Сибирь. В Иркутске Свидетели является скорее получатели благ, чем жертвами религиозной дискриминации, пользуясь свободным доступом к земле и другими привилегиями, которых нет у старообрядцев и многих протестантов. Они заявили мне, что церковно-государственные отношения великолепны.

Иркутск - это крайний случай. Несколько других регионов нашли золотую середину между этой крайностью и той, что ныне восторжествовала в Москве. Джон Бернс, адвокат Свидетелей Иеговы, сказал мне в интервью 31 марта, что до сего времени "мы на самом деле выиграли большинство местных судебных процессов" - в Татарстане, Липецке, Челябинске, Нижнем Новгороде. Однако он предостерег, что "Москва задает тон всей стране". Он не был настроен оптимистично насчет будущего.

By Lawrence A. Uzzell

The Moscow Times, Monday, Apr. 5, 2004 (перевод Портала-Credo.ru)


    В сюжете:

03 июля 2004, 16:30  
Казаки Георгиевска выступили против проведения в Ставропольском крае конгресса «Свидетелей Иеговы»
03 июля 2004, 14:58  
США озабочены запретом московской религиозной общины "Свидетели Иеговы" в России
24 июня 2004, 19:47  
МОНИТОРИНГ СМИ: Постановление московского суда огорчает религиозные меньшинства. Решение запретить общину Свидетелей Иеговы - свидетельство оживления религиозной нетерпимости в России
21 июня 2004, 23:45  
Атаманский совет Георгиевского отдела Терского казачьего войска выступил с заявлением против Свидетелей Иеговы
18 июня 2004, 18:14  
Конгресс Свидетелей Иеговы в Воронеже собрал более 5 тысяч участников из 5 регионов России
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-21 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования