Наше Кредо Репортаж Vox populi Форум Сотрудничество Подписка
Сюжеты
Анонсы
Календарь
Библиотека
Портрет
Комментарий дня
Мнение
Мониторинг СМИ
Мысли
Сетевой навигатор
Библиография
English version
Українська версiя



Лента новостей
Лента новостейRSS | Архив новостей ]
13 марта 2017, 13:30 Распечатать

МОНИТОРИНГ СМИ: К вопросу о природе и значении недвижимых имущественных объектов религиозного назначения. "Тема отношений между государс­твом и религиозными объединениями - крайне сложная в правовой науке..."


Материал представляет собой рецензию на научную монографию Р.В. Тупикина «Гражданско-правовое и договорное регулирование имущественных отноше­ний религиозных организаций в зарубежных государствах» (М., 2016).

Ключевые слова: отношения между государством и религиозными организаци­ями, гражданское право, недвижимое имущество религиозного назначения, религи­озная организация, конкордат.

В конце 2016 года увидела свет на­учная монография Р.В. Тупикина «Гражданско-правовое и договорное регулирование имущественных от­ношений религиозных организаций в зарубежных государствах» [5]. Это издание по своему содержанию оказа­лось столь актуальным и значимым на современном этапе развития государс­твенно-конфессиональных отношений, что требует к себе особого внимания. Причины этого кроются не только в уникальности издания, предопределяе­мой как авторским замыслом заложен­ной в основу монографии концепции, так и в обширной эмпирической и нор­мативной основе исследования.

В предисловии к книге «Справки о торговой кредитоспособности: Юри­дическое исследование» Г.Ф. Шершеневич писал, что «правоведение - на­ука живая, предназначенная служить современности, и в основании ее ле­жит убеждение, что ценность права обусловливается соответствием его жизни» [6].

Тема отношений между государс­твом и религиозными объединениями - крайне сложная в правовой науке, что в ее конституционно-правовых аспектах, что в аспектах гражданско-правовых.

Было бы неверно утверждать, что публикаций о разных сторонах отно­шений между государством и религиоз­ными объединениями мало. Таких пуб­ликаций огромное число, и с каждым годом их количество все умножается. Но при этом по конкретным направле­ниям или узким предметным вопросам объективно прочесть почти нечего. На­столько почти все из издаваемого на­писано поверхностно, упрощенно-схематизировано, написано людьми, даже не попытавшимися заглянуть вглубь предмета, понять природу вещей и глу­бинную суть отношений.

Понятно, что не все так плохо, и есть лучики научной мысли в темном царс­тве - работы некоторых авторов, поз­воляющие погрузиться в удивительный мир фундаментального осмысления ин­тереснейших комплексов практических вопросов и проблем, связанных с тем или иным аспектом отношений между государством и религиозными объеди­нениями. Причем на уровне высокой академической науки - в сравнении с общеустоявшимся очень и очень упро­щенным пониманием (по сути - не бо­лее чем на уровне бытового сознания).

Так, фундаментальное осмысление и научное описание природы, универ­сума и особенностей онтологии светс­кого государства, пределов светскости государства представлено в работах И.В. Понкина [3].

И.В. Загребина представила уни­кальную авторскую концепцию интепретации природы и значения государс­твенной религиоведческой экспертизы как механизм обеспечения и охраны конституционной свободы вероиспове­дания, концепцию, обосновывающую выделение конституционно-правового субинститута государственной религи­оведческой экспертизы в рамках конс­титуционно-правового института сво­боды совести [2, с. 27-32].

Совершенно уникальная концепция К.М. Андреева, позволившая охватить обширнейший исследовательский го­ризонт и нормативную природу субинститута религиозной тайны (в настоль­ко удивительно обширной ее дескрип­тивной детализации, что это открывает глаза на предмет даже самому искушен­ному в теме религии и права исследо­вателю) признаваемые государством как подлежащие правовой охране виды религиозной тайны, конституционно-­правовое значение гарантий охраны религиозной тайны в общем объеме гарантий конституционной свободы вероисповедания, пределов признания государством религиозной тайны, со­держания конституционного права на религиозную тайну [1].

Можно также выделить и ори­гинальную работу Е.В. Тихоновой и Н.А. Придворова [4], которые подвер­гают критическому анализу и осмыс­лению современное состояние инсти­тута свободы совести и вероисповеда­ния, выявляют причины негативных тенденций в данной сфере обществен­ных отношений, анализируют законо­дательство, регулирующего данный институт путем сосредоточения вни­мания на наиболее важных и актуаль­ных аспектах свободы совести и веро­исповедания в свете преобразований, произошедших в России.

Подобные и другие работы позво­ляют на высоком экспертном уровне понять означенные выше темы.

В этом же ряду исследуемая в на­стоящей рецензии научная моногра­фия Р.В. Тупикина [5]. Данное издание посвящено исследованию зарубежного опыта нормативного гражданско-пра­вового и договорного регулирования правового положения недвижимых имущественных объектов религиозно­го назначения, особенностей правовой природы таких объектов, места и значе­ния такого рода имущественных отно­шений в общем объеме отношений ре­лигиозных организаций с государством и с иными лицами.

Обычно в рецензиях принято сна­чала хвалить достоинства, затем крити­ковать недостатки рецензируемой мо­нографии. Мы позволим себе сломать эту схему.

Начнем с того, что посмеем ут­верждать: даже если бы Р.В.Тупикин исключил все свои научные выкладки и результирующие научные выводы, и то это было бы совершенно уникальное издание.

Уникальное тем, что в этом издании была представлена подборка извлече­ний из сотни соглашений, заключенных между государствами (в том числе их административно-территориальными единицами) и религиозными органи­зациями - на примере 21 зарубежного государства (Австрия, Андорра, Бра­зилия, Венгрия, Венесуэла, Германия, Доминиканская Республика, Испания, Италия, Колумбия, Латвия, Литва, Перу, Польша, Португалия, Словакия, США, Франция, Хорватия, Черногория, Чехия). А также представлена уникаль­ная подборка извлечений из многих де­сятков зарубежных нормативных пра­вовых актов по теме исследования - по 34 зарубежным государствам (Австра­лия, Австрия, Азербайджан, Армения, Болгария, Босния и Герцеговина, Вели­кобритания, Венгрия, Вьетнам, Греция, Дания, Израиль, Испания, Канада, Лат­вия, Литва, Македония, Мексика, Перу, Польша, Португалия, Румыния, Сер­бия, Словения, Словакия, США, Фин­ляндия, Франция, Хорватия, Чехия, Чили, Швейцария, Эстония, Япония). И это не перепечатки или пересказы, вы- копированные из чужих работ, да еще и в «кривых переводах», как это нередко бывает в работах о зарубежном праве. Проведена огромная поисковая работа. Представленная ссылочная база поз­воляет верифицировать все эти акты и все соответствующие извлечения из них. Автор настоящей рецензии многие десятилетия занимается направлением правового регулирования отношений между государством и религиозны­ми объединениями и имеет основания утверждать, что такого масштабного и скрупулезного собрания референтных теме положений нет и в известных за­рубежных изданиях. То есть и без науч­но-исследовательской концептуальной материи (о чем мы поговорим чуть поз­же) данное издание обладает энцикло­педической ценностью.

Работа Р.В. Тупикина, конечно же, не лишена недостатков, как и всякая воплотившаяся в научной монографии амбициозная (очевидная для случая рецензируемой книги) претензия на то, чтобы сказать хоть какое-то новое слово в науке, на фоне всех, понимаю­щих эту проблему условно «на 5 сан­тиметров в глубину», прокопать ее в научном плане, условно «на километр в глубину».

Несколько разочаровывающим вдумчивого читателя является то, что Р.В. Тупикин ограничил свое исследо­вание исключительно только объекта­ми недвижимого имущества религи­озного назначения. Но в сфере отно­шений по поводу движимого имуще­ства религиозного назначения «зары­то» никак не меньше проблем, нежели в исследуемой автором рецензируемой монографии теоретической и приклад­ной сферах. И этих содержательных моментов в исследуемой монографии явно не достает, хотя, понятно, чисто формально автор был вправе очерчи­вать предметно-объектную область по своему усмотрению.

Еще один недостаток монографии состоит в том, что ее автор так и не су­мел исчерпывающе точно и ясно сфор­мулировать, в чем же исключительная телеологическая (целевая) нагрузка соглашения между государством и ре­лигиозной организацией (конкорда­та) в имущественной сфере. Какие-то интересные мысли о характере допол­нительности такого рода соглашений представлены, но логического заверше­ния они не получили.

Быть может, еще плюсов данной мо­нографии придало бы также и раскры­тие в ней вопросов реституции, остав­шихся полностью за рамками научной концепции Р.В. Тупикина. Это тем бо­лее представляло бы интерес, что давно уже пора подводить итоги реализации Федерального закона от 30 ноября 2010 года № 327-03 «О передаче религиоз­ным организациям имущества рели­гиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности».

Затрагиваемый автором содержа­тельный момент, касающийся конфес­сиональных (религиозных) кладбищ, конфессиональных участков общих кладбищ, сооружений религиозного назначения на таких кладбищах или участках кладбищ, остался без ожидае­мого научного развития, что так же не­сколько обедняет работу.

Отбор Р.В. Тупикиным государств, чьи соглашения в рассматриваемой сфере были им исследованы, так же вызывает вопросы. Если выборка го­сударств Европы и Латинской Амери­ки не рождает сомнений (соглашения Католической церкви), то обращение к опыту Азии (с единственным приме­ром - Японии) не отвечает требованию референтности.

Ну, и на последок отметим, что столь вольное употребление автором слова «конкордат», традиционно упот­ребляемое все-таки применительно к глобальным публично-правовым согла­шениям Римской католической церкви, нам не кажется оправданным, исклю­чая, понятно, те случаи, когда это слово использовано в названии исследуемого соглашения.

Однако же подчеркнем, что все эти замечания нисколько не понижают нашей весьма высокой общей оценки монографии Р.В. Тупикина, по которой мы стараемся сложить свое научное суждение.

Формальности соблюдены, и далее поговорим о научных достоинствах ре­цензируемой монографии, нам это по­казалось гораздо более интересным и важным. Сказанное выше относитель­но объемов выборок положений зару­бежных соглашений и законов тоже относится к числу научных достоинств рецензируемой монографии, но мы да­лее обратимся к оценке научного качес­тва основных выводов работы.

Исследование ценно тем, что вы­полнено на пересечениях практики целеполагания и действия гражданс­ко-правового нормативного регули­рования и целеполагания и действия договорного регулирования имущест­венных отношений религиозных орга­низаций (в части правового положения недвижимых имущественных объектов религиозного назначения). Автор пы­тается осмыслить и показать, каковы взаимодействия этих способов регули­рования, понимая и интерпретируя та­кого рода соглашения как преимущес­твенно гражданско-правовые по своей природе.

Указанные выше соглашения меж­ду государством и религиозными ор­ганизациями и указанные выше зару­бежные нормативные правовые акты были исследованы Р.В. Тупикиным (с позиций гражданско-правовой науки) на предмет наличия в таких докумен­тах и актах положений о правовом по­ложении недвижимых имущественных объектов религиозного назначения, имущественных правах религиозных организаций и имущественных отно­шениях религиозных организаций с государством и иными лицами - в от­ношении недвижимых имущественных объектов религиозного назначения, а равно - насколько такие положения являются детализированными и какой обладают спецификой.

Перед нами интереснейший взгляд на правовую природу и значение иму­щества религиозного назначения, на содержание этого понятия, а также на природу и значение договорного регулирования имущественных отношений религиозных организаций.

В таком масштабе и с такой педан­тичностью эти вопросы исследованы впервые. Хотя актуальность вопроса настолько очевидна, что это вызывает удивление, отчего работа Р.В. Тупики на по этой теме первая и единственная. Да, автор рецензируемой монографии и сам добросовестно указывает множес­тво других авторов, касавшихся этой темы, но в том принципиально вопрос и состоит, что таковые только касались этой темы, должным фундаментальным образом ее не исследовав.

Значительный интерес вызывает авторская классификация объектов не­движимого имущества религиозного назначения. Причем вполне обоснован­но описано существенно большее чис­ло позиций в ней, нежели это принято указывать, а каждой атрибутировано весьма емкое, хотя и краткое детализи­рующее описание.

Резюмируя, повторим уже, в об- щем-то, сказанное выше: монография Р.В. Тупикина с научной точки зрения представляет значительный интерес, привнося немалый вклад в правовую науку, создавая теоретические предпо­сылки для усовершенствования право­применительной практики в указанной сфере.

Литература

1. Андреев К.М. Понятие и особен­ности религиозной тайны в рамках реализации конституционной свободы вероисповедания. М., 2015.

2. Загребина И.В. Государственная религиоведческая экспертиза как ме­ханизм обеспечения и охраны консти­туционной свободы вероисповедания II Нравственные императивы в праве. 2013. №4.

3. Понкин И.В. Современное свет­ское государство: конструктивная светскость. Конституционно-правовое исследование. М., 2006.

4. Придворов Н.А. Тихонова Е.В. Институт свободы совести и свободы вероисповедания в праве современной России. М., 2011.

5. Тупикин Р.В. Гражданско-правовое и договорное регулирование имущест­венных отношений религиозных организаций в зарубежных государствах / Под ред. М.Н. Кузнецова. М., 2016.

6. Шершеневич Г.Ф. Предисловие II Генкин Д.М. Справки о торговой кредито способности: Юридическое исследование. М., 1911.

Анатолий Пчелинцев,

"РЕЛИГИЯ И ПРАВО", 2 марта 2017 г.

Пожалуйста, поддержите "Портал-Credo.Ru"!


    В сюжете:

02 августа 2017, 18:48  
В музее "Исаакиевский собор" началось внеплановое сокращение сотрудников без объяснения причин
01 августа 2017, 20:14  
КОММЕНТАРИЙ ДНЯ: Петрова длань и призрак Исаакия. День ВМФ пиарщики Путина, помимо прочего, использовали для демонстрации «народного типа религиозности» своего босса
24 июля 2017, 13:59  
МОНИТОРИНГ СМИ: Еще один шанс. Не последний. Конституционный суд обнародовал определение, принятое по жалобе на планы Смольного передать РПЦ МП Исаакиевский собор
22 июля 2017, 11:19  
МОНИТОРИНГ СМИ: Конституционный суд поддержал защитников Исаакиевского собора. Депутат ЗС Петербурга, сопротивляющийся передаче Исаакиевского собора РПЦ МП, доволен решением суда
21 июля 2017, 15:33  
Конституционный суд РФ не принял к рассмотрению жалобу на норму закона о передаче имущества религиозным организациям
Ваше
имя:
Ваш
email
Тема:
 
Число:
 
Чтобы оставить отклик, пожалуйста, введите число, нарисованное на картинке.
Текст
 
Материал содержит иллюстрации21 августа 2017, 23:19  
Госсекретарь Святого Престола прибыл в Москву и встретился с председателем ОВЦС МП
21 августа 2017, 15:36  
Житель Кузбасса скончался из-за того, что его проткнула арматура в строящемся храме
Эксклюзивный материал21 августа 2017, 12:30  
ДОКУМЕНТ: О необъяснимом смещении игумена Кирилла (Сахарова). Заявление Союза православных братств
21 августа 2017, 12:24  
Российские активисты утверждают, что собрали миллион подписей за запрет абортов


Заявление Московской Хельсинкской группы и "Портала-Credo.Ru"









 © Портал-Credo.ru 2002-17 Рейтинг@Mail.ru  Rambler's Top100  Яндекс цитирования