Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
06 апреля 2018, 15:59 Распечатать

БИБЛИОТЕКА: Виталий Шумило, Светлана Шумило. Страсти Христовы в творчестве митрополита Ростовского Димитрия (Туптало). [история Церкви]


В историю литературы святитель Димитрий (Туптало), или иначе Димитрий Ростовский (1651-1709), вошел как создатель полного собрания житий святых. Это великое произведение, возможно, немного заслонило собою еще один цикл сочинений, который делает творчество Ростовского святителя особенно выдающимся на фоне церковной литературы.

Мы имеем в виду цикл произведений, посвященных Страстям Христовым. К нему относятся проповедь «На страдания Господа нашего Иисуса Христа», несколько молитвенных воспоминаний в разных литературных формах, молитвенное правило для чтения в пятницу и так называемые «Пяточисленные молитвы».

Необходимо отметить, что для восточной христианской традиции, в отличие от западной, до эпохи барокко (XVII-XVIII вв.) не было характерно пристальное внимание к физическим страданиям Христа. Так, мы не найдем практически ни одного поучения или проповеди в древней и средневековой литературе, которые были бы посвящены именно телесным мукам Христовым. В литературе православного Востока скорее можно встретить размышления о значении крестной смерти для существования мира (см. напр., проповеди Ефрема Сирина, Григория Паламы, Кирилла Туровского и др.), о жадности Иуды, о смерти Христовой как жертве и т. п. Даже богослужения Страстной седмицы посвящены более предательству Иуды и почитанию долготерпения Божия, чем сопереживанию телесным страданиям Христа. Единственное богослужение, которое вспоминает поочередно телесные раны, – утреня Великого Пятка, однако, известно, что в православной Церкви есть традиция на этой утрени не произносить проповеди, во-первых, потому, что Его страдания больше всех слов, а во-вторых, чтобы почтить эту боль тишиною. Возможно, эта традиция объясняет факт отсутствия страстных произведений в древней и средневековой литературе. Так или иначе, но существует определенное представление о православном восприятии Страстей Христовых, которое позволило С. Булгакову однажды написать: «Не образ Христа Распятого вошел в душу русского народа и овладел ею…» [1, С. 293].

Однако именно к образу распятого Христа призывает нас проповедь эпохи барокко – вспомним произведения архимандрита Иоаникия Галятовского, игумена Антония Радивиловского, архимандрита Кирилла Транквилиона-Ставровецкого и святителя Димитрия Ростовского, который, по нашему мнению, достиг в освещении этой темы совершенства.

Для произведений святителя Димитрия характерно пристальное внимание к Христовым страданиям, как к душевным, так и телесным. Сопереживание Иисусу является главной идеей указанного цикла сочинений святителя; он как будто сам переживает всю эту боль, представляет себе кровавые раны, посиневшее лицо, дрожащее от слабости и холода тело, пронзенные на Кресте руки и ноги Христа, а более всего – страдания сердца, которое не находит понимания в людях.

«О что я вижу? – восклицает св. Димитрий в одном из произведений страстного цикла, “Плаче на погребеніе Христово”, – Страшное, ужасное виденіе! О что я вижу? Вижу то, чего не видели очи праотцевъ отъ начала вековъ. Кто ведь когда-нибудь виделъ Бога обнаженнаго, избитаго, увенчаннаго терніемъ, напоеннаго оцтомъ съ желчію, израненнаго гвоздями и копьемъ и умершаго? … Вижу пречистое, преблагословенное тело Христа моего… – все окровавленное, все израненное, растерзанное, какъ вретище. Не имеющее целости съ ногъ до головы» [5, С. 149-150].

Трогательны слова св. Димитрия о сердце Спасителя: «Сильно разжено было сердце Христово, разжено же любовію, безмерно горящей къ человеку, а чтобы прохладиться немного отъ этого жара, изволилъ принять внутрь сердца Своего холодное железо, дабы холодный ветеръ прошелъ теплоту сердечную: ребра открылъ, какъ дверь, сердце же, принявъ рану, стало какъ открытое оконце. Поднимись же, северъ, и пріиди, югъ, и по-вейте въ сердце Любителя нашего, сгорающаго смертно отъ безмерной любви къ намъ» [5, С. 151].

Интерес к теме Страстей подтверждается и некоторыми особенностями молитвенной практики св. Димитрия, о которой мы узнаем из его дневника, так называемого «Диариуша»: иногда святитель подолгу лежал в позе креста, вспоминая муки Иисуса и произнося в уме молитву. Как пишет исследователь древнерусской святости иеромонах Иоанн (Кологривов), «Страсти не были для Димитрия, между всем прочим, объектом обычного поклонения. Вся его жизнь протекала и укреплялась под сенью Креста» [1, С. 293]. Вспомним и слова самого святителя Димитрия: «Каждый христианский благочестивый человек есть Церковь Христа Бога нашего. В этой Церкви есть и Крест. Он есть постоянная память про страдания Христовы» [1, С. 294]. К этой памяти и призывают христиан его литературные произведения.

Итак, почему это случилось? В чем причина такой особенности произведений святителя Димитрия?

Вариант ответа на этот вопрос обозначил современный украинский ученый-медиевист архиепископ Игорь (Исиченко): «Атмосфера православной Реформы, культура синтеза восточной патристики и томистского богословия, византийского исихазма и испанской мистики отразились на всем духовном наследии Свт. Димитрия» [2, С. 3]. Итак, источник особенной страстной мистики митрополита Димитрия следует искать в характере той эпохи, в которую он жил и творил. Вспомним и высказывание проф. Д.И. Чижевского о характерных чертах эпохи барокко: «Картины мук Христовых или “умучений” святых никогда еще не достигали такого совершенства, как в это время» [3, С. 42].

Одну из причин этой черты украинского барокко, которую Д.И. Чижевский обозначил как эстетику «за гранью красоты» (ср. название его статьи, посвященной барочной литературе, «Поза межами краси»), исследователь видит в многострадальности эпохи. Это был период бесконечных междоусобных войн, борьбы за независимость украинских земель, когда, по словам летописца Григория Грабьянко, столько людей пало на поле брани, что невозможно было всех похоронить [6, С. 880], и кости оставались лежать непокрытыми на земле на целые столетья. В этот страшный период истории человек был особенно чуток к рассказам о физических страданиях, особенно ярко представлял их себе, и барокко, для которого характерно стремление поразить человека, заставить его вздрогнуть от сильного и глубокого впечатления, оказалось, по словам Д.И. Чижевского, «влюбленным в тему смерти» [7, С. 275]. Погружение в эту тему мы найдем у многих европейских писателей эпох ренессанса и барокко, достаточно вспомнить Данте и его «Божественную коме-дию».

Для предположения, что св. Димитрий мог что-то перенять из католической практики, есть определенные основания: он обучался в Киево-Могилянской академии, для которой была характерна определенная толерантность к другим христианским конфессиям. Ее выпускники владели древнееврейским, греческим и латинским языками и могли свободно читать восточных и западных богословов в оригинале. Читал их и будущий святитель. Что касается восточных писателей, то св. Димитрий в одном из произведений указывает имена тех, кто писал о Крестной смерти Спасителя: «св. Афанасій Великій, св. Евсевій Самосадскій, св. Іоаннъ Златоустый, св. Киприанъ, св. Епифаній Кипрскій, св. Амвросій Медиоланскій, св. Феодоритъ, св. Іеронимъ, св. Иоаннъ Дамаскинъ, св. Леонтій, папа Римскій, св. Iоаннъ Лествичникъ, св. Исидоръ Пелусіотъ и прочіе святые» [5, С. 148]. Известно, что имел святитель и сочинения западных богословов в личной библиотеке, на латинском и польском языках, а следовательно, и они входили в круг его чтения, и их страстные произведения он читал.

Не стоит, однако, забывать, что Киево-Могилянская академия существовала в эпоху острого противостояния православного и католического вероисповеданий, в период напряженной полемики между западными и восточными богословами, в связи с чем можно предположить, что чтение католических авторов было необходимо именно в полемических целях. По крайней мере, представить себе какое-то тяготение к католическому богословию как таковому в тот период, когда именно оно довлело над православием и пыталось вытеснить православие с украинских земель, было бы сложно. Мы в данном случае говорим не о догматическом богословии, с точки зрения которого Могилянские проповедники всегда оставались в русле православной традиции, но о вдруг вспыхнувшем с удивительной силой внимании к страстной теме. Интерес к этой теме вполне мог быть продиктован чтением западных авторов, знанием католического богослужения, вследствие чего, вероятно, появилось естественное желание дать православный взгляд на сострадание распятому Христу, ввести столь важную тему в круг православной проповеди и в православное молитвенное правило.

Итак, эпоха барокко, как и атмосфера Киево-Могилянской академии, могла быть источником определенного настроения, которое подвигло православных проповедников заговорить о Страстях Христовых, раскрыть эту тему. Но, если мы исследуем конкретный текст, или, в нашем случае, цикл сочинений святого Димитрия Ростовского, то было бы интересно найти его литературный источник, то есть другой текст, который повлиял на творчество Димитрия и задал ему определенное направление. Поиски привели нас к двум возможным предположениям.

Первое. Можно предположить, что литературным источником для святителя Димитрия было католическое страстное богослужение, которое несколько отличается от православного. Во время средневековья в католической церкви получила распространение традиция особых страстных богослужений, сосредоточенных на сопереживании Христовым мукам, на отдельном воспоминании каждого эпизода страстных дней, в частности, подсчет того, сколько раз Христос упал, когда нес Крест, и кто отер платком Его лицо… Есть в католической традиции и особенное почитание Христовых ран (можно вспомнить так называемые стигматы) и Христова сердца. В католическом страстном богослужении, в отличие от православия, не только позволяется проповедь на страдания, но даже предусмотрена самим чином богослужения проповедь о каждом из десяти эпизодов Крестного пути (служба Via Crucis). Эта традиция не могла не породить цикла страстных проповедей и поучений, то есть ввести страстную тему в католическую литературу. Даже поверхностный анализ Via Crucis и произведений святителя Димитрия Ростовского позволяет увидеть определенную перекличку содержания и выяснить, что св. Димитрий еще пристальнее, чем католическое богослужение, всматривается в каждый эпизод, стараясь мысленно увидеть все подробности крестной смерти Спасителя.

Возможно, это говорит о личной писательской особенности св. Димитрия, его авторском стиле. Однако авторский стиль всегда свидетельствует об особенности писательского мировосприятия. Мировосприятие св. Димитрия было сформировано не только обучением в академии и духом православной Реформы, но еще и духом народных православных вековых традиций. Тут мы можем найти еще один литературный источник страстных произведений святителя Димитрия, который имеет украинско-белорусское происхождение.

Итак, второе предположение о литературном источнике. Полное название этого произведения – «Сказание о вольном страдании и о тайной вечере Господа нашего Иисуса Христа, како волею своею нашего ради спасения страсть претерпе», но популярна эта книга стала под сокращенным названием «Страсти Христовы». Это интереснейший памятник украинско-белорусской литературы XV в., который представляет собой обработку апокрифичного «Евангелия от Никодима», то есть очень подробное историческое повествование о последних днях Иисуса Христа, написанное с поучительными и молитвенными интонациями. «Страсти Христовы» возникли в эпоху Ренессанса на землях Великого княжества Литовского, когда, в условиях начинающейся экспансии католической культуры, православному читателю было крайне необходимо иметь собственную религиозную литературу в противовес западной. Вероятно, это обусловило быстрое распространение «Страстей», которые уже в конце XVI в. дошли до Московии, а в XVII в. вытеснили собою «Евангелие от Никодима» (столь популярное на Руси еще с XII в. и сохранившееся во множестве рукописных списков). Дошли «Страсти Христовы» и до наших дней в большом количестве экземпляров в составе старообрядческого литературного наследия. Книга «Страсти Христовы» традиционно читалась в дни Страстной седмицы, на что есть указание в самом тексте. Читали ее также после того самого богослужения в Великий Пяток, которое по традиции оставалось без проповеди. То есть «Страсти Христовы» заменили собою проповедь в этот день, и эта тема больше не оставалась в полном молчании.

Те главы «Страстей Христовых», в которых рассказывается о последних мучениях Христа и о страданиях Богородицы, написаны с необыкновенной трогательностью и проникнуты искренним чувством сострадания Спасителю и Его Матери. Подробности, рассказанные в этой книге, отсутствуют в канонических Евангелиях, их писатель мог почерпнуть только из церковного предания о Христе и Богородице, то есть из тех апокрифических произведений, которые не вошли в канон Священного Писания, но сохранились в церковной литературе, в частности, в богослужебных текстах, получив статус Священного Предания (например, «Евангелие от Никодима», «Евангелие от Иакова», известное также как «История Иакова о рождении Марии», «Об успении Марии» и другие). Именно эти умилительные описания были особенно дороги благочестивому читателю и его сострадательному сердцу. Приведем один пример:

«Пречистая же Госпожа Богородица въ той часъ уразуме, яко сыну Ея велие зло содеяся, понеже бо и сердце Ея въ Ней сокрушашеся, еще въ нощи той, егда претерпеваше страсти плотию божественною Сынъ Ея Iсусъ Христосъ отъ беззаконныхъ жидовъ. И вскоре пойде во святый градъ Иеросалимъ, съ женами мvроносицами, и со иными женами, иже съ Нею всегда пребываху. Они же держаше Ю подъ руце, да не како отъ печали оразится о землю и умретъ, и ублажаху Ю умильными словесы» [4, Л. 91].

С популярностью «Страстей» в XVI-XVII вв. можно связывать возникновение на Украине чина Пассии, который стал следующим шагом в раскрытии страстной темы. Пассии (лат. passio – страдание, ц.-сл. страсть) – это четыре, по количеству евангелистов, великопостных богослужения, полностью посвященных страданиям Христа, которые были введены в богослужебный круг митрополитом Петром Могилой и совершались в четыре великопостные пятницы или воскресения. Пассии, хотя и имеют название латинского происхождения, представляют собою сокращение православного богослужения на Великий Пяток. В отличие от пятничной службы, Пассии не содержат долгих чтений, состоят из двух наиболее скорбных и мелодичных страстных гимнов, а главное – обязательно заканчиваются проповедью. Введение Пассий в богослужение при митр. Петре Могиле, как и распространение книги «Страсти Христовы», позволяет говорить о каком-то особенном духе эпохи, особенном интересе к теме страданий и крестной смерти Иисуса Хриcта. Если до Могилы тема Страстей Христовых возникала в великопостном богослужении только на последней неделе поста, то теперь, благодаря Пассиям, – почти на каждой седмице. Чин Пассии не только получил широкое распространение в эпоху барокко, но и сохранился до наших дней.

На наш взгляд, глубокую заинтересованность темою Христовых страданий правильнее связывать не с определенной толерантностью к католической культуре, и, соответственно, с влиянием западного богословия на восточное, а с предыдущей эпохой второго южнославянского влияния. Культура этой эпохи несла в себе погружение в тему обожения, а, следовательно, и сострадания Сыну Человеческому, что обусловило высокое развитие православного богословия и возникновение новых литературных произведений, новых молитвенных и богослужебных текстов в период позднего Средневековья. Эпоху второго южнославянского влияния некоторые ученые называют православным церковным возрождением, потому что именно в те века, с середины XIV до конца XV, православное богословие достигло своих вершин и, благодаря Святителю Григорию Паламе, осветило одну из важнейших и глубочайших основ православного вероисповедания. Св. Григорий Палама и его последователи развили учение о познании Бога и обожении, то есть стяжании святости, посредством непрестанной безмолвной молитвы Иисусовой, которая освящает человека и делает его подобным Богу по благодати. Это учение о возможности богообщения и совершаемого через него богопознания, получившее на-звание исихазм, не было принято католической культурой, именно оно в XIV в. стало тем вопросом, который навсегда разделил западную и восточную традиции. Период после паламистских споров стал эпохой развития православной культуры, которая, как бы обогатившись новым знанием про богообщение и богопознание, испытала великий подъем, захлестнувший не только Византию и святую гору Афон, но и все славянские страны. Именно в этот период на украинско-белорусских землях возникла книга «Страсти Христовы», отражающая основные стилевые тенденции своей эпохи.

Даниил Туптало, будущий святитель Димитрий, с детства воспитывался в этом духе заинтересованности темой Страстей, ежегодно присутствовал на Пассиях и, вероятно, читал «Страсти Христовы» по традиции на последней седмице поста. Формирование его личности происходило в атмосфере великого почитания Христовых страданий, и это отразилось на его мiровосприятии и аскетической практике. Отразилось это и на художественном стиле св. Димитрия.

Мысль о том, что «Страсти Христовы» являются наиболее вероятным литературным источником страстных сочинений святителя Димитрия, подтверждает и сравнительный анализ произведений.

 

«Страсти Христовы»

[Страсти Христовы

1910/1911, Л. 83, об.]

Димитрий Туптало

«Благодарственное воспоминаніе страданій Христовыхъ»

[Димитрий Туптало 1910, С. 144]

 

 

Беззаконнiи же воини жидовскiя начаша бити не милостивно Христа жезлiемъ суковатымъ...

…терновыми розгами остистыми, остроузловатыми бичьми и уздами железными гаковатыми толь неми-лостивно біемь…

 

 

И где пречистое Его тело ударяху, ту отторгашеся святая плоть Его съ кровiю и падаше на землю, яко мало не все тело Его святое отпаде…

раны пертерпелъ еси, яко Божественное тело Твое отъ костей отбiено висяше…

 

 

И аще бы былъ простъ человекъ, то бы и смерть вкусилъ: но понеже бысть вкупе Богъ и человекъ, сего ради преизлишше и сильне страсти терпяше...

Отъ толикихъ ранъ и болезней
умрети по естетству принужденъ былъ еси; но Божество безстрасно пребысть, бытие всей твари даруя.

 

 

И биша по тесному венцу, и отъ острiя терновнаго святую главу Его пронзоша даже домозгу…

По терновомъ венце тростiями и палицами отъ всея крепости уда-ренный, и темъ Твою честную главу и пресвятую глубочайше пронзоша терновыми остiи, отъ нихже остiя въ мозгу Твоемъ унзоша.

 

Такие подробности Христовых мук, как, например, отпадение тела от костей или прохождение тернового венца до мозга не могли быть известны святителю Димитрию из Евангелия, потому что канонические Евангелия ничего не говорят об этом. Но эти эпизоды, как мы видим, достаточно подробно описаны в книге «Страсти Христовы». Приведенная же цитата с размышлениями о возможности смерти после жестоких побоев и неимоверное терпение Христа как Бога показывает, что не только содержание «Страстей» является источником произведений св. Димитрия, но частично и стилистика. Так, в третьем из цитируемых фрагментов четко прослеживается параллелизм синтаксических конструкций: в обоих случаях перед нами сложносочиненное предложение с союзом «но».

Мы демонстрируем лишь небольшую часть сравнительного анализа, но даже в этих цитатах можно увидеть, с одной стороны, ярко выраженную преемственность, а с другой – уже указанную особенность святителя Димитрия Ростовского как писателя: он не удовлетворяется подробностями «Страстей» и делает свои произведения еще более сосредоточенными на страданиях Христа. Например, сравним описания оружия Христовых мук: в «Страстях» это «жезлия суковатыя», у Димитрия – «Терновыя розги остистыя, остроузловатiи бичи и узды железныя». В том же духе выдержан весь «страстной цикл», то есть свт. Димитрий идет еще дальше, чем «Страсти Христовы».

Можно предположить существование следующего процесса введения страстной темы в церковную литературу:

Первый этап – Средневековье – почитание Страстей Христовых тишиною после утрени Великого Пятка.

Второй этап – позднее Средневековье – возникновение обработки «Евангелия от Никодима» – самобытного анонимного произведения «Страсти Христовы». Вместе с этим – появление церковного чтения после службы Великого Пятка в отличие от предыдущего молчания после нее.

Третий этап – Ренессанс – знакомство с западной традицией напряженного внимания к стигматам и крестному пути Спасителя.

Четвертый этап – Барокко – введение митрополитом Петром Могилой чина Пассий, а вместе с тем – возникновение проповеди на тему Страстей Христовых в творчестве разных авторов, в частности Иоаникия Галятовского, Антония Радивиловского и других.

Пятый этап – Барокко – творчество святителя Димитрия Ростовского, в котором тема Страстей и сострадания Христу достигла наивысшего развития.

Мы указываем на знакомство с западной, латинской традицией, но не делаем на ней акцента как на главной причине раз-вития страстной темы. «Страсти Христовы», как мы писали, были написаны в XV в., то есть нельзя сказать, что до Ренессанса, до знакомства с западной традицией, этой заинтересованности не было. Второй и третий этапы, указанные нами, расположены в вольном порядке, какой из них шел первым – еще нужно исследовать. Возможно, если бы не было знакомства с западной традицией, процесс освоения страстной темы в православной литературе продолжался бы еще довольно долго. Не появилось бы насущной необходимости раскрыть эту тему в православной проповеди как можно скорее. Нельзя оставить без внимания и тот факт, что возникновение «Страстей Христовых» как самобытного произведения является следствием эпохи позднего Средневековья с ее расцветом церковной литературы и погруженностью в тему обожения, которое невозможно без сострадания, то есть без темы Христовых Страстей.

Итак, развитие страстной темы в литературе барокко продиктовано не столько какими-то католическими или православными произведениями, сколько самой эпохой, ее стилем мiровосприятия. Это закономерный этап общего развития человеческого мышления, развития мiровой философии, этической и эстетической мысли. Это тема, которая выше разделения католической и православной традиций в литературе, она намного древнее этого разделения, хотя и вспыхнула именно в эпоху наиболее острой полемики между католичеством и православием.

Для православного читателя немаловажно уяснить, что сама тема Христовых страданий, пристальное внимание к телесным мукам Спасителя и молитвенное сосредоточение на них, не является проникновением католической культуры в православную. Доказательством этого служит тот простой факт, что книга «Страсти Христовы», акцентирующая внимание на физических страданиях Богочеловека, получила широчайшее распространение в старообрядческой среде, столь чуткой к любому влиянию извне, к любой не-православной традиции. Более того, именно благодаря старообрядцам и их книжным мастерским это сочинение дошло до нас. В сохранившихся экземплярах можно увидеть большое количество поздних приписок на полях тех страниц, где повествуется об избиении Иисуса, о несении Креста или о плаче Богородицы. Все записи носят скорбный характер и очень трогательны по своему содержанию. Также и застывшие на названных страницах капли воска свидетельствуют о том, что именно эти главы читались и перечитывались с особенным благоговением и сопереживанием. О древности этой традиции свидетельствует и широкое распространение на Руси «Евангелия от Никодима», которое было переведено на славянский язык еще во времена христианизации и имело большое хождение среди русского народа, пока его не вытеснили более подробные по содержанию «Страсти Христовы». Эту, идущую из глубины веков, традицию и унаследовал св. Димитрий, ее и воплотил в своих произведениях, посвященных столь важной теме.

Итак, исследовав вероятные литературные источники страстных произведений Ростовского святителя, характер эпохи и ее влияние на формирование писательской личности св. Димитрия, нарисовав возможные закономерности развития страстной темы в церковной литературе, мы сознательно акцентируем внимание на творчестве святителя Димитрия (Туптало) как на наивысшем этапе развития страстной темы. Именно его произведения навсегда вошли в золотой фонд церковной литературы. Современный читатель редко обращается к проповедям Иоаникия Галятовского, Лазаря Барановича и др. Из-за особенностей барочной стилистики – длины проповеди, чрезмерного количества сложных литературных тропов, академичных аллегорий, витиеватой стилистики – барочная проповедь отошла в прошлое. Этого нельзя сказать о произведениях Димитрия Ростовского, которые и сейчас издаются большими тиражами и пользуются спросом. Итак, именно благодаря святителю Димитрию, его глубокому состраданию Христу и легкой стилистике его текстов, которая помогает донести это сострадание до читателя, страстная тема не осталась какой-то особенной барочной чертой, а стала одной из важных тем церковной литературы, получив свое продолжение и развитие в проповедях и богословских трудах архиепископов Иннокентия (Борисова) Херсонского (1800-1857) и Филарета (Гумилевского) Черниговского (1805-1866), протоиерея Иоанна Сергиева-Кронштадтского (1829-1908), митрополитов Антония (Храповицкого, 1863-1936) и Филарета (Вознесенского, 1903-1985) и других.

Литература:

1. Иоанн (Кологривов), иером. Очерки по истории русской святости. – Siracusa, 1991.

2. Ігор (Ісіченко), архіеп. Завершальна постать Могилянської доби. До 300-річчя упокоєння святителя Димитрія Туптала // Наша віра. – Серпень-вересень, 2009, № 8-9 (256-257).

3. Чижевський Д. І. Поза межами краси (до естетики барокової літератури) // Слово многоцінне. Хрестоматія української літератури, створеної різними мовами в епоху ренесансу та в епоху бароко. – Книга друга. Література ви-сокого бароко (1632-1709 р.). – К., 2006.

4. Страсти Христовы. – М.: Христианская типография при Преображенском богадельном доме, 7419 (1910/1911). – Л. 83, об.

5. Димитрий (Туптало), свят. Творения иже во святых отца нашего св. Димитрия Ростовского. – СПб., 1910.

6. Збірник козацьких літописів. Густинський, Самійла Величка, Грабянки. – Київ, 2006.

7. Чижевський Д. І. Історія української літератури (від початків до доби реалізму). – Нью Йорк, 1956.

Источник: Вера и Жизнь. Чернигов, 2009. №1-2. С. 166-181.

 


Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 
20 апреля 2018, 20:42  
УКРАЇНСЬКА ВЕРСІЯ: «Велика кількість єпархій Московського патріархату перейде до канонічної української православної Церкви». Коментар історика та релігієзнавця щодо автокефалії УПЦ
20 апреля 2018, 18:18  
Последователь Свидетелей Иеговы задержан во Владивостоке
20 апреля 2018, 17:55  
В Ивановской области возбуждено дело об участии в запрещенной в РФ религиозной организации Свидетелей Иеговы
20 апреля 2018, 17:49  
В Константинополе действует комиссия по изучению вопроса о создании единой Украинской Церкви, сообщил спикер Верховной Рады Украины
20 апреля 2018, 17:43  
МОНИТОРИНГ СМИ: Вопреки Кремлю: Киев просит об автокефалии для православной Церкви
Материал содержит иллюстрации20 апреля 2018, 16:51  
В Бурятии пройдут выборы главы буддистов России
20 апреля 2018, 16:33  
МОНИТОРИНГ СМИ: Сделать сверхчеловеческое. Есть ли у Порошенко стратегия создания поместной Церкви
20 апреля 2018, 16:20  
Представитель президента Украины отправился в Стамбул, чтобы передать Патриарху Варфоломею обращения об автокефалии Украинской Церкви
20 апреля 2018, 16:04  
Следственный комитет РФ отрапортовал о "ликвидации ячейки" Свидетелей Иеговы в Заполярье
20 апреля 2018, 14:28  
В день 70-летия Израиля президент ФЕОР выступил против попыток "демонизировать" еврейское государство
20 апреля 2018, 14:16  
Депутаты "Оппозиционного блока" Верховной Рады Украины направили обращение к Патриарху Варфоломею с просьбой не давать автокефалию Украинской Церкви
20 апреля 2018, 13:53  
Бурятский губернатор приехал разбираться в один из районов Республики, главу которого "изгоняли" шаманы
20 апреля 2018, 13:49  
Строительство Крымского моста РПЦ МП намерена увенчать строительством грандиозного храма рядом с ним
20 апреля 2018, 13:45  
МОНИТОРИНГ СМИ: Ядерный удар по РПЦ. Первые комментарии на сообщения об украинской автокефалии
20 апреля 2018, 13:40  
Глава юротдела УПЦ МП подозревает Патриарха Варфоломея в попытке обмануть руководство Украины, говоря при этом о готовности УПЦ МП принять Томос об автокефвлии
20 апреля 2018, 12:57  
МОНИТОРИНГ СМИ: Порошенко и автокефалия: последний бой, он важный самый. В автокефальную Украинскую Церковь может войти до половины приходов нынешней УПЦ МП
Материал содержит иллюстрации20 апреля 2018, 12:37  
Скончался предстоятель Эстонской Церкви Московского патриархата митрополит Корнилий (Якобс)
20 апреля 2018, 12:28  
МОНИТОРИНГ СМИ: Назад в ГУЛАГ? Клирик "меневского" храма в центре Москвы поддерживает создание "народных дружин" для борьбы со свободой слова в Интернете
Материал содержит видео информацию20 апреля 2018, 11:38  
Объединенная Украинская Православная Церковь может стать крупнейшей в православном мире, полагает президент Украины
Материал содержит видео информацию20 апреля 2018, 11:11  
ВИДЕО: Совместная молитва Кирилла (Гундяева) и российских баптистов: будущий Патриарх РПЦ МП читает "Отче наш" с христианами, которые отвергают почитание Божией Матери, святых и икон...
Материал содержит иллюстрации20 апреля 2018, 01:01  
У управляющего Аланской епархией ИПЦ Греции изъяли паспорт Южной Осетии и запретили въезд в Республику
Эксклюзивный материал19 апреля 2018, 23:24  
МЫСЛИ: Александр Зорин. ПРАВОСЛАВНАЯ ПАСХА В ДЮССЕЛЬДОРФЕ. Маленький русско-немецкий опыт «преодоления перегородок»
19 апреля 2018, 23:12  
Адвокаты лидера петербургских саентологов не смогли обжаловать в суде его перевод из «Крестов» в СИЗО № 3
19 апреля 2018, 19:45  
МОНИТОРИНГ СМИ: Парад автокефалий. Войдёт ли Патриарх Варфоломей в историю второй раз. Один с виду маленький, но крайне важный момент встречи Президента с Вселенским патриархом
19 апреля 2018, 16:37  
УКРАЇНСЬКА ВЕРСІЯ: "Константинопольська Церква для нас була, є й буде Церквою-Матір’ю". Виступ президента України у Верховній Раді України щодо звернення до Вселенського Патріарха
Материал содержит иллюстрации19 апреля 2018, 16:17  
МОНИТОРИНГ СМИ: Антитеррористический «удар Яровой» по свободе совести: два года спустя. Итоги применения «пакета Яровой» по данным статистики Верховного суда РФ
19 апреля 2018, 16:04  
Пропагандируемый Московским патриархатом "русский мир" - "опасная политическая ересь", заявил президент Украины, выступая в Верховной Раде
19 апреля 2018, 15:35  
МОНИТОРИНГ СМИ: Неожиданные досрочные перевыборы в Турции и судьбы УПЦ. По мнению Кураева, 10 лет назад только давление Москвы на Стамбул не позволило Константинопольскому патриархату предоставить автокефалию УПЦ
Материал содержит иллюстрации19 апреля 2018, 15:20  
Глава ОВЦС МП уверен, что Константинопольский патриархат никогда не предоставит автокефалию Украинской Церкви
19 апреля 2018, 14:40  
МОНИТОРИНГ СМИ: «Власть опасается влияния извне». Омского раввина снова пытаются депортировать из РФ
Материал содержит иллюстрации19 апреля 2018, 14:10  
Личные вещи семьи императора Николая II представят в новом музее Романовых в Тобольске
Материал содержит иллюстрации19 апреля 2018, 13:35  
Пресс-секретарь Путина выступил против отделения православной Церкви в Украине от Московского патриархата
Материал содержит иллюстрации19 апреля 2018, 12:44  
МОНИТОРИНГ СМИ: "За пряник мы стали рабами". Признания офицера ФСБ. "РПЦ – это почти наш филиал. Назначение на крупные посты согласуется"
19 апреля 2018, 12:10  
Порошенко назвал автокефалию Украинской Церкви вопросом национальной безопасности страны
19 апреля 2018, 11:51  
МОНИТОРИНГ СМИ: Так будет у нас своя автокефальная церковь? Дмитро Горевой оценивает степень реалистичности нынешнего проекта Порошенко и Варфоломея
Материал содержит иллюстрации19 апреля 2018, 09:35  
Мещанский суд назначил "православному активисту" Энтео 100 часов обязательных работ за акцию в защиту "Telegram"
Материал содержит иллюстрации19 апреля 2018, 09:28  
Путь к автокефалии Украинской Церкви обсудили на встрече в Киеве президент Украины и предстоятель УПЦ МП


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования