Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
22 ноября 2017, 20:22 Распечатать

БИБЛИОТЕКА: Проф. Михаил Бабкин. Законопроект Временного Правительства о "легализации" в России Церкви Белокриницкой иерархии. (первая научная публикация документов) [история Церкви]


Аннотация: Вводится в научный оборот законопроект Временного правительства о «легализации» третьей по счёту в России (после Российской и Грузинской) Православной церкви – Древле-Православной Белокриницкой иерархии, с 1988 года ставшей называться Русской православной старообрядческой церковью. Законопроект, датированный 18 октября 1917 года, не был утверждён Временным правительством по причине смены власти 25 числа того же месяца.

***

Законодательные акты Временного правительства, регламентирующие функционирование религиозных организаций, изучены недостаточно: как правило – лишь в общих чертах. Практически не исследованы законопроекты, создававшиеся в различных министерствах Временного правительства и не успевшие стать нормами права. Особенно это касается комплекса постановлений, готовившихся в отношении различных толков старообрядчества.

Старообрядчество возникло во 2-й половине XVII в. как протест против церковных реформ патриарха Никона и царя Алексея Михайловича. При Алексее Михайловиче старообрядцы повергались жестоким казням, ссылкам и заточениям за веру. Царь Пётр I запрещал всякое «оказательство» старообрядцам, рассматривая их как неблагонадёжный для государства элемент. Вплоть до второй четверти XIX в. старообрядцы были более или менее «терпимы». В царствование же Николая I для них вновь началось время гонений: правительство стремилось к полному искоренению старообрядчества. Старообрядцы были ограничены в своих правах: их общества не признавались законом, им воспрещалось приобретать и владеть недвижимым имуществом. В частности, старообрядцам запрещалось приобретать землю в Прибалтийском крае, постройка и ремонт храмов и моленных были запрещены, кресты, колокола и другие внешние отличия старообрядческих молитвенных зданий были удаляемы, колокольный звон – запрещён. Старообрядцы были ограничены в правах при занятии общественных должностей: они не могли записываться в иконописные цехи и купеческие гильдии, не могли получать свидетельств на право обучения детей, были ограничены в получении паспортов, не могли быть награждаемы знаками отличия и проч. Браки старообрядцев, заключённые по их вере, считались недействительными; дети, рождавшиеся от старообрядцев, должны были быть крещены в «господствующей» церкви и уже не считались старообрядцами.

При Александре II и Александре III старообрядцы получили некоторые льготы: в 1874 г. были признаны законными старообрядческие браки, в 1883 г. «раскольники» приобрели некоторую правоспособность. Старообрядцы уже не преследовались за свои мнения о вере, и их наставники могли исполнять для них духовные требы, не опасаясь за это преследования. Тем не менее их богослужение носило домашний, секретный характер, их наставники не признавались духовными лицами, приходы старообрядцев не пользовались никакими правами, проповедь старообрядчества оставалась, как и прежде, запрещённой.

Вплоть до 17 апреля 1905 г. старообрядцы, по законодательству Российской империи, именовались «раскольниками» и приравнивались к сектантам. Их делами ведал Департамент духовных дел иностранных исповеданий, который входил в структуру Министерства внутренних дел. (Департамент духовных дел являлся центральным государственным учреждением для надзора и контроля за неправославными конфессиями и другими религиями, распространёнными на территории России и Царства Польского. К 1917 г. в составе Департамента находилось 7 отделений, из которых 4-е ведало старообрядческими делами.)

17 октября 1906 г. были приняты особые правила, регулирующие деятельность старообрядческих общин. Эти правила предоставляли старообрядцам почти полную автономию в их внутренних делах. Правительство подчиняло своему контролю лишь внешнюю, формальную сторону их жизни [1].

На волне общественно-политических событий февраля-марта 1917 г., в результате которых был свергнут Дом Романовых и к власти пришло внеконфессиональное Временного правительство, возникла необходимость комплексного реформирования системы государственного управления России и, как следствие, государственно-конфессиональных отношений.

В апреле 1917 г. Временным правительством при Министерстве внутренних дел под председательством ординарного профессора Московского университета и Московского коммерческого института, комиссара Временного правительства по делам иностранных и иноверных исповеданий, товарища обер-прокурора Св. Синода С.А. Котляревского были образованы 1) особое Совещание по общим вероисповедным вопросам, 2) специальная Комиссия для пересмотра действующих законоположений о Римско-католической церкви в России и 3) Совещание по старообрядческим делам. В порядке постепенности предположено было образовывать такие же комиссии отдельно и по каждому из остальных инославных (включая особую комиссию по делам сектантства) и иноверных исповеданий [2]. Этим структурам надлежало выработать соответствующие законопроекты. В их состав входили члены Государственной думы и Государственного совета, представители министерств (внутренних дел, военного, юстиции и народного просвещения), религиозных организаций, научных и образовательных учреждений, а также общественности. В некоторых случаях вопросы, касавшиеся инославных и иностранных исповеданий, выносились на рассмотрение Юридического совещания при Временном правительстве [3].

Особое Совещание по общим вероисповедным вопросам разработало законопроект о свободе совести, внесённый Министерством внутренних дел на «уважение» Временного правительства. В основу этого законопроекта положены были начала полной вероисповедной свободы. В частности, узаконивалось вневероисповедное состояние [4].

Комиссия для пересмотра действующих законоположений о Римско-католической церкви в России выработала законопроект об изменении действующих узаконений по делам Римско-католической церкви в России. Его основной идеей было полное освобождение Римско-католической церкви от какой-либо государственной опеки. Католики получали право учреждать епархии, устраивать братства, монашеские ордена, строить костёлы и т.д., лишь информируя об этом гражданские власти. При этом сохранялось содержание католического духовенства за счёт государственной казны. Эти положения распространялось на униатов и на армяно-католиков [5].

Остановимся на рассмотрении деятельности Совещания по старообрядческим делам. В его состав, помимо прочих лиц, были приглашены представители наиболее крупных старообрядческих согласий: Белокриницкого и приемлющих священство «господствующей» церкви (соответственно – поповцы и беглопоповцы), а также поморского и старопоморского (т. е. беспоповцы) [6]. На первое заседание названного Совещания, назначенное на 12 июня 1917 г., из старообрядцев прибыли лишь представители Белокриницкой иерархии во главе с епископом Петроградским и Тверским Геронтием (Лакомкиным). По причине отсутствия соответствующего «кворума» Совещание ограничилось обменом мнениями о положении при новом государственном строе лишь старообрядцев Белокриницкого согласия. Совещание высказалось за предоставление старообрядцам Белокриницкой иерархии права свободно устраивать монастыри и обители в порядке постановления Временного правительства о союзах и обществах от 12 апреля 1917 г. [7]. Было заявлено и о необходимости предоставления старообрядцам широких прав и полной автономии. В основу этого полагался принцип о полной вероисповедной свободе и вытекающем из него равенстве всех религий и культов перед законом.

Проекты, выработанные Совещанием 12 июня, были распространены среди старообрядцев различных согласий и подвергнуты тщательному и всестороннему обсуждению [8].

Следующее заседание Совещания по старообрядческим делам состоялось 7 и 8 августа. На нём присутствовали члены законодательных палат, представители науки и ведомств, а от старообрядцев – старообрядцы Белокриницкой иерархии во главе с архиепископом Московским и всея Руси Мелетием (Картушиным), епископом Нижегородским и Костромским Иннокентием (Усовым) и епископом Петроградским и Тверским Геронтием (Лакомкиным), представители старообрядцев, приемлющих священство «господствующей» церкви, а также представители беспоповцев – поморского и старопоморского согласий. Был поднят вопрос о необходимости издания закона, общего для всех старообрядцев. В нём предполагалось сделать три раздела: 1) Положение о старообрядцах Белокриницкой иерархии, 2) Положение о старообрядцах, приемлющих священство, преходящее от «господствующей» церкви, 3) Положение о старообрядцах, не имеющих или не приемлющих священства. В преамбуле документа должно было звучать, что старообрядчество в своей совокупности есть нечто единое, связанное общим происхождением и сходством религиозно-бытового уклада.

Однако данное положение вызвало решительный протест со стороны беспоповцев. По их мнению, в случае принятия «общего» для всех старообрядцев документа, среди старообрядцев поморского и старопоморского согласий могло возникнуть мнение, будто Временное правительство, помимо их воли и желания, стремится объединить беспоповцев с поповцами. А такое соединение с «иноверными» будет воспринято как «вопиющее насилие» над религиозной совестью. В итоге было высказано требование, чтобы для каждого старообрядческого согласия были выработаны свои законопроекты, регулирующие публично-правовое положение в государстве каждого из названных согласий. Такая точка зрения была поддержана и старообрядцами, приемлющими священство от «господствующей» церкви. В результате работу Совещания на том заседании решено было ограничить выработкой положения о Белокриницкой иерархии. Аналогичного же рода положения о других старообрядческих согласиях предполагалось создать после получения соответствующих предложений и пожеланий от представителей тех согласий [9].

31 августа 1917 г. выработанный Совещанием проект изменения действующего законодательства по делам старообрядцев, приемлющих Белокриницкую иерархию, за № 4429 был представлен Министерством исповеданий [10] Временному правительству [11]. Согласно тому законопроекту, в России фактически узаконивалась третья по счёту Православная церковь (после «господствующей» Российской [12] и Грузинской [13]) – старообрядческая «Древле-Православная церковь, имеющая Белокриницкую иерархию». 3 октября Временное правительство одобрило, в целом, законопроект [14], высказав пожелание, чтобы из него «исключена была статья 48, предусматривающая право названной церкви на получение материальной поддержки из казны» [15]. В результате документ был направлен на доработку в Юридическое совещание [16]. В свою очередь, названная инстанция 18 октября рассмотрела документ, оставив пункт о государственных дотациях в неизменном виде. Законопроект был готов ко второму представлению Временному правительству. В нём констатировалось, что староверы «на общем основании» пользуются полной и неограниченной свободою исповедания и проповеди своей веры, что высшая власть их церковного управления принадлежит Освященному собору, состоящем из епископов, представителей клира и мирян, говорилось о признании государством трёхчинной (т. е. состоящей из епископов, священников и диаконов) старообрядческой Белокриницкой иерархии, констатировалось, что епархиям и приходам предоставляются права юридических лиц, что священно- и церковнослужители как белого, так и монашествующего духовенства «пользуются правами и преимуществами, присвоенными по закону священно- и церковнослужителям всех христианских церквей», и многое другое.

(...)

ПОЛНОСТЬЮ ЧИТАТЬ ЗДЕСЬ...

 

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


    В сюжете:

29 сентября 2017, 13:28  
МОНИТОРИНГ СМИ: Эдвард Радзинский представил моноспектакль «Последняя ночь последнего царя». «Тема этой пьесы - не история расстрела. Это история о прощении, о том, как смертью смерть поправ»
26 сентября 2017, 13:14  
МОНИТОРИНГ СМИ: «Матильда» Алексея Учителя: о чем на самом деле этот фильм? «В столетие революции наш кинематограф молчит. Все чувствуют, что опасно трогать и красных, и белых, и Ленина, и царя: непременно кого-нибудь оскорбишь»
06 сентября 2017, 15:50  
Власти Кирова установили в городе памятник Дзержинскому, возглавившему в 1918 г. красный террор против "буржуев и попов"
05 сентября 2017, 18:03  
МОНИТОРИНГ СМИ: Соборное отсутствие. Ольга Филина — о том, как в РПЦ МП сложилась вертикаль власти (+показательные сравнения с состоянием дореволюционной Церкви)
05 сентября 2017, 14:28  
«Грех клятвопреступления 1613 года народом русским не раскаян!» - в Москве, Петербурге и Екатеринбурге появятся билборды с призывом покаяться за свержение монархии в России в 1917 г. и рекламой фильма "Ложь Матильды"
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-18 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования